<<
>>

Современные попытки «соединения» теории стоимости и теории денег

Дальнейшее развитие буржуазной теории денег проходило под знаком слияния элементов .количественной теории с методологическим аппаратом микроэкономической теории цены. Ключевую роль здесь сыграло перенесение акцента в литературе о деньгах на исследование психологических мотивов, формирующих потребность в денежных остатках.
В центр был поставлен вопрос о «полезности» денег, их потребительной стоимости. Мы видели, что в про-шлом попытки применить кардиналистекую трактовку полезности к» теории денег экономистами австрийской школы окончились провалом. Ни перенос на деньги полезности купленного товара, ни субъективная оценка единицы денежного дохода не позволяли выйти за пределы порочного круга, где цены объ-яснялись ценами.
В дальнейшем теория -предельной полезности претерпела изменения. После работ В. Парето, Ф. Уик- стида и Дж. Хикса на смену количественно измеримой полезности пришло понятие (предпочтения одних ¦благ другим. Получила распространение ординали- стокая, или порядковая, теория полезности, где от потребителей не требуется точно измерять полезность, а необходимо лишь ранжировать свои потребности. В центр внимания были поставлены процессы замещения одних благ другими в потребительском набо-ре. Соответственно и спрос на кассовые остатки начал рассматриваться с точки зрения формирования потребителем «портфеля» активов.
Советский экономист С. М. Никитин отмечал, что один из важных сдвигов в трактовке проблем стоимости в буржуазной экономической литературе XX в. заключался в вынесении на первый план вопросов зависимости цен от изменений спроса и предложения. Тем самым проблема стоимости как конечного основания цен по существу снималась, так как для решения этого вопроса необходимо принять в качестве ис-ходного пункта равенство опроса и предложения. Механизм связи денежной цены товара со стоимостью денег перестает быть предметом анализа
На современную постановку вопроса о формировании покупательной силы денег большое влияние оказала статья Хикса «Предложение об упрощении теории денег» (1935 г.) . Автор констатировал, что попытки приложить принципы предельного анализа К деньгам оканчивались безрезультатно и что в этой области по-прежнему необходима «маржинальная революция». Эти неудачи объяснялись, по мнению Хикса, тем, что полезность денег в работах предшествующих авторов связывалась со опросом на покупаемые за деньги товары, а не со спросом на сами кассовые остатки. Он предложил применить к деньгам общую теорию выбора, основанную на кривых безраз-личия, в которых отражается система потребительских предпочтений. В схеме Хикса деньги являются одним из рядовых элементов набора (или «портфеля») разнообразных активов, которыми оперируют индивидуумы в .'процессе своей хозяйственной деятельности. Различные внешние нарушения экономической ситуации приводят к сдвигам в структуре этого набора, устраняют достигнутый ранее «портфельный баланс». Изменяется опрос на различные элементы «портфеля» — ценные бумаги, товары, кассовые остатки. Формирующаяся в процессе поиска оптимальных комбинаций шкала предельных оценок определяет в конечном счете относительную ценность каждого отдельного актива, и в том числе покупательную силу денежной единицы.
Теоретические построения Хикса не разрешили противоречий, пронизывающих буржуазные концепции стоимости.
Его попытка дать монистическое объяснение законов формирования стоимости в сферах товарного обмена и обращения денег несостоятельна уже потому, что проблема стоимости как объективная основа «цены» (меновой стоимости) денег с самого начала отбрасывается. О трудностях, с которыми стал-киваются западные теоретики, свидетельствуют продолжающиеся по сей день призывы «покончить с изоляцией» денежной теории, «интегрировать» ее в общую систему категорий и понятий буржуазной политической экономии. Усилилась тенденция ,к «экономической» (а не юридически-правовой) интерпретации денег, разъяснению законов их обращения на основе общих методологических принципов, применяемых в экономическом анализе «реальных» процессов. Нынешняя ситуация отличается, следовательно, от положения в западной науке о деньгах начала века, когда было модно изображать деньги как символ, условный знак, «билет» и т. п. Показательны выступления но этим вопросам современных западногерманских экономистов, особенно если учесть, что довоенная Германия была оплотом номинализма. Г. Мюллер, на-пример, решительно отвергает возможность применения чисто юридических понятий (например, абстрактной счетной единицы) для выражения .внутренней природы денег: «В противоположность номинализму и политической экономии и юриспруденции необходимо иметь в виду, что СП (средства платежа. — В. У.) — это товар в экономическом смысле, независимо от того, состоят ли они из полновесных монет, клочка бумаги или же обращающихся быстро и без существенных издержек долговых претензий (бан-ковских депозитов)» . Автор статьи указывает на большой вред, который принесла теоретическая концепция номинализма экономике капиталистических стран путем оправдания инфляционной практики в 20—30-х годах.
Но эти новейшие нюансы не изменяют общего подхода к трактовке природы денег в современной ли-тературе. Показательна в этом отношении позиция американских авторов Б. Пешека и Т. Сэйвинга в учебнике «Основы денег и банковского дела». С самого начала они провозглашают общность экономических законов для денег и товаров: «...в своей основе стоимость денег определяется таким же образом, как стоимость любого другого товара или услуги, т. е. путем взаимодействия предложения и спроса» . Но само понятие стоимости трактуется ими в духе субъективных концепций, сводится исключительно к «напряженности желания» обладать товаром. Авторы приводят слова К. Боулдинга о стоимости, считая их наиболее исчерпывающим и апробированным решением проблемы: «Это не физическое свойство товара, как вес или объем, а просто то, что мы чувствуем в отношении него. Вещи имеют ценность потому, что кто-то считает, что они ее имеют, и ни по каким иным причинам... Это верно даже в отношении золота...»
Пешек и Сэйвинг вынуждены признать большую роль издержек в формировании покупательной силы. Интересен их анализ эмиссионной монополии как ус-ловия поддержания меновой стоимости современных бумажных денег на уровне, превышающем издержки их производства. В отличие от Кнаппа, они видят в эмиссионной деятельности государства не орудие ус-тановления стоимости денег, а одно из условий реализации каких-то объективных законов, нарушение которых ведет к инфляции . Но все это очень далеко от научного объяснения механизма формирования меновых .соотношений товаров и денег.
В марксистской экономической мысли определение стоимости денег на основе трудовых затрат является незыблемым принципом анализа. Хотя механизм фор-мирования стоимости денег значительно модифицировался с уходом из обращения благородных металлов, связь стоимостной основы денег с трудовыми затра-тами, на наш взгляд, сохраняется. Этот сложный вопрос требует специального анализа. Укажем лишь, что огромную роль в регулировании меновой стоимости современных денег играет их непосредственное участие в качестве важнейшего опосредствующего фактора в системе общественного разделения труда и в кругообороте капитала, т. е. в важнейших процессах функционирования капиталистического способа производства.
правительствам злоупотреблять своей монопольной силой. Всегда существует искушение напечатать немного больше «бумажек», что ведет к острой инфляции...» (В. Резек, Т. Зжьпд. ТЬе РоипйаНопз о! Мопеу апс! Вапктд, р. 9).
<< | >>
Источник: Усоскин В. М. . Теории денег. М., «Мысль»,1976.228 с.. 1976 {original}

Еще по теме Современные попытки «соединения» теории стоимости и теории денег:

  1. Современные модификации теории денег
  2. Современные модификации теории денег
  3. Уравнение количественной теории денег. Последствия эмиссии денег
  4. 3. ТЕОРИИ ДЕНЕГ
  5. 3. ТЕОРИИ ДЕНЕГ
  6. 7.1. Теории денег
  7. 7.2. Теории денег
  8. 1.7. Теории денег. Роль денег в общественном воспроизводстве
  9. 1.4.Теории денег
  10. 7. Теории денег и инфляции
  11. 3.2. Теории денег
  12. Тема: Теории денег
  13. Теории денег