<<
>>

14.1.ФОНДОВЫЕ БИРЖИ РОССИИ

Рассматривая развитие рынка ценных бумаг в исто­рическом аспекте, можно выделить несколько периодов. Во-первых, дореволюционный (до 1917 г.), затем советский период и, наконец, современный этап, начавшийся с приватизации государственной соб­ственности.

Все эти этапы имеют свою специфику, связанную с условиями их формирования, есть и некоторые общие черты, которые позволяют луч­ше понять и оценить современные процессы развития фондового рынка.

Рынок ценных бумаг, функционировавший в Российской империи, играл важную роль в экономической жизни страны. Он был связан не­посредственно с состоянием промышленности, сельского хозяйства, транспорта и вообще с политико-экономическим и финансовым положе­нием России. Его возникновение и становление говорило о том, что Рос­сия плавно входила в круг развитых промышленных держав, поднима­лась на новый уровень социально-экономического развития, требовав­шего аккумуляции денежных накоплений промышленников, купцов, банков, обычных граждан и направления этих средств на производитель­ное потребление.

Исторической точкой отсчета возникновения российского фондового рынка можно считать 1769 г., когда в Амстердаме был размещен первый выпуск Российского государственного займа. Первоначально потребно­сти государства в необходимых финансовых ресурсах удовлетворялись большей частью за счет распространения крупных государственных зай­мов на иностранных рынках. Собственно на российском рынке государ­ственные долговые бумаги появились значительно позже, лишь сорок лет спустя, в 1809 г.

Условия выпуска и основные правила были определены Высочай­шим указом от 25 марта 1809 г., согласно которому размер дохода был установлен в 6% годовых и плюс 1% грация (премия). Доходность на государственные ценные бумаги была выше, чем доход, который пре­доставляли кредитные учреждения. Однако последние имели более глу­бокие традиции, пользовались доверием у населения, разветвленная сеть делала их доступной и удобной для широкой публики.

Поэтому для ус­пешного размещения выпуска его владельцам предоставлялись опреде­ленные льготы. Так, облигации могли приниматься в залог по всем под­рядам и откупам, в определенной части приниматься в уплату казенных сборов и таможенных пошлин. Процент и грация по облигациям выпла­чивались ежегодно вперед за год. Несмотря на определенные трудно­сти, связанные со становлением рынка государственных долговых обя­зательств, в период с 1809 по 1816 г. было выпущено бумаг на сумму 354 млн руб.

Успешное размещение первых займов положило начало регулярно­му использованию этого источника финансирования государственной казны. Однако до середины XIX в. внутренние государственные займы покрывали лишь около 10% государственного долга, остальное казна получала за счет размещения российских займов за рубежом.

Государственные процентные бумаги были широко представлены на российском фондовом рынке в биржевом и внебиржевом оборотах. В 30-х годах на фондовом рынке появились акции и облигации частных компаний, выпуск и обращение которых регулировались принятым в 1836 г. Законом о промышленных обществах. Однако их оборот по срав­нению с государственными процентными бумагами и аналогичными бу­магами на западном фондовом рынке был незначителен, что, в об- щем-то, соответствовало уровню развития капитализма в России в тот период.

К 1911 г. насчитывалось 1617 акционерных компаний, из них на Санкт- Петербургской бирже котировались акции лишь 275. Сделки соверша­лись главным образом с акциями железных дорог, коммерческих и зе­мельных банков, нефтяных и металлургических предприятий, страхо­вых компаний.

Реформы третей четверти XIX в. создали предпосылки для появле­ния на фондовом рынке долговых обязательств местных органов вла­сти. Их появление диктовалось острой нехваткой средств для разви­тия местной культурно-хозяйственной жизни. Доходность на эти бума­ги, как правило, устанавливалась выше, чем по государственным долговым обязательствам, однако с последними они не могли конку­рировать.

Во-первых, это было вызвано ограниченностью их хождения как на биржевом, так и «уличном» рынке. География их обращения была огра­ничена тем регионом, где их выпускали. Во-вторых, они имели длитель­ные сроки обращения в 39 и 49 лет, а иногда и еще больше.

К началу 1913 г. облигационные займы имелись у 65 городов, одна­ко более 80% сумм по займам приходилось на восемь крупнейших горо­дов, в том числе Москву и Санкт-Петербург. Значительная часть этих займов размещалась на зарубежных рынках из-за отсутствия необходи­мых финансовых ресурсов на местах. Таким образом, на российском фондовом рынке были представлены государственные долговые обяза­тельства, долговые обязательства городов, акции и облигации промыш­ленных и транспортных предприятий.

Государственные бумаги выпускались правительством как именные, так и на предъявителя. С 1906 г. владелец предъявительских облигаций государственных займов получал возможность заменить их на именные облигации или так называемые удостоверения именной записи. Если в первом случае проценты выплачивались предъявителю купона, то про­центы по удостоверению именной записи выплачивались только тому лицу, на чье имя было выписано удостоверение или на его поверенного в делах. До 1895 г. Министерство финансов не принимало никаких заяв­лений об утрате купонов, затем по правилам, принятым в 1895 г., если владелец ценной бумаги мог доказать время приобретения, время утра­ты и обстоятельства, при которых утрачена ценная бумага, то можно было рассчитывать на получение капитала и процентов по нему. По­этому именные ценные бумаги считались более надежными и давали гарантию прочности владения ценной бумагой.

Обращение предъявительских ценных бумаг в именные и наоборот производила Государственная комиссия погашения долгов. Для поощ­рения развития именных бумаг при превращении предъявительских в именные все расходы относились на казенный счет, а при обратном пре­вращении — на счет владельца бумаги.

Акции по законодательству Российской империи были именными бумагами.

Но поскольку устав акционерного общества являлся зако­нодательным актом, положения которого имели приоритет над поло­жениями общего законодательства, постольку во многих случаях ус­тавами акционерных обществ делались исключения в пользу акций на предъявителя. Поэтому на рынке ценных бумаг преобладали предъя­вительские акции, причем доля последних постоянно росла. Так, если в 1910 г. соотношение между именными бумагами и предъявительски­ми было 1 : 2, то в 1912 г. — уже 1 : 3.

Торговля ценными бумагами осуществлялась на товарных биржах и через Государственный банк России. Продажа государственных обли­гаций проводилась главным образом через Государственный банк при активном посредничестве коммерческих банков. Первоначально опера­ции с ценными бумагами на биржах осуществлялись в соответствии с правилами биржевой торговли конкретных бирж.

Крупнейшей биржей, осуществлявшей фондовые операции, была Санкт-Петербургская, на которой торговля ценными бумагами нача­лась после выпуска первых государственных займов. В 1883 г. на ней были приняты первые правила, регулирующие операции с ценными бу­магами. В 1891 г. аналогичные правила были приняты на Московской бирже.

Кроме столичных бирж операции с фондовыми ценностями вели Вар­шавская, Киевская, Одесская, Харьковская и Рижская биржи.

Согласно правилам, биржевая публика фондового отдела состояла из действительных членов, постоянных посетителей и гостей.

Кроме того, фондовый отдел посещался представителями Министер­ства финансов как для надзора, так и для осуществления сделок с фон­дами и валютой за счет государственного банка и государственного казначейства.

Действительными членами могли быть только представители бан­ков, банкирских контор и лица, имевшие промысловое свидетельство первого разряда на производство банковских операций. Действитель­ные члены имели право заключать сделки на бирже через своего упол­номоченного и подручных, не прибегая к посредничеству маклеров.

В отличие от действительных членов постоянные посетители, кро­ме права присутствия на биржевом собрании, имели право заключения сделок через посредничество фондовых маклеров. Постоянными посе­тителями могли быть лица, имевшие промысловое свидетельство пер­вого разряда. Гости допускались на биржу по рекомендации действи­тельных членов, уплачивали за каждое посещение по рублю и были ли­шены права заключать сделки. Все остальные могли совершать сделки путем открытия специального (онкольного) снега в банке, на который клиент вносил средства для покупки ценных бумаг (не менее 100 руб.), при этом банк мог закупить бумаг на сумму, которая превышала вло­женные средства в 5—8 раз.

Высшим органом управления фондового отдела биржи являлось об­щее собрание действительных членов. Текущим органом управления являлся совет фондового отдела, он определял распорядок собраний, издавал правила биржевых сделок, определял маклерскую таксу, раз­решал возникающие при сделках споры, принимал решения о допуще­нии ценных бумаг к котировке. Состав совета утверждался Министер­ством финансов, которое оставляло за собой право изменять этот со­став по своему усмотрению.

Фондовые маклеры назначались Министерством финансов по пред­ставлению совета фондового отдела. Маклерам запрещалось совершать сделки за свой счет, они выступали только посредниками. Для получе­ния должности маклер должен был удовлетворять определенным нрав­ственным критериям и внести залог 1500 руб. По сделкам с ценными бумагами маклер получал вознаграждение в размере 0,1% но сделкам с фондами с обеих сторон, с иностранных переводных векселей — 0,1% со стороны продавца; по внутренним учетным векселям — от Чп до 18% в зависимости от срока векселя с той и другой стороны сделки.

О всех совершаемых сделках маклеры обязаны были сообщать ко­тировальной комиссии. На основе этих сведений составлялись офици­альные котировочные бюллетени, которые передавались в Министер­ство финансов и публиковались в «Биржевых ведомостях» и «Торгово­промышленной газете».

Международный политический кризис в 1914 г., приведший к началу первой мировой войны, вызвал небывалую панику на европейских бир­жах. В течение нескольких дней после объявления войны российские бир­жи прекратили операции с ценными бумагами. Эти операции оказались дезорганизованными.

С конца 1914 г. в Петербурге, а также в Москве и Киеве начали про­ходить частные биржевые собрания для осуществления сделок с ценны­ми бумагами. Массовый характер они стали принимать в Петербурге весной и летом 1915 г. в помещениях биржи и некоторых крупных акци­онерных банков. В конце 1916 г. началось некоторое оживление на фон­довом рынке, что явилось неожиданным для правительства.

Открытие официальной фондовой биржи оттягивалось Министер­ством финансов в ожидании решения принципиальных вопросов прави­тельственной политики в отношении частных эмиссий и стабилизации конъюнктуры на фондовом рынке. В январе 1917 г. вновь была откры­

та Санкт-Петербургская фондовая биржа. Временным правительством воспрещались срочные сделки, объектом сделок могли быть только ценные бумаги, круг участников биржевых собраний ограничивался («гости» не допускались, иностранные подданные — только с разре­шения Министерства финансов). Для упрощения взаимных расчетов акционерных банков по покупкам и продажам ценных бумаг при Пе­тербургской конторе Государственного банка был утвержден фондо­вый расчетный отдел. При этом имелось в виду, что все биржевые сделки без исключения будут подлежать регистрации и контролю со стороны представителей Министерства финансов. Нестабильная поли­тическая ситуация привела к тому, что биржа просуществовала всего один месяц.

После революции рынок ценных бумаг фактически прекратил свое существование.

Декретом советского правительства 23 декабря 1917 г. были запре­щены все операции с ценными бумагами, и в начале 1918 г. были анну­лированы государственные займы.

С переходом к нэпу были сняты ограничения на частную предприни­мательскую деятельность, появились государственные и смешанные акционерные общества. Государство прибегало к акционированию пред­приятий для привлечения частного капитала. Несмотря на небольшое количество акционерных обществ, они имели важное экономическое значение. В 1927 г. только уставный капитал 86 частных акционерных обществ составлял 12,6 млн руб.

В период нэпа товарные биржи и фондовые отделы при биржах су­ществовали с 1921 по 1930 г. Организация фондовых бирж в СССР была предусмотрена постановлением ВЦИК и СНК о валютных операциях.

В фондовых отделах допускались сделки по покупке и продаже ино­странной валюты и векселей, чеков и иных платежных документов, зо­лота и серебра в слитках, государственных ценных бумаг, облигаций государственных и кооперативных предприятий, а также допущенных к обращению в СССР иностранных пенных бумаг.

Ценности, находившиеся в обороте, например царские десятки, ино­странные ценности и другие, по соображениям экономической политики не были допущены на биржу. Эго обусловило возникновение внебирже­вого рынка, на котором к тому же осуществлялись активные спекуля­тивные операции и с отечественной валютой. Фондовые отделы нахо­дились в ведении Наркомфина, который устанавливал правила совер­шения сделок и осуществлял надзор за их деятельностью. Органами управления фондового отдела являлись общее собрание членов отдела, совет фондового отдела и ревизионная комиссия.

Самостоятельно фондовый отдел осуществлял созыв и проведение общих собраний, организовывал работы различных компаний, учреж­дал должность маклеров, издавал справочники и т.д. Членами фондо­вого отдела бирж и их постоянными посетителями могли быть пред­ставители Наркомфина, Народного комиссариата по внутренней тор­говле и Госбанка, а также кредитные учреждения, кооперативные союзы, крупные частные торговые и промышленные предприятия, которым по закону было предоставлено право производить фондовые биржевые операции.

Помимо членов фондового отдела участниками торгов могли быть постоянные и разовые посетители. Они имели право совершать опера­ции исключительно через маклеров. Фондовые маклеры заключали сделки согласно Положению о биржевых маклерах, по которому они не имели права производить операции ни за свой счет, ни от своего имени, не могли состоять ни на какой-либо службе или заниматься самостоятельной коммерческой деятельностью. Это делалось с целью создать в лице фондового маклера профессионального посредника на бирже. У маклера сосредоточивались заявки на спрос и предложение валют и фондов. На основе полученных данных маклер заключал сделки. Заключенные сделки оформлялись им в так называемой «мак­лерской записке».

Несмотря на большое сходство во внешних формах организации фондовых отделов в России до революции и в период нэпа, их экономи­ческая природа была различна. Последние являлись не объектом регу­лирующего воздействия, а органами регулирования валютно-фондово­го рынка, выражением регулирующей воли государства. В рамках цен­трализованного управления экономикой распределение материальных и финансовых ресурсов совершалось преимущественно государствен­ными органами разных уровней. При этом пропорции в распределении материальных ресурсов предопределяли направления движения денеж­ных средств.

Государство могло через регулирование оплаты труда и цен, нало­ги, свободный доступ к ссудному фонду Госбанка, наличноденежную и кредитную эмиссию привлекать средства для реализации своих про­грамм. Поэтому оно не испытывало острой потребности в налаживании реального рынка собственных долговых обязательств. И тем не менее возрождение рынка ценных бумаг в период нэпа произошло за счет рас­ширения государственного кредита и формирования рынка государ­ственных бумаг. В 20-е годы было размещено 24 госзайма. Первый из них был осуществлен в 1922 г.: для физических лиц — 6%-ный выиг­рышный заем на 100 млн руб., а для предприятий — 8%-ный заем, в цен­ные бумаги которого предприятия должны были вложить не менее 60% резервных капиталов. Первоначально реализация займа шла в добро­вольной форме, но длительные сроки и трудности распространения при­вели Наркомфин на путь принудительного размещения. Облигации вы­давались в счет заработной платы рабочим и служащим.

С начала 30-х годов по 1957 г. государство осуществило 45 зай­мов. В 1948 г. займы 1936—1946 гг. были конвертированы в государ­ственный 2%-ный заем 1948 г. В 1957 г. правительство приняло реше­ние об отсрочке начальной даты выплат по облигациям на 20 лет до 1977 г.

Общим для всех этих займов являлось, во-первых, то, что это была норма принудительного изъятия средств у предприятий и заработной платы у населения, а во-вторых, непривлекательность из-за невысо­ких процентов и частого невыполнения обязательств государством, которое выражалось в отсрочке выплат или конверсии займов. При этом выплачивался незначительный доход за пользование этими сред­ствами.

Погашение всех послевоенных займов закончилось в декабре 1991 г.

В первой половине 90-х годов Россия начала переход к рыночной организации экономики. Приватизация промышленности и других объек­тов государственной собственности заложили основы формирования российского фондового рынка.

14.1.

<< | >>
Источник: Под ред. В.А. Галанова, А.И. Басова. Рынок ценных бумаг: Учебник . - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Финансы и статистика, - 448 с.: ил. 2006

Еще по теме 14.1.ФОНДОВЫЕ БИРЖИ РОССИИ:

  1. 7.1. Фондовые биржи России
  2. ПРИЛОЖЕНИЕ 3. КРУПНЕЙШИЕ МИРОВЫЕ ФОНДОВЫЕ БИРЖИ И БИРЖИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. 12.2.ЧЛЕНЫ ФОНДОВОЙ БИРЖИ
  4. Понятие фондовой биржи
  5. 57. КРУПНЕЙШИЕ ФОНДОВЫЕ БИРЖИ МИРА
  6. 57. КРУПНЕЙШИЕ ФОНДОВЫЕ БИРЖИ МИРА
  7. 57. КРУПНЕЙШИЕ ФОНДОВЫЕ БИРЖИ МИРА
  8. 31. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА ФОНДОВОЙ БИРЖИ
  9. 31. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА ФОНДОВОЙ БИРЖИ
  10. 31. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА ФОНДОВОЙ БИРЖИ
  11. 7.4. Важнейшие фондовые биржи мира
  12. ФОНДОВЫЕ БИРЖИ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ
  13. Фондовые биржи в современной мировой экономике
  14. 12.1.ЗАДАЧИ И ФУНКЦИИ ФОНДОВОЙ БИРЖИ
  15. Основные фондовые биржи США
  16. Фондовые биржи мира