<<
>>

7.2. Тенденции развития международных отношений


Очевидно, что в настоящее время происходит переход от кон- фронтационного равновесия, основанного на примерном военно- политическом паритете двух систем, к новому мировому порядку. Старые механизмы, поддерживающие стабильность отношений в мире, отмирают по мере исчезновения угрозы открытого столкновения двух систем.
Новые механизмы, обеспечивающие стабильность мирового порядка, еще только начинают формиро-ваться. В этих условиях нельзя не замечать тенденций к росту «эгоизма» и «индивидуализма» отдельных государств и национальных общностей в меняющемся мире. В то же время возрастает взаимодействие всех участников международных отношений, развиваются интеграционные процессы. Сегодня уже можно говорить об уменьшении в перспективе роли государства как основного субъекта экономических и политических связей на мировой арене. Сейчас впервые формируются предпосылки для понижения непроницаемости национально-государственных границ. Все это способствует демократизации международных отношений и международной политики. Другая сторона растущей взаимозависимости стран и народов характеризуется появлением общих интересов, которые создают основу для сближения государств. Развитие на базе интернационализации интеграционных процессов ведет к созданию новых типов взаимоотношений государств в рамках интеграционных союзов. Война как средство политики начинает переосмысливаться. Для ее полного исчезновения нужна не только межгосударственная, но и международная политика, в которой голос здравого смысла будет сильнее, чем голоса отдельных политиков.
С тенденцией демократизации международных отношений и международной политики неразрывно связана тенденция их гу-манизации, проблема обеспечения всеобщего мира. И цель, и сред ства в гуманистической борьбе за мир тесно переплетены. Главное в стратегии международной политики — это освобождение чело веческого сознания от предвзятости, стереотипов, связанных с образом врага. Международная политика все больше должна ста новиться гуманистической стратегией по объединению людей не-зависимо от их национальной, государственной или социально- классовой принадлежности. В этом ее цель и назначение. Извечные гуманистические ценности не устарели. Нельзя человеческое сча стье построить путем насилия, а добро — насаждать силой. В меж дународной политике сегодня большее, чем когда-либо, значе-
ние придается нравственным принципам. Это объясняется разно образием ее субъектов и теми целями, перед которыми мировое сообщество ставит кризис, связанный с особенностями ядерно- космической эры и обострением глобальных проблем. Отчуждение от общечеловеческих принципов и гуманистических ценностей всегда существовало в традиционной государственной и внешней политике. Идеологические отношения разделяли государства на противоположные системы, международные отно шения представляли собой бескомпромиссную конфронтацию. Политика разумных компромиссов долго искала себе дорогу в международных отношениях. Деидеологизация международных отношений стала возможной опять-таки благодаря проникновению новых гуманистических ценностей с помощью самостоятельного включения их в политику отдельных субъектов, общественных движений и организаций.
Самая ближайшая задача международной политики — создать систему международной безопасности, которая базировалась бы на доверии и мире, свободном от ядерного оружия, насилия, страха, подозрительности и ненависти.
И здесь предстоит большая работа по перестройке механизма международной политики, основанного на поддержании военно-политического баланса, равновесия сил и военно-стратегического паритета между государствами. Еще одна задача — это обеспечение безопасности и защищенности человека. Необходимо, чтобы принцип^ и нормы международного права стали деятельностными ориентирами каждого субъекта международных отношений, хотя само содержание этих норм и нуждается в совершенствовании. Сегодня требуется более совершенная форма организации межгосударственных отношений, которая бы более эффективно способствовала разрешению меж государственных конфликтов, могла предотвращать их возникно вение. И. Кант считал, что средством установления и сохранения мира служит развитие международной торговли и общения с вза имными выгодами для различных государств. Речь идет о мировом сообществе государств, основанном на максимальной свободе его членов. Свобода, согласно И. Канту, возможна только в соотно шении с законом. Жить в мире можно, если каждое государство сможет отречься, подобно отдельным людям, от своей дикой (не основанной на законе) свободы, приспособиться к публичным принудительным законам и образовать таким путем (разумеется, постоянно расширяющееся) государство народов, которое в конце концов охватит все народы земли, превратившись во всемирную федерацию.
Первые шаги в формировании такого мирового гражданского сообщества уже делаются. Разработана договорно-правовая осно ва. Развивается народная дипломатия. Действует система перего-
воров о сокращении ядерных вооружений, ликвидации химического оружия. Разработана кодификация нормативных актов о правах человека. Работают региональные механизмы безопасности и сотрудничества не только в Европе, но и в Азии, Африке и Ла тинской Америке. >
Новые тенденции в развитии международных отношений оп ределяют и новые подходы в международной политике. Гибельна политика того государства, которое пренебрегает военной силой и равновесием сил, вопросами безопасности. Но современный вза имозависимый мир дополняет эти проблемы новыми реалиями. В мировой политике меняются не только действующие лица, но и их цели. Сама национальная политика безопасности сегодня на правлена в большинстве случаев на обеспечение экономического потенциала, политической стабильности, а не просто на физи ческое выживание в существующих национальных границах. Как считает американский исследователь Дж.С.Най, в меняющемся мире сильны элементы преемственности, благодаря которым вни мание к традиционным военным средствам и стратегии баланса сил остается необходимым условием успешной политики. Но в современном мире существуют также и новые элементы, которые способствуют перераспределению мощи, концентрировавшейся прежде в руках великих держав.
Во многих областях частные субъекты и небольшие государства располагают большими возможностями, чем раньше. Дж.С.Най выделяет четыре тенденции, определяющие успешность новой стратегии, которая уже не может зависеть только от силы и обеспечиваться только силой. Первая — это изменения в технологии связи и транспорта, которые произвели революционный эффект. Удешевление средств транспорта и коммуникации произвели революцию на мировых рынках и ускорили развитие транснациональных корпораций. Кроме того, мировая торговля выросла быстрее, чем мировое производство. Быстрая экспансия европейской валюты и рынка еврооблигаций подорвала способность национальных властей контролировать свои рынки капитала. Все это привело к тому, что транснациональные субъекты не только выступают в роли внешних ограничителей при осуществлении национальных интересов, но и могут влиять на то, каким образом эти интересы определяются в политике государств. Вторая — это процесс модернизации, урбанизации, развития коммуникаций в развивающихся странах, которые перерас пределяют власть от правительств к частным субъектам. Третья тенденция — перераспределение власти на мировом уровне — представлена скорее усилением слабых государств, чем частных субъектов, как считает Дж. С. Най.
Постепенно все больше стран оказываются в состоянии произ водить сложные системы оружия: 20 стран способны создать хи-
мическое оружие, и, по крайней мере, 15 стран «третьего мира» могли бы уже к 2000-му году производить свои собственные бал листические снаряды. Считается, что помимо пяти государств, имевших атомную бомбу на момент заключения Договора о не распространении ядерного оружия, возможностями его производ ства сегодня располагают Индия, Пакистан, Израиль, Южная Аф рика, Бразилия, Аргентина. Некоторые другие страны могли бы достигнуть этого за 10 лет. Возможность иметь ядерный потенциал не сделает эти государства претендентами на глобальное могуще ство, но укрепит их мощь на уровне региона и увеличит потенци альную стоимость региональной интервенции для более крупных держав.
Четвертая тенденция заключается в сокращении возможностей великих держав контролировать состояние окружающей среды, не смотря на наличие впечатляющих ресурсов. Для решения возраста ющих экологических проблем требуются коллективные действия и сотрудничество всех государств. Это касается экологических из менений (например, кислотные дожди и потепление климата), эпидемий, незаконной торговли наркотиками, терроризма. Как и экономическая взаимозависимость, эти проблемы транснациональ ны, поскольку включают в себя внутри- и внешнеполитические компоненты.
Однако отсутствие того, кто угрожает, не означает отсутствия новых угроз. В изменяющемся мире становится недостаточным тра диционный подход к силовым потенциалам государств. Доказа-тельство силы сегодня все больше проявляется в изменении пове дения на мировой арене как целых государств, так и частных субъектов, влияющих на их политику. Роль частных субъектов уве личивается как на транснациональном, так и на внутреннем уровне. Повышение влияния частных лиц на транснациональном уровне и усиление взаимозависимости государств и народов привели к возникновению полиархии, при которой национальные государства, субнациональные группы и транснациональные специфические интересы и сообщества будут соперничать в обеспечении себе поддержки и лояльности со стороны отдельных лиц. Конфликты же должны разрешаться в первую очередь на основе договоренностей и путем переговоров.
Изменяющийся контекст силовых соотношений имеет свою стержневую основу, каковой выступает понятие «национальный интерес», ибо, как уже отмечалось, в современной мировой по литике в большинстве случаев наиболее острым является не вопрос о физическом выживании, а вопрос о соучастии и взаимодействии. Современный мир богат новыми элементами, которые способствуют перераспределению мощи, концентрировавшейся раньше в руках великих военных держав. Эти новые элементы (например, частные транснациональные субъекты) в перераспреде-
лении власти ведут к усложнению национальных интересов, более того, транснациональные инвестиции создают новые интересы, в связи с чем соперничество в международной политике ус ложняется.
Понятие «национальные интересы» — наиболее общее фунда ментальное понятие международной политики. В самом широком смысле интересы включают весь спектр интеллектуальных, исто-рических, нравственных ценностей. Без учета культурно-истори ческих традиций и национальных ценностей понимание между народной политики будет неполным. Г. Моргентау справедливо считает национальную идентичность неотъемлемым элементом национального интереса. В научной литературе общественный ин терес определяется как осознанные потребности субъекта или со циальной общности, вытекающие из условий их существования и деятельности. В то же время интерес — это отношение потребности к условиям его реализации. Соответственно национальный интерес есть осознание и отражение коренных потребностей государства в деятельности его лидеров.
Главная задача внешней политики любого государства — это обеспечение его внутреннего развития. Сила государства и сегодня выступает важнейшим средством обеспечения национальных инте ресов и достижения внешнеполитических целей. Но, реализуя свои собственные интересы, государства обязательно втягиваются в нравственные конфликты, поскольку осуществление интересов и целей средствами силы постоянно входит в противоречие с опреде ленными моральными нормами, с универсальными идеалами. Применение силы в международной политике, в соперничестве государств на международной арене сегодня опасно. Это грозит уничтожением человечества. Поэтому выход следует искать не только в разумном соотношении силовых и балансирующих инте ресов, но и в нравственности политики.
Государство, на взгляд классических мыслителей (Платона, Аристотеля, Б.Спинозы, Г.Гегеля), само есть проявление нрав ственной идеи. Каждое государство как конкретная историческая индивидуальность руководствуется в своем поведении своими осо-быми этическими принципами; оно не подчиняется прямо никаким внешним по отношению к нему моральным принципам и не следует слепо никаким абстрактным соображениям человеческих прав в реализации своего государственного интереса, особенно в области международных отношений. В силу такой трактовки государства этими философами не признавался конфликт между политикой, с одной стороны, и моралью и справедливостью, с другой. Г. Гегель вообще считал абсурдным само предположение, что политика может быть в конфликте с правами и обязанностями или с моралью. Аристотель же в своей «Большой этике» полностью отождествлял политику и этику.

Как совместить альтруизм и эгоизм в международной политике? Что ценнее: этика убеждения или этика ответственности? В деятельности политика или частного субъекта международной политики всегда присутствует желание принимать в расчет и счи таться с интересами других государств или других субъектов меж дународной политики. И здесь берет верх этика ответственности. Для государства, считал Т. Рузвельт, безнравственно видеть лишь свои собственные интересы, но глупо в то же время полагать, что забота лишь о собственных интересах является единственным побудительным мотивом поведения всякого другого государства. Представляется верной точка зрения М. Вебера, что этика убеж дения и этика ответственности — не суть абсолютные противопо ложности, что они взаимодополняемы. Но в международной по литике вряд ли вызовет возражение тезис о приоритете этики от ветственности.
Последовательным выразителем этики ответственности как основы политического поведения, принципа международной политики был Г. Моргентау. В книге «Политические отношения государств» он пишет, что политический реализм, подобно обществу в целом, основывается на объективных законах, корни которых лежат в природе человека. Чтобы изменить что-либо в обществе, необходимо прежде всего понять те законы, по которым оно живет. Главным пунктом, помогающим политическому реализму отыскать путь в дебрях международной политики, выступает концепция интереса, определенного в понятиях силы. Эта концепция служит связью между разумом, стремящимся познать международную политику, и фактами, которые надлежит осмыслить. Она отграничивает политику как автономную сферу действия и познания от других сфер — экономики, этики, эстетики или ре лигии. Концепция интереса, определенного в понятиях силы, при вносит в работу исследователя интеллектуальную дисциплину, точно так же она рационально упорядочивает и сам предмет ис следования политики, делая тем самым возможным ее теорети ческое понимание.
Именно концепция интереса, выраженная в категориях силы, считает Г. Моргентау, спасает как от моральных крайностей, так и от политического безрассудства. Можно лишь в том случае всем государствам воздать должное, если рассматривать их как полити ческие общности, преследующие свои интересы, определенные в силовом выражении. 8.1. С этими утверждениями можно согласиться. Международная политика должна стоять на двух принципах: защищая собственные интересы и способствуя их реализации, любой субъект меж дународных отношений должен уважительно относиться и к ин тересам других государств. Это означает, что разум государства,
выраженный в его национальном интересе, состоит в осознании как собственной сущности и природы, так и природы окружения. Это и пытается осмыслить сегодня Россия, разрабатывая концеп цию внешней политики и национальной безопасности. Изменившаяся мировая ситуация заставляет Россию выработать новые правила поведения, адекватные внешней ситуации и отвечающие ее собственным национальным интересам. Первосте пенное значение в этой связи приобретает разработка и последо вательная реализация концепции российской национальной без опасности.
Важнейшее условие существования любого государства — стра тегия национальной безопасности, которую можно представить как защищенность от внешних и внутренних угроз, устойчивость к неблагоприятным воздействиям извне, обеспечение таких внут ренних и внешних условий существования страны, которые га рантируют возможность стабильного всестороннего прогресса об щества и его граждан. Национальная безопасность определяется всем жизненным укладом человеческого сообщества, его куль турными и политическими традициями, психологическим складом и исторической памятью. Поэтому национальная безопасность должна быть обеспечена изнутри, так как действие внутренних центробежных тенденций для нее опасно. В литературе нацио-нальная безопасность рассматривается как один из элементов на ционального интереса государства, обеспечивающий ему наряду с другими элементами (внутренняя стабильность, экономическое преуспевание, моральное здоровье общества, благоприятное внеш нее окружение, позитивный международный имидж) оптимальное существование.
Обеспечение национальной безопасности России — это не только обеспечение условий выживания нации, это и создание для нее оптимальных условий саморазвития и творчества. Известный философ В.С.Соловьев считал практическим условием для ис полнения российского призвания (идеал «Святой Руси» — служить всечеловеческим интересам, преодолеть свое обособление, признать себя лишь частью вселенского целого) духовное осво-бождение России. Чтобы проявить свои самобытные духовные силы, России следует деятельно усвоить те общечеловеческие формы жизни и знания, которые выработаны Западной Европой. Если Россия не исполнит своего нравственного долга, если она не отречется от национального эгоизма, если она не откажется от права силы и не поверит в силу права, если она не возжелает искренно и крепко духовной свободы и истины, она никогда не сможет иметь прочного успеха ни в каких делах своих — ни внеш них, ни внутренних.
Самое лучшее государство, считал В.С.Соловьев, — то, которое обеспечивает своею крепкою властью внешнее физичес кое сущесттованне о^ід^с^^е^я "окне должно способ ствовать обществу или, по крайней мере, не мешать ему в дос-
тижении его высшей цели, в его внутреннем совершенствовании, в постепенной морализации и одухотворении общественных отношений по идеалу свободного нравственного всеединства.
<< | >>
Источник: Демидов Н. М.. Основы социологии и политологии. 2004 {original}

Еще по теме 7.2. Тенденции развития международных отношений:

  1. 76. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  2. 3. Современные тенденции развития международных отношений. Глобализация
  3. Тенденции развития мирового хозяйства и формы международных экономических отношений
  4. Современные тенденции международных экономических отношений
  5. МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ТРУДА И ТЕНДЕНЦИИ ЕГО РАЗВИТИЯ
  6. Глава 1. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЗАПАДНЫХ ГОСУДАРСТВ
  7. 1. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В XVII – XVIII вв. ВЕСТФАЛЬСКАЯ СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  8. 3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В 1815-1871 гг. ВЕНСКАЯ СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  9. 4.1. Международные налоговые отношения и проблема двойного налогообложения 4.1.1. Общая характеристика международных налоговых отношений
  10. ГЛАВА 7. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX в.
  11. 3.4. Тенденции международного налогового планирования и оффшорный бизнес
  12. Лекция 12. Международные отношения, мировая политика, природа международной политики, содержание и принципы международной политики
  13. Причины “выборочной” протекционистской политики и общая тенденция к либерализации международной торговли
  14. Вопрос 11 НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИВ РАЗВИТИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ
  15. 4.2.2.ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ ТЕХНОЛОГИИ