<<
>>

§ 3. Специфика социального действия

Проанализированная схема характеризует любые действия — и человека, который хочет заложить свой сад, и политического лидера, и предпринимателя, и отца семейства и т.д. Однако действия последних ориентированы на возможную ответную реакцию других людей (соответственно избирателей, покупателей продукции, членов семьи).
Именно такие действия называются социальными действиями, составляющими лишь определенную часть всех действий Актора.
«Социальное действие (включая невмешательство или терпеливое приятие) может быть ориентировано на прошедшее, настоящее или ожидаемое в будущем поведение других. Оно может быть местью за прошлые обиды, защитой от опасности в настоящем или мерами защиты от грозящей опасности в будущем. «Другие» могут быть отдельными лицами, знакомыми или неопределенным множеством совершенно незнакомых людей»*.
Эта классическая формулировка сыграла (и играет) по сути основополагающую роль при вычленении собственно предметной области социологии (и других социальных наук), позволяет четко отграничить сферу социальной жизни от более широкой области жизнедеятельности человека. Вместе с тем отграничение социального от несоциального позволило существенно углубить анализ социальной жизни людей, выявить фундаментальные, базисные основы, которые при иной фокусировке менее отчетливы, а подчас и незаметны.
Итак, социальное действие — это преднамеренный, целенаправленный поведенческий акт, ориентированный на других, их возможные ответные действия.
Следовательно, социальное действие должно отвечать двум условиям:
преднамеренность, мотивированность;
ориентированность на другого (других).
Поэтому не все преднамеренные действия являются социальными, как и не все поведенческие воздействия на другого можно причислить к социальным. Рассмотрим этот тезис подробнее.
* Вебер М. Избранные произведения, с. 625.
120
1. Итак, не всякое человеческое действие есть действие социальное — достижение не всякой цели предполагает ориентацию на
других людей.
Так, ученый-естествоиспытатель стремится реализовать научно-познавательную цель. Он знает, какова научно-познавательная ситуация (что известно об изучаемом феномене, а что является еще пред-метом споров, дискуссий), и вырабатывает план решения сугубо научной задачи, выдвигая гипотезу и определяя пути ее доказательства. Данное взаимоотношение (в данном случае познавательное) человека с природой не является социальным действием. Конечно, способность человека формулировать научную цель и определять пути ее достижения — это продукт социального развития. Поиск ученого базируется на научном фундаменте, созданном предшествующими поколениями (и не только учеными), и каждая формула, технология — это социальный продукт. В этом смысле ученый, исследуя природу, рассматривает ее с высоты многолетних достижений сообщества ученых, но в данный конкретный момент, в ходе решения сугубо познавательной задачи, сам поиск ученого не есть социальное действие. Однако в процессе решения познавательной задачи у него возникает потребность создать наиболее благоприятные социальные условия для этого: получить признание коллег, преодолеть возможные препятствия со стороны других и т.д.
— все это подразумевает взаимодействие с людьми и, соответственно, действия ученого по упреждению возможных препятствий со стороны других, обеспечению признания своего достижения в сообществе ученых — это уже социальные действия.
Таким образом, действие человека приобретает характер социального в том случае, когда ориентировано на других, предполагает прямое или опосредованное взаимодействие с другими людьми. Напомним, действие может быть ориентировано как на конкретное лицо, так и на группу лиц — знакомых или незнакомых (например, пассажиры автобуса); на сообщество, членом которого является человек (коллектив, нация), или на все общество; оно может иметь в виду как прошлое (месть, благодарность), так и на-стоящее или ожидаемое будущее (в том числе упреждающие действия).
Из этого примера следует также, что вычленение социального действия особенно непросто в сферах, в которых человек ориентирован на природные субъекты (материальное производство, наука и т.д.).
Например, разработка производственных технологий (совершенствование методов обработки металла, компьютерных технологий и др.) не является социальным действием. Деятель в этом случае ориентирован на природные объекты и законы. Но поскольку чаще всего при этом требуется согласование технологий с другими людьми, возникает параллельная мотивация — социальная, которая, как правило, и становится решающей. Онча способна блокировать иссле-довательский поиск или, наоборот, его стимулировать. Вот почему
121
удачная или неудачная социальная организация науки, технического творчества, материального производства оказывает решающее воздействие не только на число научных открытий, технологические инновации, но и, главное, на их внедрение, массовость использования. (Вспомним, сколько великих научных изобретений деятелей российской науки и техники XIX — начала XX в. не было востребовано в тогдашней России.)
2. Не всякое воздействие на другого есть социальное действие. Можно выделить целый пласт мнимых социальных действий, т.е. действий, которые, имея явные внешние признаки социальных действий, таковыми не являются.
Рассмотрим житейскую ситуацию: первое действие — прохожего обрызгала машина, случайно проехавшая по луже; последующие действия: прохожий выражает неудовольствие по поводу того, что по вине водителя машины испорчен его новый плащ; водитель, увидев, что он натворил, останавливает машину и выходит, чтобы извиниться перед прохожим; между прохожим и водителем происходит небольшой обмен любезностями. Установим, являются ли их действия социальными.
Первое действие водителя не относится к числу социальных — ведь социальными считаются только те действия, в которых ориентация на другого осуществляется преднамеренно и осмысленно. В данном случае это мнимое социальное действие; прохожий совершил социальное действие; водитель совершил социальное действие; и водитель, и прохожий вошли в социальный контакт.
И еще одна ситуация, о которой упоминал еще М. Вебер. Но здесь речь идет уже о другом виде мнимых социальных действий.
Представим, что внезапно пошел дождь — все прохожие открыли зонты. Здесь нет социального действия. Хотя внешне, казалось бы, прохожие сговорились или открыли зонты по команде. Но зонты были открыты не в результате договоренности между людьми, а так как на всех них свалилась одна общая беда — дождь. Однообразность, схожесть реакций, вызванных общей внешней причиной, — это массово-однородное действие, один из самых распространенных видов «мнимых» сознательных действий.
Другой пример массово-однородных действий — паника в зрительном зале, вызванная вестью о пожаре, и т.д.
Различение социальных действий и мнимых социальных действий — важное условие анализа социальных явлений. В частности (и это будет подробно проанализировано позже), оно позволяет точнее понять причины объединения людей в разные по степени интегри-рованности социальные общности, отличие последних от мнимых общностей, которые часто воспринимаются нами как подлинные.
* * *
Механизм осуществления социального действия в общих чертах аналогичен механизму осуществления единичного действия. Однако здесь необходим ряд серьезных уточнений.
122
Первое. Социальные действия и взаимодействия представляют собой сложный синтез «социальности» и «материальности».
Рассмотрим социальное взаимодействие в семье. Вы убираете квартиру, осуществляя материально осязаемое усилие, руководствуясь предположением, что этим вы помогаете родителям. В вашей семье есть правило, в соответствии с которым дети обязаны взять на себя часть забот по дому. Родители контролируют, как вы выполняете договоренность, высказывают или благодарность, удов-летворенность, или замечание, упреки.
Собственно «социальное» в ваших действиях, как мы видим, принимает вид договоренностей, правил, обязательств, ожиданий (наказания или поощрения), как бы в виде образов, символов, оно скрыто от глаз. Напомним о «магнитном поле» взаимных обязательств, прогнозов, которое возникает благодаря «ожиданию ожидания ожидания», о чем мы говорили ранее, подчеркивая особенности социальной регуляции. Это «магнитное поле» мы не можем увидеть, но постоянно ощущаем, оно заставляет нас действовать, радоваться или гневаться.
Конечно, социальные действия различаются по степени (высокая или низкая), форме (непосредственная или опосредованная), «отягощенное™» материальной составляющей. В этом смысле не вызывают сомнений материальная «отягощенность» уборки квартиры с целью помочь родителям, применение силы с целью наведения общественного порядка, материальная помощь, плата за услугу. Но значительное количество социальных действий, играющих огромное значение в установлении успешных и эффективных взаимодействий между людьми, в смысле физических усилий ничтожны. И наоборот, роль собственно социально-символической состав-ляющей может быть огромна, ибо огромны практические последствия социальных действий для других — к примеру, распоряжение об увольнении, отданное начальником одним росчерком пера, закон, который способен активизировать или блокировать применение вооруженной силы, и т.д.
Можно возразить, что в любом действии мысленно воображаемое, замысел предшествуют действию. Однако есть существенная разница между замыслом, предшествующим обычному действию, и мысленно воображаемым, что составляет суть социального действия.
Предположим, архитектор подготовил проект нового дома, который осязаемо воплотился в построенном здании. Представим себе, что вы разрабатываете новую схему взаимодействия сотрудников в фирме, управления ею. Что в последнем случае приобретается из категори-и материально-осязаемого? Работники фирмы те же, они могут сидеть в прежних кабинетах, расположенных на тех же этажах, т.е. их физически-пространственная организация может и не из-
723
меняться. Изменения произошли в области взаимоотношений людей: кто кем будет руководить? кто за какой участок работы будет отвечать? кто какие права и обязанности получит? Руководить, отвечать, иметь права и обязанности — вот ткань социального, создающая невидимую сеть взаимозависимости.
Мысленно воображаемым в этом примере является не только проект (что характерно для любого проекта, замысла) новой системы, но и его воплощение носит отнюдь не материально-осязаемый характер, приобретая при этом реально-практическое значение (последствия). Сформировавшаяся сеть взаимоотношений между сотрудниками фирмы не материальна. Эта сеть соткана из материи (магнитного поля) мысленно символических явлений: ожиданий, предпочтений, норм, традиций — сдерживающих или направляющих действия людей, т.е. существующих реально и имеющих практические последствия.
Что такое подчинение, уважение, влияние? Какое непосредственное физически-материальное содержание скрывается за подобными и многими другими социальными действиями (взаимодействиями)?
Как вообще могут быть объединены люди? Телесно? Но ведь во всех объединениях (семья, политическая партия, студенческая группа, коллектив работников и т.д.) индивид телесно остается изолированным субъектом. Люди связаны, объединены между собой лишь мысленно, с помощью воображения, каких-то идей, т.е. символически.
Социологи пытаются найти понятие, образ, термин, который наиболее точно передал бы смысл этой мысленно-воображаемой символической ткани. Словосочетание «мысленно-воображаемая ткань» создает впечатление какой-то воздушности, чрезмерной легкости, а потому и несерьезности, недолговечности, иллюзорности. Поэтому социологи употребляют термины «интерсубъективное» (А. Шюц и его последователи) или «межчеловеческое пространство» (П. Бурдье, П. Штомпка и др.). Но все солидарны в том, что эти термины не в полной мере раскрывают сущность, практическую (хотя и не материальную) осязаемость социальной мысленно воображаемой ткани. Такая воображаемая ткань способна неожиданно ударить вас «невидимой дубинкой», и довольно ощутимо. Поэтому мы подчеркиваем, что эта мысленно воображаемая, символическая ткань существует реально и имеет реально-практические последствия, воплощается в том числе в материальном.
Подведем некоторый итог. Ведущие способы реализации «социальности» в социальном действии, организации «социального» пространства, определяющие, кто выше, кто важнее и т.д., — это осо-
124
бые, преимущественно символические, мысленно осуществляемые способы, приемы, имеющие практические последствия.
Второе. Социальные действия не бывают единичными, дискретными. Они должны самовозобновляться, быть регулярными, т.е. приобрести свойство системы. Но для этого требуется, чтобы поведение Актора по отношению к партнеру (партнерам) было предсказуемым, ожидаемым последним, так же как должна быть предсказуемой и ответная реакция партнера, на которого ориентировано социальное действие Актора. Как же добиться подобной взаимной предсказуемости? Актор и его партнер должны совершать социальные действия по отношению друг к другу по единым стандартам, правилам, которые выработаны в этом обществе, нормам, которые всем известны и приемлемы в данной среде, т.е. на основе культурной традиции. Следовательно, «ориентация на другого» (основа социального действия) — это не произвольная, а стандартная ориентация, а потому и ожидаемая. Наличие взаимно согласованных, разделяемых стандартов не только порождает эффект предсказуемости, но и эффект обязательности выполнения взаимно согласованного, разделяемого. Тем самым посредством культуры возникает обязывающая сила символов.
Таким образом, взаимная откорректированность и отрегули-рованность, «переплетение смыслов, ожиданий и поведения, основанного на взаимной ориентации»* становятся возможными благодаря принятым в обществе идеям, нормам, правилам, образцам поведения, т.е. благодаря культуре. В этом случае культура употребляется в несколько ином значении, чем при анализе единичного действия (вспомните пример с глиной), — там речь шла о том, что культура «изобретает» средства достижения потребностей людей. В данном же случае делается акцент на другом: культура объединяет, интегрирует людей, наделяя их стандартами поведения, делает их жизнь предсказуемой и ответственной. Это две взаимосвязанные социальных функции великого изобретения человека— культуры.
Следовательно, системы социальных действий как комплексы, основанные на регулярных, самовозобновляющихся взаимных ори-ентациях индивидов, невозможны без символической связи, наполненной культурной традицией, и одно из самых главных чудес социальной жизни — это то, что, людям, использующим «воздушные», «неосязаемые» символически-культурные элементы, удалось построить впечатляющее здание современного общества.
Бергер П Приглашение в социологию. — М , 1996, с. 32.
125
<< | >>
Источник: Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева. Общая социология: Учебное пособие Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева . — М.: ИНФРА-М,2000. — 654 с. — (Серия «Высшее образование»).. 2000

Еще по теме § 3. Специфика социального действия:

  1. 18. СОЦИАЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ КАК ПЕРВИЧНЫЙ ЭЛЕМЕНТ СОЦИАЛЬНОЙ ЖИЗНИ
  2. Сущность и специфика социального программирования
  3. § 1. Специфика мифологического обоснования социального поведения
  4. 4. Специфика экономических реформ в КНР. Заветы Дэна и Цзян Цзэминь. а) Содержание доктрины «специфика китайского со­циализма».
  5. Социальное действие
  6. 3. Понятие социального действия
  7. Переменная солидарных социальных действий
  8. ДЕЙСТВИЕ СОЦИАЛЬНОЕ
  9. 13. СОЦИАЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ, ЕГО КРИТЕРИИ И МОТИВАЦИИ
  10. 4. Идеальные типы социальных действий
  11. Т е м а 10КОММУНИКАТИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ. АДРЕСАНТ И АДРЕСАТ. КОММУНИКАТИВНЫЕ РОЛИ. СОЦИАЛЬНАЯ И ТЕНДЕРНАЯ СПЕЦИФИКА РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ КОММУНИКАНТОВ
  12. СОЦИАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ
  13. Религиозная мотивация социальных действий. Религии спасения.
  14. 34. Следственные действия. Виды следственных действий, участие понятых в следственных действиях. Протокол следственного действия
  15. Глава IV. Социальное действие как родовое понятие социологии