<<
>>

Различные логики образования сетей

Мы предположили, что сети представляют собой более мягкую, более многогранную форму управления, нежели рынки или иерархии. Однако это не означает, что все сетевые формы производства построены с одной целью или демонстрируют одинаковые подходы к своей организации.
Подобно тому, как крупная иерархическая фирма скрывает теневую структуру неформальной организации, сети предполагают сложное переплетение отношений сотрудничества, конкуренции и власти. Сети создаются отнюдь не.в мгновение ока; новые отношения прививаются на старые или же существуют бок о бок с ними. Несомненно, можно назвать немало причин реконструкции (или деконструкции) фирмы в сложную сеть соглашений.
Пауэлл и Брентли предполагают, что к развитию межорганизационного сотрудничества подталкивает потребность в быстром обучении [Газ1 1еагшп§]
[Ро\уе11, Вгап11еу 1992]. В областях, где знание рассеяно [сНкрегзес!], инновации зависят от объединенных усилий различных типов организаций. По мнению многих авторов, сети побуждают к экспериментированию, раздвигая границы опыта и стимулируя учиться у партнеров [Капеко, 1та1 1987; Ро\уе11 1990; Эе- Вгеззоп, Ате$$е 1991; 5аЪе1 1993]. Поскольку сети предполагают комплексные каналы коммуникации, передаваемая по ним информация более открыта и разнообразна — ведь здесь производятся и обсуждаются новые смыслы и новые связи. Это экспериментирование противопоставляется более жестко заданному потоку информации в рамках рынков или иерархий [см.: Капеко, 1та1 1987; Ро\уе11 1990; Ьипс1уа11 1993]. Передача информации вверх и вниз по иерархической структуре или покупка информации на рынке предполагает всего лишь ее обработку. Поток информации здесь во многом находится под контролем, и порождения новых смыслов или нового знания не происходит. Сети же, напротив, обеспечивают контекст, в котором можно обучаться по ходу выполнения работы.
В высокотехнологичных областях потребность в быстром обучении чрезвычайно велика; поэтому неудивительно, что в 1980-е гг. в областях биотехнологий, технологий материалов [та1епа18 1есЬпо1ову] и информационных технологий стремительно развивалось межфирменное сотрудничество. Исследовательский центр МЕК.1Т в университете Лимбурга (Нидерланды) занимался изучением межфирменного сотрудничества. Сотрудники Центра обнаружили, что более четверти всех межфирменных соглашений о сотрудничестве включают совместное проведение научных исследований [Набейоогп, ЗсЬакепгаай 1990Ь; Ргеешап 1991]. В сфере высоких технологий стимулы к такого рода сотрудничеству не только сильны, но и способны к самоусилению. Когда знание развивается с такой, прежде невиданной скоростью, доступ к релевантным источникам знания становится решающим моментом. Более того, сложное техническое знание во многом носит скрытый характер, являя собой некую неразделимую смесь дизайна, процесса и экспертизы; его нельзя в полной мере передать путем лицензирования или покупки1. В условиях неопределенности фирмы ищут партнеров, которые могли бы дополнить их технологически. Сотрудничество может позволить сократить время выведения новых идей на рынок, а вовлеченность в широкую сеть совместных научно-исследовательских проектов предоставляет компаниям доступ к богатому набору разнообразных информационных источников.
Компании, участвующие в совместных проектах, изо всех сил стремятся сконструировать схему, посредством которой они могут учиться у своих партнеров, не впадая при этом в чрезмерную зависимость от них.
Однако сам процесс сотрудничества может быть опасен в этом отношении. Внутри организации вопросы власти и ответственности постоянно ставятся под вопрос и ре-конструируются. За ее границами процесс сотрудничества развивается подобно снежному кому. Б. Когат и его коллеги обнаружили, что более интенсивный обмен информацией ведет к лучшим взаимоотношениям, а следовательно, — к еще более плотному сотрудничеству [Ко§и1 е1 а!.]. Принадлежность к сплоченной сети [соЬе81Уе пе1\Уогк] партнеров позволяет уменьшить издержки поиска, усиливая при этом готовность к сотрудничеству и необходимость в его продолжении. С. Бурман в своей формальной комбинированной модели оптимизации продемонстрировал, что проявление сетевых связей имеет положительные экс- терналии [розШуе ех1егпа1ше$]: чем крупнее сеть, тем более она ценна для своих членов [Воогшап 1975].
Возможность обучения — отнюдь не единственный мотив сотрудничества. В самом деле, некоторые авторы предпочитают вообще не использовать столь неопределенные термины, как кооперация и сотрудничество [соорегапоп апй со11аЬогаиоп], говоря вместо этого о распределении рисков или ограничении безвозвратных издержек, т.е. оперируют терминологически более жесткими понятиями. Очевидно, что определенную роль играют и финансовые соображения — коалиция одной фирмы с другой открывает перед обеими фирмами воз-можности выбора, которые в противном случае были бы им недоступны. Распределение рисков снижает издержки входа на рынок, позволяет концентрировать идеи, создавая весьма существенные стимулы в областях, где производство новых поколений продуктов обходится недешево, а жизненный цикл продукта короток.
Б. Харрисон еще дальше развивает эти стратегические умозаключения [Наг- П80П 1994]. Он не подвергает сомнению факт широкой распространенности сетей производства, но ставит под вопрос утверждение о том, что такие сети стали основной формой организации. Он предполагает, что реконструирование крупной фирмы в сеть, образованную множеством отношений, позволяет крупнейшим в мире компаниям удерживать центральные позиции. Ссылаясь на процесс «концентрации без централизации», он выделяет четыре основных составляющих сетевого производства: (1) структуры, образующие ядро: типичный пример — автомобильная промышленность, когда есть некий центр, образованный высокооплачиваемыми, высококвалифицированными работниками, а остальное производство перепоручается низкооплачиваемой периферии; (2) новые способы компьютеризированного производства и управление на основе использования информации, что позволяет координировать выполняющиеся далеко друг от друга виды работ в соответствии с принципами производства «точно вовремя» [_|и81-т-11те ргойиспоп]; (3) широкое использование субподряда и стратегических альянсов, особенно поверх национальных границ; наконец, (4) попытки менеджмента вовлечь работников, замена которых обойдется наиболее дорого, в более активное сотрудничество. Харрисон высказывает опасение, что данные принципы глобального сетевого производства усугубляют неравенство на рынке труда и освобождают фирмы от контроля и регулирования со стороны национальных правительств. Он утверждает, что глобальное хозяйство по-прежнему подчинено всемогущим бизнесам, которые лишь «облачились в новые наряды и вооружились новыми технологиями».
Другие исследователи ставят под сомнение все направление в целом — идет ли речь о конкуренции, основанной на принципах сотрудничества [соорегаНуе сотреМюп], или о некоей форме «децентрализованного фордизма». Они утверждают, что, поскольку сотрудничество — стратегический шаг, этот шаг непременно окажется переходным [1гап811юпа1] [Теесе 1986]. С этой точки зрения образование сетей полезно как средство развития новых технологий. На ранних этапах эволюции отрасли мелкие фирмы и сети сотрудничества играют ключевую роль, однако по мере развития технологий на первое место выходят крупные компании, которые устанавливают свой прямой контроль над появляющимися технологиями. Типичные примеры такого процесса обновленной кон-центрации — электротехническая промышленность 1890-х гг. и автомобильная промышленность после Первой мировой войны [УиегЬаск, АЬегпаШу 1975;
Ргеетап 1991]. Согласно этому взгляду, сетевое производство окажется несостоятельным в силу своей неспособности финансировать инвестиции, необходимые Для достижения экономии от масштаба в процессе производства [Теесе е1 а1. 1992].
Однако с позиций сегодняшнего дня нам кажется, что исторические факты — не самый лучший аргумент. Например, масштабы сотрудничества между фирмами ныне гораздо более велики, нежели в ранние исторические периоды. Кроме того, ряд новых технологий позволяет делать это сотрудничество гораздо более простым; электронная почта — лишь один, но весьма яркий тому пример. А фундаментальные научные исследования и коммерческие разработки никогда прежде не были столь близки [Ро\уе11 1993]. Более того, организации вырабатывают навыки и репутацию для сотрудничества. По мере развития сетей стратегия голоса [уогсе] оказывается более действенной, нежели стратегия выхода [ехк]. Взаимные ожидания не фиксируются жестко в контракте, а меняются сообразно обстоятельствам. Как предполагает Й. Макнил в своих известных работах об отношенческой контрактации [ге1аПопа1 сотгасищ»], возникает взаимная ориентация — стороны накапливают знание друг о друге и опираются на него для осуществления коммуникации и разрешения проблем [МаспеП 1978, 1985].
Мы утверждаем, что сегодняшние фирмы все больше напоминают сеть соглашений, поскольку их многогранные связи побуждают их учиться у широкого круга партнеров и активно экспериментировать, снижая издержки, связанные с зависимостью от дорогих технологий. Однако из этого вовсе не следует, что конкуренция теряет свое значение. Конкурентная сила компаний как раз и скрыта в природе и глубине их отношений с другими компаниями и институтами.
<< | >>
Источник: Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др.. Западная экономическая социология: Хрестоматия современной классики Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН),2004. — 680 с.. 2004

Еще по теме Различные логики образования сетей:

  1. Логика брендов розничных торговых сетей
  2. ГЛАВА 6. Логика брендов розничных торговых сетей
  3. ЭФФЕКТИВНОСТЬ РАЗЛИЧНЫХ МЕТОДОВ НАБОРА ПО РАЗЛИЧНЫМ ПОКАЗАТЕЛЯМ
  4. 12.3.2. Моделирование модернизации сетей водоснабжения
  5. Два подхода к исследованию сетей
  6. 70-е и 80-е: СВЯЗЫВАНИЕ СЕТЕЙ
  7. 6.2. БАЗОВЫЕ ТОПОЛОГИИ ЛОКАЛЬНЫХ КОМПЬЮТЕРНЫХ СЕТЕЙ
  8. Телекоммуникационные технологии и услуги для банковских сетей
  9. Динамика сетей.
  10. 4.5.7.ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕЙРОННЫХ СЕТЕЙ ДЛЯ ФИНАНСОВЫХ ПРОГНОЗОВ
  11. РАЗВИТИЕ ЛОКАЛЬНЫХ СЕТЕЙ
  12. 6.1. ПОНЯТИЕ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ СЕТЕЙ
  13. Глава 4 Образование и наука 4.1. Институты образования о современном обществе