<<
>>

§ 4. Тенденции и противоречия социально-экономической жизни во второй половине 1960 - начале 1980-х г.

14 октября 1964 г. на Пленуме ЦК КПСС Н.С.Хрущев был смещен со всех государственных и партийных постов и отправ­лен на пенсию. По существу, его смещение отвечало глубоким интересам и потребностям общества.
Однако сделано это было тайно от народа, без гласного обсуждения и анализа уроков реформ. Главным результатом противоречивого десятилетия стало утверждение в стране более свободной атмосферы, в жизнь вошло поколение людей, не знавших тотального страха.

Официально провозглашенный после октября 1964 г. курс но­вого руководства на дальнейшее развитие социалистической де­мократии, освобождение партии от несвойственных ей хозяйствен­ных функций, на научное руководство обществом был заранее обречен на неудачу. Первый секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев представлял собой полную противоположность Хрущеву своей смелостью, жаждой новизны и перемен. И по характеру, и по интеллекту Брежнев не обладал качествами руководителя вели­кой державы, необходимыми для реализации коренного обнов­ления общества. Брежнев не был теоретиком, глубоко не заду­мывался над стратегией и перспективами развития страны. Для нового лидера была характерна исключительная осторожность при принятии серьезных решений, постоянная потребность выс­лушивать советы. Брежнев оказался у руля Советского государ­ства в результате сложного переплетения политических сил. Многие в руководстве страны рассматривали его как временную фигуру. В стране ощущалась усталость от нововведений Хрущева. Слабость Брежнева как руководителя открывала широкие воз­можности для всевластия партийно-государственной бюрокра­тии. Ее социальный заказ состоял вовсе не в том, чтобы в инте­ресах народа «строго соблюдать ленинские нормы партийной жизни и принципы коллективного руководства», устранить во­люнтаризм и субъективизм, а в обеспечении ей режима наи­большего благоприятствования. Выдвинутый Брежневым лозунг «стабильности» означал отказ от всяких попыток радикального обновления общества.

В руководстве республик и областей, ми­нистерств практически прекратились перемещения. Глубинные причины кризисных явлений продолжали действовать. Выбор

дальнейших путей развития страны происходил в условиях про­тивоборства мнений о верхнем эшелоне власти (одни ориен­тировались на консервацию сложившихся методов руководства, другие предлагали достаточно емкую программу пре­образований).

В конечном счете победил умеренно-консервативный путь, который разделял и Брежнев.

К середине 60-х годов в экономике страны остро ощуща­лась необходимость реформ. В сентябре 1965 г. было принято решение о начале экономической реформы. Была восстановле­на отраслевая система управления промышленностью, пере­строен механизм планирования. Суть предполагавшейся рефор­мы состояла в следующем:

1) сокращение плановых показателей, доводимых до пред­ приятия;

2) создание на предприятии фондов материального сти­ мулирования;

3) введение твердой, независимой от прибыли, платы за используемые предприятиями производственные фонды;

4) финансирование промышленного строительства не пу­ тем выдачи безвозвратных дотаций, а через кредит;

5) недопущение изменения планов без согласования с предприятием.

Активную роль в ее разработке сыграл А.Н.Косыгин, став­ший Председателем Совета Министров СССР. Косыгин по об­разованию был инженером-текстильщиком. При Сталине он сделал очень быструю карьеру от мастера на фабрике до Пред­седателя Совнаркома Российской Федерации. Он имел огром­ный опыт хозяйственной работы и определенные взгляды на развитие экономики. Первые шаги реформы 1965 г. вселяли на­дежды. Ускорился экономический рост. Восьмая пятилетка, со­впавшая по времени с проведением реформы, оказалась по ряду важнейших показателей выполненной. Накопленный опыт показал, однако, что реформу надо ставить на новую, более высокую ступень. Но в ходе ее реализации было внесено много исправлений и дополнений, которые практически свели на нет прежние достижения. Главными причинами, приведшими к неуспеху реформы, явилось нежелание большинства лидеров административно-командной экономики отказаться от привыч­ных методов управления.

Этому способствовало и свертывание робких преобразований в политической сфере. Сказались и не­достатки самой реформы, ее непоследовательность.

20

В начале 70-х свертывание реформы было не так болезнен­но, как в последующие годы. Освоение западно-сибирских ис­точников нефти позволило организовать значительный экспорт ее за рубеж. Приток «нефтедолларов» позволил оттянуть нега­тивные последствия в экономическом развитии. Попытки улуч­шить механизм планирования, стимулирования экономики пред­принимались еще не раз, но были безуспешными. Принцип преимущественно директивного управления оставался нетрону­тым. Проводились лишь частичные перемены или изменения. Важнейшие задачи экономического и социального развития ре­шались практически на экстенсивной основе. Это приводило к искусственному дефициту трудовых ресурсов. Сохранялись пре­жние основы управления, основанные на определенных пока­зателях, что вынуждало предприятия выполнять планы любой ценой. Это лишало потребителей возможности влиять на произ­водство. Эта система лишала производственников как инициа­тивы, так и ответственности за свой труд, для них главной забо­той было выполнение плана. В результате народное хозяйство страны несло большие потери, ежегодно недополучая продук­ции на многие миллиарды рублей. Нарастал дефицит государ­ственного бюджета, увеличивался внешний финансовый долг.

Существующая система отторгала и все начинания, иду­щие снизу. Не смог прижиться бригадный подряд, в основе которого лежало стремление сознательной части рабочих по-хозяйски распорядиться имеющимися ресурсами, установить справедливость в оплате труда, отойти от уравниловки и полу­чить долю самостоятельности. Не получил распространения и щекинский эксперимент, проходивший под девизом: «Мень­ше работников - больше продукции». Производственная бю­рократия предпринимала все возможное для провала экономи­ческих новаций.

Такая же судьба ожидала и все постановления и решения, принимаемые руководством страны одно за другим. Они не выполнялись и не давали ощутимых результатов. Все это свиде­тельствовало о кризисе командно-административной системы.

В этих условиях не дали эффекта и меры советского руко­водства по переводу экономики с экстенсивного на интенсив­ный путь развития на основе развертывания научно-техниче­ской революции. Хотя практически ежегодно принимались постановления партии и правительства о научно-техническом прогрессе, эффективность производства и производительность труда росли очень медленно.

21

Отрицательную роль играла нарастающая милитаризация экономики. Все исследования, не носившие военно-прикладно­го характера, игнорировались. Те же технические разработки, которые появлялись в оборонных исследованиях, засекречива­лись и не находили применения в гражданской промышленнос­ти. Все это тормозило внедрение достижений науки и техники в производство. Освоение новых технологий и изделий затягива­лось на десятилетия, в то время как на Западе на это уходило несколько лет.

Существующая система управления и стимулирования про­изводства подрывала стимулы к высокопроизводительному ка­чественному труду, губительно отражалась и на фундаменталь­ных научных разработках. Над наукой и исследованиями был установлен мелочный контроль. Именно в этот период, в нача­ле 80-х годов, начались подготовительные работы по переброс­ке части стока северных рек в реку Волга, а также поворота сибирских рек в Среднюю Азию и Казахстан.

В рассматриваемый период руководство страны предприни­мало немало усилий и по повышению эффективности сельско­хозяйственного производства. Попыткой разработать эффектив­ную аграрную политику были решения мартовского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС. Важным элементом этой реформы было обоснование необходимости перехода от административных методов управления сельским хозяйством к экономическим, а также широкое внедрение хозрасчета, закладывались основы для преодоления перегибов предшествующих лет относительно «отмирания» личного подсобного хозяйства у крестьян.

Эти меры встретили поддержку крестьянства, значитель­но оживили хозяйственную деятельность советской деревни. Это сказалось на продовольственном снабжении населения. В годы 8-й пятилетки прилавки магазинов имели довольно разнооб­разный набор основных продуктов питания. Но многое, что задумывалось и планировалось, осталось нереализованным. Новые условия хозяйствования не вписывались в прежнюю систему управления сельским хозяйством. Администрирование, некомпетентное вмешательство в дела колхозов, совхозов про­должали действовать. Увеличивался аппарат управления сель­ским хозяйством.

Тяжелое экономическое положение колхозов и совхозов усугублялось несправедливым обменом между городом и де­ревней. Удорожание сельхозтехники, грабеж со стороны де­сятков обслуживающих организаций, значительный разрыв

22

между закупочными и розничными ценами привели к тому, что к началу 80-х годов многие колхозы и совхозы оказались убыточными.

Попытки решить проблемы сельского хозяйства только путем увеличения объема капитальных вложений (за 70-е -начало 80-х годов в аграрно-промышленный комплекс страны было вложено более 500 млрд. рублей) не принесли ожидаемо­го результата. Значительная часть направляемых средств расхо­довалась на строительство дорогостоящих и гигантских комп­лексов, загонялась в «стены» вместо повышения плодородия земель, социального переустройства села и налаживания хра­нения и переработки сельхозпродукции.

Но в деревне продолжались поиски лучшей организации производства, повышения его эффективности. Инициаторами были руководители отдельных хозяйств: И.Н.Худенко, В.П.Бе-локонь, И.Снимщиков и др. Для некоторых из них эти поиски закончились трагически. Худенко, например, обвиненный в получении якобы не заработанных денег, умер в тюрьме.

Недостаточный уровень социального развития села, про­должение политики «неперспективных» деревень влекли за со­бой чрезмерную миграцию крестьянского населения в города, отток трудоспособной рабочей силы из села, что привело к нехватке рабочих рук в деревне.

Все это явилось причиной того, что к началу 80-х годов сельское хозяйство страны оказалось в кризисном состоянии. Страна вынуждена была резко увеличить импорт мяса, масла, зерна, сахара. За 20 лет он возрос в денежном выражении в 10 раз. В середине 80-х годов почти повсеместно было введено нор­мированное снабжение по ряду продуктов питания. Снова по­явились карточки.

Бесхозяйственность и безалаберность резко обострили и экологическую ситуацию в стране. В 104 городах страны загряз­нение воздуха превысило предельно допустимые нормы, что привело к выпадению кислотных дождей, уничтожающих все живое и ухудшающих здоровье людей. Недостатки и противоре­чия в экономике сказывались и на социальном уровне жизни людей. Рост денежных доходов населения продолжал отставать от производства товаров и услуг. Повышение же цен в середине 70-х годов на так называемые «товары промышленного спроса» привело к повышению цен на все товары. В результате этого вначале исчезли товары для детей, а позже - и другие това­ры. В середине 80-х годов в стране наступил товарный голод,

23

приведший к массовому дефициту и многочасовым очередям. В этих условиях стали процветать спекуляция, коррупция, осно­ванная не на трудовом вкладе, а на степени доступа к дефици­ту. Это сказалось и на моральном состоянии общества. У многих традиционные понятия долга, чести исчезли, стали процветать преступность, пьянство и проституция.

Нерешенной осталась жилищная проблема, хотя в 70 -80-е годы было много сделано в плане ее реализации. Но в целом, по сравнению с нищетой конца 30-х годов и послево­енным периодом, в 60 - 80-е годы положение основной части населения страны значительно улучшилось.

<< | >>
Источник: И.О.Змитрович, Г.М.Кривощекий, М.Я.Колоцей и др. Отв. ред. Л.А.Колоцей. Всемирная история новейшего времени: Учеб. пособие: В 2 ч. Ч. 2 - 1945 - начало XXI в. - Гродно: ГрГУ, - 207 с.. 2002

Еще по теме § 4. Тенденции и противоречия социально-экономической жизни во второй половине 1960 - начале 1980-х г.:

  1. § 5. Особенности политической и духовной жизни во второй половине 1960 - начале 1980-х г.
  2. § 1. Общие тенденции экономического и социально-политического развития ведущих индустриальных стран во второй половине XX в.
  3. Германия во второй половине XVI- начале XVII в. Экономический упадок. Усиление крепостничества.
  4. 1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ РУСИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XV в.
  5. XVIII. Страны Запада во второй половине 1940-х -1980-е гг.
  6. 11.2 Социально-экономическое развитие России во второй половине XVIII в.
  7. 11.2 Социально-экономическое развитие России во второй половине XVIII в.
  8. 11.2 Социально-экономическое развитие России во второй половине XVIII в.
  9. XXII. Страны Центральной и Юго-Восточной Европы во второй половине 1940-х – 1980 гг.
  10. § 99. СССР во второй половине 60-х начале 80-х ГГ. ХХ в.
  11. МИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА.
  12. 5. Иран во второй половине XVIII в. и утверждение у власти династии Каджаров. Социально-экономический и политический строй
  13. ТЕМА 22 МИР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ - НАЧАЛЕ XXI в.
  14. 1.4. Социология в Казахстане во второй половине XX и начале XXI века
  15. Соперничество на Балтике во второй половине XVII — начале XVIII в.
  16. ОБЪЯСНЕНИЕ УСКОРЕНИЯ ИНФЛЯЦИИ В 1960-1980 гг.
  17. ОБЪЯСНЕНИЕ УСКОРЕНИЯ ИНФЛЯЦИИ В 1960-1980 гг.
  18. 4.3. Россия в XVII-XVIII вв. 4.3.1. Особенности социально-экономического и политического развития России в середине и второй половине XVII века
  19. Публикации 1960-1980-х годов