<<
>>

Представительная выборка.

В этом случае вначале оп-ределяется социальный (возрастной, профессиональный и т. п.) состав исследуемой группы, затем респонденты подбираются так, чтобы полноценно представить элементы {«клетки») этого социального состава, до тех пор пока все клетки не оказываются равномерно заполненными.
В качестве примера возьмем гипотетическое исследование, которое мы проводим в вепсской деревне с целью изучить некую лингвистическую переменную (например, прозношение какого-либо согласного), зависящую, по нашему предположе-нию, от уровня образования, пола, возраста и национальности. Допустим, что мы имеем четыре уровня образования, два пола, три возрастные группы (10-12, 14-17 и 25-35 лет) и две национальности — русские и вепсы. Эти признаки сво-дятся в таблицу. Образование Русские Вепсы Мужчины Женщины Мужчины Женщины 10-12 14-17 25-55 10-12 14-17 25-35 10-12 14-17 25-35 10-12 14-17 25-35 Начальное Неполное среднее ? 7 1 7 ? Среднее ? 7 7 7 Высшее ? 7 7 ? 7 ? 7 7 Если мы хотим, чтобы все клетки таблицы были равномерно представлены, мы должны подобрать для каждой из них рав-
ное число респондентов. Общее число клеток в таблице — это число вариантов каждой из переменных, помноженное друг на друга: 4 социальных класса х 2 пола х 2 национальности х 3 возраста = 48. Однако при взгляде на таблицу становится очевидно, что некоторые признаки связаны: так, дети 10-12 лет не могут иметь неполного среднего и среднего, а дети и молодые люди до 17 лет не могут иметь высшего образования. Поэтому реальное число «клеток» меньше — 32.
/ Сколько респондентов должно быть указано в каждой клетке? Для практических целей применяют принцип: пять чело- | век на клетку. Следовательно, в отмеченной (тонированной) клетке таблицы должно быть 5 русских женщин возраста 14- 17 лет с неполным средним образованием, в соседней снизу — | 5 русских женщин того же возраста, но со средним образова- | нием, и т. п. Итого число респондентов в этом воображаемом 1 ' эксперименте должно составить 32 X 5 = 160 человек.
~~ Впрочем, применительно к социолингвистическим во-просам этот общий принцип не всегда приводит к опти-мальной выборке. С одной стороны, лингвисты традиционно опираются на очень небольшое число информантов, в то время как традиции социологических обследований требуют больших массивов респондентов — сотен и тысяч человек. Оптимальная выборка для изучения социальных диалектов лежит где-то между этими крайними вариантами: размер оптимальной выборки зависит от задачи, от ожидаемого единообразия или разнообразия индивидуальных реакций и др. Кроме чисто теоретических, здесь примешиваются и практические соображения: работа с одним ин-формантом при решении лингвистических вопросов может иногда занимать несколько дней, и тогда приходится ограничиваться несколькими десятками информантов. В нашем воображаемом эксперименте, наконец, в вепсской деревне, просто может не оказаться нужного числа людей или нужного числа мужчин или детей и т. п. Тем не менее важно, чтобы все сочетания признаков (все клетки) заполнил хотя бы один респондент — в противном случае результаты могут оказаться недостоверными.
Сознательная выборка. Используется в тех случаях, когда необходимо исключить всякий элемент случайности, когда исследователь хочет взять одну, четко определенную и ограниченную группу испытуемых. Например, работа Ла- бова по изучению речи черных подростков Гарлема (район Нью-Йорка) основана не на выборке, а на исследовании вполне определенной, специально отобранной группы весников — учеников одной школы.
Никакая выборка не бывает идеальной, поскольку всегда имеет место логический круг: идеальную выборку можно составить, только если заранее точно знать, какие социальные и иные параметры оказывают влияние на исследуемый феномен, а это обычно становится ясно лишь в результате исследования. ^
В заключение приведем пример классического социолингвистического исследования, в котором многие из упомянутых выше проблем были если не решены, то хотя бы учтены, — исследования П.
Традгила (Тгий^Ш 1974).
П. Традгил изучал социальные диалекты, существующие в его родном городе Норидже (Англия). Выбор родного города был не случаен: Традгил не только хорошо понимал, но и умел имитировать местный акцент и таким образом предполагал снизить влияние собственной речи на речь информанта. При отборе исследователь пользовался тем, что уже было известно о социальной структуре Нориджа: выделил пять районов по типу застройки, которые соответствовали пяти градациям социального статуса, и взял вьь борку 60 человек (на город с населением в 160 ООО человек). Поскольку исследуемых групп было всего пять (ни пол, ни возраст не учитывались), то, исходя из очерченного выше принципа, эта выборка может считаться представительной: для пяти «клеток» таблицы достаточно было бы опросить 5 х 5 = 25 человек.
При исследовании использовались методы чтения и интервью: респонденты читали связный текст, затем список слов, затем вели диалог с исследователем; кроме того, записывались бытовая речь с членами семьи и спонтанные рассказы. Выбирая тему, Традгил просил рассказать смешной эпизод из жизни — это способствовало спонтанности речи. Было выбрано 16 разных языковых переменных (3 со-гласные и 13 гласных). Ниже приводится пример только одной из них: употребление звука [п§] по сравнению с [п] в словах типа 5еет§/зеет'. Цифры в таблице — процент произнесения звука [п§]. Группа Чтение списка слов Чтение связного текста Формальный разговор Неформальный разговор ММ 100 100 95 70 ЬМ 100 90 80 60 ИЧУ 100 80 20 17 мш 95 60 10 У 70 40 5 0
Эксперимент подтверждает предположение о различии произношения в зависимости от двух переменных: 1) от принадлежности испытуемого к тому или иному социально-экономическому классу, 2) от стиля речи. В данном фрагменте исследования выяснилось, что в речи представителей более образованных и богатых классов [п§] звучит чаще, чем [п]; у представителей низших классов чаще встречается [п], чем [п§]. Эксперимент также подтверждает зависимость того или иного типа произношения от степени внимания говорящего, т. е. от стиля речи: от чтения списков слов к бытовому разговору частотность [п§] заметно падает у всех групп. Для «среднего класса» (ММ и ЬМ) основная граница проходит между бытовой и формальной речью, для «рабочего класса» (ШУ, М\У и ЛЛУ) — меж-ду формальной речью и чтением. Иначе говоря, «средний класс» чувствителен к различным степеням формальности коммуникативной ситуации, в то время как «рабочий класс» — к переходу от устной коммуникации к письменной, от разговорной речи — к чтению; это естественно, поскольку нормативное произношение [п§] они осваивали в школе. __
<< | >>
Источник: Бахтин Н. Б, Головко Е. В.. Социолингвистика и социология языка: Учебное пособие. — СПб.: ИЦ «Гуманитарная Академия»; Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге,2004. — 336 с.. 2004

Еще по теме Представительная выборка.:

  1. 11.1. Парламент как институт представительной власти
  2. Представительная демократия
  3. 27. Экономические и политические предпосылки образования сословно-представительной монархии в России, ее характерные черты
  4. Статья 222. Полномочия законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации по установлению социальных и имущественных вычетов
  5. Расслоенная выборка
  6. Разновидности выборки
  7. Аудиторская выборка
  8. Полномочия законодательных (представительных) органов субъектов РФ по установлению социальных и имущественных вычетов Дата фактического получения дохода
  9. Виды выборки
  10. Аудиторская выборка
  11. Выборка