<<
>>

§ 1. Специфика мифологического обоснования социального поведения

МИФ КАК Первой собственно человеческой формой ори-

СОЦИАЛЬНОЕ ентации человека среди себе подобных была ми-

ЯВЛЕНИЕ фология. Она представляет интерес для многих

наук — философии, истории, этнографии, куль-турологии, психологии, эстетики и др. Социология изучает миф с учетом своих научно-познавательных интересов — понять, как регулируется общество.

Мифы, легенды, сказания, былины — это памятники мифологического восприятия и объяснения мира. Этот мир удивительно полнокровен, осязаем, возвышен и в то же время привычен; он наполнен героями и злыми духами, элементы будничной реальности здесь сочетаются с необычным, сверхъестественным, магическим волшебством.

Общепризнанно (начиная, пожалуй, с В.

Вундта), что мифы создаются на основе аффектации. А.Ф. Лосев, один из самых глубоких исследователей духовной культуры, подчеркивает, продолжая эту мысль: «Чтобы создать миф, меньше всего надо употреблять интеллектуальные усилия»*.

Рационально-интеллектуальные усилия в мифе минимизированы, носят элементарный характер. «Общая черта этого (мифологического. — А.Э.) мышления — значение для него аналогии в ее наиболее действенной форме, в форме уподобления... Источник мифо-логического мышления — символически рационализированная магия, полностью основанная на применении этого метода»**. В этой «наивысшей по своей полнокровности и эмоциональной напряженности реальности», по выражению А.Ф. Лосева, понимание мира конкретно, фрагментарно-ситуативно.

Минимизированность рационально-интеллектуальной составляющей не дает мифологии возможность сделать главной опорой мышления анализ всеобщих, неодолимых социальных связей. Мифология апеллирует не к выявлению общих тенденций, закона, общих правил, господствующих в природе и обществе, не к причине, а к конкретно-образному, конкретно-чувственному, эмоциональному восприятию. Причинно-следственные связи еще не улавливаются. В мифах, сказаниях, легендах пересказывается череда событии — не более; непонятно, что от чего зависит, что на что способно

* Лосев А Ф. Диалектика мифа В кн Философия Мифология Культура. — М , 1991, с 25

** Вебер М. Социология религии (типы религиозных сообществ) В кн ¦ Избранное Образ общества — М , 1994, с 84—85.

367

влиять, нет деления на зависимое и независимое, неодолимое. Все, что непонятно в пределах подобной картины мира, что не может быть осмыслено, усмотрено сразу же в личном опыте, личных наблюдениях, приобретает сверхъестественное, фантастическое описание. В этой ситуации вполне естественна шаблонно-автоматическая ориентация и регуляция. Человек, не понимая сути происходящего, вынужден повторять те процедуры, которые были отобраны и проверены предками как безопасные, надежные (хотя, может быть, и не самые эффективные).

Преимущественно аффективное восприятие и объяснение мира, при котором главная интеллектуальная процедура — аналогия, порождает еще одну специфику мифологии — неумение выделить главное, важное и менее важное. Нет иерархии значений, деления на то, что не зависит от человека (потусторонний мир), и на мир, с которым он реально сталкивается. Точнее, существует лишь «посюсторонний» мир. Люди, черти, демоны, духи — все живут и действуют в этом мире, они такие же, как и люди.

«Антропоморфизированные боги и демоны обладают лишь относительным качественным превосходством по сравнению с человеком. Их страсти так же безмерны, как страсти сильных людей, и так же безмерна их жажда наслаждений.

Но они не всеведущи и не всемогущи — в противном случае их не могло бы быть много — и не обязательно вечны (в Вавилоне, у древних германцев), они только могут продлить свое славное существование магической едой или напитком... подобно тому, как волшебное снадобье лекаря может продлить человеческую жизнь»*. Не случайно, сверхъестественное (боги, духи, демоны) наделяется гиперболизированными человеческими способностями: это супергерой, суперчеловек. Сверхъестественное в мифологии оказывается всего лишь гиперчеловеческим.

Миф — это социокультурный феномен, выполняющий регулятивную, интегративную и социализационную функции в обществе, в том числе и современном.

Еще Э. Дюркгейм, анализируя тотемизм, распространенный у австралийских аборигенов, отмечал, что тотемный медведь, волк и т.д. — это выраженный в сверхъестественной форме символ самой социальной общности, средство объединения всех членов общины в единое целое. Наличие обожествленного общего предка, наделенного мифопоэтизированными способностями, становится исходным и решающим средством выделения этой общины, формирования собственного отличия, «Мы — сознания»**.

* Вебер М. Социология религии (типы религиозных сообществ), с 102. ** См/ Дюркгейм Э Элементарные формы религиозной жизни Тотемическая система в Австралии. В кн ¦ Социология религии: классические подходы Хрестоматия.— М., 1994

362

Итак, миф — это яркая, чувственно насыщенная картина мира, способствующая очень ограниченному, неглубокому его пониманию, но характеризующаяся высокой эмоциональной достоверностью, правдоподобием.

МИф В современном обществе миф, соседствуя с бо-

в СОВРЕМЕННОМ лее рационализированными, осмысленными кар- ОБЩЕСТВЕ тинами мира, продолжает играть немалое значе-

ние в жизни людей. В каждом обществе существует своя мифологически-эмоциональная картина мира, которая со-ставляет образно-мифологическую основу его духовной жизни.

Миф о героическом советском народе — это был не просто лозунг, но определенное видение своего народа, его истории, миссии. И, надо сказать, этот мифологический образ «работал», и довольно успешно, сплачивая советских людей, вызывая у них чувство этического превосходства, уважение к собственной истории.

В создании мифопоэтического восприятия в современном мире большую роль играют искусство, средства массовой информации, в особенности кино и телевидение.

Воздействуя на эмоциональный мир людей, формируя у них сугубо чувственное восприятие, современное кино, телевидение, литература руководствуются достаточно осмысленными целями и задачами. Поэтому миф в современном обществе, воплощенный в кинофильм или книгу, всегда содержит те или иные рациональные (по-литические, нравственные и др.) установки и расчеты.

Нельзя забывать и о рекламе, которая стала сегодня одним из главных средств формирования мифологического восприятия жизни, в частности материальных стандартов потребления. В этом случае реализуются экономические установки и расчеты. Тем самым выявляется существенное обстоятельство: миф в современном обществе лишь внешне слаборационализирован — по сути он реализует определенные экономические, политические, нравственные установки, интересы.

Вместе с тем употребление слова «миф» в современном обществе нередко означает ложную, правдоподобную, но не истинную картину мира. С этим можно согласиться, если речь идет о мифах, «рассыпающихся в прах» при их рационально-интеллектуальной проверке на достоверность. Но нельзя считать, что мифология в современном обществе объединяет лишь надуманные, ложные мифы.

Признавая особую роль эмоционально-чувственного (а не только рационального) восприятия мира, мы не можем не осознавать роль мифопоэтического, может быть, несколько возвышенного, восприятия в жизнедеятельности современного общества.

Современный человек, наделенный не только разумом, но и чувствами и эмоциями, не может (и не должен) быть лишенным

363

мифопоэтического осознания мира. Однако главное в том, является ли мифологическое восприятие мира дополняющим моментом в его ориентации в современном обществе или доминирующим, по-скольку стратегически важная линия поведения человека должна быть рациональной и осмысленной.

Мифологическое сознание — колыбель духовной жизни человечества. Это прекрасный, но все-таки «сон наяву». И судьба человечества коренным образом зависела оттого, сможет ли оно развеять этот сон, сформировать иную картину восприятия и обьяснения мира.

Миф разрушался под натиском нескольких основных факторов. Во-первых, под воздействием интеллектуально-логических способностей человека — развития письменности, возникновения научных знаний (астрономии, медицины, математики), которые ранее были аккумулированы в храмах и составляли, как правило, монополию жрецов.

Во-вторых (и это особо важно), в результате усложнения социальной жизни: усложнялись взаимодействия людей, что требовало перехода от шаблонной малоосмысленной, автоматической регуляции к регуляции осмысленной, ориентирующей на всеобщие (этические) принципы.

М. Вебер очень точно заметил, что в греческой мифологии богиня правосудия Фемида, как и подобные боги в мифологических представлениях других народов, не была самой сильной и важной. «Этические притязания к богам растут со следующими моментами:

с ростом власти, с ростом притязаний к качеству правосудия;

с ростом рационального постижения мировых процессов...;

с ростом регламентации все новых типов человеческих отноше ний посредством... правил и зависимости людей от их соблюде ния;

особенно с ростом социального и экономического значения надежности слова, данного другом, вассалом, должностным лицом, партнером по обмену...*

Кроме того, и это в-третьих, в результате усложнения социальной жизни углублялась социальная дифференциация, которая усиливала социальное различие между людьми, а это вело к иерархии, неравенству, а также к индивидуальному различению людей в общине, выделению личности, имеющей особые, дифференцированные интересы, из общины.

Таким образом, человек и интеллектуально был готов жить более разумно, рационально. И реальная практика социальных взаи-

* Вебер М. Социология религии (типы религиозных сообществ), с 104. 364

модействий наталкивалась на бредовость, «иллюзорность» подобных регуляторов поведения.

<< | >>
Источник: Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева. Общая социология: Учебное пособие Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева . — М.: ИНФРА-М,2000. — 654 с. — (Серия «Высшее образование»).. 2000

Еще по теме § 1. Специфика мифологического обоснования социального поведения:

  1. Т е м а 10КОММУНИКАТИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ. АДРЕСАНТ И АДРЕСАТ. КОММУНИКАТИВНЫЕ РОЛИ. СОЦИАЛЬНАЯ И ТЕНДЕРНАЯ СПЕЦИФИКА РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ КОММУНИКАНТОВ
  2. I. ОСОЗНАНИЕ КУЛЬТУРНОЙ СПЕЦИФИКИ ПОВЕДЕНИЯ
  3. Специфика девиантного поведения молодежи.
  4. § 3. Специфика социального действия
  5. 11. СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ
  6. Сущность и специфика социального программирования
  7. Глава 12 СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ, ОТКЛОНЯЮЩЕЕСЯ ПОВЕДЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ
  8. Эллинизм:«рациональное» и «мифологическое». Самоисчерпание культуры
  9. 4. Специфика экономических реформ в КНР. Заветы Дэна и Цзян Цзэминь. а) Содержание доктрины «специфика китайского со­циализма».
  10. § 1. Социальное поведение и его типы
  11. ТИПЫ социального поведения
  12. Парадигма социального поведения
  13. § 2. Социальная дезорганизация, отклоняющееся поведение и преступность
  14. Социальный контроль и отклоняющееся поведение