<<
>>

Предисловие автора к русскому изданию «Уголовной социологии»

Подобно живым организмам научные теории имеют свой пе-риод созревания, предшествующий их практическому осуществлению и подготовляющий последнее.
Основная идея уголовной антропологии — что преступники, особенно преступники, наиболее опасные по своему дикому и антисоциальному эгоизму, суть существа ненормальные, которых надо удалить из общества и, если возможно, вылечить, но которых бесполезно оскорблять и «карать», — эта идея стояла и стоит в противоречии с нашими умственными навыками и обычными чувствами. Вот почему мизонеизм ученых и общества оказывает ей сильное и упорное сопротивление.
Уголовная социология, которая делает целый ряд социальных, моральных и юридических выводов из данных уголовной антропологии, встречает на своем пути помимо указанного мизонеиз- ма еще вековые судебные и административные учреждения, которые согласно новым доктринам должны подвергнуться радикальным преобразованиям.
Поэтому естественно, что после первых блестящих успехов учения о преступном человеке — учения, постоянно подтверждавшегося ежедневными наблюдениями над виновниками кровавых насилий или обманов, для новой школы наступил период, подготовляющий ее торжество.
Медленно, но плодотворно изменяют истины уголовной биологии и социологии те взгляды на преступника и на меры предупреждения преступлений, которые живут в глубине обществен-ного сознания и в сознании судей и законодателей.
Статистические данные, указывающие, что преступность растет, несмотря на разные репрессивные меры, и художественные произведения, живыми образами иллюстрирующие абстрактные положения науки, помогают этому созреванию новых идей.
То здесь, то там, то в одной стране, то в другой, в Америке, Англии, Франции или в Италии постоянно появляются реформы в сфере уголовного правосудия, реформы робкие и неполные, — вроде условного осуждения, приютов для душевнобольных преступников, специальных заведений для малолетних преступников, разных мер, заменяющих краткосрочное заключение, разных отступлений от принципа определенности срока заключения и т.д., и все эти реформы суть первые попытки реализации тех научных взглядов, которые с каждым днем завоевывают себе все более доверия в обществе.
Русское издание моей книги вызывает во мне чувство глубокого удовлетворения, и не только потому, что оно открывает моим идеям новое поле деятельности, очень обширное и богатое ин-теллектуальными и нравственными силами, но особенно потому, что оно служит новым симптомом распространения и нарастания сил новых учений.
Ложная идея осуждена на смерть, каков бы ни был временный блеск ее проповедников.
Истинная идея должна победить и жить, какова бы ни была оппозиция ее противников.
Уголовная социология указывает и знаменует поворот уголов-ного правосудия к истине. И ее назначение — распространяться и постепенно изменять старые предрассудки общественного мнения и внушенные старыми доктринами способы борьбы с пре-ступностью, столь же варварские, как и бессильные. В свою очередь, эти старые доктрины когда-то, начиная со времен Чезаре Беккариа, устранили много предрассудков и несправедливостей.
Русскому уму не придется преодолевать вековые академические традиции, всегда служащие сильным препятствием для распространения новых учений. Напротив, русский ум обладает способностью ассимиляции и творчества в гораздо большей степени, чем народы «классической цивилизации».
Поэтому я очень счастлив, что русское общество благодаря этому изданию моей работы может оказать моим идеям ту высокую интеллектуальную поддержку, без которой движение научных истин вперед совершается слишком медленно и трудно.
И я тем более могу надеяться на это, что русские ученые не только склонны принять новые доктрины, но еще задолго до появления этого издания содействовали прогрессу уголовной биологии и социологии своими прекрасными, высокоталантливыми работами, которые изучались и служили предметом восхищения во всех цивилизованных странах.
Пусть же это русское издание моей книги распространит верное представление о новом учении в русском обществе и за пределами университетов, этого я искренно желаю моим переводчикам, редактору и издателю и пользуюсь при этом случаем засвидетельствовать мою симпатию к их великой и благородной стране.
Энрико Ферри
Рим. Октябрь, 1907 г.
<< | >>
Источник: Ферри Э. . Уголовная социология . Сост. и предисл. В.С. ОБНИНСКОГО. — М.: ИНФРА-М,2005. — VIII, 658 с. — (Библиотека криминолога).. 2005

Еще по теме Предисловие автора к русскому изданию «Уголовной социологии»:

  1. Предисловие к русскому изданию
  2. Предисловие к русскому изданию
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
  4. Предисловие к русскому изданию
  5. Предисловие к русскому изданию
  6. Предисловие к русскому изданию
  7. Предисловие к русскому изданию Настольная книга специалистов по брендингу
  8. Предисловие к восьмому изданию
  9. предисловие к седьмому изданию
  10. Предисловие ко второму изданию
  11. СЛОВА ПРИЗНАТЕЛЬНОСТИ ЗА ПОДГОТОВКУ РУССКОГО ИЗДАНИЯ
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ
  13. Предисловие к первому изданию
  14. Предисловие к четвертому изданию
  15. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
  16. Предисловие ко второму изданию
  17. Предисловие ко второму изданию
  18. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ