<<
>>

§ 1. Социально-территориальная общность


Вся разносторонняя и многоплановая деятельность людей, составляющая содержание всех социальных процессов, осуще ствляется в масштабе определенных территориальных общнос тей, являющихся в связи с этим важными условиями и форма ми общественной жизни.
Социально-территориальные общности могут быть определе ны как совокупность людей, обладающих однотипным отно-
шением к определенной хозяйственно освоенной территории.
Основными сущностными признаками подобной общности явля-ются устойчивые экономические, политические, социальные, духовно-нравственные и экономические связи и отношения, вы деляющие ее в качестве достаточно самостоятельной системы пространственной организации жизнедеятельности людей. Соци ально-территориальные общности существовали и существуют в разных исторических условиях. Их появление означало важный этап, по существу качественный скачок, в истории человече ства. На это в свое время указал Ф. Энгельс, отметивший, что «старое общество, покоящееся на родовых отношениях, взрыва ется в результате столкновения новообразовавшихся обществен ных классов; на его место заступает новое общество, организо ванное в государство, низшими звеньями которого являются уже не родовые, а территориальные объединения» . Иначе гово ря, именно территориальные общности являются основообра зующими звеньями любого государства.
Специфические свойства территориальных общностей детер минированы:
экономическими условиями, в первую очередь историчес ки сложившимся разделением труда;
социально-классовой, профессиональной и националь ной структурой населения;
экологическими условиями, оказывающими сущностное влияние на характер трудовой деятельности, организацию быта и многие другие черты образа жизни людей.
В принципе, каждая территориальная общность несет на себе некоторые общие черты, характерные для социального организма в целом.
В общей совокупности территориальных образований исход ной являются первичная территориальная общность, которая обладает свойствами целостности и неделимости по функцио нальному критерию, а ее составные части не могут самостоя тельно выполнять специфические функции, которые присущи данной социально-территориальной общности.
Такой исходной территориальной общностью является регион.
Между социально-территориальными общностями имеются существенные различия: по уровню развития производительных сил, плотности населения, по характеру хозяйственной дся-
тельности, основанной на той или иной форме собственности, по образу жизни и режиму социального воспроизводства.
Социальное воспроизводство — это процесс эволюции сис темы социальных связей и отношений, социальной структуры, социальных институтов и организаций, норм, ценностей и по веденческих стандартов.
Основу социального воспроизводства составляет социальное воспроизводство населения, проживающего на определенной территории. Последнее включает в себя такие составляющие, как: демографическая, этническая (национальная), культурная, духовно-правовая, профессиональная . В своей совокупности они не только обеспечивают физическое воспроизводство лю дей, но и воспроизводство определенных социальных качеств, необходимых для участия населения в общественной жизнедея тельности.
Социальное воспроизводство не имеет характера «простого повторения», т.
е. и количественно и качественно оно отлича ется на разных исторических этапах развития общества.
Поэтому термин «расширенное» или «суженное» социаль ное воспроизводство должен отражать в своем содержании эти обстоятельства.
В реформируемой России в 90-е гг. XX в. в регионах с пре-имущественно русским населением наблюдался явный спад рождаемости и увеличение смертности населения. Практически во всех российских регионах в это же время проявилось усиле ние маргинализации населения, получила распространение со циальная апатия и различные формы дсвиантного поведения.
В целом стати более ощутимыми различия в социально-эко номическом развитии регионов. Сказалось также увеличение масштабов миграции, осложнившаяся ситуация в ряде облас тей и районов страны.
Территориальная градация российского общества отражается в определенных пределах в его административно-территориаль ном делении на республики, края, области, автономную об ласть, автономные округа, города федерального значения, крупные, средние, малые города, поселки городского типа, де ревни, аулы, хутора.
Наряду с функциями социального воспроизводства некото рые из социально-территориальных образований выполняют
социально-политические функции, являясь субъектами феде рации. Последние сложились исторически и являются в усло виях новой демократической России своеобразным наследием советского прошлого.
В самых общих чертах современное российское государство представляет собой сочетание федеративной организации (гла венствующий признак) и элементов конфедерации, а также унитарного государства, т. е. «такую организационную структу ру, которая отражает масштабы страны, ее многоликость, со ветское наследие» . По Конституции России Федерация состо ит из 89 субъектов, в числе которых 21 республика, 49 облас тей, 6 краев, 10 автономных округов, автономная область и два города федерального значения — Москва и Санкт-Петер бург. С весны 2000 г. все эти разнообразные административно- территориальные единицы объединены в 7 федеральных окру гов. Это нововведение призвано способствовать усилению цен трализованной государственной власти и делает еще более специфическим российский федерализм. Говоря о его особен ностях, А. Г. Здравомыслов отмечает следующие моменты:
а) невозможность прямого заимствования опыта федераль ного строительства у других государств и народов;
б) отсутствие исторической традиции федеративных отно шений как в досоветский, так и в советский периоды;
в) наличие гораздо большего многообразия регионов по сравнению с мерой многообразия, наблюдающейся во всех иных федеративных государствах мира;
г) осложнение федеративных отношений национально-эт-ническими моментами, которые представляют собой важный аспект современной политической реальности.
«Нынешний этап развития российского федерализма, — подчеркивает он, — связан с действующей Конституцией, ко торая, с одной стороны, провозглашает Российскую Федера цию в качестве Федерального Государства, а с другой стороны, содержит в себе определенные отступления от этого принципа» .

Эти «отступления» узаконивают, в частности, разностатусность регионов Более того, составляя в совокупности Российскую Федерацию, регионы (ее субъекты), имея разный статус, ока зывают разное влияние на социально-политические процессы в стране, на функционирование самой государственной власти
Регионы, представленные национальными республиками, являются, в соответствии с Конституцией, суверенными госу дарствами, имеющими свои конституции, свое законодатель ство, свою государственную атрибутику, в то время как все ос тальные, являясь также субъектами Федерации, таким стату сом не обладают
Характер отношений между федеральным центром и регио нами определяется не только основным законом страны, но и местным законодалельством и системой договоров о разделе нии властных полномочий и предметов ведения Оптимальное решение этой проблемы обеспечивает как целостность феде рального государства, так и достаточную самостоятельность субъектов Федерации в решении вопросов, которые входят в их компетенцию От того, как разграничены предметы ведения между федеральным центром и субъектами Федерации, зави сит эффективность функционирования всего государства
«Первые шаги становления подлинного федерализма, в ча стности, перераспределения властных функций из центра в ре гион, — отмечает А А Жириков, — воспринимаются многими как признак ослабления государства, ущемления его суверени тета и даже как угроза территориальной целостности Для по добных опасений имеются весьма серьезные основания — в ходе политической перестройки многие политики строили свою карьеру именно на сепаратистских лозунгах борьбы с фе деральной властью» И это не могло не сказаться на самом принципе становления демократического федерализма и на политической стабильности общества
В силу некоторых особенностей развития постсоветской Рос сии разграничение предметов ведения и полномочий между Фе дерацией и ее субъектами пошло двумя путями конституцион ным и договорным Заключение в марте 1992 г Федерального договора положило начало процессу развития именно договор ных отношений Принятие Конституции Российской Федерации
не только не остановило этот процесс, но и придало ему новый импульс. Международный опыт свидетельствует о возможном трояком подходе (трех способах) разграничения предметов, на ходящихся в совместном ведении Федерации и се субъектов.
Первый состоит в том, что в Конституции перечисляются все вопросы, подлежащие совместному ведению Федерации и ее субъектов. Затем по каждому из данных вопросов подробно определяется круг проблем, находящихся в исключительном ведении Федерации.
Второй подход (способ) заключается в том, что перечисля ются вопросы, по которым Федерация определяет общие принципы законодательства, а субъекты Федерации издают за коны, конкретизирующие эти принципы.
Третий подход (способ) состоит в распространенной прак тике, когда по вопросам, находящимся в совместном ведении Федерации и ее субъектов, законодательным органам субъектов Федерации предоставляется право принимать законы лишь в том случае, если по данному вопросу нет федерального закона.
Таким образом, применяемая юридическая форма для ре-шения всех вопросов, касающихся разграничения предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, по сути своей одинакова. Ею является Конституция Федерации, а не договор. И эта получившая широкое распространение практика законо мерна, так как договор пригоден лишь для регулирования от ношений между субъектами, равными по своему статусу, а именно: для регулирования отношений между субъектами гражданского или международного права.
В анализе места и роли договорных отношений в Российс кой Федерации следует исходить из того, что в России сложи лась Федерация конституционная, а не договорная. Существую щая практика договоров свидетельствует о том, что договора заключаются не между субъектами Федерации и Российской Федерацией как целым, а между органами государственной власти — федеральными и региональными, и при этом исклю чительно по вопросам разграничения своих полномочий.
Поэтому роль договоров является вспомогательной, и они представляют собой скорее временную вынужденную меру, призванную как-то сгладить имеющие место противоречия между федеральным центром и субъектами Федерации Сохра нить целостность страны, не допуская ущемления интересов
территорий — сложнейшая двуединая задача для современного Российского государства. Ее магистральное решение связано с формированием новой модели федерализма, позволяющей ре ализовать концептуальные принципы самоопределения наро дов на основе равноправия всех субъектов Федерации и всех рациональных общностей в каждом регионе России. Оптималь ная модель российского федерализма призвана не допустить ущемляющего интересы субъектов Федерации унитаризма, с одной стороны, и превращения России в конгломерат слабо связанных между собой территориальных общностей с другой.
Одной из сложнейших проблем взаимодействия федераль ного центра с субъектами Федерации явилось соотношение федеральных и местных законов, несоответствие вторых пер вым и невыполнение федеральных законов на местах.
Властные элиты субъектов Федерации руководствовались в своей деятельности главным образом местными интересами, мало заботясь об интересах государства в целом.
Можно согласиться с характеристикой государственной сис темы, сформировавшейся на основе действующей Конституции РФ, данной известными политологами J1. Шевцовой и И. Клямкиным. «Во-первых, в ней зафиксировано не согласие различных политических сил относительно принципов обще ственного устройства, — отмечают они, — а закреплена побе да одной из них при отсутствии такого согласия. Отдавая себе в этом отчет и желая избежать дальнейших конфронтации, побе-дившая сторона вынуждена постоянно и безуспешно искать дополняющие Конституцию консолидирующие процедуры, что лишь выявляет неустойчивость и зыбкость российского конституционного строя. Во-вторых, монархические полномо чия, предложенные главе государства Основным законом, в современной России не могут быть реализованы сколь-нибудь последовательно. Концентрация власти в Центре, ее многосубъек- тность (выделено авторами цитаты) на федеральном уровне могла быть оплачена только уступками регионам и предоставле нием им права самим выбирать местные органы власти, что ха рактерно лишь для стран с развитыми и глубоко укорененны ми демократическими традициями. В России же это приводит к тому, что региональные власти сплошь и рядом выходят за пределы конституционного поля, а у наделенного монархичес кими полномочиями президента нет властных ресурсов, чтобы
этому воспрепятствовать. Таким образом, президентская моно- субъектность, призванная быть гарантом Конституции и обес печивать ее соблюдение, оказывается не в состоянии это сде лать, выявляя и наглядно демонстрируя тем самым суррогат- ность (и скорее всего временность) всей постсоветской российской государственности» .
Выход за пределы конституционного поля представляет наи большую опасность для судьбы Российской Федерации. Ее нейт рализация предполагает изменения, прежде всего в самой Кон ституции, принятие соответствующих федеральных законов.
Отсутствие должного контроля за действием региональных властей привело к серьезному ухудшению общей социально- экономической ситуации в стране. Дело дошло до того, что значительные финансовые ресурсы, отправившиеся из феде рального бюджета в виде трансфертов и государственных инве стиций, не достигали целевого получателя, а налоги, которые должны были бы поступать в федеральный бюджет, нередко задерживались в границах регионов.
Подобная ситуация создавала предпосылки для усиления се-паратистских и центристских тенденций. Возникла острая необхо димость принять специальные меры для сохранения единства и целостности страны, укрепления Российской Федерации и пре дотвращения ее преобразования в конфедерацию. В их числе та кие, как введение института федерального вмешательства в юри дическую и политическую практику, позволяющего федеральной власти отстранять от управления представителей региональной власти в случае нарушения ими Конституции и законов страны. (Кстати, подобная норма существует и в Конституции других стран. Так, Конституция ФРГ дает нижней палате парламента — бундестагу — право распускать законодательные собрания земель (ландтаги) в строго определенных законом случаях.)
<< | >>
Источник: Г. В. Осипов. Социология. Основы общей теории. 2003

Еще по теме § 1. Социально-территориальная общность:

  1. Социально-территориальные и демографические общности
  2. 25. СОЦИАЛЬНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ОБЩНОСТИ
  3. 88. СОЦИАЛЬНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ОБЩНОСТИ. СОЦИОЛОГИЯ ГОРОДА И ДЕРЕВНИ
  4. § 3. Социальная общность как феномен. Разновидности общностей
  5. Понятие социальной общности и ее разновидности.Характерные черты массовых общностей
  6. Глава 8СОЦИАЛЬНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ (ЭТНИЧЕСКИЕ) ОБЩНОСТИ
  7. § 2. Общество как социальная общностьВзаимосвязь социальных общностей
  8. Глава 12Специфика современного российского обществакак социальной общности и социальной системы
  9. Социальные группы — основная форма социальных общностей.Виды социальных групп
  10. Социальные общности
  11. Социальные группы и общности
  12. § 3. Виды социальных общностей
  13. Социальная общность
  14. 24. СОЦИАЛЬНЫЕ ОБЩНОСТИ И ГРУППЫ
  15. 28. СОЦИАЛЬНЫЕ ОБЩНОСТИ, ИХ ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ И ТИПЫ
  16. Социальная общность как проблема отечественной социологии
  17. § 2. Факторы функционирования социальных общностей
  18. 26. СОЦИАЛЬНО-ЭТНИЧЕСКИЕ ОБЩНОСТИ
  19. § 5. Контактные социальные общности
  20. § 1. Виды и структура социальных общностей и групп