<<
>>

§ 4. Типовые переменные Т. Парсонса:к универсалистски-достиженческому обществу

Достаточно комплексную и емкую систему критериев социальных действий, их мотиваций предложил классик мировой социологии Т. Парсонс, который, по его собственному признанию, разрабатывая типовые переменные ценностных ориентации действий, обобщил идеи своих ранее упомянутых предшественников*.
К сожалению, в отечественной социологии идея Т. Парсонса (на наш взгляд, наиболее в содержательном отношении плодотворная из всех его гипотез, теоретических схем) не получила серьезного осмысления. Между тем сам Т. Парсонс утверждает: «Я думаю, что самой важной нитью, поддерживающей преемственность в моей научно-теоретической деятельности, была так называемая схема переменных образцов ценностной ориентации, которая выступала в качестве главного теоретического каркаса для анализа социальных систем»**.
В науке принят термин «типовые переменные социального дей-ствия», которые позволяют вскрыть (под определенным углом зрения, конечно) существенные, содержательные характеристики мотивов, имеющих принципиальное, фундаментальное значение для понимания организации социальной жизни у того или иного народа, позволяют уловить сущность социально-исторической реальности в ту или иную эпоху.
Основу этой системы мотивационных показателей составляет анализ способов ориентации Актора на другого: на что (какие свойства, принципы, критерии) он ориентируется, строя свои отношения с другими (в ситуациях, требующих выбора). Эти способы представлены как альтернативы.
Соответственно, система данных альтернатив позволяет не только более многосторонне охватить единичное действие Актора, но и глубже уяснить специфику организации социальной жизни.
Эти пары характеризуют возможности альтернативы:
1) ориентация индивида при оценке поведения другого на какое-то общее универсальное правило или на некие партикулярные (частные, обособленные, неофициальные, субъективно-произвольные) критерии, являющиеся неким исключением из этих общих правил («универсализм — партикуляризм»);
* См : Парсонс Т. Система современных обществ — М., 1997, с 210, 227. ** Там же, с. 227, 229.
154
ориентация индивида при оценке поведения другого на дос тижения, квалификацию, профессионализм последнего или при обретенное им от рождения (пол, нация, возраст, положение в се мье), приобретенное недостиженческими путями — связи, дружес кие отношения («достижения — приписывания»; вслед за Р. Линто- ном, который ввел в научный оборот понятия «приписанный» (от рождения) или «достигаемый» статус, Т. Парсонс называет припи сывание «аскриптивностыо», и ныне это понятие широко исполь зуется в социологии);
ориентация Актора в своих действиях на личную выгоду, лич ный интерес или на интересы коллектива, членом которого он яв ляется («ориентация на себя — ориентация на коллектив»). В даль нейшем, кстати, Т. Парсонс эту альтернативу исключил;
принятие Актором на себя широких (диффузных) обязаннос тей в данной ситуации или выполнение специфических, специализи рованных обязанностей («диффузность — специфичность»);
использование Актором в своих действиях по отношению к другому эмоциональных (аффективных) или рациональных (аффек тивно нейтральных) критериев, оценок («аффективность — аф фективная нейтральность»).
Достаточно скрупулезно выделенные Т.
Парсонсом основные альтернативы (в реальной жизни их гораздо больше) свидетельствуют о предельной многомерности мотивации конкретного со-циального действия.
Представим, что молодой талантливый ученый обратился к директору своего НИИ с просьбой выделить ему средства для продолжения перспективных исследований. Сегодня финансирование науки резко ограничено. На всех денег не хватает. Нужен выбор. Как будет рассуждать директор? Из каких критериев, аргументов будет исходить? «Да, у данного ученого неплохие показатели в разработке крайне нужной темы (достиженческие критерии), и по всем общим правилам именно его следовало бы поддержать (критерий универсализма). Но вышестоящий руководитель просил выделить средства на проект, разрабатываемый его сыном (аскриптивный критерий), который работает в этом же институте и у которого, если судить по общим правилам, мало шансов получить без директорской поддержки эти средства (партикуляризм). А мне очень нужна поддержка этого руководителя в ходе выборов в академики («ориентация на себя»). Да и молод этот «гений» (аскриптивный критерий), дерзок, независим, поэтому не очень мне симпатичен (аффективный критерий). Но все-таки, может быть, не стоит обращать внимание на личную неприязнь, обиду, возраст, другие «нюансы», если эти исследования наверняка принесут успех, весомый результат («ориентация на достижения»)?
Какие из этих ориентации возьмут верх? Каждая из предложенных альтернатив, как видим, вносит свою лепту в выбор мотива.
155
Борьба мотивов — так называют социологи ситуацию, аналогичную этой, — порождает довольно мучительные, чаще всего невидимые со стороны, внутренние переживания. На выбор Актором конкретного варианта мотивации влияет ряд обстоятельств: ситуация, собственная нравственная культура и, что самое главное, принятая в данном институте (или еще шире — в данном обществе) система ценностей, приоритетов. Последнее обстоятельство во мно-гом определяет (предопределяет) наиболее вероятный, типичный для данной системы социальных взаимодействий выбор.
Временно отклонимся от темы, чтобы сделать некоторые уточнения, разъяснения.
Первое. «Аскриптивность — достиженчество», как и «универсализм — партикуляризм», — это крайние позиции различных векторов социального континуума. Они имеют множество промежуточных форм, исторических вариаций.
В своей крайней, исторически ранней форме аскриптивность проявляется в предпочтении, которое отдается родственнику, соседу, земляку, человеку той же национальности и т.д.
В процессе социального развития возникают иные варианты ас-криптивности: предоставление привилегий, наследуемых детьми (сословная организация общества, престолонаследие монаршей власти и т.д.). Аскриптивность приобретает все более яркий оттенок, который и ранее в ней присутствовал, — оттенок «близости к тебе, верности», предоставление привилегий людям, продемонстрировавшим личную преданность (принцип личного служения), и др. Приобретают новый оттенок и вариации проявления аскрип-тивности: ориентация на связи, кумовство, а не на способности, квалификацию.
Современные вариации аскриптивности препятствуют успеху дела, достижениям — это подбор и выдвижение кадров по критериям не профессионализма, а личной преданности, родственных, дружеских связей, стремление окружить себя не профессионалами, а верными «слугами». Часто употребляемое ныне слово «команда» в одном обществе воспринимается как группа проверенных в деле, морально честных и порядочных профессионалов, а в другом — как несколько особо доверенных людей, которые не выдадут, которые служат не делу, а «хозяину», которые дружат домами и т.д.
Универсализм прежде всего предполагает применение единого (универсального) критерия при оценке деятельности любого человека, при его нравственной (все должны быть честными, порядочными) и юридически-правовой оценке (все должны подчиняться закону и нести одинаковую ответственность).
156
В современной жизни партикуляризм проявляется в наличии двойной морали (к подчиненным одни требования, к начальнику — другие), в предоставлении исключений, привилегий, эксклюзивных прав своим приближенным и т.д.
Аскриптивность тесно связана с партикуляризмом. Соответственно универсализм чаще всего тяготеет к ориентации на достижения.
Второе. Сами по себе альтернативы нейтральны, ни один из ¦)тих вариантов не является безусловно хорошим или безусловно плохим — все зависит от конкретных условий, ситуации.
Так, есть обоснованный партикуляризм — предоставление льгот инвалидам, ветеранам, пенсионерам. Ориентация на такие аск-риптивные свойства, как детский или, наоборот, преклонный возраст партнера, плохое состояние его здоровья, является безус-иовным основанием для социальной поддержки больных, инвалидов, детей, молодежи, стариков, предоставления им социальных льгот. Поэтому абсолютизация универсалистски-достиженческих критериев, полное пренебрежение аскриптивными началами мо-1 ут стать причинами цинизма и «бездушия» общества. В то же время безусловного порицания заслуживает практика, когда аскрип-гивные свойства (близкий родственник, знакомый) становятся основанием для приема на работу, выдвижения на ответственный пост и т.д.
Не может быть однозначно положительно или негативно оценена и ориентация на достижение. Конечно, исторически именно данная ориентация в своей неотвратимости оказалась способной уничтожить кровно-родственные, клановые предрассудки. В центре ее находится индивид, способный и желающий достигнуть в жизни многого своими руками. Идеологическое выражение дости-женческой ориентации приобрело в США статус «американской мечты». Т. Парсонс, пытаясь найти «господствующую ценность», которая могла бы рассматриваться в качестве идейно-нравственной основы существующей социальной системы, указывал (как и многие другие -социологи, политологи, философы, журналисты, политики) на стремление к достижению успеха. Американская культура характеризуется упором на достижение личного успеха. В США стал традиционным и приобрел большую популярность и идеологическую значимость образ-символ «человека, сделавшего самого себя».
Но подобная ориентация таит и серьезные нравственные и социальные негативные последствия.
Так, М. Мид, известный американский социальный антрополог, после многолетних исследований пришла к выводу, что стыд, пожалуй, сильнее всего ощущается в связи с неудачей... родителей, которые не преуспели. Жизненная неудача осуждается нами как не-
757
простительный грех. Осуждение этого «греха» у нас сильнее, чем осуждение нарушения десяти заповедей. Неудача становится безжалостным социальным прессом. Конечно, американское общество оказывает разностороннюю поддержку тем, кто аскриптивно не может достигнуть равного с другими успеха — инвалидам, больным и т.д.
Но вместе с тем осуждение жизненной неудачи очень ощутимо давит на человека. Страх получить «клеймо» неудачника становится одной из наиболее распространенных причин девиантного (отклоняющегося) поведения, в том числе преступности. Автор одной из самых известных концепций девиантного поведения Р. Мертон считает, что причиной девиации является расхождение между навязываемой обществом цели достижения личного успеха и тех возможностей, средств, которыми могут воспользоваться люди различных слоев общества. Моральный мандат на достижение успеха осуществляет давление, принуждающее к тому, чтобы всячески добиваться успеха, побуждает к использованию не только честных, но, если необходимо, и нечестных средств*.
Или другой пример. Патернализм, безусловно, является вариацией кровно-родственной аскриптивности по отношению к тем, кто служит тебе верой и правдой. На нем, в частности, организовано (и достаточно эффективно) производство в Японии. Патернализм рождает во многом бескорыстную заинтересованность хозяина в благополучии своих работников и заинтересованность работников в успехах хозяина. Не патернализмом ли объясняется японское качество, для достижения которого, как показал опыт, необходимы особая моральная ответственность, чувство профессионального или иного долга?
Этот пример не только еще раз подтверждает идеологическую нейтральность рассматриваемых критериев, но и свидетельствует об относительности дихотомии, противопоставления аскриптивности и достижения. В определенных ситуациях ориентация на аск-риптивность является достаточно приемлемым средством для получения высоких достижений. Опыт Японии позволяет выдвинуть предположение, что клановость, общинность подчас могут удачно соответствовать требованиям достиженческой ориентации.
Тем самым эффективная адаптация аскриптивных форм к инду-стриальному и постиндустриальному развитию позволяет предположить, что в некоторых ситуациях и некоторых культурах аскрип-тивность и достиженчество могут дополнять друг друга.
То же касается и альтернативы «эффективность — аффективная нейтральность». Казалось бы, желательно, чтобы Актор принимал решения аффективно нейтрально. Но зачастую чувства (гордость за
* См. подробнее1 Мертон Р. Социальная теория и социальная структура// СОЦИС. — 1992. — № 2—4
158
свою профессию, чувство долга, призвания и. др.), т.е. аффекты, становятся основой высокозначимых действий подлинных профес-сионалов. Включая в систему альтернатив пару «эффективность — аффективная нейтральность», Т. Парсонс, по его собственному признанию, руководствовался стремлением оценить профессиональную ориентацию, которая была бы «незаинтересованной», бескорыстной (исключающей, например, рациональные расчеты врача относительно богатства пациента), желанием уместить в «одной аналитической схеме» и рационализм, и свойственные человеку нерациональные эмоции или аффект*.
Идеологическую нейтральность этой альтернативы следует рассматривать и в более широком контексте. Так, известно, что у народов Востока считается приоритетным эмоционально-чувственное отношение к объекту. Это отнюдь не значит, что Восток лишен рационализма, однако он не является приоритетным. И подобное отношение к объекту в реальной практике нередко может быть более эффективным, целесообразным (пример, приведенный Т. Парсонсом, — тому подтверждение).
* * *
Вернемся к директору НИИ. Мы оставили его в раздумьях. Если для него важнее всего достиженческие и универсальные характеристики, то способный (хотя и не очень симпатичный директору) молодой ученый может надеяться на поддержку. Более того, все работники этого НИИ будут ориентированы на развитие своих профессиональных качеств, стремясь завоевать признание среди коллег, руководства благодаря не знакомствам, подхалимажу, а своим профессиональным успехам. Иначе говоря, утверждение дости-женческих и универсалистских критериев стимулирует профессиональную активность, инициативу, уверенность в наличии равных универсальных условий.
Если же в данном НИИ (или более широко — в обществе) процветает кумовство, отсутствуют единые универсальные требования, то такой нравственный климат вряд ли будет способствовать росту профессиональной активности и инициативы...
Подобные выводы вполне правомерны применительно и ко всему оба1еству.
Тем самым мы получаем возможность начать анализ типов со-циально-исторической реальности на основе переменной мотивации социального действия Т. Парсонса. Определяющими, решающими для выявления собственно социального содержания действий Т. Парсонс считал первые две из перечисленных альтернатив: «универсализм — партикуляризм»; «достижения — приписывания». Именно их вариации и сочетания позволяют вскрыть наиболее важные черты организации социальной жизни на том или ином историческом отрезке времени.
* Парсонс Т. Система современных обществ, с. 227, 228.
159
В качестве базовых имеются два типа социально-исторической реальности.
Первый тип характеризуется доминированием партикуляристс-ки-аскриптивной мотивации социальных действий. Это, как правило (по европейским меркам), традиционное общество (родовая община, раннефеодальное общество и т.п.). В центре ее биологическая (кровно-родственная) и территориальная связь (совместное проживание родовой общины). Ведущая ориентация — принадлеж-ность человека к группе «своих» людей (а не его навыки, умения) и, соответственно, различные требования к «своим» и к чужакам.
Второй (идеальный) тип социально-исторической реальности характеризуется доминированием «универсализма» и «достижения». Это, по мнению Т. Парсонса, характерно для организации социальной жизни в современных западных странах.
Этот тип социально-исторической реальности формируется на основе признания всеобщего значения этических ценностей (христианства). Данные ценности и, что не менее важно, закон имеют универсальный характер, любые проявления партикуляризма, как правило, исключаются, и никто на них, как правило, не рассчитывает.
Этический и правовой универсализм тесно связан с достижен-ческой ориентацией, которая формирует деловитость, инициативность, надежду на собственные силы, успех, а с другой стороны, уважение к людям, проявляющим инициативу, их поддержку или (по крайней мере) толерантное к ним отношение. Формируется здоровый индивидуализм (расчет на собственные силы, личная ответственность за себя, отсутствие социального иждивенчества). Утверждается идеология хшзненного успеха. Но достиженческая ориентация должна быть вписана в рамки строгих морально-этических и правовых норм, приоритетов в целях предотвращения игнорирования интересов других, проявления открытого воинствующего эгоизма.
Партикуляристско-аскриптивная мотивация не исчезает, но об- \ ласть ее распространения резко сужается, она вытесняется в сферу] малой семьи (значения более широких структур родства приобре- : тают преимущественно символический характер), проявляется в социальной благотворительности.
Рассмотренные два базовых типа социально-исторической реальности — это идеальные типы, в которых сконцентрированы лишь наиболее важные переменные, признаки. В реальной социальной жизни они наполняются многими новыми краскам и оттенками, существуют как в более совершенных, так и в переходных формах.
160
Как видим, по мнению Т. Парсонса, партикуляризм и аскрип-гивность представляют собой архаичные, а достиженчество и универсализм — более развитые, современные (модерные) способы «ориентации на другого». Но реальная жизнь намного противоречивее, чем идеальные схемы, которыми пользуется ученый.
И еще несколько слов. Аскриптивно-партикуляристский тип социальных действий и соответствующая организация общественной жизни в наибольшей мере характерна для традиционного общества как на Востоке, так и на Западе, т.е. характерна для всех стран на определенной ступени их развития. Вот почему не совсем правы те, кто приписывают черты традиционного общества (общинность, к примеру) только Востоку. Это общечеловеческая форма исторического развития организации социальной жизни. В странах Дальнего, Среднего и Ближнего Востока, Латинской Америки она сохранилась, но надолго ли — это еще вопрос.
Некоторые элементы аскриптивности эффективно приспосабливаются (по крайней мере пока) к новым условиям и развиваются (например, патернализм в японском обществе). Однако во многих странах на фоне современных промышленных технологий зри-мо проявляются клановость, отсутствие универсализма в применении закона, льготы, исключения для приближенных к власть предержащим, подбор и выдвижение кадров не по профессиональным и деловым качествам, а по степени знакомства, родства, личной преданности и т.д.
Каково же российское общество с этой точки зрения? Однозначно ответить крайне сложно.
В проведенном нами социологическом исследовании «Московский студент: проблемы и настроения» (опрошено более 1300 студентов 2-х и 4-х курсов всех типов вузов Москвы) изучалась, в частности, мотивация учебной деятельности студентов. Базовым был вопрос: «Что, по вашему мнению, более всего необходимо сегодня молодому человеку для жизненного успеха? Подчеркните не более трех ответов». Ответы представлены в табл. 1.
Анализируя результаты, мы сделали следующие выводы: «Следует учесть, что мотивация достаточно сложное и, самое главное, чуткое духовное образование. Она аккумулирует жизненные наблюдения человека, его размышления, как живут люди, что сегодня важнее, а что отступает на задний план. Являясь же побудительной силой деятельности человека, его конкретных социальных действий, мотивация определяет устремления человека, смысл его активности, практических выборов.
Данные, приведенные в таблице, есть своеобразный результат нашей современной жизни, ее изгибов, тенденций, прокладывающих себе путь через зигзаги, отступления и т.п. Не является ли тот факт, что безусловным лидером среди условий жизненного успеха
6 Об
щля социоло!ия
161

давляющее большинство американских богачей (сейчас в США насчитывается 3,5 млн. миллионеров) закончили обычные государственные (бесплатные) школы и заработали свои миллионы тяжким и честным трудом, работая по 55 часов в неделю*.
Согласитесь, по общему признанию, провалы в экономике, политике за последние годы во многом были вызваны предоставлением льгот, привилегий фирмам, банкам, которые имели доступ к верхам (вспомните альтернативу «партикуляризм — универсализм»). И если задуматься, в чем природа тех неимоверных трудностей преобразований в нашей стране, то мы вынуждены будем признать, что главная сложность, главная проблема — сами стандарты, образцы социальных действий, в которых велико влияние аскриптивно-партикуляристской ориентации. Вспомним звучащее как предупреждение высказывание М. Вебера о том, что капитализм возникал много раз и в разных местах планеты; каким он становился — авантюристическим, бюрократическим и т.д., — зависело от типа социальных действий, «ориентации на другого», из которых «соткана» социальная жизнь того или иного общества.
И последнее. Социально-исторические типы мотивации социального действия, предложенные классиками мировой социологии, дают лишь общие ориентиры для понимания особенностей организации социальной жизни у того или иного народа на определенном отрезке его истории. Специфика общества, в частности российского, не всегда может точно и корректно соответствовать этой выра-ботанной на основе западноевропейского исторического опыта классификации. На наш взгляд, самая ответственная и важная задача нашей социологической науки — разработка на основе опыта мировой социологии более гибкой, точной системы признаков социальных действий, которая давала бы более точное понимание организации социальной жизни в России. Но есть ли у нас свои веберы, парсонсы?..
Мы закончили анализ исходных элементов социальной жизни... Реальную социальную жизнь можно сравнить со своеобразным живым ковром, в котором сплетаются узоры и фрагменты, состоящие, в свою очередь, из элементарных узоров, в основе которых — нити. Мы попытались изучить первооснову «ковра», понять, что, как и в какой степени может оказать воздействие на него.
Особое внимание мы уделили социальному действию, своеобразному элементарному «узлу» этого ковра, в котором, образно говоря, сплелись нити, начала социальной жизни. Теперь становится ясным и путь дальнейшего анализа:
: См.: АиФ, 1997, № 24.
163
а) взаимодействие как сцепление социальных действий; систе мы социальных действий (социальные системы).
Мы постараемся изучить выработанные и отобранные обществен- ¦ но-исторической практикой функционально целесообразные принципы, тенденции интеграции людей в простые и сложные социальные формы;
б) культура — с одной стороны, как система «изобретений», способствующих удовлетворению потребностей людей, с другой стороны, как символическое средство интеграции, объединения J людей на основе разделяемых стандартов поведения;
в) личность как единственное реальное действующее лицо со циальных процессов, вдыхающее жизнь в социальные структуры.
<< | >>
Источник: Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева. Общая социология: Учебное пособие Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева . — М.: ИНФРА-М,2000. — 654 с. — (Серия «Высшее образование»).. 2000

Еще по теме § 4. Типовые переменные Т. Парсонса:к универсалистски-достиженческому обществу:

  1. Неоэволюционизм: Т. Парсонс и Р. БеллаТ. Парсонс: религиозные корни системы современных обществ.
  2. Толкотт Парсонс, Нил Смелсер ХОЗЯЙСТВО И ОБЩЕСТВО. Выводы
  3. Толкотт Парсонс
  4. Т. Парсонс об основных элементах культуры.
  5. ТЕМА 18 Итальянские государства Х1У-ХУвв. Священная Римская империя германской нации Кризис универсалистской государственности
  6. Толкотт Парсонс (1902—1979) и Нил Смелсер (1930).
  7. Системный функционализм: теория религии Т. Парсонса
  8. Т. ПАРСОНС О понятии «политическая власть»
  9. Теория культурно-исторических типов
  10. 14.2.Типовые контракты сделок
  11. § 4. Привязка типовых проектов к строительной площадке
  12. Портрет типового клиента
  13. Теории культурно-исторических типов
  14. 6.4. Замещающие переменные
  15. 6.4. Замещающие переменные
  16. 8.6.Инструментальные переменные
  17. Типовые проблемыбизнеса