<<
>>

Структурно-функциональный анализ религии:Б. Малиновский и А.Р. Рэдклифф-Браун


Развитие функционального анализа религии после Дюркгейма и под его воздей ствием связано прежде всего с работами Б. Малиновского и А.Р. Рэдклифф-Брауна. Начало "эры функционализма" можно отнести к 1922 г., когда одновременно были из даны монографии Малиновского "Аргонавты Западной части Тихого океана" и Рэдк- лифф-Брауна "Андаманские островитяне".
Обе монографии были обобщением резуль татов полевых исследований, обе внесли ряд существенно новых идей в понимание ранних форм религии, ее функций в обществе, закрывая целый ряд "белых пятен" и уточняя оставшиеся неуточненными в теории Дюркгейма понятия.
Рэдклифф-Браун изучал происхождение таких социальных институтов, как ре лигия и системы родства, сначала на Андаманских островах, а в 1910г. (когда Дюрк- гейм в Париже писал свой обобщающий труд "Элементарные формы религиозной жиз ни. Тотемическая система в Австралии") он отправился в экспедицию к аборигенам Австралии с намерением применить социологический метод Дюркгейма в трактовке полевого этнографического материала. Рэдклифф-Браун рассматривал культуру каждо го народа как систему институтов (норм, обычаев, верований), призванных выполнять необходимые обществу функции. При этом он противопоставил "элементаризму" тре бование рассматривать явления не сами по себе, а в контексте социальной системы. Системный подход - методологическая основа изучения интеграции. Рэдклифф-Браун обнаружил, что концепция Дюркгейма "коллективных пред-
138
ставлений" не вскрывает механизм процесса, в котором осуществляется интег рирующее воздействие тотемических представлений и обрядов на общество. Он пока зал, что тотемическая модель Вселенной не столько специфическое отражение мира, сколько представление о структуре общества, облеченное в образы животного и расти тельного мира. И если, например, у андаманцев или эскимосов отсутствует клановая организация, то по этой причине у них нет и тотемизма.
Главный тезис Дюркгейма о том, что общество как особая реальность порождает религию, получает более развернутое и конкретизированное выражение. Вселенная в тотемическом сознании приобретает, показывает Рэдклифф-Браун, характер моральной и социальной системы, поскольку отношения между явлениями природы оказываются подчиненными нормам социального поведения. Интегративную функцию религиозных верований и обрядов Рэдклифф-Браун трактовал как воздействие "моральной силы" религии на индивидуальное сознание, формирующее в нем чувство коллективной со лидарности.
Объясняя внутренний механизм взаимосвязей индивида, религии и социальной структуры, Рэдклифф-Браун видел значение религии для социальной структуры в том, что она способна придавать объекту, вызывающему общий интерес, безусловную или, как он еще ее называл, "ритуальную" значимость. Применяя это понятие, Рэдклифф-
Браун так определил функцию тотемизма: "Для локального тотемического клана в Ав стралии тотемический центр, естественные виды (животных и растений), ассоциируе-мые с ним, т.е.
тотемы, мифы и обряды, с ним связанные, имеют специфическую соци-альную значимость: общий интерес связывает индивидов в прочную и устойчивую ас-социацию" [21, 166].
Рэдклифф-Брауну удалось вскрыть противоречивую природу функционального единства общества, уточнив тем самым понятие солидарности. Он установил несколько моделей отношений, в которых разными способами обеспечивается единение сторон и избежание конфликтов (отношения договорные, товарищества, побратимства, союз для обмена дарами и др.). В их числе - такой своеобразный тип социальных взаимоотноше ний, который он назвал "отношением оппозиции", выражением "ритуальной враждеб ности". Одним из проявлений такого рода отношений является "подшучивание", "под дразнивание" как формализованный способ поведения (например, грубые шутки между молодыми мужчинами и женщинами в качестве прелюдии к ухаживанию). Поддразни вание
139
всегда сопровождает некую комбинацию дружелюбия и антагонизма. Эти отно шения одновременно разъединяют и объединяют, порождая "специфический вид инте грации". Единение сторон в такого рода отношениях, которые допускают неуважитель ное отношение к партнеру, обеспечивается соблюдением единственного требования - принимать оскорбительное неуважение как должное, коль скоро они остаются в рам ках, установленных традицией, и самому не выходить за эти рамки [21,с. 121 ]. В дого ворных отношениях две стороны объединены общими интересами, ориентируясь на которые каждая из них добровольно принимает на себя конкретные обязательства. Это нормированные отношения двух лиц или двух групп, каждая из которых имеет опреде ленные обязательства по отношению к другой, а их несоблюдение подлежит норматив ной санкции. Но основу этих отношений составляют додоговорные отношения - тот первичный тип интеграции, проанализированный Дюркгеймом, который делает воз можным все последующие типы единения. Каждый из складывающихся в данном об ществе типов характеризуется целым набором признанных социумом прав и обязанно стей.
Малиновский, как и Рэдклифф-Браун, исходил из того, что любой универсаль ный феномен культуры, т.е. такой, который в том или ином виде присутствует в любом обществе, имеет свою базу в потребностях, неотъемлемо присущих людям всегда и везде. Кроме того, любое социальное отношение или институт перестает существовать, если не служит выполнению какой-либо функции.
Малиновский руководствовался тем, что базисные потребности и стремления людей должны удовлетворяться таким способом, который позволяет сохранять равно весие в обществе и не влечет за собой социальный хаос. Иными словами, определенные инстинктами человеческие потребности должны выполняться под контролем общества. Общество устанавливает нормы дозволенного и таким образом создает институты, ре-гулирующие отношения и связанные с удовлетворением человеческих потребностей. Нормы налагают запрет на образ действий, вызывающий социальные конфликты и ха ос. Задача социального исследования - установить, какие потребности (осознанные или неосознанные) позволяет удовлетворить тот или иной социальный институт.
В работе "Магия, наука и религия" (1925), которая по праву (И носится к числу классических в социологии религии, Малиновский показывает, что во всех обществах религия выполняет прежде всего следующие функции: I) в кризисных ситуациях (на при-

мер, смерть члена группы) она восстанавливает оказавшееся перед угрозой рас пада единство группы, указывая каждому ее члену перспективу дальнейшего сущест-вования; 2) посредством ритуала инициации индивид делается полноправным членом общества, обязанным соблюдать лежащие в его основе "священные" ценности и нормы.
Не ставя в целом под вопрос метод анализа религии, предложенный Дюркгей- мом, Малиновский критически оценивает отдельные положения его теории религии. Он обращает внимание на то, что в "коллективных представлениях" общество далеко не всегда производит религиозные верования. Эти представления могут быть (и дейст-вительно, часто являются) чисто секулярными, светскими. Предписываемые правила поведения и культурные достижения в примитивных обществах обеспечиваются не только сакральным авторитетом, но и вполне профанным принуждением. Вопрос о воспроизведении и поддержании институализированных образцов действия, о том, ка ким образом обществу удается сохранять солидарность, приобретает новый поворот, ориентированный на индивида. Малиновский показывает, каким образом обществу удается так организовать индивидуальный опыт в ситуациях острого противоречия ме жду ожиданиями и реальностью, что индивид все же соглашается соответствовать при нятым нормам и обосновывающим их культурным образцам, хотя, следуя этим образ цам, он не достигает цели и терпит поражение. Иными словами: каким образом может быть обеспечена конформность поведения индивида перед лицом неудачи, крушения надежды на достижение успеха. Ведь в каждом обществе для каждой области деятель ности определены легитимные цели и допустимые средства их достижения. Далеко не все средства хороши и допустимы для достижения самых благих целей. Если происхо дит рассогласование "нормальной" связи между одобряемыми обществом средствами и достижимостью цели, если легитимными средствами оказывается невозможным дос тичь желаемого результата, то возникает кризисная ситуация, соблазн добиваться сво его "любыми средствами" (под предлогом того, что благая цель оправдывает примене ние неблаговидных средств). Такой образ действий таит угрозу распада социальных связей, разрушения порядка, угрозу хаоса.
Малиновский констатирует, что в кризисных ситуациях (смерть, незаслуженное страдание, равно как и незаслуженный успех) простейший и, по существу, беспроиг рышный способ решения поставленной задачи - сохранения конформности поведения
индивида и стабильности группы - заключается в том, чтобы ввести в структуру действия такой элемент, как магия и колдовство. Это обеспечивает приемлемое объяс нение неудачи в каждом отдельном случае либо ссылкой на ошибки в совершении ма гического ритуала, колдовского заклинания, либо тем, что магическое действие, закли нание противника оказались сильнее.
Со временем магия и колдовство утратили прежнее значение, но проблемы, ко торые они позволяли решать, остались. Их решают иными средствами -- средствами, которыми располагает религия. Вопреки ощущению бессилия перед лицом неудачи, встречи со злом, смерти близкого человека, незаслуженного страдания, нужна надежда на то, что в тупиковой, казалось бы, ситуации все же есть выход. Религия вступает в действие там, где человек исчерпывает собственные возможности.
Особенно важна потребность справиться с беспокойством и дезорганизацией, которую вызывает смерть близкого. Различные религии по-разному относятся к смер ти, но все они предлагают кроме какого-то объяснения смерти еще и ритуал, функция которого заключается в том, чтобы примирить оставшихся со смертью и обеспечить реинтеграцию группы, преодолеть беспокойство и страх.

Поскольку Рэдклифф-Браун связывал функции большинства социальных отно шений не с индивидуальными, а с социальными потребностями, он в отличие от Мали новского считал главной функцией религии отнюдь не эмоционально-психологическое утешение индивидов; потребности общества как целого требуют прямо противополож ного: верования и ритуалы должны повышать беспокой-с I но, а не помогать избавлять ся от него. На основе анализа структуры и функции религии в примитивном обществе Рэдклифф-Браун приходит к выводу: культивируя опасение нарушить нормы и прави ла, устанавливаемые культурой, религия выполняет функцию социального контроля, предотвращения девиантного поведения и тем самым - упрочения социальной интегра ции и стабильности.
Функция религии, полагает Рэдклифф-Браун, заключается не в том, чтобы по мочь индивиду справиться с его психологическими проблемами. Напротив, религия должна мотивировать действия индивида таким образом, чтобы они (если нужно - во преки собственным интересам индивида, т.е. будучи дисфункциональными по отноше-нию к его собственным потребностям) отвечали требованиям общества, служили целям его сохранения и упрочении Требования и предписания общества имеют моральный приоритет перед желаниями и стремлениями индивида. Если одной из главных детер-минант общественной жизни является то, что со-
142
циальная структура разъединяет людей и вследствие этого их интересы нередко сталкиваются, то обществу нужны средства, регулирующие поведение индивида необ ходимым для общества образом, вплоть до готовности принести себя в жертву во имя общего блага. Чтобы достичь этой цели, нужен авторитет морального абсолюта, нужно, чтобы общий интерес предстал в качестве божественной заповеди.
В сущности, как показал Д. Хоманс, сравнивая теории Малиновского и Рэдк- лифф-Брауна, они скорее дополняют, чем исключают друг друга. Действительно, один и тот же ритуал (например, похоронный) может выполнять обе функции - успокаивать потрясенного утратой человека (напоминая о том, что земная жизнь - юдоль страданий и человека, ведущего праведную жизнь, ждет любящая забота Бога) и в то же время напоминать о неминуемости конца, ожидающего всех, о суде Божьем и т.д. Да и сам Рэдклифф-Браун признавал, что обе точки зрения - и то, что функция магии и религии - поддержание уверенности в себе, создание психологического комфорта и чувства безо пасности, и то, что, напротив, ее функция - пробуждение в человеке страха и беспокой ства, напоминания об ответственности, - могут быть аргументированы с равной степе нью достоверности.
<< | >>
Источник: Гараджа В. И.. Социология религии. 2005
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Структурно-функциональный анализ религии:Б. Малиновский и А.Р. Рэдклифф-Браун:

  1. 4.2. Структурно-функциональный анализ экономики
  2. Структурно-функциональный подход: Т. Пирсоне.
  3. 73. СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ: ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ И СТРУКТУРНЫЙ ПОДХОДЫ
  4. Функциональный подход: определение религии Э. Дюркгейма.
  5. 2.2. От структурно-функциональной к процессной организации — эволюция методологии создания ИС
  6. Основные структурные элементы культуры. Социально-исторические системы представлений о мире: миф — религия — идеология
  7. Глава XVI. Основные структурные элементы культуры. Социально-исторические системы представлений о мире: миф — религия — идеология
  8. Анализ функциональный в социологии
  9. Функциональный стоимостный анализ
  10. Анализ латентно-структурный
  11. метод функционально-стоимостного анализа.
  12. Европа и Восток: структурный анализ
  13. 7.9. Функционально-стоимостной анализ
  14. многофакторный анализ функционального разделения управленческого труда.
  15. 3.3 Функционально-стоимостной анализ и контроллинг