<<
>>

АСИММЕТРИЧНОСТЬ ИНФОРМАЦИИ И РЕГУЛИРОВАНИЕ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА

В предыдущих главах мы видели, как асимметричность информации, т.е. яв­ление, при котором контрагенты финансовой сделки обладают неодинаковой ин-

317

формацией, приводит к возникновению проблем ложного выбора и риска недо­бросовестного поведения, столь сильно влияющих на финансовую систему.

Кон­цепции асимметричности информации, ложного выбора и риска недобросовест­ного поведения особенно удобны для объяснения того, почему государство при­шло именно к той форме регулирования банковского сектора, которая существует в США и других странах. Можно выделить четыре основных направления регули­рования банковского сектора: страхование депозитов, нормативы по составу акти­вов и по достаточности капитала, регистрация и проверка банков, а также законо­дательное разделение банковского сектора и сектора ценных бумаг.

Страхование депозитов и FDIC

До 1934 г., когда начала свою деятельность Федеральная корпорация по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation, FDIC), асиммет­ричность информации создавала проблемы в основном для вкладчиков, посколь­ку они не могли определить качество активов банка, в частности выданных ими кредитов. Банкротство банка для вкладчиков означало, что придется ждать ликви­дации банка (т.е. обращения его активов в наличность), и что им будет выплачена лишь часть средств, хранившихся на вкладе. Не имея возможности установить, не мошенничают ли управляющие банка и не рискуют ли они чрезмерно, вкладчики неохотно несли деньги в банк. Государство понимало, что может решить эту про­блему, предоставив вкладчикам гарантии возмещения вкладов в полном объеме независимо от того, что произойдет с банком. По этой причине и была создана FDIC, призванная обеспечивать страхование депозитов на государственном уровне.

Другой причиной введения государственного страхования депозитов стало то соображение, что недостаток информации о качестве банковских активов мо­жет привести к банковской панике, которая, как мы видели в главе 9, способна нанести экономике серьезный ущерб. Для того чтобы убедиться в этом, рассмот­рим следующий пример. Предположим, страхование депозитов не осуществляется и экономика оказывается в состоянии сильного шока. В результате этого шока 5% банков терпят такие убытки по ссудам, что становятся несостоятельными. В силу асимметричности информации вкладчики не могут знать, относится их банк к этим 5% или нет. Вкладчики и плохих, и хороших банков понимают, что могут получить обратно менее 100 центов за доллар, и потому стремятся изъять свои вклады. В самом деле, поскольку банки обслуживают клиентов по очереди (точнее, по принципу «первым пришел — первым обслужили»[81]), то желание вкладчиков появиться в банке первыми вполне понятно, ибо если они придут последними, то у банка может не хватить средств и они останутся ни с чем. Неопределенность относительно состояния банковской системы в целом может стимулировать нашествия вкладчи­ков как на плохие, так и на хорошие банки, а крушение одного банка может ускорить банкротство других (эффект эпидемии). И если для восстановления дове­рия общества ничего делаться не будет, то может начаться банковская паника.

«first in, first out» (Прим.

Банковская паника знакома американцам по событиям XIX и начала XX в.

Наиболее значительные проявления банковской паники имели место примерно раз в 20 лет: в 1837, 1857, 1873, 1884, 1893, 1907 гг. и в период 1930-1933 гг. Банкротства банков были серьезной проблемой даже в период бума 20-х гг., когда их число составляло в среднем 600 случаев в год.

Государственное страхование депозитов достаточно успешно предотвращает нашествия вкладчи эв и банковскую панику. Если депозиты полностью застрахо­ваны, то у вкладчиков нет причины изымать свои средства из банков даже в случае 1 их обеспокоенности состоянием банка. Сумма средств, хранящихся на их вкладах, | всегда будет возвращена в' полном объеме — 100 центов за доллар независимо ни от) чего. В период с 1930 по 1933 г., т.е. непосредственно перед созданием РЭЮ, среднее число банкротств превысило 2000 в год. После основания РБ1С в 1934 г. этот показатель сократился до менее 15 банкротств в год, и ситуация практически не изменялась до 1981 г. , , ,н„, , , , ,

Р01С использует два основных метода управления обанкротившимся бан­ком. Первый — это так называемый метод выплат, когда РБ1С позволяет при­знать банк банкротом и полностью выплачивает деньги владельцам депозитов, размер которых не превышает 100 тыс. долл. (за счет средств, полученных от про­дажи страховых полисов РБ1С другим банкам). После ликвидации банка Р01С приравнивается к прочим кредиторам банка и получает свою долю средств, вырученных от продажи активов банка. Обычно при использовании этого мето­да выплаты владельцам вкладов, превышающих 100 тыс. долл., составляют бо­лее 90 центов на доллар, хотя этот процесс возврата средств может растянуться на несколько лет.

Второй метод называется методом покупки и поглощения. В этом случае РОЮ реорганизует банк, обычно путем поиска фирмы, готовой поглотить его и принять на себя все вклады лопнувшего банка с тем, чтобы ни один вкладчик не потерял ни пенни. Р01С может оказать помощь поглощающей компании, предоставив кредит на льготных условиях или выкупив часть ненадежных кредитов банка- банкрота. При использовании этого метода РОЮ гарантирует всем вкладчикам возмещение всех средств, а не только в пределах 100 тыс. долл. Метод покупки и поглощения был наиболее распространенной процедурой в работе Р01С с бан­ками-банкротами до принятия нового банковского законодательства в 1991 г.

Опасность недобросовестного поведения и страхование депозитов Несмот­ря на то что страхование депозитов успешно защищало вкладчиков и предотвра­щало банковскую панику, нельзя однозначно сказать, что его влияние было толь­ко положительным. Самый серьезный недостаток страхования депозитов происте­кает из опасности недобросовестного поведения, т.е. возможного намерения одной из сторон, заключающих сделку, действовать в ущерб интересам другой стороны. Опасность недобросовестного поведения играет важную роль в страховании вооб­ще, поскольку наличие страхования усиливает желание рискнуть, что может при­вести к необходимости осуществления страховых выплат. Например, некоторые водители, обладающие страховкой против дорожно-транспортных происшествий" с малой франшизой[82], вероятнее всего, будут лихо водить машину, поскольку в случае аварии страховая компания оплатит большую часть издержек по возмеще­нию убытков и ремонту.

Недобросовестному поведению уделяется особое внимание при осуществ­лении государственных мер по страхованию депозитов. Поскольку застрахованные вкладчики уверены в том, что не понесут убытков в случае банкротства банка, то они не «наказывают» банки изъятием своих депозитов, когда возникают подозре­ния, что банк слишком рискует. В результате банки, чьи депозиты застрахованы, могут вступать (и вступают) в сделки с повышенным риском.

Проблема ложного выбора и страхование депозитов Ещ-j один недостаток

страхования депозитов связан с возможностью ложного выбо а, поскольку имен­но тс. кто скорее всего столкнется с неприятным событием, от которого застра­хован (банкротство банка), больше других желают воспользоваться преимуще­ствами страхования. Например, плохие водители, наверно, будут сильнее стре­миться получить страховку от дорожно-транспортных происшествий с малой франшизой, чем хорошие. В силу того что у застрахованных вкладчиков меньше причин контролировать поведение банка, предприниматели — любители риска будут стараться начать бизнес в банковской отрасли, так как им известно, что они смогут заняться очень рискованными видами деятельности. Болеб того, коль скоро у застрахованных вкладчиков мало причин для проведения мониторинга деятель­ности банка, банковский сектор станет привлекательным и для мошенников, ибо для них не будет проблемы все растратить и всех обмануть, а затем убраться восвояси.

«Слишком крупный, чтобы лопнуть». Проблема недобросовестного поведе­ния, порождаемая страхованием депозитов, и желание предотвратить банкротства банков поставили регулирующие органы в затруднительное положение. Ясно, что банкротство крупного банка скорее всего приведет к финансовому кризису, и, естественно, органы регулирования банковского сектора не допустят крушения такого банка, поскольку оно повлечет за собой потери для его вкладчиков. Это подтверждается примером банка Continental Illinois, который в мае 1984 г. (когда встал вопрос о его состоятельности) входил в десятку крупнейших банков США. FDIC тогда гарантировала возмещение потерь как по вкладам до 100 тыс. долл., так и по счетам, на которых остатки превышали 100 тыс. долл. Более того, были возмещены потери и владельцев облигаций банка. Вскоре после.этого Контролер денежного обращения (отвечающий за регулирование деятельности национальных банков) заявил в Конгрессе, что политика FDIC в отношении 11 крупнейших банков будет строиться по принципу «слишком крупный, чтобы лопнуть», что означало: FDIC будет выводить подобные банки из кризиса так, чтобы не постра­дал ни один вкладчик или кредитор. FDIC намеревалась добиваться этого методом покупки и поглощения, т.е. осуществляя крупное вливание капитала в несостоя­тельный банк, а затем избирая партнера, готового осуществить поглощение несо­стоятельного банка и принять на себя все его обязательства перед вкладчиками. В Сюжете 13.1 говорится о том, как политика, исходящая из принципа «слишком крупный, чтобы лопнуть», была распространена и на другие большие банки, которые не входили в число 11 крупнейших. (Обратите внимание: фраза «слишком крупный, чтобы лопнуть» несколько неточна, поскольку закрытие банка или его поглощение другим банком обычно сопровождаются увольнением управляющих, а акционеры банка при этом лишаются своих вложений.)

Одна из сложностей, связанных с такой политикой, заключается в том, что в этом случае обостряется проблема недобросовестного поведения для крупных банков. Если бы FDIC использовала при ликвидации банка альтернативный метод выплат, возмещая потери вкладчиков лишь в пределах 100 тыс. долл., то крупные вкладчики, у которых суммы на счетах превышают 100 тыс. долл., пострадали бы от банкротства банка. А потому они стремились бы осуществлять мониторинг бан­ковской деятельности, подробнейшим образом исследуя баланс банка и его вне­балансовые операции, и изымали бы деньги из банка, если бы последний под­вергал себя слишком большому риску. Во избежание подобного оттока депозитов банк, вероятнее всего, перешел бы к осуществлению менее рискованных опера­ций. Однако как только вкладчики узнают о том, что их банк «слишком крупный, чтобы лопнуть», желание осуществлять мониторинг банковской деятельности и

изымать деньги в случае излишней рискованности операций банка исчезает: ка­кая разница, чем занимается банк, — крупные вкладчики все равно не пострада­ют! В результате такой политики крупные банки стали проводить еще более риско­ванные операции, тем самым повышая вероятность банкротства[83].

Еще одной серьезной проблемой, связанной с проведением такой полити­ки, является ее несправедливость. Мелкие банки оказываются в невыгодном по­ложении в конкурентной борьбе, поскольку регулирующие органы не препят­ствуют их банкротству и потере денег их вкладчиков, в то время как вкладчики крупных банков обладают своего рода иммунитетом от подобных потерь. Неспра­ведливость доктрины «слишком крупный, чтобы лопнуть» стала особенно очевид­на в конце 1990 — начале 1991 г., когда к двум несостоятельным банкам были применены разные меры (см. Сюжет 13. Т).

Нормативы по составу активов

и по достаточности капитала банка

Как мы видели, недобросовестное поведение, связанное со страхованием депозитов, сводится к тому, что банки могут осуществлять слишком рискованные операции. Такое поведение банков может дорого обойтись налогоплательщикам, и потому нормативы по составу активов и размеру капитала банка направлены на снижение этого вида риска.

Даже при отсутствии страхования депозитов банки тем не менее имеют сти­мулы к проведению чрезмерно рискованных операций. Рисковые активы могут принести банку более высокую прибыль, однако, если они оказываются невоз­вратными и банк становится несостоятельным, то вкладчики останутся ни с чем.

. Если бы вкладчики могли без особых проблем осуществлять мониторинг банка, имея доступ к информации о рискованных направлениях деятельности банка, то они немедленно изъяли бы свои депозиты, как только риск операций банка стал слишком высок. Во избежание оттока вкладов банк, вполне вероятно, сократил бы объем рискованных операций. К сожалению, доступ к информации о балансовых и внебалансовых операциях банка, позволяющей судить о степени риска, с которым сталкивается банк, довольно затруднителен. Поэтому вкладчики в большинстве своем не могут повлиять на поведение банка и предотвратить осуществление им рискованных операций. А значит, необходимость государственного регулирования, направленного на снижение риска, с которым сталкивается банк, существовала еще до введения федерального страхования депозитов.

Заставить банк отказаться от слишком рискованных операций можно непос­редственно путем введения нормативов, запрещающих вложения в активы с высо­ким риском, таких, как обыкновенные акции. Нормативами можно также повысить и степень диверсификации активов банка, ограничивая объемы предоставляемых кредитов различных типов или объем кредитования частных лиц. Другой способ заставить банк понизить риск проводимых операций — установление требований по достаточности банковского капитала. Когда банк обязан поддерживать собствен­ный капитал на высоком уровне, ему есть что терять в случае банкротства, а потому он скорее всего будет избегать рискованных операций.

СЮЖЕТ 13.1

Повесть о том, как рухнули два банка—

Bank of New England и Freedom National Bank

Рассказ о том, как Федеральная корпорация по страхованию депозитов решала вопрос о банкротстве банков Bank of New England и Freedom National Bank, служит хорошим примером проведения политики по принципу «слиш­ком крупный, чтобы лопнуть».

Bank of New England, расположенный в Бостоне, был 33-м по величине банком США; сумма его активов превышала 20 млрд. долл. В 80-х гг. он был самым активным в регионе участником рынка ипотечных кредитов: свыше 30% его кредитного портфеля составляли коммерческие ссуды под залог недвижимос­ти. С крушением рынка недвижимости в Новой Англии, начавшимся в конце 80-х гг, (стоимость нежилых помещений тогда упала более чем на 25%), многие кредиты банка оказались безнадежными. В пятницу, 4 января 1991 г., банк объя­вил о предполагаемых убытках за IV квартал, которые составили 450 млн. долл., что существенно превышало собственный капитал банка (225 млн. долл.). Опаса­ясь банкротства банка, вкладчики поспешили в ближайшие 48 часов снять со своих счетов в общей сложности более 1 млрд. долл. — большей частью через банкоматы.

Председатель Федеральной корпорации Вильям Севдман (William Seidman) выразил озабоченность возможными последствиями банкротства этого банка такими словами: «С учетом состояния финансовой системы в Новой Англии было бы крайне неразумно посеять сомнения в том, что крупные вкладчики будут защищены»[84]. FDIC приступила к действиям в рамках политики по прин­ципу «слишком крупный, чтобы лопнуть». Вечером в воскресенье, 6 января, FDIC приняла меры по предотвращению нашествия вкладчиков на банк и со­гласилась гарантированно возместить убытки всем вкладчикам, в том числе тем, чьи вклады превышали верхний предел в 100 тыс. долл. Для поддержания работоспособности банка до того момента, когда найдется покупатель, кото­рый приобретет банк и примет на себя его обязательства, FDIC создала так называемый опорный банк (bridge bank). Иначе говоря, FDIC основала новую корпорацию для управления проблемным банком и в то же время осуществила финансовые вливания для наращивания его капитала (750 млн. долл. в случае с Bank of New England). Впоследствии FDIC и покупатель банка осуществили дополнительную инъекцию капитала, при этом покупатель приобрел и долю

------------ *

* «Given the condition of the financial system in New England, it would be unwise to send a single that large depositors weren"t going to be protected». Цит. no: Meehan J. A Shock to the System: How Far Will Banking's Crisis of Confidence Spread?//Business Week. 1991. January 21. P. 26.

(См. продолжение)

Нормативы достаточности капитала бывают двух видов. Норматив первого типа называется коэффициентом финансового рычага* и представляет собой отно­шение размера собственного капитала к общей величине активов банка (Коэффи­циент финансового рычага*"— величина, обратная мультипликатору акционерного

СЮЖЕТ 13.1

Повесть о том, как рухнули два банка — Bank of New England и Freedom National Bank

(продолжение)

FDIC. В итоге на все мероприятия по выводу этого банка из кризиса было по­трачено 2,3 млрд. долл. Таким образом, кризис Bank of New England оказался третьим по сумме затрат на него за всю историю FDIC. Однако, когда все было сказано, сделано и израсходовано, ни один вкладчик не потерял ни пенни.

Совершенно иные меры были приняты несколькими месяцами ранее, когда несостоятельным был признан небольшой банк Гарлема, и это резко обострило вопрос о справедливости. Freedom National Bank был основан в 1964 г. звездой бейсбола Джекки Робинсоном (Jackie Robinson) и рядом других инвес­торов. Несмотря на свои малые размеры (сумма депозитов не превышала 100 млн. долл.), это был один из наиболее известных банков, принадлежавших пред­ставителям черного населения.

В результате предоставления больших кредитов, оказавшихся невозврат­ными, в ноябре 1990 г. банк был признан несостоятельным. Ввиду его малых размеров FDIC не беспокоили возможные последствия банкротства для осталь­ной части банковской системы, поэтому 9 ноября 1990 г. было принято реше­ние о закрытии банка с применением механизма выплат. Freedom National Bank был ликвидирован, и крупные вкладчики получили всего по 50 центов на каж­дый доллар своего вклада сверх 100 тыс. долл. При этом от банкротства банка пострадали не только богатые клиенты, но и благотворительные организации, среди которых были United Negro College Fund, the National Urban League и не­сколько церквей — они оказались в числе крупнейших вкладчиков банка. Выс­тупая перед Конгрессом, Сейдман так высказался по поводу несправедливого решения вопроса в отношении Freedom National Bank. «Когда я приступал к работе в этой должности, то намеревался сделать все возможное ради измене­ния несправедливого порядка решения вопросов о банкротстве крупных и мел­ких банков. Спустя пять лет мне остается только признать: всего, что я сделал, недостаточно»*.

* «My first testimony when I came to this job was that it's unfair to treat big banks in a way that covers all depositors but not small banks. I promised to do my best to change that. Five years later 1 can report that my best wasn't good enough». Uht. no: Bacon K.H. Failures of a Big Bank and a Little Bank Bring Fairness of Deposit-Security Policy into Question//Wall Street Journal. 1990. December 5. P. A18.

странах стали больше внимания уделять вложениям банка в рисковые активы и его внебалансовым операциям, которые тоже подвергают банк риску. В соответствии с соглашением, подписанным руководителями контрольно-надзорных органов бан­ковских систем 12 индустриально развитых стран (они собрались при содействии швейцарского Банка международных расчетов, Bank for International Settlements), Федеральная Резервная Система, Федеральная корпорация по страхованию депо­зитов и Управление Контролера денежного обращения ввели дополнительные тре­бования к собственному капиталу, учитывающие риск. Данные требования вступи­ли в силу в декабре 1992 г. В соответствии с учитывающими рис$ нормативами по капиталу, выполнение которых не освобождает от выполнения норматива по коэф­фициенту финансового рычага, обязательный минимальный размер капитала за­висит от объема внебалансовой деятельности банка, в частности от объемов про­центных свопов и позиций банка по фьючерсным и опционным контрактам. Струк­тура норматива достаточности капитала более подробно описана в Сюжете 13.2.

Выдача лицензий и контроль '

Ввиду того что банки открывают мошенникам и честолюбивым предприни­мателям пути для достижения их корыстных целей, именно такие люди чаще других и будут стремиться создавать банки. (В Сюжете 13.5 речь идет об одном из таких людей — о Чарльзе Китинге-младшем (Charles Keating, Jr.).) Выдача лицен­зии на открытие банка — один из способов предотвращения ложного выбора: новые заявки на создание банка проверяются на предмет надежности будущих руководителей банка.

Периодические проверки, при проведении которых органы контроля изуча­ют соблюдение нормативов достаточности капитала и ограничений по направле­ниям вложений, помогают снизить опасность недобросовестного поведения. Кон­тролеры присваивают банку так называемый рейтинг CAMEL (аббревиатура переч­ня оцениваемых параметров: достаточность капитала — capital adequacy, качество активов — assets quality, менеджмент — management', доходы — earnings и ликвид­ность — liquidity). В соответствии с этой информацией о деятельности банка органы надзора могут усилить предъявляемые к нему требования и даже закрыть банк в том случар, если его рейтинг CAMEL недостаточно высок. Запрещение слишком рис­кованных операций, направленное на сокращение риска недобросовестного пове­дения, помогает снизить и опасность ложного выбора, поскольку сокращение воз­можностей для риска сделает банковский сектор менее привлекательным для предпринимателей, склонных к риску[85].

Лицензия на открытие коммерческого банка выдается либо Контролером денежного обращения (при создании национального банка), либо банковскими властями штата (при создании банка штата). Для получения лицензии люди, пла­нирующие создать банк, должны подать заявку, описывающую будущую деятель­ность банка. Проанализировав эту заявку, регулирующие органы оценивают пред­полагаемую устойчивость банка: изучают качество будуЫего менеджмента, а так-

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПАНОРАМА

Базельское соглашение о требованиях к собственному капиталу с учетом риска

Возросшая интеграция финансовых рынков разных стран и необходимость создания единой рабочей площадки для банков из разных стран привели к подпи­санию в 1988 г. Базельского соглашения с целью выработки международных стан­дартов относительно требований к собственному капиталу банков. Официальны­ми целями соглашения были: 1) обеспечение финансовой стабильности в мире путем координации подходов разных стран к определению капитала, учету риска и стандартам достаточности капитала; 2) установление устойчивой связи между требованиями к величине банковского капитала и рисковостью его активов, вклю­чая разные формы риска при совершении внебалансовых операций.

Требования к собственному капиталу в рамках Базельского соглашения сформулированы следующим образом. Активные и внебалансовые операции раз­делены на четыре категории, каждой из которых присвоен определенный весовой коэффициент (вес) в зависимости от степени подверженности кредитному риску. Весовой коэффициент (вес) минимального риска равен нулю, в эту категорию входят активы с нулевым риском дефолта, такие, как резервы и государственные ценные бумаги. Следующей категории присвоен весовой коэффициент (вес) 20%, в нее входят активы с низким риском дефолта, среди них — межбанковские депо­зиты, облигации, полностью обеспеченные закладными под недвижимость, и ценные бумаги, выпущенные государственными органами. Третьей категории присвоен весовой коэффициент (вес) 50%, в нее входят муниципальные облига­ции и закладные резидентов страны. Последняя категория характеризуется наи­высшим весом 100% и включает в себя все остальные ценные бумаги (например, коммерческие бумаги), кредиты (например, коммерческие ссуды и кредиты на постройку недвижимости), а также основные фонды (здания банка, компьютеры и прочую собственность). Аналогичным образом разделены внебалансовые опера­ции: им присваивается коэффициент кредитного эквивалента, преобразующий их в балансовые операции, по которым уже установлен соответствующий вес. Например, резервный аккредитив, выступающий обеспечением коммерческой бумаги (долгового обязательства) клиента, учитывается с кредитным эквива­лентом 100%, а затем ему присваивается вес 100%, поскольку он подвергает банк тому же риску, что и непосредственный кредит этому клиенту.

СЮЖЕТ 13.2

Разбитым на соответствующие категории по степени риска активным и внебалансовым операциям банка присваивается определенный весовой коэффи­циент с учетом фактора риска, а затем они суммируются, и в итоге получается общая величина «активов с учетом риска». Банк должен удовлетворять двум нор­мативам достаточности капитала: его «базовый» капитал 1-го уровня (акционер­ный капитал) должен составлять не менее 4% от величины активов с учетом риска, а совокупный капитал (капитал 1-го уровня плюс капитал 2-го уровня, который включает в себя резервы на покрытие потерь по ссудам и субординиро­ванный долг) должен составлять 8% от суммы активов с учетом риска. (Суборди­нированный долг — это долг, который выплачивается только после осуществле­ния всех необходимых выплат вкладчикам и прочим кредиторам.) Для того что­бы ФРС отнесла банк к разряду хорошо капитализированных, он должен удовлетворять усиленным нормативам, по которым совокупный капитал должен составлять 10% от суммы активов с учетом риска, а капитал 1-го уровня — 6%.

же предполагаемые доходы банка и размер начального капитала. До 1980 г. выда­ющее лицензию учреждение изучало целесообразность создания нового банка с точки зрения общественных интересов. Зачастую банку отказывали в выдаче ли­цензии, если его создание могло повредить уже существовавшим на тот момент банкам. Сегодня антиконкурентный мотив (оправдывавшийся стремлением пре­дотвратить банкротства уже существующих банков) играет не столь значительную роль.

После получения лицензии банк должен предоставлять периодические (обычно ежеквартальные) отчеты об активах и пассивах, доходах и выплаченных дивиден­дах, долях владения, операциях на валютном рынке и пр. Помимо этого, регули­рующие органы по крайней мере раз в год проводят проверки деятельности банка с целью выяснения его финансового состояния. Во избежание дублирования уси­лий три федеральных агентства работают совместно и обычно принимают к рас­смотрению отчеты друг друга. Это значит, что проверка национальных банков, как правило, осуществляется Управлением Контролера денежного обращения, бан­ки—члены Федеральной Резервной Системы контролируются ФРС, а остальные банки инспектирует Р01С.

Проверка банков осуществляется инспекторами, о визите которых заранее не объявляется (с тем, чтобы нельзя было что-то подчистить в ожидании инспек­ции). Инспектора изучают бухгалтерский учет в банке, проверяя, выполняет ли банк предписания и нормативы, ограничивающие объемы вложений в те или иные виды активов. Если вложения банка в ценные бумаги признаются слишком риско­ванными, то инспектор имеет право обязать банк избавиться от них. В случае если инспектор приходит к выводу о возможности невозврата кредитов, он может обя­зать банк официально обозначить эти кредиты как невозвратные (т.е. списать их). Если же после проверки банка инспектор придет к заключению о недостаточности капитала банка, он может объявить его «проблемным», после чего проверки этого банка будут проводиться чаще.

Отделение банковского сектора от рынка ценных бумаг:

Закон Гласса-Стиголла (О^ЗБ^еадаП АсЛ)

До 1933 г. инвестиционная деятельность была для банков традиционной. Ввиду того что инвестиции непосредственно связаны с риском, разрешение на банковские операции в этой сфере увеличивало возможности для недобросовес­тного поведения. После сенсационных слушаний в Конгрессе, посвященных дея­тельности коммерческих банков на рынке ценных бумаг в годы Великой депрес­сии (общественность следила за ними с тем же интересом, что и за слушаниями по вопросам Уотергейта или Ирана), Конгресс в 1933 г. принял закон Гласса- Стиголла. Согласно этому закону, коммерческим банкам разрешалось работать с новыми выпусками государственных ценных бумаг, но запрещалось осуществлять подписку на корпоративные ценные бумаги или заниматься брокерской деятель­ностью. В то же время инвестиционным банкам запрещалось заниматься видами деятельности, свойственными коммерческим банкам. Дополнительными предпи­саниями банкам запрещалось продавать страховые полисы и заниматься небан­ковскими видами деятельности, отнесенными к разряду рискованных.

Лишь.немногие страны последовали примеру США в разделении рынка цен­ных бумаг и банковского сектора (см. Сюжет 13.3). Это разделение является основ­ным отличием системы регулирования банковского сектора в США и других стра­нах.


Отделение банковского сектора от рынка ценных бумаг в промышленно развитых странах

В крупнейших промышленно развитых странах допускаются различные формы взаимодействия банковского сектора и рынка ценных бумаг. Можно выделить три основных типа организации этого взаимодействия.

Первый тип соответствует универсальной банковской системе, которая су­ществует в Германии, Нидерландах и Швейцарии. В рамках такой системы не предусматривается никакого водораздела между банковским сектором и рын­ком ценных бумаг. При универсальном типе банковской системы коммерчес­кие банки предоставляют весь спектр банковских услуг, услуг по работе на рынке ценных бумаг и страхованию. Все эти услуги предоставляются одним юридическим лицом. Банкам разрешено владеть крупными пакетами акций ком­мерческих фирм, что они часто и делают.

Универсальная банковская система английского образца, соответствую­щая второму типу, установилась в Великобритании и тесно связанных с ней странах, таких, как Канада и Австралия. Универсальный банк британского типа осуществляет подписку на ценные бумаги, но отличается от универсального бан­ка немецкого типа по трем пунктам: более широкое развитие юридически неза­висимых филиалов; долевое участие коммерческих фирм в капитале банков встре­чается реже; менее распространено и объединение банков и страховых компаний.

Третий тип банковской системы основан на законодательном разделении банковского сектора и рынка ценных бумаг — так, как это сделано в США и Японии. Основное различие между американской и японской банковскими сис­темами состоит в том, что японским банкам разрешено владеть довольно круп­ными пакетами акций коммерческих фирм, в то время как американским это запрещено. Кроме того, большинство американских банков организационно по­строены в виде банковского холдинга, а в Японии это не разрешается. Несмотря на то что банковский сектор официально отделен от рынка ценных бумаг зако­ном Гласса—Стиголла в США и разделом 65 японского закона о ценных бума­гах, в обеих странах коммерческие банки все более активно занимаются операци­ями с ценными бумагами, а потому банковская система этих стран постепенно принимает вид универсальной банковской системы английского типа.

<< | >>
Источник: Мишкин Ф.. Экономическая теория денег, банковского дела и финансовых рынков: Учебное пособие для вузов/Пер. с англ. Д.В. Виноградова под ред. М.Е. Дорощенко. — М.: Аспект Пресс,— 820 с.. 1999 {original}

Еще по теме АСИММЕТРИЧНОСТЬ ИНФОРМАЦИИ И РЕГУЛИРОВАНИЕ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА:

  1. АСИММЕТРИЧНОСТЬ ИНФОРМАЦИИ И РЕГУЛИРОВАНИЕ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА
  2. Глава 13. КРИЗИС СИСТЕМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА
  3. Глава 13. КРИЗИС СИСТЕМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА
  4. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ СИСТЕМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА
  5. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ СИСТЕМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА
  6. 14.Концепция асимметричности информации.
  7. 1.3.6.Концепция асимметричной информации
  8. Вопрос 57. Рынки с асимметричной информацией.
  9. Вопрос 62. Акерлоф Дж., Спенс М., Стиглиц Дж. о теории асимметричной информации.
  10. АСИММЕТРИЧНОСТЬ ИНФОРМАЦИИ: ЛОЖНЫЙ ВЫБОР И РИСК НЕДОБРОСОВЕСТНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  11. АСИММЕТРИЧНОСТЬ ИНФОРМАЦИИ: ЛОЖНЫЙ ВЫБОР И РИСК НЕДОБРОСОВЕСТНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  12. 2.Концепция асимметричности информации (Стюарт Майерс и Николас Майджлаф 1984 г.)
  13. Политика государства в отношении банковского сектора
  14. Цели и условия развития банковского сектора