<<
>>

Религия и семья


Семья относится к числу самых древних форм социальной жизни людей. Родст венные связи были первоначальной формой организации общества. Понятно, что в ус ловиях неразвитой социальной дифференциации религиозные действия совершались в рамках этой первоначальной социальной структуры.
На этой основе возникло предположение, что семья и религия находятся между собой в такой тесной связи, что семья должна рассматриваться как "естественная" ре лигиозная ячейка, как первичный социальный носитель религии и как религиозное по своей сути социальное образование. Эту точку зрения развивали во второй половине XIX в. французский историк Нума Фюстель де Куланж ("Античный город", 1864), а также английский востоковед В. Робертсон Смит применительно к древнеарабскому обществу. Правда, то, что Фюстель де Куланж называл семьей, более точно следовало обозначить понятием "род". По мнению автора, "семья" в этом смысле была первона чально единственной формой общества, но христианство ее разрушило.
Точка зрения на семью как сакральное образование обычно подтверждается ссылками на то, что во многих обществах религиозные ритуалы совершались в рамках семьи и огонь домашнего очага считался священным.
Довольно часто и в настоящее время семья является тем местом, где совершают ся религиозные ритуалы, но при этом следует помнить: то, что мы называем семьей сегодня, существенно отличается от того, что было семьей в древних обществах.
В ходе развития и внутренней дифференциации общества его институциональ ные образования разделились на две сферы - частную и общественную области жизни. Семья во многом утратила черты общественной (публичной) организации, которыми была наделена в прошлом, и стала в большей мере делом частной жизни.
Одно из следствий секуляризации заключается в тенденции религии к "поляри зации" мест ее сосредоточения в наиболее публичной и наиболее частной сферах - в институтах государства и семьи.
Многие из людей, которые убеждены, что "религия кончается у фабричных во рот", т.е. в сфере экономики, сохраняют, по словам П. Бергера, убеждение, что нельзя вступать ни в войну, ни в брак без традиционной религиозной символики.

Прослеживая религиозную эволюцию, социологи обнаруживают тенденцию "приватизации" религии (эта тенденция фиксируется также в теориях секуляризации). Религиозные верования и религиозная практика в современном обществе становятся в значительной мере частным делом. Возможно, с этим связано то обстоятельство, что сегодня в первую очередь многих привлекают те религиозные ритуалы, которые связа ны с событиями семейной жизни. В свою очередь, в деятельности современной христи анской церкви значительную долю составляет именно то, что связано с семьей, - брако сочетания, религиозное воспитание детей и др. Церковные деятели склонны сегодня рассматривать семью как главную и нерушимую базу организованной религии в ее тра диционных формах.
Действительно, в современном обществе существует тесная связь между церко вью и семьей. Социологические данные подтверждают, что церковная деятельность в большей степени обращена к женщинам и детям, среди церковных преобладают меро приятия, связанные с семьей, среди прихожан сегодня в церкви большинство составля ют женщины.
Тем не менее в ряде отношений взаимосвязь семьи и религии представляется в настоящее время не столь уж однозначно нерушимой; во всяком случае, для понимания существа и характера этой связи требуется принять во внимание изменения, которые претерпели и семья, и религия, влияние этих изменений на отношение "семья - рели гия".
Прежде всего в общественном сознании произошла переоценка значимости и необходимости ритуального сопровождения таких событий, как рождение ребенка, бракосочетание и смерть.
Сегодня значительному числу людей представляется возможным обойтись без церковного ритуала в этих случаях.
Очень часто ритуалы рассматриваются как жела тельные, потому что они имеют эстетические достоинства или просто потому, что "так принято", т.е. они утратили прежний "жизненно необходимый смысл". Большинство проявлений жизни утрачивают свое прежнее сакральное измерение. Смерть в совре менном обществе воспринимается как "удел старости". Во вся-
274
ком случае, в отличие оттого общества, которое изучал Б. Малиновский, в со временном обществе практически больше не существует социальной группы, в которой смерть одного из членов воспринималась бы как угроза ее существованию.
Если внимательно присмотреться к продолжающим совершаться ритуалам и со ставу их участников, то во многих случаях обнаружится отсутствие четко определен ной по составу и численности социальной группы, которая является их носителем. Это происходит ввиду очевидного ослабления родственных связей; часто они поддержива ются чисто номинально и не рассматриваются как обязывающие к определенным по ступкам, участию в семейных церемониях. Возрастающее различие социальных пози ций среди родственников приводит к тому, что нередко контакты в социально оформ ленном ритуальном выражении заменяются более "приватными", "интимными", т.е. без церковного ритуала.
Короче говоря, современная семья не является тем незыблемым фундаментом церковно-ритуальной деятельности, каким она была в традиционном обществе. Часто считают возможным обойтись без церковного ритуала, заменяя его тем или иным экви валентом, не имеющим отношения к церкви и религии. Семья большей частью переста ет быть местом проведения общественных ритуалов (государственных праздников).
Для понимания отмеченных изменений представляет интерес осуществленный Т. Парсонсом теоретический анализ отношений, связывающих семью и церковь в со временном обществе. Он исходит из того, что современная семья и церковь в ходе и в
результате социальной дифференциации стали весьма специализированными структу рами. Они утратили возможность, которой обладали прежде, выступать в качестве ком петентных инстанций, организующих определенные сферы жизни тех или иных групп. Как семья, так и церковь в современном обществе оказывают влияние на индивидов не посредством "организаторской компетенции в определенных сферах жизни", а благо даря "мотивационному ангажементу" (семья) и "ценностному ангажементу" (церковь).
Утраченное значение "организующей силы" оба института компенсируют вы полняемыми функциями поддержания общества в двух существенных для него процес сах, связанных с "пограничными структурами" жизни индивида: семья - в социализа ции индивида, закладывая основу личности в промежуток от рождения до участия в жизни общества; церковь - в соотнесении человека с конечными условиями его суще ствования, помогая обрести смысл жизни и справиться с загадкой смерти.
Парсонс констатирует, что оба институциональных комплекса в процессе диф ференциации были лишены прежнего значения. Это не означает, что в результате соци альной дифференциации семья и религия вообще "утратили значение". Роль церкви, отмечает Парсонс, начинается тогда, когда первоначальная связь с матерью и зависи мость от семьи частично разрушаются, уступая место восприятию общественных цен ностей.
Однако Парсонс приходит к выводу, что в результате утраты прежних функций и значения между семьей и церковью в современном обществе возникает расхождение, которого прежде не существовало, что современная семья не является больше той со циальной единицей, которая имела сакральное значение и в пределах которой осущест влялись религиозная жизнь, религиозные ритуалы. Выводы современных социологов не опровергают полностью тех заключений, к которым пришел Фюстель де Куланж, если помнить, что "семья" античного общества была иной по сравнению с современной семьей и ее можно было бы обозначить как "род". Эта структура выступала носителем и началом "семейных культов" и сакрализованных генеалогий, у нее были свои религи озные символы; и хотя это не является безусловно обязательным и достоверно под твержденным, такая семья могла почитаться как "священная вещь" (в понимании Дюркгейма). Такая семья (клан, род) обладала необходимым для сакрализуемой "вещи" качеством -долговременностью.
Однако в большинстве обществ семья не является долговременным социальным институтом. Это относится и к традиционной семье, которая на протяжении XIX и XX вв. все больше уходит в прошлое и утрачивает ряд функций, которые выполняла преж де. Так называемая одноветвевая семья, в которой совместно живут три поколения, бы ла приспособлена к стабильному аграрному обществу. Формой семьи, наиболее при-способленной к условиям индустриального общества, является нуклеарная семъя, ко торая обособляется от более широких групп родственников. Таким образом, в процессе социального развития происходил распад более крупных семейных единиц. Родствен ные связи в индустриальном обществе ослабляет наряду с другими факторами и об-стоятельство, что социальная мобильность часто обусловливает разное общественное положение членов семьи, что порождает различия в стиле жизни и возможностях братьев и сестер, а вместе с этим подчас и взаимное непонимание и отчуждение.
Функции, которые утрачивает семья (как кооперативное трудовое объединение, например), не являются для нее неотъемлемы-
ми и определяющими в ней главное. Это главное остается: социализация детей, точнее - начальная и совершенно особая ее фаза. Она решается в универсальной, как
эмпирически установлено, относительно длительной связи между немногими лицами (отец и мать, бабушка и дедушка) с новорожденными. В этой фазе происходит то, что психологически можно обозначить как образование первичного доверия, и вне семьи никакой другой институт не может обеспечить его возникновение. Но именно эти-то глубинные характеристики семьи столь интимны, что недоступны не только социоло гическому измерению, но и вообще всякому объективирующему выражению. Можно полагать, что в этом смысле семья не детерминируется социологически фиксируемыми отношениями с другими социальными институтами, включая церковь и религию.
С учетом сказанного обратимся теперь к вопросу об отношении религии к семье, имея в виду свойственное "религиям спасения" понимание семьи и поучения, касаю щиеся семейной жизни, т. е. нормативный аспект отношения религии к семье.
Религии спасения (такие, как буддизм и христианство) должны были пройти долгий путь поисков, прежде чем найти способ совместить признание общественно полезных функций семьи с их индифферентным отношением к общественной жизни "в миру" как проявлением основной религиозной установки неприятия мира.
Первоначально отношение христианской религии к семье и браку было скорее негативным: привязанность к семейному очагу и верность родственным обязательствам вступали в противоречие с исключающей все остальные узы приверженностью религи озной группе. Это объясняется особенностями процесса возникновения религий спасе ния как религий универсальных, которым приходилось утверждаться в противодейст вии традициям "народных религий".
Если иудаизм, из которого выросло христианство и с которым оно должно было размежеваться, во времена проповеди Иисуса поднимал основание семьи и рождение детей до религиозно-нравственного долга, то в высказываниях, вкладываемых в уста Иисуса, звучит негативное отношение к приверженности семье, вплоть до отрицания того, что дети должны заботиться о том, чтобы похоронить умершего отца. В Еванге лии от Матфея: "Когда Он еще говорил к народу. Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто матерь Моя и кто бра тья Мои? И указав рукою на учеников Своих, сказал: вот Матерь Моя и братья Мои. Ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат и сестра и ма терь" [Мф, 12: 46-50; см. также: Мф, 8: 19-22 и Лк, 9: 57-62].
277
В посланиях ап. Павла нет осуждения обычной семейной жизни, но все же под черкнута предпочтительность свободы от семейных уз: "Неженатый заботится о Гос поднем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене". По этому "кто непоколебимо тверд в сердце своем и, не будучи стесняем нуждою, но, бу дучи властен в своей воле, решился в сердце своем соблюдать свою деву, - тот хорошо поступает" [I Кор 7: 32-33, 37]. Монах посвящает себя служению Богу, давая обет без брачия.
Правда, уже в посланиях и относящейся к этому времени неканонической лите ратуре начинают утверждаться в качестве нормы постоянство в семейной жизни, вза имная ответственность супругов, отцовские обязанности. Преобразование христиан ских представлений о семье и браке совершалось довольно медленно, и этот процесс растянулся до Позднего средневековья, завершившись тем, что христианство преврати лось в главного глашатая обстоятельно разработанной морали семьи: запрет внебрач ных отношений, нерасторжимость брака и т.д.
Правда, во всей своей строгости христианское учение о семье и браке никогда не могло быть осуществлено. Само же церковное право рассматривает определенные воз можности признания недействительными брачных уз и расторжения брака.

Как показывают данные исследований, учения о семье и браке, нормы семейных отношений, устанавливаемые разными конфессиями, оказывают определенное влияние на поведение приверженцев соответствующих конфессий. В какой-то мере церковь способна осуществлять в этом отношении функцию социального контроля. Данные, полученные до начала 1960-х гг., свидетельствовали, например, о том, что католики по сравнению с протестантами реже вступали в смешанные браки, реже прибегали к абор там, у них было меньше разводов, семьи были более многодетными. В интерпретации этих данных возникли расхождения: одни видели в этих данных результат церковной социализации; другие считали, что решающее значение имеют различные ценностные ориентации у протестантов и у католиков.
Например, более высокая мобильность у протестантов находит проявление и в большей семейной мобильности, поскольку развод интерпретируется просто как пре кращение отношений, которые уже не обеспечивают партнерам желаемой цели - обре тения счастья.
Исследования середины XX в. показывали, что с конца 1950-х гг. на протяжении двух - трех десятилетий изменения шли в развитых западных странах в одном направ лении: католическое население все в большей степени воспринимало " протестантские"
278
ценностные ориентации и образцы поведения. Этот феномен можно рассматри вать как подтверждение того, что обозначаемые как "протестантские" ценности незави симо от религиозного происхождения, возможно, были одновременно социокультур ными доминантами, в то время как другие религиозно обоснованные ценности со вре менем утрачивали влияние.
Так, католики фактически пренебрегают церковным запретом на использование средств прерывания беременности (по крайней мере в большинстве развитых индуст риальных обществ).
Процессы изменения структуры семьи, ее функций, ценностных предпочтений включены в общий процесс социальных перемен в обществе, и одним из факторов, воз действующих на изменения в семье и браке, является влияние религии и церкви. В ка ком направлении идет это влияние, в какой мере оно ощутимо в масштабах, какова ди намика этого воздействия - это вопросы, которые еще требуют всестороннего изучения.
" В сфере семьи и социальных отношений, тесно связанных с ней, религия по- прежнему сохраняет значительный потенциал "реальности ", т.е. сохраняет значимость для побуждений и самосознания людей в этой сфере повседневной социальной дея тельности. Конечно, символическая связь между семьей и религией - очень древнего происхождения, ее корни уходят в глубочайшую древность институтов родства как таковых. Сохранение этих связей может поэтому рассматриваться в некоторых случаях просто как "пережиток " прежних установлений. Однако интересно отметить тот факт, что религиозное обоснование семьи не исчезает и в высокосекуляризованных слоях общества, каков, например, американский средний класс. В этих случаях религия вы ступает в своей специфически современной форме, а именно - как система обоснова ний, добровольно признаваемых в своем выборе пользователями. В этом качестве она локализуется в частной сфере повседневной жизни общества и приобретает черты, ха рактерные для этой сферы в современном обществе. Одной из таких характерных черт является "индивидуализация ". Это означает, что, перебравшись в сферу частной жиз ни, религия становится делом "выбора "или "предпочтения "отдельного человека или атомарной семьи и ipso facto лишена объединяющей, связывающей способности. ... Поскольку современная семья как институт славится своей непрочностью (эта черта объединяет ее с прочими образованиями сферы частной жизни), это означает, что рели
гия, опирающаяся на конструкцию убедительности такого рода, неизбежно оказывается хрупким сооружением. Попросту говоря, "рели-
279
гиозное предпочтение "можно отвергнуть так же легко, как оно было принято. Эта хрупкость может (и должна) смягчаться поиском каркаса убедительности, опи рающегося на более широкое основание. В качестве такового выступают обычно церк ви и другие крупные религиозные объединения. Однако по самой сути своего социаль ного характера как добровольных объединений, чье "место " в основном находится в сфере частной жизни, эти церкви способны укреплять устойчивость и прочность иско мых каркасов убедительности лишь в ограниченной мере" [10, с. 8, 9].
<< | >>
Источник: Гараджа В. И.. Социология религии. 2005

Еще по теме Религия и семья:

  1. § 49. Римская семья, нравы и религия
  2. Религия и конфликт: от К. Маркса - к современнымконфликтологическим теориям религии
  3. РЕЛИГИИ ВОСТОКА: РОЛЬ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ СТРАН СОВРЕМЕННОГО ВОСТОКА. ИСЛАМ
  4. Глава 5 Семья и брак
  5. 3.7. Семья
  6. Семья ориентации
  7. Репродуктивная семья
  8. Нуклеарная семья
  9. fam l CM! к 5.5. Семья
  10. СЕМЬЯ
  11. СЕМЬЯ
  12. 5,1 Что такое семья
  13. Семья
  14. 34 СЕМЬЯ КАК ЕДИНИЦА ПОТРЕБЛЕНИЯ
  15. 33 СЕМЬЯ И ДОМАШНЕЕ ХОЗЯЙСТВО
  16. 2. Семья. Правовые основы брака.
  17. § 1. Древняя семья
  18. Семья и брак