<<
>>

Особенности доктрины монетаризма.

В 1956 г. в США под редакцией профессора экономики Чикагского университета Милтона Фридмена вышел сборник статей «Исследования в области количественной теории денег» Он знаменовал рождение новой доктрины, которая получила впоследствии большую популярность в США и за границей и претендует ныне на роль теоретического антипода кейнсианского учения.
В вводной статье к сборнику М. Фридмен формулирует особую версию количественной теории денег, новый вариант «монетарного взгляда» на функционирование капиталистической экономики. Затем последовала целая серия работ, где положения новой теории подверглись дальнейшему развитию и шлифовке .
Монетаристы пытаются утвердить качественно иной по сравнению с кейпсианским взгляд па общую природу капиталистического хозяйственного механизма. «Монетаристская концепция, — заявляет американский экономист К. Брупнер, — отвергает тезис, что динамический процесс, порождаемый частным (негосударственным.— В. У.) сектором, нестабилен в некоторых главных звеньях...» Другой активный сторонник монетарной доктрины, Л. Иэгер, пишет: «Ряд неблагоприятных аспектов функционирования капиталистической экономики — инфляция, рецессия, циклическая безработица и кризис платежного баланса не характерны для капитализма, как такового, а проистекают от неправильной денежной политики; последняя же есть функция государства» . Аналогичный тезис фор-мулируется и авторами ряда монетаристских моделей Л. Андерсоном и Дж. Джорданом: «Экономика в основе своей стабильна и не обязательно подвержена повторяющимся периодам жестокой депрессии и инфляции. Крупные деловые циклы, которые случались в прошлом, связаны в первую очередь со значительными колебаниями в темпах роста денежной массы» .
Стратегия монетаризма совпадает с общей тенденцией современного «неоклассического возрождения» — реабилитировать «классический» капитализм, возродить веру в его эффективность и возможности экономического роста без дополнительных «подпорок» и стимулирующих «вливаний» из государственного бюджета. Отсюда отрицательное отношение к кейнсиан- - ским программам регулирования спроса, нарушающим, как считают монетаристы, естественный процесс
хозяйственных корректировок с помощью встроенных механизмов конкуренции и свободного ценообразования.
Фридмен давно уже выступает с проектами кардинальной перестройки основ и принципов современной экономической политики. Его предложения направлены, в частности, на то, чтобы лишить государственно- монополистические органы хозяйственного контроля той свободы маневрирования, которой они сейчас рас-полагают, и подчинить их действия автоматическому «правилу», учитывающему долговременные тенденции роста денежной массы, иначе говоря, ввести некий суррогат «дисциплины золотого стандарта».
По мнению монетаристов, главный очаг «нестабильности» капитализма лежит в денежной сфере; здесь следует искать и основные причины кризисов и других нарушений воспроизводственного процесса. Как писал Л. Йэгер, «сторонник монетаризма — это экономист, который верит, что количество денег оказывает доминирующее влияние на общий поток расходов в экономике. Государственный бюджет и так называемые реальные факторы в экономике, включая побуж-дение к инвестированию, оказывают явно второстепенное влияние, если они не подкреплены динамикой денежной массы» К
Монетаризм явился своеобразной реакцией на длительный период игнорирования роли денежных факторов в хозяйственных процессах, который имел место в капиталистических странах в 30—40-х годах.
М. Фридмен выступил инициатором «переоценки ценностей» в арсенале буржуазной науки о деньгах. Ха-рактеризуя свою концепцию, он писал: «Это был теоретический подход, утверждавший, что деньги действительно важны и что любая оценка кратковременных сдвигов в хозяйственной активности будет, по-видимому, содержать серьезные ошибки, если она игнорирует монетарные сдвиги...» Тезис об экстраординарной роли денег и о пагубных последствиях недооценки этого фактора стал отправным пунктом наступления на позиции кейнсианцев.
Но в принципе разумный взгляд, что «деньги важны для экономического развития», принял в постулатах монетаристов причудливо искаженную и гипертро-фированную форму. Как отмечал известный американский экономист Дж. Тобин, лозунг современных количественников «деньги имеют значение» (шопеу та1> 1егз) на деле интерпретируется ими как «только деньги имеют значение» (оп1у шопеу таИегз) . Такой подход по своей сути и выводам существенно отличается от моделей кейнсианского типа, где на первом плане находится динамика такого экономического фактора, как инвестиции, и где основное внимание уделяется стимулирующей бюджетной политике государства.
Монетаристская доктрина прошла в своем развитии ряд этапов. Фридмен начал с реабилитации количественной теории денег, переформулирования ее основных положений. Здесь он следовал по пути, проложенному И. Фишером и кембриджскими теоретиками, хотя предложенная им трактовка количественной теории значительно отличается от традиционных вариантов по доказательствам и аналитическому аппарату .
В первых работах Фридмена , содержатся ссылки на устную традицию чикагской школы, где якобы уже давно присутствовала и отшлифовывалась система монетаристских взглядов. Впоследствии Д. Патинкин путем скрупулезного анализа лекций, прочитанных в 20—40-х годах в Чикагском университете профессорами Г. Саймонсом и Л. Минтсом, и защищенных в этот период докторских диссертаций убедительно показал, что чикагская школа — это миф, изобретенный Фрид- меном. В Чикагском университете в начале века господствовал ортодоксальный вариант количественной теории, основанный на фишеровском уравнении обмена. «...То, что представил Фридмен, — заключает Патинкин, — представляет элегантное изложение совре-менного портфельного подхода к спросу на деньги, который может рассматриваться лишь как продукт кейнсианской теории предпочтения ликвидности» К
Показательно, что после выступления Патинкина Фридмен принял для обозначения своих взглядов термин «монетаризм» и признал, что его концепция имеет много точек соприкосновения с кейнсианской теорией ликвидности . Тем не менее термин «чакагская школа» по-прежнему широко применяется в современной литературе для обозначения взглядов Фридмена и воз-главляемого им направления.
За теоретическим переформулированием количественной теории как особого варианта теории спроса на деньги последовали интенсивные эмпирические расчеты для определения параметров функции, спроса. Большое внимание уделялось доказательству ключевого тезиса монетаризма о том, что имеется тесная и четко прослеживаемая связь между изменениями денежной массы и колебаниями других важнейших показателей экономической активности.
В начале 60-х годов М. Фридмен и Д. Мейзельман проводят серию статистических тестов с целью сравнения прогнозных свойств двух конкурирующих под-ходов — кейнсианского и неоколичественного (монетаристского) . Они предложили две простые модели, в которых описывается динамика потребительских расходов, и, используя данные за длительный период вре-мени (1898—1958 гг.), рассчитали необходимые числовые параметры. Каждая модель состояла из одного уравнения, которое, по мысли авторов, должно было представлять определенную теоретическую концепцию. В первой — «кейнсианской» — модели изменение потребительских расходов за длительный период времени «объяснялось» динамикой так называемых автономных расходов, в которые Фридмеп включил инвестиции в основной капитал, дефицит государственного бюджета в системе национальных счетов и сальдо расчетов с заграницей. Вторая — «монетарная» — модель выражалась уравнением, где потребительские расходы зависели от изменений денежной массы. Получив во втором случае более высокие показатели корреляции, Фридмен и Мейзельман сочли это достаточным свиде-тельством причинной зависимости между изменениями валового национального продукта и количества денег в обращении.
Выдвигая тезис об определяющем влиянии денег на уровень хозяйственной активности, Фридмен и его единомышленники в течение долгого времени не давали объяснения того экономического механизма, посредством которого реализуется это влияние. Их модели, как правило, работали по принципу «черного ящика», где известны лишь входные и выходные данные, а «внутреннее устройство» не определено. Этот дефект монетаристской доктрины не устранен и по сей день.
Новое течение оказало заметное влияние на концепции экономической политики и практические меро-приятия правительственных органов в ряде капиталистических стран (помимо США в Англии, ФРГ, Японии и др.). С особой силой это влияние обнаружилось в конце 60-х и начале 70-х годов, когда резко ускорились темпы развития инфляционного процесса. Опыт применения монетаристских рецептов свертывания спроса достаточно убедительно продемонстрировал их антидемократическую природу, как концепции, выгодной монополиям, и привел к серьезному обострению социальных противоречий капитализма. Ограничение денежно-кредитной экспансии в США и активное применение денежной рестрикции в качестве противоин- фляционного средства в 1969—1970 гг. способствовали искусственному созданию «дефляционного кризиса». Возросла безработица, увеличились внешнеэкономиче-ские и валютные трудности. Правительственные органы в США, Англии и других странах, где усиленно практиковались монетаристские рецепты «управления деньгами», вынуждены были вернуться к кейнсианской политике «накачивания спроса». Все это способствовало известному разочарованию в практической при-менимости монетаризма- Однако комплекс монетаристских идей по-прежнему пользуется большой популярностью в экономической литературе и в наиболее консервативных кругах буржуазного общества.
<< | >>
Источник: Усоскин В. М. . Теории денег. М., «Мысль»,1976.228 с.. 1976

Еще по теме Особенности доктрины монетаризма.:

  1. МОНЕТАРИЗМ
  2. Монетаризм
  3. 77. КЕЙНСИАНСТВО И МОНЕТАРИЗМ
  4. Монетаризм
  5. § 1.7. Что осталось от монетаризма?
  6. § 1.6. Коллизии «прагматичного монетаризма»
  7. 75. ЭВОЛЮЦИЯ КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ТЕОРИИ ДЕНЕГ. ОСНОВНЫЕ ПОСТУЛАТЫ МОНЕТАРИЗМА
  8. Монетаризм
  9. Доктрина и миф.
  10. 5.Современный монетаризм.
  11. 3.Количественная теория денег. Монетаризм.