<<
>>

16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.

Одна из существенных особенностей функционирования рыночной экономики - циклическая повторяемость экономических явлений. Речь идет в данном случае о циклических кризисах, со­провождавших историю капитализма с начала XIX в. вплоть до настоящего времени. Сегодня ученые-экономисты располагают достаточным массивом материала, чтобы ответить на вопрос о природе этого грозного явления и что представляется наиболее существенным - выработать реко­мендации по его предотвращению.

Экономический кризис 1900-1901 гг.

В XX в. мир вступил в условиях сокрушительного про­мышленного кризиса 1900-1901 гг., который начался почти одновременно в России и США. Пре­жде всего он поразил металлургическую промышленность, а затем химическую, электрическую и строительную отрасли. Вскоре промышленный кризис начала века стал всеобщим, т.е. охватил Англию, Австрию, Бельгию, Германию, Италию, Францию и другие индустриальные страны, при­ведя к разорению массы предприятий и вызвав стремительный рост безработицы. Несмотря на всю тяжесть кризиса по мере его развития все более проявлялись признаки скорого оздоровления: цены на товары все более падали, расширяя спрос, а вместе с этим оживлялся инвестиционный процесс.

Однако уже после Первой мировой войны характер регулярно повторявшихся кризисов ста­новится несколько иным. Это наиболее наглядно продемонстрировал крупнейший за всю историю капитализма мировойэкономический кризис 1929-1933 гг.

Изменение характера кризисов было связано с переходом экономики стран мирового хозяй­ства в целом в режим несовершенного рынка, т.е. рынок как бы утратил былую способность к са­морегуляции.

Формирование государственно-монополистического капитализма. Бурное развитие про­изводства под воздействием НТР рубежа Х1Х-ХХ вв. усилило процесс его концентрации и цен­трализации, процесс образования монополистических объединений. Сращивание промышленного и банковского капитала привело к образованию крупнейших финансовых групп, занявших ключе­вые позиции в основных отраслях хозяйственной жизни. Всемогущие корпорации не замедлили вмешаться во внутреннюю и внешнюю политику своих государств, поставив ее под свой кон­троль. Начался процесс складывания государственно-монополистического капитализма, приоб­ретший особый размах в период Первой и Второй мировых войн.

Монополии как мощнейшие субъекты хозяйства в погоне за прибылью все более активно влияли на сферу ценообразования. Это приводило не только к возникновению серьезных диспро­порций в рамках национального хозяйства отдельных стран, но и усиливало международные эко­номические противоречия. Таким образом экономические кризисы XX в. связаны главным обра­зом не с гипотетическими сбоями в сфере товарного, денежного обращения, а с корыстной поли­тикой монополий. Именно это и определило особенности протекания кризисов, их цикличность, масштабы, глубину, протяженность и последствия. Так, в первой половине XX в. кризисы стано­вятся более частым явлением по сравнению с предыдущим периодом, в то время как стадии ожив­ления и роста - менее продолжительными. До Первой мировой войны были отмечены два значи­тельных кризиса: уже упоминавшийся кризис 1900-1901 гг., кризис 1907 г., атакже предкризисное состояние 1913-1914 гг. В межвоенный период имели место три крупных кризиса общего пере­производства: 1920-1921 гг., 1929-1933 гг., 1937-1938 гг. При этом на стадиях экономических подъемов в 20-30-е гг.

в большинстве стран сохранялись безработица и инфляция, приобретшие постоянный, хронический характер, чего не наблюдалось ранее.

Экономический кризис 1929-1933 гг. Наиболее затяжным, глубоким и всеохватывающим стал кризис 1929-1933 гг., от которого наиболее пострадали США и Германия. Так, промышлен­ное производство в США сократилось за эти годы на 46,2%, в Германии - на 40,2%, во Франции - на 30,9%, в Англии - на 16,2%. Кризис захватил все страны мира, причем показатели падения производства в менее развитых странах зачастую были более глубокими, чем у четверки экономи­ческих лидеров. Например, индекс промышленного производства в Чехословакии снизился на 40%, в Польше - на 45%, в Югославии - на 50% и т.д. Невиданного размаха достигла безработица. Так, только, по официальным данным, в 32 странах число безработных за три года кризиса (1929­1932) увеличилось с 5,9 млн. до 26,4 млн., происходило массовое разорение фермеров и т.д.

Борьба с кризисом, поиски новых методов и форм противодействия ему определили гене­ральную линию политики правительств всех стран. На первых порах антикризисная политика ру­ководствовалась известным либеральным подходом. Однако вскоре стало очевидным, что доктри­на «невмешательства» государства в экономическую жизнь, основанная на концепции рыночного саморегулирования, непригодна в современных условиях.

Варианты выхода из кризиса. В связи с этим с начала 30-х гг. заметно возрастает актив­ность государства в хозяйственной и социальной сферах, ярко проявляется тенденция к развитию государственно-монополистического капитализма. Однако в различных странах степень вмеша­тельства государства определялась особенностями их исторического развития, уровнем и специ­фикой социально-экономических и политических отношений. Тем не менее можно условно выде­лить три главных направления, три варианта, в рамках которых развивался данный феномен. Свое наиболее яркое выражение один из них (либерально-реформистский) получил в антикризисной политике « нового курса « президента Ф. Рузвельта в США; второй (социал-реформистский) - ха­рактерен для Скандинавских стран, Франции; третий (тоталитарный) вариант государственного регулирования наиболее полно был использован в Германии.

Американский вариант опирался в значительной мере на традиции либеральной экономиче­ской доктрины, и потому упор делался на косвенные методы воздействия на хозяйственную и об­щественную сферы жизни. Проведенные Рузвельтом банковская и финансовая реформы послужи­ли исходным пунктом последующих преобразований. С помощью сильной бюджетной и кредит­но-денежной политики государство осуществляло крупные инвестиционные мероприятия, на­правленные на достижение оптимальных темпов экономического роста; устраняло социальную напряженность, финансируя программы помощи безработным, организуя общественные работы и т.п. Политика государственного финансирования дополнялась комплексом правовых актов, уме­лым регулированием налоговой системы, протекционистскими мероприятиями и т.п.

Несмотря на то, что результаты этого направления ощущались не моментально, а лишь по истечении достаточно длительного срока, он оказался весьма приемлемым в обозримой перспек­тиве. Так, к началу Второй мировой войны США практически полностью оправились от последст­вий кризиса, впрочем как и Великобритания, так и ряд стран, применивших политику «нового курса». Следует отметить, что это направление избрали страны с более высоким уровнем эконо­мического развития и прочными демократическими традициями.

Социал-реформистское направление характеризовалось сочетанием усиления регулирующей роли государства и «социализацией» экономики, т.е. переходом отдельных предприятий и отрас­лей хозяйства к государству. Так, в 30-е годы в Швеции, Дании, Норвегии значительно вырос го­сударственный сектор в экономике. Социал-демократические правительства этих стран поставили под контроль государства внешнюю торговлю и вывоз капитала, облегчили условия кредитования производства путем снижения ссудного процента, финансировали капитальное строительство, сельскохозяйственное производство и т. д. Эти мероприятия подкреплялись не менее сильной со­циальной политикой, предусматривавшей существенное улучшение пенсионного обеспечения, создание системы государственного страхования, издание законов по охране материнства и детст­ва, развитие трудового законодательства, наконец, государственное финансирование жилищного строительства.

Аналогичные тенденции в государственном регулировании проявились во Франции и Испа­нии после прихода к власти в них левых антифашистских сил.

Это направление было характерно для стран, где по разным причинам буржуазия не распола­гала широкими возможностями социально-экономического маневрирования и в то же время были сильны позиции левых партий. Следует отметить, что этот вариант также не приводил к момен­тальным положительным результатам. Более того, не во всех странах реформаторам удавалось со­хранить оптимальный баланс в мероприятиях, т.е. удовлетворить потребности различных соци­альных групп граждан, в условиях жестокого кризиса. Это создавало неустойчивость внутриполи­тической обстановки, лишало реформы последовательности, а иногда и прерывало их, как это случилось в Испании и Франции с победой правых сил. Тем не менее направление государствен­но-монополистического капитализма оказалось весьма перспективным, ибо сегодня мы имеем фе­номен «шведского социализма» процветающих стран Скандинавии.

Наконец, иная картина наблюдалась в странах, применивших тоталитарное направление, как Германия. Следует прежде всего отметить, что либерально-реформистская и социал- реформистская модели основывались на системе рыночных отношений, а тоталитарная по суще­ству максимально их устраняла. Этот принципиально иной хозяйственный механизм, характери­зовавшийся сверхцентрализацией, сложился в 30-40-е гг. также в Италии, Японии, Испании (после победы генерала Франко (1892-1975) и некоторых других странах. Все они пытались решить не столько задачу выхода из кризиса, сколько преследовали более дальнюю цель вооруженного пере­дела мира. А точнее - сверхзадача передела мира определяла путь и методы выхода из кризиса.

Главной чертой антикризисной политики таким образом становится тотальная милитариза­ция народного хозяйства. С этой целью фашистские государства широко использовали наряду с косвенными прямые методы вмешательства. Причем последние, как правило, по мере развития государственного вмешательства, становились преобладающими. Достаточно сказать, что в на­званных странах наблюдается постоянное увеличение государственного сектора в экономике. По­мимо предприятий собственно военной промышленности произошло огосударствление сырьевых отраслей, топливно-энергетической базы, транспорта и т.д. Наряду с этим проводилось принуди­тельное картелирование (вхождение отдельных предприятий в состав крупных монопольных объ­единений, тесно связанных с государством). На этой основе постоянно увеличивалась доля госу­дарственного заказа, развивались элементы директивного экономического планирования.

В результате такой политики уже через год в Германии исчезла безработица, от которой про­должали страдать страны, избравшие другие модели государственно-монополистического капита­лизма. Показатели экономического роста, особенно в отраслях тяжелой промышленности, резко пошли вверх. Эта модель дала моментальный положительный эффект, выгодно отличающий ее от остальных моделей. Следует отметить и то, что после окончания кризиса 1929-1933 гг. большин­ство стран, за исключением Германии и Японии, находились в состоянии достаточно продолжи­тельной депрессии, ощущая воздействие возвратных кризисных явлений.

И тем не менее, несмотря на великолепные показатели экономического роста, Германия стояла на грани экономической катастрофы: не следует забывать, что в основе ее процветания ле­жала искусственно раскрученная военная конъюнктура, сворачивание рынка на основе принуди­тельной сверхцентрализации народного хозяйства. Продолжение политики милитаризации нацио­нального хозяйства не только не решало проблему восстановления оптимальных, хозяйственных пропорций, расширения внутреннего и внешнего рынка, оздоровления финансовой системы, гар­монизации социальных отношений и пр., но напротив, загоняло эти проблемы в тупик. Только развязывание внешней агрессии могло отодвинуть неотвратимую экономическую катастрофу. По­этому уже с 1935 г. Германия, другие фашизирующиеся страны все более активно втягиваются в военные конфликты и в конечном счете начинают самую широкомасштабную за всю историю че­ловечества Вторую мировую войну.

Милитаризация фашистских стран вызвала усиление процесса гонки вооружений в мире. В связи с этим в таких странах, как США, Англия, Франция и другие, проявилась перед войной тен­денция к усилению государственно-монополистического капитализма. Однако это не изменило их хозяйственный механизм по типу тоталитарной модели.

В период Второй мировой войны, как уже отмечалось, шло быстрое развитие государствен­но-монополистического капитализма, заметно возросло вмешательство государств в экономиче­скую жизнь. Однако с ее завершением наблюдался обратный процесс, что свидетельствует об экс­траординарности данного явления. Подтверждением этого может быть отказ ряда стран от исполь­зования государственно-монополистического капитализма с централизованным хозяйственным механизмом и возвращение их к рыночной системе. Ее эффективность подтвердилась наличием довольно длительных периодов быстрого экономического роста в этих странах, получивших на­звание немецкого, японского, итальянского «экономического чуда».

<< | >>
Источник: Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. Всемирная история: Учебник для вузов. - М.: Куль- тураи спорт, ЮНИТИ, - 496 с.. 2000

Еще по теме 16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.:

  1. 16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.
  2. 16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.
  3. 1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ РУСИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XV в.
  4. 16.2. Экономические кризисы второй половины XX в.
  5. 16.2. Экономические кризисы второй половины XX в.
  6. 16.2. Экономические кризисы второй половины XX в.
  7. 73. СОЦИАЛЬНО—ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В США В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В
  8. Экономическое развитие Англии и Франции в первой половине XIX в.
  9. 10. Внутренняя политика англичан д в Индии в первой половине XIX в. Экономические факторы колонизации
  10. Политическое и социально-экономическое развитие Англии в первой половине XVIII в.
  11. Начало экономического упадка Польши в конце XVI — первой половине XVII в.
  12. Глава XXI СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
  13. 4.6. Россия в XIX веке4.6.1. Экономическое развитие России в первой половине XIX века
  14. 4.6. Россия в XIX веке 4.6.1. Экономическое развитие России в первой половине XIX века
  15. 3. Политические идеи в России второй половины XIX - первой половины XX в.