<<
>>

ТОТАЛИТАРНЫЙ ДИСКУРС

Прежде чем говорить о конкретных языковых чертах советского языка (или, как его нередко называют, «дере-вянного языка», франц. '1ап§ие с!е Ъо1з'), необходимо сказать несколько слов о самых общих признаках тоталитарного дискурса (ТД) вообще.
В первую очередь это гораздо больший, по сравнению с «нормальным» обществом, удельный вес ритуализован- ной речевой сферы (см.: Левин 1994) .
Вся ритуализован- ная речевая сфера построена на формулах . При этом со-вершенно не важно, насколько эти формулы соответствуют тому, о чем говорится. Весь смысл их употребления сосре-доточивается именно в самом соблюдении ритуала. Как пишет по этому поводу в указанной работе Ю. И. Левин, в ТД
оппозиция истина/ложь замещается оппозицией правиль-но/неправильно .
Герою известной песни А. Галича, «знатному рабочему» Кли- ; му Петровичу Коломийцеву, референт по ошибке дает текст речи, предназначенный женщине, однако прочитанные им с трибуны слова «Израильская <...> военщина известна всему свету // Как мать говорю и как женщина: // Требую их к ответу» не вызывают в зале никакой реакции, так как никто не об-ращает внимания на смысл произнесенного. То, что сказано, сказано в «правильной» форме, в «правильное» время и в «пра-вильном» месте. Смысл высказывания отходит на второй план, , учитывается прежде всего то, что произнесенное имеет требу- , емые формальные признаки, не выходит за рамки дискурса.
В ТД не допускается никакой деятельности, которая не была бы полностью предсказуема. Это относится и к речевой деятельности, по крайней мере осуществляемой публично. Соблюдение «правил игры» обеспечивается простым, но надежным методом — нарушителю грозит уго-ловное наказание.
Разумеется, ритуализованная речевая сфера есть в любом дискурсе (ср., например, стандартные ответы на приветствия типа «как поживаете?» или «как дела?», сюда же относится и деловой субдискурс с его формулами из служебных характеристик («пользуется заслуженным уважением») или «писем-отношений» («настоящим свидетельст-вую») . Однако в ТД роль ритуализованной речевой сферы гипертрофирована: ритуализованным становится весь дискурс средств массовой информации, все тексты речей, докладов и выступлений, независимо от того, где происходит дело — на профсоюзном, партийном собрании или собрании жилищной конторы, на заводе, в школе или в универ-ситете. «Застывают» и ритуализуются все речевые практики, вся языковая сфера вплоть до художественной литературы и кинофильмов.
Центральное место в ТД занимает субдискурс, который Ю. И. Левин называет лозунговымВ виде спущенных сверху лозунгов-констатаций он «задает узловые точки то-талитарного дискурса» в целом (Народ и партия едины; Да здравствует великий Советской народ — строитель коммунизма; СССР — оплот мира и прогресса; Вперед к победе коммунизма и т. д.). Несмотря на то что ТД носит ритуальный, или, по словам Ю. И. Левина, даже орнамен-тальный характер, в нем есть и практическая сторона (то, что Левин называет «деловой частью», указывая прежде всего на донос, тайный или публичный). Однако «деловая» составляющая содержится и в любом публичном выступ-лении, газетной статье, радио- или телепередаче. Сверху исходит установка как и что следует говорить и делать; встречное движение снизу — свидетельство лояльности, преданности, «энтузиазма», «глубокого удовлетворения».
«Неделовая часть» ТД представляет собой преимущественно имитацию праздничного (в широком смысле) субдискурса.
Для тоталитарного общества характерна гипер- семиотизация всех сфер жизни, причем используется это для того, чтобы придать жизни хоть какое-то подобие праздничности. (Ср. название улиц в новых и, как правило, безликих районах советских городов: проспект Героев, шоссе Энтузиастов; то же — названия колхозов «Светлый путь», «Новая жизнь»; то же — строки из песен типа «Мы рождены, чтобы сказку сделать былью»; «И никто на свете не умеет // Лучше нас смеяться и любить» и т. п.)
Ю. И. Левин (Левин 1994: 149) ссылается на Ханну Арендт, которая пишет про «ужасный, деморализующий восторг, возникавший от одного предположения, будто гигантская ложь и чудовищный обман смогут... утвердиться как безусловные факты, что человек будет в силах менять свое прошлое как захочет и что разница между правдой и ложью уже не будет объективной, а станет... делом власти и хитроумия, давления и бесконечных повторов». В художественной литературе эта ситуация особенно ярко представлена в романе Дж. Оруэлла «1984 год» («министерство правды»). В работе Ю. И. Левина утверждается, что для до-стижения необходимого эффекта не обязательно, чтобы все высказывания текста были ложными. В условиях, когда ложь становится настолько чудовищной, гипертрофированной, что выходит за рамки здравого смысла, высказывания, которые невозможно оспорить (Широка страна моя родная, Ц Много в ней лесов, полей и рек), как бы заражаются от ложных (Я другой такой страны не знаю, Ц Где так вольно дышит человек) и в тексте (в данном случае знаменитой песни) становятся совершенно равноправными.
Учитывать эту особенность важно, когда рассматриваются возможные подходы к ТД. Ю. И. Левин выделяет два принципиально различных подхода — «извне» и «изнутри». Первый считается неадекватным, так как не учитывает отмеченную выше «нейтрализацию» истинностного значения в ТД. В рамках этого похода (условно называемого советологическим, так как он широко использовался в западной советологии) в текстах ТД все высказывания проверяются на истинность, истина тщательно отделяется от лжи, однако в силу указанных выше причин это оказывается бессмысленным или малопродуктивным занятием.
В рамках подхода «изнутри» возможны две точки зрения: 1) конформистская, или официальная, согласно кото-рой любое высказывание, надлежащим образом представленное, является истинным; однако в данном случае само понятие истинности становится нерелевантным, так как ис-тинность ставится в зависимость от внешних формальных свойств высказывания; 2) нонконформистская точка зрения: эта позиция предполагает принципиальное неразли-чение истины и лжи в ТД, приравнивание их друг к другу по причинам, указанным выше.
<< | >>
Источник: Бахтин Н. Б, Головко Е. В.. Социолингвистика и социология языка: Учебное пособие. — СПб.: ИЦ «Гуманитарная Академия»; Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге,2004. — 336 с.. 2004

Еще по теме ТОТАЛИТАРНЫЙ ДИСКУРС:

  1. «СПОСОБЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ» ДИСКУРСОВ
  2. ЧТО ТАКОЕ ДИСКУРС?
  3. ДИСКУРС И ДИСКУРСНЫЙ АНАЛИЗ
  4. Общество как дискурс
  5. ТРАКТОВКА ПОНЯТИЯ «ДИСКУРС» В СОВРЕМЕННЫХ РАБОТАХ
  6. 29. Тоталитарный режим
  7. Тоталитарные институты
  8. Тоталитарные институты
  9. *Тоталитарные государства
  10. Вопрос 36 ТОТАЛИТАРНЫЙ РЕЖИМ
  11. Вопрос 37 ОТЛИЧИЯ МЕЖДУ АВТОРИТАРНЫМ И ТОТАЛИТАРНЫМ РЕЖИМАМИ
  12. 30. Политическая практика тоталитарных режимов
  13. 5.6.4. Становление тоталитарного режима в СССР в 30-е годы
  14. 5.6.4. Становление тоталитарного режима в СССР в 30-е голы
  15. Тоталитарный институт
  16. § 82. Тоталитарные и авторитарные режимы
  17. Политика тоталитарных режимов.
  18. ЯЗЫК СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ
  19. РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
  20. РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА