<<
>>

«Определение» денег: постановка вопроса.

Буржуазным экономистам всегда была свой-ственна нечеткость позиции по вопросу о трактовке денег как политэкономической категории — сущности денег и противостоящего ей в сфере реальных хозяй-ственных отношений понятия денежной массы (или количества денег в обращении).
Как писал в конце прошлого века У. Джевонс, «деньги для экономической науки — это то же, что квадратура круга для геометрии» С течением времени положение не изменилось. И в наши дни вопрос о том, что такое деньги, снова и снова поднимается в литературе, сигнализируя о крайне неблагополучном положении в этой области. Американский экономист П. Дэвидсон, рассматривая определения денег в работах современных западных авторов, заключает: «...неясность по поводу понятия и природы денег по-прежнему является бичом экономической теории» . Аналогичную мысль высказывает западногерманский экономист Г. Мюллер: «В нашей науке заметна тенденция все более уходить от ответа на простой вопрос, что представляют собой в действительности деньги.
Стремление избегать тщательного определения фундаментальных понятий не ограничивается, конечно, только областью денег... Но в рамках общего анализа экономических процессов важно и необходимо определить природу денег таким образом, чтобы их включение в анализ не влекло за собой противоречий» .

В истории буржуазной экономической мысли по-вышенный интерес к проблемам природы и отличительных черт денег возникал, как правило, в периоды кардинальных сдвигов в денежной системе, ее перестройки, массового распростри пения новых видов денег и платежно-расчетных отношений и т. д. Не слу-чайно, например, острая полемика вокруг понятия денег развернулась в середине XIX в., когда в результате бурного развития кредитной системы значительно расширилась сфера бапкпотпо-чскового обращения и безналичных расчетов.

Другим поводом к усиленной полемике вокруг понятия денег послужил уход из оборота полноценных металлических денег и отмена золотого стандарта в первой трети XX в.

Новая вспышка интереса к проблемам сущности капиталистических денег наблюдается и в послевоенной экономической литературе 60—70-х годов. Вновь на повестку дня поставлен вопрос о конституирующих свойствах денег, о критериях разграничения денег и «не-денег», о месте «почти-денег» или «квази-денег» (высоколиквидных активов) в иерархии денежных понятий и т. д. Указанный круг вопросов выделяется обычно в современных работах под рубрикой «опре-деления» денег (йеПпйюп о! топеу)

Оживление этой дискуссии в последние годы имеет объективную основу. После второй мировой войны денежно-кредитная система капитализма вновь переживает период интенсивной перестройки. Резко усложнилась институциональная структура кредитной си-стемы, происходит быстрый рост разнообразных небанковских кредитных институтов («финансовых посредников»), которые играют все возрастающую роль в обслуживании механизма формирования и обращения ссудных капиталов через каналы денежного рынка в капиталистических странах. Пассивы и активы этих учреждений, состоящие из различных видов долговых обязательств, вплетаются в общий процесс ка-питалистического воспроизводства, опосредствуют движение денежных доходов и накоплений. Усложнение кредитной надстройки в свою очередь оказывает влияние на процессы денежного обращения и тезаврации платежных средств. Растет число альтернатив, с которыми сталкиваются хозяйствующие субъекты при размещении своих денежных доходов.

Важные изменения произошли за последние годы в технологии платежно-расчетных отношений. Широкое распространение в платежном обороте получили кредитные карточки, позволяющие осуществить без-наличную покупку товаров и расчеты за услуги; растет использование потребительского кредита, дорожных чеков, безналичных расчетов с использованием ЭВМ в розничной торговле. Все это сужает традиционную сферу применения наличных денег и чеков, изменяет привычные, складывавшиеся веками формы денежных отношений.

Американский экономист Л. Риттер писал недавно: «Существуют многочисленные признаки того, что наша платежная система в ближайшие десятилетия претерпит, по-видимому, столь же глубокие изменения, как в XIX в., когда вклады до востребования и чеки начали замещать монеты и 'бумажные деньги в качестве первичного средства обращения. Технологическая основа для альтернативного платежного механизма уже достаточно развита...» В печати капиталистических стран оживленно обсуждаются проекты «общества без денег и чеков», где традиционные носители ин-формации о денежном платеже будут заменены электрическими импульсами в системе электронной связи. Все эти сдвиги порождают настоятельную потребность в пересмотре устоявшихся теоретических определений и понятий.

В связи с этими объективными процессами в работах некоторых буржуазных авторов возникла, например, тенденция рассматривать деньги как элемент более широкого класса идентичных по своей природе «ликвидных активов». Деньги, утверждают они, выделяются лишь более высокой («превосход-ной») степенью ликвидности, т. е. того свойства, которое в различной мере присуще и другим экономическим объектам в системе товарных отношений. Английский профессор Р. Сэйерс, активно выступающий за низведение денег на положение «рядового финансового актива», пишет: «Не существует какого-то од-ного вида активов или группы активов, которые единолично обладали бы одинаковыми денежными свойствами, отсутствующими у всех других видов активов» К Нетрудно заметить, что в этой трактовке деньги 'как всеобщий эквивалент, отражающий существеннейшие хозяйственные связи в рыночной экономике, утрачивают значение и не являются более объектом самостоятельного анализа.

В послевоенной литературе капиталистических стран широко практикуется построение «узких» и «широких» денежных агрегатов, призванных отобразить «запас», или «фонд», денег в хозяйстве. В книге «Денежная статистика Соединенных Штатов: расчеты, источники, методы» М. Фридмен и А. Шварц предлагают следующие «блоки», из которых можно соста-вить альтернативные статистические «наборы» денежной массы, соответствующие различным теоретическим подходам: 1) наличные деньги (включая монеты и дорожные чеки «А'мерикен экспресс»); 2) банковские вклады до востребования; 3) срочные и сберегательные вклады в коммерческих банках; 4) депозиты взаимно-сберегательных банков и почтово-сберега- тельной системы; 5) акции ссудо-сберегательных ассоциаций; 6) кассовая оценка полисов по страхованию жизни; 7) государственные сберегательные боны серии Е .

Из 127 возможных комбинаций этих элементов авторы книга выбирают четыре основных «кандидата» на роль показателя денежной массы: М\ (сум:ма первых двух элементов), М2, М3 и М4 (с прибавлением следующих по порядку элементов — 3, 4 и 5-го).

Принцип многовариантности понятия денег или денежной массы проник в последние годы в официальную статистику. В США Федеральная резервная система регулярно публикует начиная с 1971 г.

три денежных агрегата, Банк Англии (тоже с 1971 г.) — три, а затем два; Совет по кредиту и банкам Франции — два и т. п.

Отход от традиционной трактовки денег, приведший к усложнению системы денежных показателей* порождает трудные проблемы для органов денежно- кредитного контроля в капиталистических странах. Дело в том, что различные агрегаты существенно отличаются по величине и темпам роста. Так, в США три официально применяемые оценки денежной массы в декабре 1972 г. равнялись соответственно 255,5; 525,1 и 822,0 млрд. долл. М2 в 2 раза, а М3 — более чем в 3 раза превышает «узкий» показатель денежной массы. Кроме того, амплитуда их колебаний не совпадает: в 1969 г., например, показатель М\ вырос в США на 3,1%, а М2 — на 2,4%, а в 1970 г. М2 уже не отставал, а значительно перегонял М\ (рост на 8,2% против 5,4% для М,) .

,В связи с использованием альтернативных статистических показателей денег в теоретической литературе все чаще выражается сомнение по поводу пригодности традиционного понятия денег в новых условиях, сложившихся в кредитно-денежной сфере. Соответственно продолжаются поиски таких определений денег, которые вобрали бы новые элементы платежного оборота и вместе с тем позволили бы отгра-ничить понятие денег, уберечь его от окончательного растворения в безбрежном океане «ликвидных активов».

Но вместо углубленного изучения процесса развития денег от низших форм к высшим, диктуемого изменениями в способе производства, буржуазные экономисты идут по пути формально-статистических тестов, сопоставления ликвидности у различных объ-ектов экономического оборота.

Стремление обойти качественную сторону денег наиболее отчетливо проявляется у сторонников позитивистского подхода к изучению экономических явлений с их ярко выраженным приоритетом статистико- эмпирического анализа. Один из активных пропагандистов этого подхода, М. Фридмен, рассматривает проблему выделения денег в особую категорию лишь как удобный способ группировки статистических наблюдений. Его подход хорошо характеризуют следующие слова: «Определение денег нужно выбирать не на основе какого-то принципа, а исходя из соображений пользы в организации наших знаний о хозяйственных связях. «Деньги» — это то, чему мы 'придаем численную величину с помощью обусловленной процедуры; это не то, что уже существует в природе и должно быть открыто, как, например, Американский континент; это экспериментальная теорети-ческая конструкция, которую ,нужпо изобрести, подобно понятиям «длина», «температура» пли «сила» в физике» К

Далеко не все экопомисты-деисжппки согласны с таким утилитарно-прагматическим подходом. Английский профессор Э. Морган полемизирует с его сторонниками, указывая, что построение регрессионных уравнений «дополняет, а не заменяет изучения основных качественных характеристик денег, благодаря которым деньги играют особую роль в экономическом анализе» .

В зависимости от подхода к вопросу о понятии денег Дж. Кауфман делит современных теоретиков на «концептуалистов» и «эмпириков» . Первые считают, что предварительным этапом построения денежных агрегатов должен быть теоретический анализ специфических свойств денег, подыскание критериев, которые позволили бы отделить одни элементы денежной массы от других сходных элементов. Вторые считают такое «априорное» определение конституирующих свойств денег методологически неприемлемым. По их мнению, только экспериментальное сопоставление различных агрегатов, выявление их большего или меньшего соответствия определенной теоретической гипотезе (например, наличие тесной статистической связи между -изменением объема платежных средств и колебаниями величины национального дохода) может служить основанием для отнесения к категории денег. Рассматривая это деление, Фридмен и Шварц пишут: «Для первых одна разграничительная линия (между деньгами и «не-деньгами». - В. У.) означала правильный подход, а все другие — ошибочный; для вторых же эта линия могла быть сдвинута в зависимости от существа изучаемой проблемы...» Иначе говоря, с точки зрения второй группы экономистов, не существует неизменного понятия денег: оно ме-няется в зависимости от задач анализа.

Глубокий кризис, который переживает буржуазная наука по вопросу «определения» денег и их статистического измерения связан с непониманием диалектического единства и противоречий денег и, товара, которые даны в марксистском учении о деньгах. Только на основе глубокого проникновения во внут-реннюю природу денег можно попять, почему деньги сочетают уникальные свойства всеобщего эквивалента и в то же время родственны остальному товарному миру.

Американский экономист К. Боулдинг остроумно высмеивает современный опор об определении денег:

Нам нужно удачное определение денег, 1Ибо если его не будет, то мы получим Количественную теорию, но неизвестно какую , А это было бы слишком близко к истине, чтобы над этим

можно было смеяться. Банки выпускают нечто, как пчелы выделяют мед (И кое-что .прилипает к их рукам). Но какие предметы ликвидны, а какие нет — Зависит от делового климата, от конъюнктуры, Ибо очень большой круг активов можно отнести И к средствам сохранения стоимости, и к средствам

обращения.

Так что ваше определение денег не лучше, чем мое. Ясно, что при наличии компьютеров, управляемых с помощью

кредитных карточек, Деньги, как таковые, в один прекрасный день исчезнут, И нам не придется определять то, чего пет .

Здесь в пародийной форме шекспировского сонета дана квинтэссенция опоров, ведущихся на страницах западной печати: отсутствие формальных кри-териев (и в частности неопределенность критерия ликвидности) для отграничения денег от «не-денег», расширение круга денежных субститутов, идея грядущего «исчезновения» современных видов денег в связи с распространением ЭВМ и электронных расчетов.

Рассмотрение позиции современных буржуазных теоретиков по вопросу о сущности («определении») денег требует исторической ретроспективы. Спор по этим вопросам довольно активно велся и в XIX в. «Качественные» аспекты изучения денег традиционно ювязывались с их функциями. С этого вопроса мы и начнем рассмотрение эволюции понятия денег.

<< | >>
Источник: Усоскин В. М. . Теории денег. М., «Мысль»,1976.228 с.. 1976

Еще по теме «Определение» денег: постановка вопроса.:

  1. Постановка вопроса о стоимости денег в литературе домонополистического периода.
  2. Тактика постановки вопросов
  3. Неожиданная постановка основного вопроса
  4. Определение денег.
  5. 5.1. Определение и функции денег
  6. 5.1. Определение и функции денег
  7. 27. Определение депозитных денег
  8. 18. Определение и сущность денег
  9. Ранние определения денег и денежной массы.
  10. 1.3. Постановка на налоговый учет, открытие счетов, лицензирование, сертификация и экспертиза 1.3.1. Постановка на налоговый учет
  11. Почему важны определение денег и измерение денежной массы