<<
>>

Влияние рынков на культуру

Прежде всего я рассматриваю влияние культуры на рынки. Однако альтернативная тема — влияние рынков на культуру — настолько популярна в экономической социологии, что следует сказать о ней несколько слов.
Теоретики- классики, занятые проблемой понимания современности, рассматривали экономические изменения как мощный фактор, влияющий на культуру. Конечно, степень, в которой они считают хозяйство всемогущим, варьируется от детерминизма Маркса до концепции реципрокного влияния Вебера. При этом они обращают внимание на различные элементы хозяйственных изменений: по мнению Маркса, именно капитализм занимает ключевые позиции; Вебер полагал, что рынки трансформировали человеческий опыт; для Дюркгейма наи-более важным фактором было разделение труда [ОигкЬет (1893) 1984] ; для Зиммеля главной силой —выступали деньги [81шше1 (1907) 1978; Ро^ 1993]. Но несмотря на эти различия все они полагали, что хозяйственные изменения разрушили первобытные [рптогсИа1] формы жизни [Шг$с1гтап 1986Ь]. Все они сходятся в оценке сущности культурной трансформации, принесенной хозяйственными изменениями: индивидуализация, тенденция к абстрактному рациональному мышлению, уход от примордиальных приверженностей и идентич- ностей, опасное непостоянство человеческих отношений и новые представления о свободе.
В течение многих лет центральная роль рынка для культуры оставалась одной из немногих позиций, в отношении которых критики были единогласны. По мнению марксистов, рынки труда ведут к отчуждению, а рынки потребительских товаров порождают товарный фетишизм. Многие либералы полагали, что рынки оказывают деградирующее воздействие на культуру, низводя ее до уровня примитивнейшего общего знаменателя вкусов. Консерваторы опасались, что рынки разорвут традиционные узы, сдерживающие человеческую алчность. Зелизер включает все это в концепцию «безграничного рынка» [ЬоипсИеи тагкеГ], согласно которой последний представляет собой «непрерывно распространяющуюся деструктивную силу», «аморальную денежную основу» [ашога1 сазк-пехих], проникающую во все сферы человеческой жизни [2еНгег 1988: 619].
Эта традиция уязвима для двух взаимодополняющих видов критики с эм-пирической точки зрения. Историки ставят под сомнение утверждение о том, что рынки оказывали столь всеобъемлющее воздействие, и не уверены, что все ориентации и отношения, которые они приписывают рынкам, предшествовали индустриальной эпохе (если не рынкам как таковым). В своей известной работе М. Грановеттер утверждает, что калькулятивная рациональность была более распространена в докапиталистических формациях и гораздо менее универсальна в капиталистических обществах, чем это обычно предполагается [Сгапоуеиег 1985]. По мнению А. Макфарлейна, приписываемые капитализму индивидуа-листические черты существовали в Англии за много веков до возникновения рыночного общества. А. Сильвер, напротив, заявляет, что ранний капитализм не только не сводил социальные отношения к денежным расчетам [сахН пехиз], но и укреплял узы дружбы, проводя четкие границы между сферами личных отношений и эгоистической конкуренции.
Ряд авторов исследует влияние рынков в современную эпоху. Выполненный Р Лейном конспективный обзор множества релевантных эмпирических работ является лучшим в своем роде. Вот некоторые из его выводов: рыночное поведение отнюдь не лишено аффектов — оно настолько «пропитано эмоциями», что рациональность и максимизация полезности могут оказаться поведенчески несостоятельными; денежный обмен, согласно утверждениям Зиммеля, способствует когнитивной комплексности, однако может вредить рациональности; наконец, рынки порождают растущее «ощущение собственной ответственности» [«5е1Г-аипЬШ10п» оГ гехропхНэШгу] и принятия на себя вины [У1сйт-Ыатт(>] [Ьапе 1991: 77, 95, 113, 180].
Как утверждает В. Зелизер, взаимопроникновение культуры и экономических рынков настолько глубоко, что на аналитическом уровне возможно лишь частичное их разведение [2еНгег 1988]. С одной стороны, авторам, изучающим переход от нерыночных к рыночным обществам, может казаться вполне очевидным, что рынки изменяют вид и сущность почти всего, к чему прикасаются. Однако, с другой стороны, авторам, которые пытаются найти причинно-след- ственные связи и вычленить особые элементы отношений между хозяйством и культурой, влияние рынков на культуру может казаться весьма незначительным, неоднозначным и противоречащим интуитивным представлениям. Отчасти этот парадокс может отражать трудности сопоставления таких конструктов, как дружба или индивидуализм, которые сами по себе суть продукты определенных типов общества, широко варьирующиеся во времени и пространстве.
<< | >>
Источник: Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др.. Западная экономическая социология: Хрестоматия современной классики Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН),2004. — 680 с.. 2004 {original}

Еще по теме Влияние рынков на культуру:

  1. Влияние культуры в экономической социологии
  2. 4.2. ВЛИЯНИЕ КУЛЬТУРЫ НА ПОВЕДЕНИЕ
  3. Влияние культуры на организационную эффективность
  4. Влияние на организационную культуру этнонациональных факторов
  5. 46. ВЛИЯНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИИ
  6. § 1. Понятие культуры. Культура как базис обществаО разных ПОНЯТИЯХ культуры
  7. 4.6.6. Русская культура XIX века и ее вклад в мировую культуру
  8. Взаимодействие культуры и экономики.Социальные функции культуры
  9. 30. СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ КУЛЬТУРЫ. ВИДЫ И ФУНКЦИИ КУЛЬТУРЫ
  10. § 3. Культура и общество: социальные свойства и функции культуры
  11. 15. Курение и его влияние на здоровье человека. Табачный дым, его составные части, влияние табачного дыма на окружающих (пассивное курение).
  12. Взаимодействие культуры организации и национальной культуры
  13. 9.2.3. Услуги в сфере культуры, искусства, образования, физической культуры, туризма, отдыха и спорта
  14. 3.3.2.3. Услуги в сфере культуры, искусства, образования физической культуры, туризма, отдыха и спорта