<<
>>

РЕАЛЬНОЕ РОЛЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ


Реальное ролевое поведение личности (рис. 1, Шв) — это фактические действия индивидов, об-
ладающих определенным статусом, использующих
свое «я» и способности к проигрыванию ролей
для эффективного взаимодействия с другими индивидами путем выполнения определенных ролевых экспектаций.
Реальное ролевое поведение личности характеризуется, с одной стороны, типичными, повторяющимися, предсказуемыми чертами (иначе это не роль, а отклонение от роли), а с другой стороны (ввиду наличия множества экспектаций, различий в проигрывании ролей, своеобразия личностной интерпретации экспектаций, а также различного жизненного опыта и темперамента), — индивидуальными чертами.
Ни один учитель не похож на другого; все официанты обслуживают клиентов по-разному, но ролевые требования, которые гарантируют выполнение социальных функций учителями, официантами, должны быть соблюдены.
Но есть один нюанс в анализе ролевого поведения — концентрация внимания на внешней, поведенческой стороне (которая, казалось бы, наиболее важна для тех, с кем индивид находится во
взаимодействии): важно, чтобы человек независимо от его «Я», способностей интерпретировать свою роль выполнял определенные ролевые предуказания.
При подобном рассмотрении общество, система социальных взаимодействий предстает как театральная сцена для поведения людей, как драматическое ролевое представление, заключающееся в том, чтобы создать желательное (ожидаемое) впечатление у других.
Американский социолог Э. Гоффман делает особый акцент на внешнем фиксируемом поведенческом аспекте ролевого поведения, анализируя различные аспекты взаимодействия людей на основе производимого ожидаемого впечатления, выделяя защитное и охранительное («такт») действия, которые включают различные методы, обеспечивающие гарантию сохранения определенного впечатления, методы маскировки, раскрытия, ложного откровения и др.
Так, индивид постарается управлять впечатлением, которое создается у людей, чтобы убедить их в надежности своей информации. «Характерный пример может быть взят из жизни Шетландского острова. Например, сосед заходит на чашку чая, его лицо выражает обычно, по крайней мере, намек на ожидаемую теплую улыбку, когда он входит в дверь дома... Но хозяин дома может следить за гостем задолго до того, как он подошел к двери, и тем самым увидеть как гость «надевает» на себя улыбку... Некоторые же гости, предвосхищая эту возможность, будут на всякий случай придавать лицу приветливое выражение задолго до подхода к дому, обеспечивая тем самым проецирование постоянного образа»*.
Проблема, на которой акцентировал внимание Э. Гоффман, выходит за рамки анализа хитросплетений процесса оказания приятного впечатления на партнеров. По сути задевается более суще-ственный и глубинный вопрос: природа социально-ролевого поведения личности в обществе. Что это — лицедейство, мимикрия, притворство? Как соотносятся нравственный мир человека, устойчивые нравственные принципы, нормы, ценностные приоритеты и реальное ролевое поведение?
Толкование ролевого поведения как драматического, в чем-то притворного, приводит известного социолога П. Бергера к утверждениям типа «...социальная личность не есть некая устойчивая данная сущность, переходящая от одной ситуации к другой. Она ско-рее представляет собой процесс постоянного порождения и перерождения в каждой ситуации... Внутри понимаемой таким образом структуры нельзя найти что-то устойчивое... Вот почему в рамках социологического рассуждения на вопрос, кто есть реальный индивид в этом калейдоскопе ролей и идентичностей, можно отве-
* Гоффман Э Представление себя другим В кн : Современная зарубежная социальная психология.
— М , 1984, с 192, см. также: Кравченко Е.И Э Гоффман Социология лицедейства —М , 1997
489
тить лишь простым перечислением ситуации, в одних из которых он — одно, а в других — другое»*.
По сути личность трактуется как совокупность ролей, которая лишь адаптируется к окружающим условиям, подражает, покорно следует предуказаниям, духовный мир которой фрагментарен, конъюнктурен.
Существует ли нравственный мир личности как целостность? Есть ли мораль как система более или менее устойчивых принципов, норм, опирающаяся на ценностные приоритеты?
Безусловно, человек втянут в самые разные социально-статусные ситуации, выполняет множество социальных ролей, но которые в конечном счете интегрируются в целостную систему ценностей, норм. Поэтому разведение нравственных принципов, норм, ценностей и ролевого поведения в принципе необоснованно. Что такое роль как не совокупность социокультурных норм? В нормальном (бесконфликтном, бескризисном) варианте развития общества ролевые экспектации не могут иметь существенных расхождений с нравственными принципами данного общества, поскольку они формируются в едином ценностно-нормативном пространстве, в едином поле данной культуры. Единые ценностные приоритеты, моральные нормы и принципы, традиции, обычаи обеспечивают единую генеральную логику поведения, логику предпочтений и т.д. Приведенный ранее пример об особенностях образца ролевого поведения американского учителя довольно точно свидетельствует о ценностных приоритетах американского общества, приоритета личности, недопустимости авторитарности.
Где же здесь притворство?
Вопрос о мимикрии становится особенно острым, когда анализируются расхождения в поведении человека в различных конкретных ситуациях — например, искренность, высоко ценимая как общечеловеческий моральный принцип, в гостях не всегда уместа. Можно ли в этой ситуации назвать лицедейством заранее «надетую» на лицо улыбку?
Подобные нестыковки прежде всего обусловлены дифференциацией и автономиназицией социальных институтов, пророжда-ющими специфику и определенную автономизацию нормативной регуляции в различных конкретных (функциональных) ситуациях. Возникает подчас ощутимое своеобразие иерархии ценностей, норм, обслуживающих специфические аспекты жизнедеятельности. (Известно, что ролевой стандарт поведения предпринимателя не может предусматривать в качестве приоритетных сочувствие,
* Бергер П. Приглашение в социологию, с.100. 490
сострадание, однако в домашней обстановке приоритет подобных принципов очевиден.)
Следует учесть еще один момент. Люди часто с трудом переключаются с одной иерархии принципов, уместной в их профессиональной деятельности, на другие, адекватные иной статусно-ролевой ситуации. Поэтому нередко роль принуждает их делать то, что они сами не очень одобряют. Роль молодого учителя заставляет недавнего (возможно, даже нерадивого) студента быть строгим, тщательно контролировать посещаемость учеников, их дисциплину и т.д. Но здесь нет притворства в полном смысле слова — речь идет скорее о необходимости привести свои представления в соответ-ствие с новыми функциями, ролями. Те принципы, которые были более или менее адекватны предыдущему статусу и роли студента, оказываются неадекватными в новой социальной позиции. В целом же нравственный мир и специфическая роль человека в конкретной статусно-ролевой ситуации соотносятся как общее и особенное, специфическое.
Новая роль, новые социальные позиции, ситуации буквально принуждают перенимать еще недавно чуждые (неизвестные) вам моральные требования.
Невестка после свадьбы начинает вести себя со свекровью совсем не так, как еще два-три дня назад, — здесь нет притворства, а есть спецификация моральных приоритетов, норм в рамках единого ценностно-нормативного поля, характерного для данной культуры.
Человек, заходя в гости, стремится выразить приветливость, даже если и не очень уважает хозяина, — это не лицедейство, а соблюдение приличий, специальных нравственных норм поведения гостя, а значит, и проявление уважения к этим норам, традициям своего народа.
Функции, статусы и социальные роли образуют своеобразный стыковочный механизм, благодаря которому поведение человека становится предсказуемым, надежным для общества, а сам он становится носителем его культуры.
Социальные статусы и роли как средства описания взаимосвязи личности и общества позволяют во многом по-новому осмыслить социальную жизнь, установить более ясные «осязаемые» научно-логические механизмы подключения личности к сложным социальным образованиям, и в этом немалая заслуга социологической статусно-ролевой теории.
491
<< | >>
Источник: Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева. Общая социология: Учебное пособие Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева . — М.: ИНФРА-М,2000. — 654 с. — (Серия «Высшее образование»).. 2000

Еще по теме РЕАЛЬНОЕ РОЛЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ:

  1. § 3. Автономия личности.Ролевое поведение — это притворство?
  2. МЕХАНИЗМЫ СТРУКТУРНО-РОЛЕВОГО ОБУСЛОВЛИВАНИЯ (ПРИНУЖДЕНИЯ) СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ
  3. 66. НОМИНАЛЬНЫЙ И РЕАЛЬНЫЙ ВВП. ЛИЧНЫЙ И РЕАЛЬНЫЙ ДОХОД
  4. 6. Ролевые теории личности
  5. Ролевой набор
  6. Ролевые конфликты
  7. § 2. Групповое поведение и поведение личности в группе
  8. 1. Ролевой аспект
  9. 1.7. Ролевой набор
  10. РОЛЕВЫЕ КОНФЛИКТЫ ЛИЧНОСТИ
  11. 2.3. Ролевая структура
  12. Ролевая диагностика в ходе командного развития
  13. Ролевые модели доведения в организации
  14. Ролевой набор.
  15. 6. Несовместимость ролевых функций.