<<
>>

Предмет социологии религиозности молодежи.

Предметом социологии религиозности молодежи является изучение состояния, типологии и тенденций формирования религиозного сознания, включающего веру, мировоззренческие представления, переживания и знания, а также религиозного опыта и поведения молодежи (в возрастном интервале от 16 до 30 лет) в индивидуальной, групповой и массовых формах.

В отличие от религиеведения (религиоведения)1, охватывающего изучение религии в широком комплексе онтологического и феноменологического аспектов (культурно-исторического, антропологического и этнологического, социологического и психологического; национального и политического, науко- ведческо-го и философского), социология религиозности молодежи ограничивает свой предмет допустимыми ей методическими возможностями исследования.

Но и здесь социологический подход может пониматься довольно широко, он не ограничивается вопросами собственно социальной типологии и динамики, а предполагает использование также социально-психологических, культу-рологических, сравнительно-исторических, правовых, этнологических, полито-логических и других возможных методов, если это способствует эффективности достижения целостной картины религиозного состояния молодежи.

Если религиозность населения в целом уже давно является предметом внимания российских социологов, особенно накануне и после 1000-летия крещения Руси,2 то специальные социологические исследования религиозности

3

молодежи начались совсем недавно.

Центральным понятием социологии религии в молодежной среде высту-пает «религиозность молодежи», которое предполагает прежде всего выявление степени приобщения молодежи к религиозным ценностям и системам.

Но такая традиционно сложившаяся номинальная привязка социологической дисциплины к одному, пусть и наиболее характерному понятию, вовсе не означает, что вне поля зрения социолога остаются проблемы внерелигиозности и секулярно- сти молодежи.

Все три понятия—«религиозность», «внерелигиозность» и «секуляр- ность»—представляют органическое целое, благодаря взаимозависимости их содержания.

Религиозность, представляемая как определенная форма или степень религиозного сознания, опыта и поведения молодежи, является базовым понятием, на котором фокусируется предметное внимание социолога, так как без исследования религиозности теряет смысл и исследование внерелигиозно- сти. Внерелигиозность, рассматриваемая как онтологическая рефлексия религиозности, представляет собой степень и форму нейтрального, безразличного или радикально отрицательного отношения к религиозности. Подлинно внере- лигиозный человек по самым естественным причинам может и не задумываться над проблемой религиозности. Секулярность, рассматриваемая как степень и форма участия молодежи в освобождении от влияния религии, системы ее ценностей и норм, отражает, скорее всего, реальный переход от религиозности к внерелигиозности. Хотя секулярное состояние населения и молодежи, которое возникает в структуре определенного культурно-исторического контекста, может существовать параллельно с явлением внерелигиозности и фактически с ним совпадать, все же именно секуляризация придает внерелигиозности актив-ный, отрицающий религиозность, или атеистический, характер. Социологические исследования свидетельствуют, что атеист и просто внерелигиозный человек далеко не одно и тоже.

Не останавливаясь пока подробно на проблеме типологии религиозности, здесь можно обратить внимание на то, что разделение людей по характеру отношения к религии на «верующих», «колеблющихся» и «неверующих» уже представляет собой, хотя и грубую, без оттенков, но все же основную «армату-ру» исследуемой социологии религиозности. Но нужно видеть с самого начала анализа, что за этими, чисто интенсивными отличиями, скрывается качественно различное содержание.

Здесь мы должны осознавать качественную дискретность не поддающихся социологической операционализации переходов от «неверия» к религиозному отношению, от него—к секулярности, а от последней—к религии через атеистическое отрицание или принцип свободы совести, и отсюда—к веротер-пимости внутри самой Церкви.

В этом—источник изначального многообразия типов религиозности. Сложность в том, что проблемы сознания, индивидуальной психологии веры переплетаются с множеством социальных форм организации религиозного образа жизни. Религиозность и секулярность различаются между собой не только и не столько типом сознания и поведения (что, конечно, важно безусловно), сколько характером институциона-лизации. Чтобы до конца понять это, необходимо обратиться к определениям самих понятий «религия» и «секуляризация.»

Религия—сложный социальный и культурно-исторический институт, который включает в себя системы: 1) религиозного сознания (верований); 2) религиозного культа (обрядов); религиозных организаций (учреждений), и вы-полняет в обществе ряд функций—смыслополагания, социальной интеграции,

4

коммуникации и социального контроля.

Секуляризация—процесс освобождения от религиозного контроля в мирских делах,5 освобождение человека от власти религии,6 освобождение различных сфер общественной жизни от влияния религии и церкви, от ее регулирова-

7

ния религиозными нормами.

Секуляризация с самого начала проявлялась как установление светского контроля над сферами бывшей церковной монополии. Это предполагало отчуждение церковных и монастырских земель, передачу церковной власти светским судам, замену клириков (членов церковной иерархии) мирянами в прави-тельственных учреждениях, отделение церкви от образования и т. д.8 В историческом смысле секуляризация противоположна по направленности процессу сакрализации, которая означала распространение религиозного влияния на различные сферы социальной жизни в период социокультурного формирования господства института церкви как особого типа религиозной организации, построенной на началах строгой централизации и иерархичности отношений между священослужителями и верующими и отвечающей за сохранение и вос-

9

производство норм религиозного сознания и поведения.

Многообразие форм и масштабов социально-исторической институциа- лизации религии столь велико, что социологу предпочтительно рассматривать религию в качестве естественного проявления социальной жизни, а не патоло-гического отклонения от ее законов.

В современном обществе наблюдается двойственная тенденция: с одной стороны, усиливается процесс секуляризации, утрачивания религией своего социального влияния, а с другой—растет многообразие форм религиозной жизни, сопровождаемое поисками нового смысла религии и стремлением к экуменизму—достижению более глубокого сотруд-ничества и взаимопонимания между различными религиями, конфессиями и вероучениями.10 Таким образом, проблема религиозности, несмотря на процессы секуляризации и десакрал и лизации политической власти, продолжает оста-ваться весьма актуальной.

Многообразие религиозной жизни, если взять только внешнюю сторону, проявляется в сложнейшей системе исторически сложившихся, традиционных религий и нетрадиционных вероучений, в разнообразии форм организации и

объединений (церковь, конфессия, деноминация, вероисповедание, секта, культ

12

и др.). В структуре населения Земли верующие составляют подавляющую часть: по данным середины 80-х годов из почти 5-миллиардного населения христиане насчитывают 1 млрд. 400 млн, из них католики—около 800 млн, про-тестанты—400 млн, православные—около 200 млн; буддисты составляют, по некоторым данным, около 300 млн; индуисты— около 600 млн; мусульмане—

13

около 800 млн; конфуцианцы— около 300 млн.

Такие сведения трудно суммировать, так как отсутствует единая система получения достоверной информации о религиозности населения. В последнее время появляются данные о количестве приверженцев местных традиционных верований, например, анимизма, шаманизма, трайбалистских африканских культов—112 млн, и о количестве «новых религий»—111 млн. Нет точных данных о численности верующих в нашей стране (России и странах СНГ), в Китае.14 Есть уточняющие данные о географическом распространении буддизма— его приверженцев в мире сейчас насчитывается уже около 700 млн,15 а не 300, как было приведено по другим источникам.

По самым приблизительным подсчетам получается, что на Земле к началу 90-х годов три четверти населения были верующими (по данным Р. Чиприа- но—79%!). Если при этом представить, что молодежь составляет почти половину населения земли, и допустить, что остальные возрастные группы населения являются верующими примерно на 80%, то даже при таких допущениях получается, что больше половины молодежи Земли является верующей. На самом деле верующих среди молодежи наверняка гораздо больше, при наличии соответствующей статистики, хотя степень религиозности может оказаться весьма различной.16

Во всяком случае проблема религиозности молодежи весьма значима в масштабе всей Земли, она не просто отражает острые процессы сакрализации и секуляризации в отдельной стране. Масштабность этой проблемы явно недо-оценивается социологами, которые с удовлетворением пишут о расширяющейся секуляризации светского мира.

Кроме того, в содержательном плане проблема состоит не столько в том, является ли молодежь преимущественно религиозной стратификационной группой или преимущественно внере-лигиозной, секулярной, в зависимости от идейной позиции социолога,—а, скорее, в том, способна ли молодежь выполнить свое авангардно-историческое предназначение и с каким исходом для судьбы всего общества. Ведь именно молодежь по своей социальной природе представляет «голографическое» отражение всех противоречий и возможностей социально-исторической и культурной динамики общества в рамках определенного масштаба социальной реальности (своей Родины, страны, определенного социокультурного сообщества). В этом смысле молодежь представляет собой своеобразный фенотипический код эволюции конкретного общества. Именно молодежь выбирает траекторию его исторического движения.

«Особая функция молодежи,—писал Карл Манхейм, выдающийся немецкий социолог и философ,—состоит в том, что она—оживляющий посредник, своего рода резерв, выступающий на передний план, когда такое оживление становится необходимым для приспособления к быстро меняющимся или каче-ственно новым обстоятельствам... Молодежь ни прогрессивна, ни консерватив-

17

на по своей природе, она—потенция, готовая к любому начинанию». Однако это не означает, что молодежь—нейтральный посредник между историческими зонами,18 напротив—это исторический лидер со всем вытекающим отсюда социокультурным драматизмом.19

<< | >>
Источник: Под ред. проф. В.Т.Лисовского. Социология молодежи: Учебник Под ред. проф. В.Т.Лисовского .—СПб: Изд-во C. –Петербургского университета,1996. 460 с.. 1996

Еще по теме Предмет социологии религиозности молодежи.:

  1. Значение социологии религиозности молодежи, установки социолога.
  2. § 1. Религиозность молодежи как предметСОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  3. Направления исследования религиозности молодежи.
  4. Задачи социологического исследования религиозности молодежи.
  5. ГЛАВА XI РЕЛИГИОЗНОСТЬ МОЛОДЕЖИ
  6. СОЦИОЛОГИЯ КАК НАУКА. ПРЕДМЕТ И ФУНКЦИИ СОЦИОЛОГИИ
  7. Подходы к определению предмета социологии в отечественной социологии
  8. § 2. От 60-х к 90-м годам:ВОЗРОЖДЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ
  9. § 3. Предмет социологии. Социология в системе наук
  10. социология как наука. Предмет и функции социологии
  11. Позитивизм в социологии преступности молодежи.
  12. Предмет социологии религии
  13. Определения предмета социологии
  14. 1.1. Объект и предмет социологии
  15. Определения предмета социологии
  16. Определения предмета социологии