<<
>>

Теории секуляризации

Сегодня неоспоримо, что секуляризация является характерной чертой современ ного общества, что традиционные религиозные символы и ценности не могут выпол нять, как прежде, функцию объединяющей общество силы и что в решении вставших проблем определяющая роль принадлежит науке и технологии.

В современном общест ве очевидно расхождение между религиозной принадлежностью и другими социаль ными ролями (примером может служить уравнивание в правах всех граждан в светском государстве вне зависимости от их религиозной принадлежности).

Однако существуют значительные различия в понимании причин и последствий секуляризации. Одни социологи полагают, что секуляризация представляет собой не обратимый процесс, который неуклонно ведет к сокращению сферы действия религии, прогрессирующему ее упадку и в перспективе - исчезновению. По мнению других, се куляризация означает лишь видоизменение социального способа выражения религии, что на смену изжившим себя формам приходят новые, но религия продолжает сущест вовать.

Секуляризация в этой перспективе - нормальный процесс, следствием которого может быть даже усиление влияния религии в ее обновленных образцах. Неоднозначно оцениваются социальные последствия процесса секуляризации и роль религии в обще стве современного типа.

288

1. Секуляризация как утрата "священного". С точки зрения П. Бергера, социаль ные последствия секуляризации как для отдельного человека, так и общества в целом неоднозначны. В книге "Священная завеса" (1967) Бергер представляет в качестве кор-релята секуляризации сознания феномен плюрализма. Развитие в этом направлении является также отражением конкретного процесса в инфраструктуре современного об-щества - образовании "освобожденных территорий" (освобожденных от религии) секу-ляризированных сфер общества.

Движущие силы секуляризации коренятся в капитали-стически-индустриальной рационализации оснований современного общества, в пер вую очередь экономики. Всякая попытка "отвоевания" этой освобожденной территории под знаменем религиозно-политического традиционализма ставит под вопрос даль нейшее функционирование экономики, обрекает на экономическую отсталость ориен тированное таким образом сообщество.

" Индустриальное общество требует обширного научно-технического персонала, обучение и текущая социальная организация которого предполагает высокий уровень рационализации не только на уровне инфраструктуры, но и на уровне сознания. Всякие попытки "реконкисты "угрожают, таким образом, подорвать рациональные основания современного общества" [3, с. 8].

Секуляризация неизбежно переходит из экономической области в политиче скую, поэтому "присутствие религии среди современных политических институтов есть, как правило, проявление идеологической риторики" [3, с.8]. Религия еще сохраня ет на этом этапе значимость для побуждений и самосознания людей - главным образом в сфере семьи и социальных отношений, тесно с ней связанных. Религия перебирается, таким образом, в сферу частной жизни, становится делом "выбора" или "предпочте ния".

Секуляризация на уровне социальных структур ("объективная секуляризация", например отделение церкви от государства) сопровождается "субъективной секуляри зацией": "человек улицы" становится все более безразличным к религии.

Его повседневная жизнь исключает необходимость обращения к церкви, он по стоянно переносит на "потом" обязанности, связанные с церковной жизнью, а то и во все забывает о них.

Бергер констатирует, что религия все меньше влияет и на семейную жизнь, ста новясь даже здесь "антикварной" вещью. Но во всяком случае ценности частной рели гиозности не играют роли в контексте институтов, выходящих за рамки частной жизни: бизнесмен или политик может быть искренне привержен религиоз-

ным нормам в семейной жизни и при этом действовать в сфере общественной жизни без всяких ссылок на какие-либо религиозные ценности.

Религия перестает быть символом той главной святыни, которая объединяет и сплачивает в единое целое обще ство. Там, где религия представляется "общим делом", ей недостает реальности, а там, где она "реальна", ей недостает "общности". Такая религия не способна уже выполнять классическую задачу религии - задачу создания общего универсума, в котором вся со циальная жизнь получает общезначимый высший смысл.

Становясь делом личного выбора индивида, религия перестает быть олицетво рением единственно возможной истины и одного, единственно возможного жизненного пути. Религия становится частным делом индивида, и это неизбежно приводит к уменьшению ее власти и роли в жизни современного человека. Возникает противоре чие между публичной риторикой, признающей социальную и этическую ценность ре лигии как в ее традиционной, так и предельно общей форме "гражданской религии" в качестве духовной опоры общества, и тем, что в секулярном обществе она становится частным достоянием индивида, отдана на откуп его субъективным религиозным пред почтениям. Секуляризация приводит к демонополизации религиозных традиций и, со ответственно, к плюрализму. Эта ситуация характеризуется тем, что государство тер пимо относится к различным религиозным группам, имеющим одинаковый юридиче ский статус и свободно конкурирующим друг с другом. В результате секуляризации религиозные группы вынуждены также конкурировать в деле определения реальности с различными нерелигиозными соперниками - различными националистическими и про чими идеологиями, современными системами ценностей индивидуализма или сексу ального раскрепощения.

Плюралистическая ситуация - это прежде всего ситуация рынка. Если раньше религиозная традиция могла навязываться сверху, то теперь она должна находить сбыт. " Ее нужно теперь "продать "клиентам, которых уже никто не принуждает "покупать ". В этой ситуации религиозные институты становятся деятелями рынка, а религиозные традиции - потребительским товаром. Во всяком случае, большая часть религиозной деятельности определяется в этой ситуации логикой рыночной экономики" [3, с.

12]. Все это - эмпирически фиксируемые, наблюдаемые процессы в современном обществе. Религия все в большей степени сводится к набору вариантов психотерапевтических программ или не связанных с конфессиональной принадлежностью

субъективных эзотерических практик. В целом, констатирует Бергер, современ ное индустриальное общество разрушает традиционные религиозные институты, поро ждая плюрализм и субъективизацию веры. В этом направлении действуют динамика развития современного общества, усложнение социально-политических отношений, средства массовой информации, урбанизация, изменение стиля жизни.

Позднее в творчестве Бергера происходит консервативный поворот: он начинает подчеркивать, что освобождение на путях секуляризации было оплачено весьма доро гой ценой - религия создавала "священный космос", окружая аурой святости устои

жизни, набрасывая на них "священную завесу" и наделяя их безусловным смыслом; общность религиозных верований, ценностей и символов была тем "клеем", который связывал общество воедино; религиозные заповеди несли абсолютные непререкаемые императивы и общие цели, без которых общество не может быть устойчивым и жизне-способным. Между тем секуляризация ведет к представлению о том, что нет ничего "святого", абсолютные ценности становятся относительными, условными, а это ведет к кризису - утрате смысла, аномии, дезориентации. Последствия секуляризации с этой точки зрения, по крайней мере отчасти, деструктивны. В более поздних работах "Слухи об ангелах" (1969) и "Еретический императив" (1979) Бергер подчеркивает значимость внутреннего опыта веры в трансцендентное в современном мире. Этот опыт, по его мнению, не может быть отменен или "превзойден" даже в рамках рациональных смы-словых порядков.

Одну из причин и движущих сил секуляризации Бергер, как и Вебер, усматрива ет в самой религии, точнее - в иудео-христианской традиции, утверждении монотеизма: " Религиозные традиции, развившиеся на основе Библии, можно рассматривать как при чинные факторы в складывании современного секуляризованного мира. Однако раз сложившись, этот мир как раз и не дает религии действовать в качестве созидающей силы. Мы берем на себя смелость утверждать, что в этом заключена великая историче ская ирония в отношениях между религией и секуляризацией, ирония, образно выра жаемая утверждением, что христианство было своим собственным могильщиком" [3, с. б].

Бергер анализирует тенденцию "расколдования мира", описанную еще Вебером и связанную с индустриальным развитием, демократизацией общества и научной ра-циональностью, различными сторонами процесса модернизации, фиксируя очень важ-ные

291

глубинные параметры эволюции религии во взаимодействии с обществом в со временном мире.

Этот анализ сохраняет значение и в условиях таких отклонений от идеальной модели процесса секуляризации, как оказавшаяся возможной в специфических россий ских условиях совместимость роста рационализации и бюрократизации с традициона листскими религиозными институтами и представлениями, стремление использовать церковь как один из источников легитимации власти (при формальном сохранении сво боды совести), а на Западе - наряду с сохранением влияния прежних конфессий, про буждением интереса к нетрадиционным верованиям (от буддизма до New Age). Такого рода явления требуют учета, но не отменяют исходного факта необратимой рационали зации социальной и духовной жизни в современную эпоху.

2. Секуляризация как вытеснение религии наукой, рациональным мышлением, светской этикой. Истоки этой точки зрения - в контовском позитивизме с его законом трех стадий истории, согласно которому третья стадия означает торжество науки и по мере ее развития вытеснение религии. Сторонники такого взгляда ссылаются на опросы общественного мнения, которые отразили долговременную тенденцию к упадку влия ния религиозной веры в западном обществе. Еще один аргумент состоит в том, что масштабы распространения, влияния и интенсивности религиозной веры обратно про порциональны росту уровня образованности. Образованные люди все чаще разграни чивают "церковность" и "религиозность", предпочитая внецерковные формы веры. Ус тойчива тенденция падения интереса к религии среди молодежи.

Секуляризацию, рассматриваемую в этом плане, ряд социологов интерпретиру ет, исходя из таких фактов, как глубокие сдвиги в человеческом мышлении, преодоле ние мифологичности и утверждение научного видения мира.

Американский социолог 0'Ди отмечает в этой связи два обстоятельства: 1) "де- сакрализация" восприятия человеком окружающего его мира (область сверхъестест венного существенно сокращается по мере роста научного знания) и 2) рационализация мышления, вера в разум, логику, науку. Результатом является то, что в мире не остает ся места для "тайн", "священного". Полностью доступный человеческому разуму мир становится местом, в котором "мистерии" уступают место "проблемам", решаемым с помощью разума, науки. Сама религия, отмечает О'Ди, ссылаясь на протестантскую теологию школы Р. Бультмана, становится на путь " де-

мифологизации" библейских повествований, т. е. такой интерпретации, которая делает их приемлемыми для образованного человека, его критического и рационали стического мышления. Поскольку мир может быть объяснен наукой, полагает О'Ди, отпадает надобность в обращении к трансцендентному Богу и все большее число лю дей утрачивает интерес к религии: секуляризация ведет к упадку религии. В отличие от Бергера, 0'Ди позитивно оценивает последствия этого процесса для общества. Наука и светская этика достаточно эффективно помогают решать стоящие перед современным миром проблемы, делая излишними апелляцию к Богу и религиозной вере.

Этот подход может быть подтвержден успешным освоением методов оценки риска и контроля над ним, что является одной из главных особенностей нашего време ни. Благодаря достижениям науки, главным образом математики, решения, затраги вающие жизнь каждого из нас, теперь принимаются в соответствии с упорядоченными процедурами, которые позволяют прогнозировать будущее.

"Человечество изымает контроль над обществом из компетенции Провидения. ... Теперь риск - это не шанс проиграть, а возможность выиграть, не проявление сил ро ка и божественного предначертания, а изощренные, использующие теорию вероятно стей методы прогнозирования будущего, не беспомощное ожидание, а сознательный выбор" [13, с. 349, 357].

Менее категоричен 3. Бауман. Он полагает, что секуляризация связана не с соз нательным намерением исключить святое или божественное из человеческой жизни, а с тем, что сегодня практические различия между неверием в существование Бога и верой в его молчание и непостижимость - невелики: "жизнь людей в эпоху модернизма сде лала вопрос о наличии или отсутствии Бога несущественным. Мы живем, как если бы были одни во вселенной" [1,с.303].

Э. Гидденс выделяет три аспекта секуляризации. Первый касается членства в ре лигиозных организациях: сколько людей принадлежит церкви, насколько часто они посещают церковную службу? Секуляризация в этом понимании характерна для всех промышленно развитых стран (за исключением США), где наблюдается всеобщее уга сание религиозного рвения. Второй аспект - насколько церкви и другим религиозным организациям удалось сохранить социальное влияние, богатство, престиж. И здесь вы вод Гидденса вполне определенный: повсюду (кроме Польши) религиозные организа ции на протяжении XIX в. в основном утратили общественное и политическое влияния, которым некогда обладали. Третий аспект секуля

ризации затрагивает религиозность: Гидденс утверждает, что в настоящее время люди придерживаются религиозных верований в гораздо меньшей степени, чем рань ше, что большинство людей просто не воспринимают окружающую среду как населен ную божественными существами или духами. Гидденс приходит к выводу, что "влия ние религии уменьшается в каждом из трех аспектов". Он оговаривается при этом, что религия в ее традиционных и новых формах будет еще долго притягательной, что про

тивостояние современных рационалистических взглядов и религиозного мировоззрения будет продолжаться еще достаточно долго и вызывать напряжение: "маловероятно, что человечество в ближайшем будущем откажется от рационального взгляда на природу вещей, благодаря которому оно одержало множество блестящих побед. Тем не менее неминуемо возникает противодействие рационализму, которое приводит к возрожде нию религии. На земле, наверное, найдется не так уж много людей, никогда не испы тывавших религиозных чувств; наука и рационализм хранят молчание по поводу таких фундаментальных вопросов, как смысл и цель жизни - вопросов, всегда составлявших сердцевину религии" [1, с. 448-449].

3. Секуляризация как эволюция религии и ее видоизменения входе социальных перемен. Одна из принятых современным религиеведением интерпретаций заключается в том, что секуляризация означает изменение религии, но не обязательно ведет к ее упадку или даже уменьшению ее значения, - оно только иначе проявляется. Согласно Т. Парсонсу, развитие общества идет по пути дифференциации и религия утрачивает прежнее значение его "священного образа", когда обоснованием светской власти слу жила ссылка на ее божественный источник; в результате секуляризации общества, ут раты им сакрального характера религия выделяется в одну из сфер социальной жизни.

Религия в качестве социального института оказывает поэтому меньше прямого влияния на государство, правосудие, экономику, образование. Но это компенсируется тем, что для индивида, который получает теперь возможность сознательно выбирать религиозную веру, освобождаясь от принуждения со стороны церкви и теологии, рели гия становится более значимой. Таким образом, христианство все еще сохраняет боль шое влияние на общественную жизнь. Западное общество создавалось людьми, кото рые находились под влиянием христианского этоса и христианского взгляда на мир, оно впитало в себя христианские идеи. Конечно, в результате секуляризации власть церкви сегодня - только тень

294

ее былого могущества, а Бог все больше вытесняется за пределы социальной сферы человеческого существования в область глубоко "личного". И все же в целом западная цивилизация сложилась на христианской основе, которая так или иначе спо собствовала развитию и науки, и светского государства, и гуманизма, и самого секуля- ризационного процесса.

Современный человек живет сегодня в социальной системе, впитавшей в себя религиозные идеи, и, следовательно - под их влиянием, которое может быть не пря мым, как прежде, а косвенным, опосредованным. И сам он в какой-то мере, чаще всего не отдавая себе отчета в этом, неосознанно действует в соответствии с христианской этикой, под влиянием религии, ставшей "невидимой религией". Таким образом, упадок церковной религиозности может вести и ведет к возникновению новых форм религии, соответствующих потребностям человека, живущего в современном обществе, к появ лению новых вариантов религиозности.

"...Можно утверждать, что в основе всех социеталъных ценностей лежат ценно сти религиозные. Однако структурные последствия этого обстоятельства могут варьи ровать в широких пределах, в зависимости от природы конкретных религиозных и со циальных систем. ...Всеобщий коллектив является подчас также и религиозным коллек тивом, говоря словами Дюркгейма - "моральной общиной, обычно называемой церко вью ". Часто дело все же обстоит не так. Примером тому западное христианство вообще и, как более частный случай, современный плюрализм религиозных течений в той его форме, в которой он институционализирован в Соединенных Штатах. Имеется беско нечное множество церквей, каждая из которых представляет собой добровольную ас социацию. Государство не является религиозным коллективом, и не существует такой

церкви, которая претендовала бы (или которой разрешено было бы претендовать) на установление универсальной религиозной юрисдикции в масштабах общества в целом. Это, однако, не исключает институализацию ценностей, производимых от общеприня тых религиозных ориентации. Более того, важная часть нормативной системы общества состоит из правил, управляющих поведением в религиозной сфере - имеются, напри мер, положения Конституции, предусматривающие отделение церкви от государства, а также институционализацию свободы вероисповедания и веротерпимости. Таким обра зом, плюрализм на уровне структуры коллективов и, более того, на ролевом уровне, где каждый индивид в определенных границах волен придерживаться своих собственных убеждений и взглядов, не означает, что институционализация религиозных ориентации на уровнях норм и ценностей не имеет мес-

та. Эта идея представляет собой широко распространенную неверную интерпре тацию того значения, в каком понятие секуляризации используется для описания аме риканского общества.

Приобретя более специализированный и дифференцированный характер, инсти- туционализация религиозной ориентации стала функцией более разнообразных суб коллективов на более низких уровнях социально-структурной шкалы сегментации и спецификации, чем тот, на котором находилась универсальная церковь старого типа. Однако этот процесс совпал с развитием более высоких у ровней обобщений религиоз ных требований, предъявляемых нормальному участию в жизни общества. Например, социетальный общий знаменатель представляет собой значительно более широкое обобщение, нежели общий знаменатель средневекового католицизма. Можно сказать, было доказано, что подобное узко и детально разработанное религиозное согласие не является необходимым условием стабильного ценностного согласия на социетальном уровне" [7, с. 616-617].

Р. Белла полагает, что с возрастанием сложности социальной организации рели гия претерпевает эволюцию, в ходе которой она обнаруживает способность не только укреплять существующие социальные структуры, но, изменяя сложившиеся нормы и ценности, способствовать дальнейшему развитию общества. Это относится и к секу- лярному обществу. Более поздние стадии эволюции религии свидетельствуют о возрас тающей ее автономии по отношению к социальной среде и возрастающем влиянии на социальное развитие.

В XX в. на Западе, где секуляризация получила большое развитие, как полагает Белла, происходит ослабление организационного контроля над религиозными убежде ниями и тем самым ставится под вопрос дальнейшее существование организованной религии в виде церкви; происходит приватизация религии. Эти тенденции взаимосвяза ны. Их эмпирическим подтверждением является дистанцирование все больших групп верующих, принадлежащих к разным конфессиям, от церкви как института.

В этой связи возникает вопрос о внецерковной религиозности: современный христианин - это "секуляризованный христианин", который живет в сегодняшнем мире

"мире без Бога", живет мирской жизнью, беря на себя ответственность за решение всех проблем, за удачи и неудачи. Религия должна поэтому искать почву не в потусто роннем начале, а в этической стороне жизни человека в этом, посюстороннем мире. И поскольку человек продолжает искать смысл своего существования в этих новых взгля дах на

мир, новое мироощущение, полагает Белла, все же глубоко религиозно. Отсюда

вывод, к которому он приходит: "Процесс секуляризации влечет за собой не ликвида

цию самой религии, а изменение ее структуры и роли. Но мы только начинаем прихо дить к пониманию этого".

Таким образом, Парсонс и Белла воспринимают секуляризацию прежде всего как процесс, в ходе которого социальная роль и влияние религии изменяются в связи с растущей дифференциацией взглядов на мир и плюрализацией культуры. Они полага ют, что тем самым религия в целом не теряет своего значения - лишь механизмы ее влияния на мировоззрение и социальное поведение становятся другими.

<< | >>
Источник: Гараджа В. И.. Социология религии. 2005

Еще по теме Теории секуляризации:

  1. Секуляризация и "религиозное возрождение"
  2. Секуляризация как социокультурный феномен
  3. Секуляризация и новые идеологии
  4. Глава VII. Секуляризация
  5. Культурные аспекты модернизации.Секуляризация, рационализация, культурная дифференциация
  6. Современные попытки «соединения» теории стоимости и теории денег
  7. § 2. Теории отклоняющегося поведенияБиологические теории
  8. 7.1. Теории денег
  9. 3. ТЕОРИИ ДЕНЕГ
  10. Б. Микросоциологические теории
  11. 7.2. Теории денег
  12. 3. ТЕОРИИ ДЕНЕГ
  13. 7.3. Теории кредита
  14. 1.4.Теории денег
  15. 3.2. Теории денег