<<
>>

Защита прав владельцев ценных бумаг

В гражданско-правовом регулировании оборота ценных бумаг важная роль принадлежит способам защиты прав их владельцев. Ес­ли следовать логике двойственной природы ценных бумаг, которая в той или иной степени признается всеми их исследователями, нель­зя не признать, что ею же предопределяются и способы защиты прав, закрепляемых ценной бумагой[94].

Способы защиты субъективных гражданских прав, закреплен­ные в ГК РФ, обычно сводятся к виндикационному и негаторным ис­кам. Эти способы направлены на восстановление нарушенных вещ­ных прав (права собственности и иные вещные права) в полном объеме и пресечение действий, их нарушающих.

С позиций защиты прав владельцев ценных бумаг для этих объ­ектов всегда найдется достаточно внешних свойств, чтобы идентифи­цировать нужную ценную бумагу из всех других вещей того же рода.

Виндикационный иск не может применяться в отношении бездо­кументарных ценных бумаг, поскольку они не имеют вещной фор­мы выражения. Утрата сертификатов, подтверждающих права по та­ким ценным бумагам, никак не сказывается на правах их владельцев, поскольку решающим условием осуществления по ним прав остают­ся доказательства регистрации данных прав в специальном реестре (п. 2 ст. 142 ГК РФ), а эти сведения всегда можно восстановить, обратившись к реестродержателю. Таким образом, вещно-правовая защита прав владельцев бездокументарных ценных бумаг может осу­ществляться по отношению к держателю реестра. Ими могут быть предъявлены требования о внесении в реестр в качестве владель­ца ценной бумаги, о признании недействительной (аннулировании) записи в реестре ценных бумаг, о внесении изменений в реестр ценных бумаг.

Виндикационный иск в основном может использоваться для защиты прав владельцев именных ценных бумаг, поскольку из всех ценных бумаг только они обладают необходимой и достаточной сте­пенью индивидуализации. Именные ценные бумаги в силу ст. 301, 302, 305 могут быть истребованы от незаконного владельца. Однако, за исключением случаев завладения ценной бумагой лицом, уже зафиксированным в реестре в качестве ее владельца, цель виндика­ционного иска не будет достигнута, если именная ценная бумага истребована буквально как вещь, т.е. путем простого изъятия доку­мента у незаконного владельца и передачи его законному владель­цу. Ведь целью истребования ценной бумаги является возможность дальнейшего осуществления и передачи прав по ней.

По именной ценной бумаге это невозможно без легитимации за­писью в реестре или у депозитария, а по ордерной ценной бумаге — без указания имени уполномоченного лица на соответствующем документе. Поэтому при удовлетворении виндикационного иска в отношении именной ценной бумаги решением суда на держателя реестра (депозитария) должна быть возложена обязанность надле­жащего оформления прав законного владельца бумаги. Держатель рее­стра и депозитарий могут привлекаться к участию в качестве треть­их лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет иска, на стороне ответчика (ст. 38 ГПК РСФСР и ст. 39 АПК РФ).

Для именных ценных бумаг существуют и иные способы вос­становления вещных прав, вытекающие из особенностей правового положения ценных бумаг как объектов гражданских прав. Все имен­ные ценные бумаги имеют подтверждение прав владельца в книгах записей должников.

Так, права владельцев на эмиссионные ценные бумаги документарной формы удостоверяются сертификатами (если сертификаты находятся у владельцев) либо сертификатами и запи­сями по счетам депо в депозитариях (если сертификаты переданы на хранение в депозитарии) — ст. 28 Закона «О рынке ценных бу­маг». Утрата сертификата законным владельцем не влечет для него утраты прав по ценной бумаге. Равным образом незаконный пере­ход сертификата к иному лицу не порождает для такого лица прав по данной ценной бумаге. В соответствии со ст. 29 Закона «О рын­ке ценных бумаг» права, закрепленные эмиссионной ценной бума­гой, переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу. Переход прав, закрепленных именной эмиссионной ценной бумагой, должен сопровождаться уведомлением держателя реестра, или депозитария, или номинального держателя ценных бу­маг. Право на именную документарную ценную бумагу переходит к приобретателю в следующих случаях:

• при учете прав приобретателя на ценные бумаги в системе ведения реестра — с момента передачи ему сертификата цен­ной бумаги после внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя;

• при учете прав приобретателя на ценные бумаги у лица, осу­ществляющего депозитарную деятельность, с депонированием сертификата ценной бумаги у депозитария — с момента вне­сения приходной записи по счету депо приобретателя.

Права по именным документарным эмиссионным ценным бума­гам осуществляются по предъявлении владельцем либо его доверен­ным лицом сертификатов данных ценных бумаг эмитенту. При этом необходимо совпадение имени (наименования) владельца, указан­ного в сертификате, с именем (наименованием) владельца в реестре.

Таким образом, недобросовестный приобретатель именной эмис­сионной документарной ценной бумаги не сможет осуществить по ней каких-либо прав без внесения в нее либо в документы, удосто­веряющие его личность, заведомо ложных сведений. Поскольку под­лог все-таки не исключается, для законного владельца таких бумаг должна быть законом предусмотрена процедура восстановления прав по утраченному сертификату. Эго важно еще и потому, что исходя из буквального смысла ст. 29 Закона для осуществления своих прав по такой ценной бумаге владельцу необходимо предъявить эмитенту ее сертификат[95].

Вместе с тем действующее законодательство такой процедуры не знает. В то же время, даже обладая сертификатом, собственник имен­ных ценных бумаг не гарантирован от появления притязаний треть­их лиц по тем же ценным бумагам. Владеть сертификатом может одно лицо, а значиться в реестре в качестве «зарегистрированного

владельца» (и также владеть сертификатом) — другое. Это возмож­но при использовании подложного передаточного распоряжения, злоупотреблений со стороны реестродержателя и т.д. Здесь сертифи­кат не будет иметь абсолютной доказательной силы. Он может рас­сматриваться судом в качестве одного из доказательств наряду с дру­гими документами, в том числе с реестром владельцев ценных бумаг.

В сложившейся ситуации было бы уместно допустить выдачу дубликатов взамен утерянных сертификатов именных ценных бумаг на основании заявления зарегистрированного владельца. Однако ле­гализация этого правила означала бы окончательное признание то­го, что приоритет при установлении владельца именных ценных бумаг принадлежит информации, содержащейся в реестре.

Законодательная норма о восстановлении именных ценных бумаг существует только для именных облигаций акционерных обществ. Утерянная именная облигация возобновляется обществом за разум­ную плату (ст. 33 «Закона об акционерных обществах»), т.е. зареги­стрированное лицо может получить сертификат на свои ценные бу­маги в любое время и сколько угодно раз. Из правила о безусловном и беспрепятственном восстановлении сертификатов облигаций вы­текает следующий вывод: наличие сертификата облигации не имеет решающего значения для легитимации управомоченного по имен­ной облигации лица. Такая легитимация может достоверно осуще­ствляться и на основе данных реестра облигационеров, а следова­тельно, в сертификате нет необходимости.

Виндикация предъявительских ценных бумаг и ордерных ценных бумаг с бланковым индоссаментом допускается действующим зако­нодательством в исключительных случаях. В частности, п. 3 ст. 302 ГК РФ говорит о том, что деньги, а также ценные бумаги на предъяви­теля не могут быть истребованы у добросовестного приобретателя. И хотя в ней ни слова не говорится об ордерных ценных бумагах, при наличии бланкового индоссамента они подпадают под режим ценных бумаг на предъявителя.

Негаторный иск, в собственном смысле слова, нетипичен для ценных бумаг. Однако вполне уместны и допустимы другие вещ­но-правовые способы, представляющие собой своеобразный синтез виндикационного и негаторного способов защиты. Например, иски о признании права собственности на ценные бумаги, которые могут быть предъявлены в отношении не только документарных ценных бумаг, но и бездокументарных, или иски о восстановлении прав по утраченным документам на предъявителя и ордерным ценным бу­магам, а также требования о признании факта принадлежности пра­воустанавливающих документов.

Обязательственно-правовые способы защиты применяются как в отношениях между управомоченными лицами (владельцами) и долж­никами по ценным бумагам, так и между собственниками (владель­цами) и третьими лицами. В силу публичной достоверности, прису­щей ценным бумагам, действительным и единственным субъектом права по ценной бумаге является только то лицо, которое в законе названо субъектом прав, удостоверенных ценной бумагой (ст. 145 ГК РФ). Никто другой не вправе требовать от должника исполнения. Действующим законодательством риски по ценным бумагам рас­пределены так, что исполнение обязанности по ценной бумаге ли­ца, отвечающего установленным формальным признакам, освобож­дает должника от ответственности, даже если это лицо не имело прав на ценную бумагу. А законный владелец, желая получить, напри­мер, дивиденды, может только предъявить получившему их неза­конному владельцу иск о возврате неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ), а также о возмещении вреда (ст. 1064 ГК РФ), но не как управомоченное ценной бумагой лицо, а по общим прави­лам гражданского права (как лицо, пострадавшее в результате на­рушения его вещных прав).

Действующее гражданское законодательство предусматривает на­ряду с традиционными обязательственно-правовыми способами за­щиты прав владельцев ценных бумаг еще один универсальный спо­соб защиты прав граждан от неправомерных действий эмитентов ценных бумаг. Он закреплен в ст. 835 ГК РФ, которая предусмат­ривает, что, если иное не установлено законом, последствия, сфор­мулированные в п. 2 этой статьи, применяются также в случаях: привлечения денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным; привлечения денежных средств граждан во вклады под векселя или иные ценные бумаги, исключающие получение их дер­жателями вклада по первому требованию и осуществление вкладчи­ком других прав, предусмотренных правилами главы 44 ГК РФ. Пункт 2 данной статьи предусматривает, что вкладчик может по­требовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, определенных в ст. 395 ГК РФ, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков. По нашему мнению, данный способ защиты представляет собой частный слу­чай ничтожной сделки, предусмотренной ст. 169 ГК РФ.

<< | >>
Источник: Жуков Евгений Федорович. Рынок ценных бумаг: учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специальностям / под ред. Е.Ф. Жукова. — 3-є изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ- ДАНА, - 567 с.. 2009

Еще по теме Защита прав владельцев ценных бумаг:

  1. Защита прав владельцев ценных бумаг
  2. § 6.4. ОСОБЫЕ МЕРЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ИНВЕСТОРОВ НА РЫНКЕ ЭМИССИОННЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ
  3. Система ведения реестра владельцев ценных бумаг
  4. Ведение реестра владельцев ценных бумаг.
  5. Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг
  6. Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг
  7. Система ведения реестра владельцев ценных бумаг
  8. Реестр владельцев ценных бумаг
  9. ВЕДЕНИЕ РЕЕСТРА ВЛАДЕЛЬЦЕВ ЦЕННЫХ БУМАГ И ДЕПОЗИТАРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  10. Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг.
  11. Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг
  12. Порядок лицензирования деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг
  13. Реализация прав владельцев жилищных сертификатов
  14. Защита прав и интересов инвесторов в судебном порядке.
  15. 21.2. Спецификация и защита прав собственности
  16. ЗАЩИТА ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ