<<
>>

2.2.2. Единство организационных методов

Организационная концепция А.А. Богданова совершенно проста, и как все про­стое — гениальна. Она дает нам эвристику для поиска новых путей реорганизации орга­низаций. Эта эвристика означает для практики и теории утверждение, что «все есть ор­ганизация».
Эксплицитно это означает, что «все методы суть организационные». А.А. Богданов фактически приводит нас к необходимости понять и изучить все и всякие методы как организационные, что является большим шагом вперед при условии, чтобы организационные методы подвергались научному обобщению.

Если бы организационные методы в одной области были одни, в другой — другие, совершенно с ними несходные, в третьей — третьи, например в организации вещей, т. е. в технике, не имеющие ничего общего с методами организации людей, т. е. экономики, или организации опыта, т. е. мира идей, то овладеть ими стало бы нисколько не легче от того, что все они будут обозначены как организационные. Совсем иное, если по исследо­ванию окажется, что между ними возможно установить связь, родство, что можно подчи­нить их общим законам.

Тогда течение этой связи, этих законов позволит людям наи­лучшим образом овладеть этими методами и планомерно развивать их и станет самым мощным орудием всякой практики и всякой теории.

Самое глубокое различие, какое известно нам в природе, — это различие между стихийностью и сознательностью, между слепым действием сил природы и планомерны­ми усилиями людей. Здесь надо ожидать наибольшей разнородности методов, наиболь­шей их несводимости к единству. Возникает акт подражания человека природе в приемах и способах организационной деятельности. Сама возможность подражания — в сущности уже достаточное доказательство того, что между стихийной организующей работой при­роды и сознательно-планомерной работой людей нет принципиального, непреодолимо­го различия.

Не может быть подражания там, где нет ничего общего. Но еще ярче и убе­дительнее выступает эта основная общность там, где человек, не подражая природе, выра­батывает такие же организационные приспособления, какие потом находит и в ней.

Итак, пути стихийно-организационного творчества природы и методы сознатель­но-организационной работы человека, взятые по отдельности и вместе, могут и должны подлежать научному обобщению. Переходя к масштабу еще более широкому, мы нахо­дим самый распространенный в природе метод сохранения или восстановления равнове­сий: периодические колебания или «волны». Это как бы общая модель для бесчисленных процессов неорганического мира — как непосредственно наблюдаемых, так и прини­маемых наукой в силу теоретической необходимости. Волны в воде, звуковые колебания воздуха, тепловые вибрации в твердых телах, электрические — световые и «невидимые», от герцевских до рентгеновских, а на другом конце Вселенной «вращения» небесных тел — все они могут быть представлены как сложные периодические колебания...

Но эта модель столь же неограниченно применима и в области жизни: почти все ее процессы имеют периодически колебательный характер. Таковы пульс и дыхание, работа и отдых каждого органа, бодрствование и сон организма. Смена поколений представляет ряд накладывающихся одна на другую волн — настоящий «пульс жизни» в веках, и т. д.

Большинство философов и значительная часть психологов принимают до сих пор еще иную «непереходимую границу»: между «материальной» и «духовной» природой, или между «физическим» и «психическим». Тут можно было бы опять предположить со­вершенную несводимость к единству организационных методов. Однако те же филосо­фы и психологи признают, в разной степени и под разными названиями, параллелизм психических явлений с физическими нервными процессами. Но параллелизм означает именно то, что связь элементов и сочетаний на одной стороне соответствует связи на дру­гой, т. е. что имеется основное единство способов организации. И любой продукт «духов­ного творчества» — научная теория, поэтическое произведение, система правовых или нравственных норм — имеет свою архитектуру, представляет расчлененную совокуп­ность частей, выполняющих различные функции, взаимно дополняя друг друга: прин­цип организации тот же, что и для каждого физиологического организма.

Научно возможный вывод один: действительное единство организационных мето­дов, единство их повсюду — в психических и физических комплексах, в живой и мертвой природе, в работе стихийных сил и сознательной деятельности людей. До А. А. Богданова оно точно не устанавливалось, не исследовалось, не изучалось, т. к. не было всеобщей орга­низационной науки. И наш великий соотечественник дал теоретический ключ к поиску решений этих воистину космических задач.

<< | >>
Источник: Лисичкин В.А., Лисичкина М.В.. СТРАТЕГИЧЕСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ: — М.: Изд. центр ЕАОИ. — 329 с.. 2007

Еще по теме 2.2.2. Единство организационных методов:

  1. 8.6.5. Методы управления организационной культурой
  2. 2. Методы изучения организационной культуры
  3. 8.6.3. Методы изучения организационной культуры
  4. Организационно-распорядительные методы регулирования обращения денег.
  5. Документы организационного, организационно-распорядительного и организационно-методического характера.
  6. Принцип единства
  7. Принцип единства системы государственной власти.
  8. 20. ЗАКОН ЕДИНСТВА АНАЛИЗА И СИНТЕЗА
  9. Правительство Народного единства в Чили.
  10. Принцип единства
  11. Принцип единства основных требований, предъявляемых к государственной службе
  12. Проблема культурного единства общества