Социальная стратификация и социальная мобильность в современном российском обществе

Вопрос, поставленный Дарендорфом в отношении современного западного общества, правомерен и для СССР, и для сегодняшней России. В какой мере мы можем говорить о наличии классов в эпоху так называемого «социализма» и сейчас, какие классы существовали или существуют в нашей стране? Если применить ленинское определение классов, то мы не сможем зафиксировать ни так называемого рабочего класса, ни крестьянства.
В условиях общегосударственной собственности на землю и основные средства производства отсутствует классово образующий признак. Здесь можно говорить лишь о различных сферах занятости людей: работник промышлен-ности, работник аграрного сектора, работник культуры, образования и т. д. В то же время невозможно отрицать наличие общих интересов, различие в социальном положении у различных слоев населения. Поэтому можно согласиться с мнением тех отечественных социологов, которые считают, что понятие класса для анализа нашего общества неприменимо. В этом обществе невозможно вычленить такой крупный элемент социальной структуры. Здесь больше работает понятие, предложенное сторонниками теории социальной стратификации, — страта (слой) или социальная группа. Эти группы могут быть вычленены по различным критериям: по уровню до-ходов, по месту в системе власти, по роду занятий и т. д.; возможно также выделение тех или иных социальных групп по каким-то интегральным критериям.
Попытку такого синтетического подхода предприняли в 1987 — 1989 гг. академик Т. И. Заславская и профессор Р. В. Рывкина. Опираясь на ленинское определение классов, они выделили следующие основные социальные группы советского общества того периода: 1) вертикальные группы власти, различающиеся ее природой (партийная, государственная, хозяйственная власть), а также объемом этой власти (группы высшего, среднего и низшего уровней в соответствующих иерархиях управления); 2) группы, связанные со сферами и отраслями народного хозяйства, а также ведомствами, различающимися мощью, престижем и материальной базой (например, военные ведомства и сфера коммунально-бытового хозяйства);
3) группы хозяйственных руководителей, различающиеся рангом власти ( руководители объединений, предприятий и подразделений); 4) группы интеллигенции, различающиеся профилем занятости (например, ИТР и творческие работники и др.); 5) группы, занятые в сфере семейной экономики и индивидуально-трудовой деятельности; 6) деклассированные элементы (см.: Рывкина Р. В. Социальная структура общества как регулятор развития экономики//Экономическая социология и перестройка.
Под ред. Т. И. Заславской и Р. В. Рыбкиной- М., 1989- С. 82—83).
Таким образом, на основе конкретно-социологических исследований и данных статистики было установлено, что советское общество по комплексному критерию, включающему в себя пять показателей (уровень доходов, власть, образование и др.), структурировано на шесть групп. Однако еще в 80-х годах различия между этими группами по уровню доходов носили незначительный характер. Разница между бедными и богатыми имела 5—7-кратное выражение. За по-следние годы произошла более глубокая дифференциация российского общества. Сейчас разница в доходах между наиболее бедными и наиболее богатыми группами населения достигает 20 и более раз. И это, по мнению социологов, является критическим уровнем для оп-ределения социальной напряженности.
Попытку проанализировать тенденцию развития социальной структуры современного общества предпринял А. В. Дмитриев (Социологические исследования,— 1993.— № 9). По его мнению, в целом в стране идет своеобразная «декомпозиция» социальной структуры, которой присуще все большее расхождение характера труда, размеров доходов, уровня образования и престижа. Если раньше главенствовало противоречие между трудящимися и номенклатурой, безраздельно распоряжавшейся властью и собственностью, то ныне можно выделить пять крупных социальных групп: 1) административная элита (правящая элита), состоящая из старой партхозномен- клатуры первого и второго эшелонов, сросшейся с новой политической элитой; 2) рабочий класс, который дробится на группы по отрас-левым, квалификационным, демографическим и иным признакам; 3) интеллигенция, также подразделяющаяся на ряд социальных групп по различным параметрам; 4) «новая буржуазия» — предприниматели, банкиры и т. д.; 5) крестьянство.
Предложенная А. В Дмитриевым социальная стратификация современного российского общества опирается на прежние марксистские представления о классах, не выявляет более конкретных социальных групп внутри тех или иных классов. Например, вряд ли сейчас можно говорить о классе крестьян, поскольку в сельской ме-стности можно четко выделить по крайней мере две социальные группы крестьянства: социализированное (кооперированное) крестьянство и частнопредпринимательское (фермерское). Следует отметить, что исследования по социальной стратификации российского общества в настоящее время крайне затруднены из-за большой динамики общественных процессов.
С

<< | >>
Источник: Радугин М, Радугин К.А. . Социология: курс лекций.— 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Центр, 1999- 160 е.. 1999

Еще по теме Социальная стратификация и социальная мобильность в современном российском обществе:

  1. 10. Социальная стратификация современных обществ
  2. Социальное неравенство, социальная стратификация и социальная мобильность
  3. Социальное неравенство, социальная стратификация и социальная мобильность
  4. Социальное неравенство, социальная стратификация и социальная мобильность
  5. § 2. Социальная стратификация российского обществаСтратификационная модель российского общества
  6. Социальная стратификация российского общества
  7. Теория социальной стратификации и социальной мобильности
  8. ПриложениеСоциология в России: процессы социальной мобильности в российском обществе
  9. Религия - социальная стратификация - социальная мобильность
  10. Стратификация современного российского общества
  11. Стратификация современного российского общества