<<
>>

Регулирование деятельности участников рынка ценных бумаг

Практику регулирования рынка проследим на примере нацио­нального рынка ценных бумаг США.

В США начиная с 1939 г. посредники, действующие исключи­тельно или преимущественно на неорганизованном рынке, объеди­нены в Национальную ассоциацию фондовых дилеров (NASD).

Им­пульсом к объединению послужила Великая депрессия 1929—1933 гг. Массовые разорения брокерских фирм, многочисленные случаи не­добросовестного проведения операций и откровенного мошенниче­ства вызвали серьезную озабоченность как деловых кругов, так и фе­дерального правительства США.

В начале 1930-х годов в рамках серии государственных меро­приятий, направленных на преодоление последствий кризиса и оз­доровление экономики США, был учрежден специальный орган — Национальная администрация восстановления (The National Recovery Administration, NRA), цель которой — стимулировать ключевые от­расли промышленности и финансовый сектор к выработке и при­нятию серии нормативных актов, регулирующих добросовестную конкуренцию.

В результате совместной работы представителей NRA и круп­нейших инвестиционных банков в 1934 г.

в целом была завершена подготовка Кодекса инвестиционных банков и создание комиссии, действующей на основе самоуправления и призванной регулировать осуществление операций на внебиржевом рынке, а также контроли­ровать соблюдение изложенных в Кодексе правил.

В 1938 г. решением Конгресса США (Закон Мэлони) была под­тверждена необходимость и законность образования организации (или организаций) инвестиционных банков для регулирования опе­раций с фондовыми ценностями на неорганизованном рынке. В сле­дующем году представители инвестиционных банков, действовавших на внебиржевом рынке, объединились в NASD. Подтвердив право­мочность положений Кодекса инвестиционных банков, вступившего в силу под названием «Правила добросовестной конкуренции NASD», Закон Мэлони фактически делегировал NASD широкий круг пол­номочий по регулированию внебиржевого рынка.

Основной целью NASD было предотвращение недобросовестной конкуренции, ма­нипулирования ценами и извлечения необоснованно высоких до­ходов, а также защита интересов общества и индивидуальных инве­сторов. В качестве мер против членов Ассоциации, уклоняющихся от исполнения Правил, предусматривались штраф, приостановка членства и исключение из NASD. Приостановка членства в NASD или исключение из организации зачастую означали необходимость для нарушителя менять поле деятельности.

В 1980-е годы были установлены факты торговли конфиденциаль­ной информацией (в основном о предстоящих слияниях и поглоще­ниях) и происшедших противозаконных сделок, в которых использо­валась инсайдерская информация. В эту противоправную деятельность оказались вовлеченными многие известные инвестиционные банки и брокерско-дилерские фирмы.

В результате в 1988 г. Конгресс США был вынужден принять Закон об инсайдерской торговле и мошенничестве с ценными бу­магами, значительно ужесточивший наказания за данный вид эко­номических преступлений. SEC также приняла меры, направленные на предотвращение инсайдерской торговли. Так, должностным лицам корпораций было запрещено в течение шести месяцев перепрода­вать покупаемые ими акции своих компаний.

Предпринятые шаги сыграли большую роль в борьбе правитель­ства с экономическими преступлениями на фондовом рынке, но пол­ностью искоренить махинации не смогли, поскольку доказать факт участия того или иного лица фирмы в инсайдерской торговле чрез­вычайно трудно. Дело в том, что сама по себе покупка акций в пред­дверии ожидаемых слияний и поглощений не является чем-то неза­конным. Во-первых, в финансовых кругах постоянно циркулируют слухи о готовящихся сделках. Во-вторых, профессионалы всегда об­ладают значительными преимуществами по сравнению с рядовыми инвесторами, так как по роду своей деятельности обязаны разби­раться в том, какие компании готовы к слияниям и поглощениям. Таким образом, операции с выгодными ценными бумагами могут базироваться не на утечке конфиденциальной информации, а исклю­чительно на профессиональной интуиции инвестиционных банки­ров, брокеров и дилеров.

Хотя инсайдерские сделки представляют собой лишь один из ви­дов преступлений на рынке ценных бумаг, SEC перенесла акцент своей деятельности именно на их пресечение и запрет. Основная причина такого поворота курса государственного регулирующего органа — политика правительства, направленная на восстановление доверия к фондовому рынку, заметно пошатнувшегося после бир­жевого краха 1987 г., который нанес сокрушительный удар по дер­жателям ценных бумаг. Так, падение курсов акций привело к их обесценению на 500 млрд долл., и инсайдерская торговля грозила потенциальным оттоком огромных масс денежных ресурсов с фондо­вого рынка, так как нарушала один из основополагающих принципов американского законодательства о ценных бумагах, поддерживающий сбалансированность рынка: принцип открытости и доступности ин­формации, необходимой для принятия инвестиционных решений на первичном и вторичном рынках ценных бумаг.

Закон 1933 г. регулирует деятельность инвестиционных банков по розничному размещению новых выпусков ценных бумаг на первич­ном рынке. Он требует от членов эмиссионных синдикатов и участ­ников продающих групп обязательного распространения оконча­тельных вариантов проспектов среди покупателей выпуска. Теоре­тически инвесторы должны получать окончательный вариант про­спекта до покупки ими ценных бумаг, поскольку именно на его основе должны приниматься инвестиционные решения. Однако на практике сделки заключаются в «период ожидания» и, как правило, по телефону, а после наступления «эффективной даты», если кли­енты не передумали, подтверждаются. В подавляющем большинстве случаев покупатели получают окончательный вариант проспекта од­новременно с подтверждением сделки о покупке ими ценных бумаг. Таким образом, по существу, инвесторов информируют о том, что они уже приобрели. Если инвесторы, купившие ценные бумаги, по­несут впоследствии убытки, то они располагают формальным осно­ванием для возбуждения судебных исков против компании-эмитента и инвестиционного банка-андеррайтера.

Закон 1934 г. имеет самое непосредственное отношение к аме­риканским инвестиционным банкам, поскольку банки составляют большинство членов американских фондовых бирж, а также служат основным посредником первичного внебиржевого рынка. Кроме то­го, представители инвестиционных банков широко представлены в советах директоров американских корпораций и на них распро­страняются положения Закона 1934 г., направленные на запрет и пре­дотвращение инсайдерской торговли.

Саморегулирование и самоконтроль, осуществляемые фондовы­ми биржами и профессиональными ассоциациями рынка, распро­страняются на инвестиционные банки, включая их посреднические операции.

Национальная ассоциация дилеров по ценным бумагам (National Association of Securirties Dealers, NaSD) дополняет усилия государст­венных органов, осуществляя свой собственный контроль за пер­вичным размещением публичных эмиссий. Так, ведущие менеджеры гарантийных синдикатов не позднее чем за 15 рабочих дней до ожи­даемого начала продажи выпуска обязаны представить в отдел кор­поративных финансов вышеупомянутой организации копии всех документов, подаваемых компаниями-эмитентами в SEC, а также некоторую другую информацию. Эго правило распространяется на все выпуски, размещение которых проводят фирмы — члены NASDAQ, выступающие в качестве членов гарантийных синдикатов или участ­ников продающих групп. NASDAQ, как и SEC, не дает оценки дос­тоинств регистрируемых выпусков и не комментирует «справедли­вость» предлагаемых инвестиционными банкирами ценовых вилок. Основная цель NASDAQ — проверка соответствия основных поло­жений представляемых на ее рассмотрение соглашений о проведе­нии андеррайтинга по так называемым правилам честной игры. Эти правила, принятые в 1939 г., предусматривают, в частности, установ­ление фирмами — членами NASDAQ «справедливых» расценок на свои услуги. При регистрации андеррайтинговых соглашений в На­циональной ассоциации дилеров по ценным бумагам основное внимание уделяется величине спреда и комиссионных инвестици­онных банков.

При самоконтроле и саморегулировании меры NASDAQ как на первичном, так и на вторичном рынке ценных бумаг, независимо от того, направлены они на профилактику или пресечение уже происшедших злоупотреблений, в большинстве случаев совпадают по своей направленности с мерами государственных регулирующих органов. В 1991 г. в Конгресс США поступил законопроект, наце­ленный на предотвращение злоупотреблений в области «коротких» продаж на фондовых биржах и во внебиржевом обороте, сводив­шийся в основном к расширению перечня информации, представ­ляемой фирмами и лицами, вовлеченными в подобные сделки. Спус­тя полгода инспекторы 1МА5ОА0 ужесточили регулирование этого вида сделок на внебиржевом рынке. Новые правила запретили фир­мам — членам этой ассоциации совершать «короткие» продажи как для себя, так и для своих клиентов по иене, равной или ниже пред­последней зафиксированной на этом рынке цене покупателя. Ана­логичные правила были приняты ранее на Нью-Йоркской фондовой бирже с целью минимизировать негативное влияние на динамику курсов чрезмерно активной игры на понижение. Приведенный при­мер — лишь один из многих, наглядно демонстрирующих взаимо­действие посредников и государственных регулирующих органов. Это объясняется, во-первых, тем, что существуют точки пересече­ния интересов бизнеса и государства (например, взаимная заинтере­сованность в поддержании эффективного функционирования рынка ценных бумаг). Во-вторых, там, где эти интересы сходятся, бизнес предпочитает жесткий контроль и саморегулирование любому, пусть даже самому мягкому вмешательству извне.

Меры ЫА8ОА0 на рынке ценных бумаг, за исключением случаев мошенничества в особо крупных размерах, чреватых серьезными не­гативными последствиями, сводятся, как правило, к достижению так называемых компромиссных договоренностей. Нарушители в лице эмитентов, посредников и инвесторов либо соглашаются уплатить штраф без признания или отрицания вины, либо передают дела на рассмотрение в саморегулируемые организации (биржи и профес­сиональные ассоциации).

Конец 1980-х годов в США и других западных странах характе­ризовался самым глубоким со времен Великой депрессии биржевым кризисом, а также небывалым размахом инсайдерских сделок во­круг поглощаемых компаний. В результате произошли серьезные из­менения в политике как государственных регулирующих инстанций, так и самих представителей участников рынка. Угроза подрыва ста­бильности рынка ценных бумаг заставила саморегулируемые орга­низации рынка объединить усилия с государственными регулирую­щими органами и принять ряд мер, направленных на предотвращение биржевых потрясений.

Усиление государственного регулирования в США в конце _1980-х годов затронуло главным образом вторичный рынок ценных бумаг. На первичном рынке в этот период наблюдалось некоторое ослабление регламентационной деятельности государства, что прояви­лось в упрощении или отмене процедур регистрации новых выпус­ков ценных бумаг для отдельных категорий компаний (главным об­разом мелких и средних). Такая мера была направлена на поддержку малого бизнеса путем облегчения для него процесса привлечения

долгосрочного капитала, а также сокращения его издержек на про­ведение эмиссий ценных бумаг. В начале 1990-х годов SEC продол­жила работу в данном направлении.

Был выдвинут ряд предложений, направленных на расширение доступа малого бизнеса к финансированию путем обращения к рын­ку ценных бумаг, например, увеличить до 1 млн долл. размер эмис­сий, не подлежащих регистрации ни на федеральном уровне, ни на уровне штата, при образовании новых компаний. До февраля 1992 г. вновь созданные компании могли проводить эмиссии в размере до 500 тыс. долл. без какой-либо регистрации, следующие 500 тыс, долл. требовали регистрации в инстанциях штатов, а все последующие эмиссии — в SEC.

Деятельность инвестиционных компаний и инвестиционных кон­сультантов (управляющих компаний) находится под строжайшим контролем со стороны государства как на федеральном уровне, так и на уровне штатов.

В 1996 г. в США был принят закон, регулирующий деятельность инвестиционных компаний и инвестиционных консультантов (The National Securities Markets Improvement Act), упростивший регулиро­вание деятельности инвестиционных компаний, не ставя под угрозу безопасность инвесторов. В целях зашиты вкладчиков SEC и ко­миссиями штатов инвестиционные консультанты, управляющие ак­тивами клиентов в сумме свыше 25 млн долл., и взаимные фонды, действующие в штатах, где нет регулирующих комиссий, должны регистрироваться в SEC, регулирующие комиссии штатов могут предпринимать действия по возбуждению дел против инвестицион­ных консультантов в случае мошенничества.

Новый закон позволил SEC отказывать в регистрации инвести­ционному консультанту, если в последние Шлет он был осужден за любое преступление. Закон обязал SEC обеспечить инвесторам бес­платное получение информации о любом консультанте, включая сведения о гонорарах.

Регулирующие органы, не вмешиваясь в инвестиционную поли­тику фондов, следят за своевременным раскрытием информации и правильностью бухгалтерского учета.

Фонд, который хочет получить статус диверсифицированного, обязан 75% своих активов вкладывать таким образом, чтобы не более 50% были инвестированы в один выпуск акций одной из корпора­ций; остальные 25% могут быть вложены по усмотрению фонда.

Законодательства штатов требуют, чтобы фонды были обяза­тельно зарегистрированы в конкретном штате; за пределами штатов жителям запрещается покупать акции этих фондов. Существуют специальные службы, которые следят за исполнением указанно­го правила.

Во избежание хищения активов в законе об инвестиционных ком­паниях предусмотрена обязанность фондов заключать договор с ком­мерческим банком о депозитарном обслуживании. Депозитарий хра­нит все активы фонда (наличность и ценные бумаги), получает все купленные фондом сертификаты ценных бумаг, проводит оплату купленных фондом акций, выделяет средства на текущие расходы фонда, получает причитающиеся ему дивиденды и проценты. Дос­туп к депозитарной деятельности рынка ценных бумаг очень огра­ничен: депозитариями для 3 тыс. американских фондов служат ме­нее 20 крупнейших банков.

В США рассматривается вопрос о радикальной реорганизации ЫАБОАф, которую постоянно обвиняют в дискриминации рядо­вых вкладчиков. Комиссия по ценным бумагам и биржам приступи­ла к проведению реформы ЫАБОАф в целях либерализации ее дея­тельности. Защитить интересы мелких инвесторов можно, уравняв их в правах с крупными участниками фондового рынка.

Предложения, позволяющие мелким инвесторам получать наи­высшие котировки на всех фондовых рынках, встречают сопротив­ление, поскольку это приведет к значительному снижению доходов поддерживающих рынок брокеров и дилеров. Однако эксперты счи­тают, что от преобразований выиграют все и на фондовый рынок будут привлечены новые участники.

<< | >>
Источник: Жуков Евгений Федорович. Рынок ценных бумаг: учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специальностям / под ред. Е.Ф. Жукова. — 3-є изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ- ДАНА, - 567 с.. 2009

Еще по теме Регулирование деятельности участников рынка ценных бумаг:

  1. Статья 300. Расходы на формирование резервов под обесценение ценных бумаг у профессиональных участников рынка ценных бумаг,осуществляющих дилерскую деятельность
  2. § 6.3.3. Участники рынка. Профессиональная деятельность на рынке ценных бумаг
  3. Законодательно-правовые основы регулирования деятельности рынка ценных бумаг
  4. ТЕМА 1. Сущность и функции рынков ценных бумаг. Основные участники рынка ценных бумаг
  5. ТЕМА 1. Сущность и функции рынка ценных бумаг. Основные участники рынка ценных бумаг
  6. 1.2. Инфраструктура рынка ценных бумаг. Участники рынка ценных бумаг
  7. 9.2. Бухгалтерский учет операций с ценными бумагами профессиональных участников рынка ценных бумаг
  8. 1.5. Особенности функционирования и роль Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг в регулировании рынка ценных бумаг
  9. Участники рынка ценных бумаг
  10. 1.2. Участники рынка ценных бумаг
  11. 9.5. УЧАСТНИКИ РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ
  12. Участники рынка ценных бумаг.