<<
>>

Практикум 6 Социализация в моей жизни

Социализация – весьма благодатная тема для практических работ потому, что ее раскрытие опирается на жизненный опыт и биографию студентов. Этот материал не только может, но и должен активно использоваться при выполнении домашних заданий.
Не абстрактные формулы и теоретический материал, касающийся становления личности вообще, а личный опыт конкретного человека помогает ему полнее, глубже и всестороннее усвоить данную категорию.

В этом разделе рассмотрены работы? выполненные по двум заданиям: социальные автобиографии и роль членов семьи в качестве социализаторов.

В первом случае задача написать социальную автобиографию ставилась мною в течение трех лет перед студентами первых курсов Института социологии ГУГН в начале и затем в середине курса общей социологии. При этом разбор нескольких работ происходил на семинарах, а коллективного обсуждения других работ не было.

Как показывает опыт, оба эти варианта достаточно эффективны, но если тема задается в начале курса, то разбор неудачных примеров с целью научить правильному составлению социальной автобиографии необходим. После того как студенты познакомились с основными категориями и теориями социологии, такая необходимость отпадает.

Задание 1 Социальная автобиография

Формулировка задания. Цель социальной автобиографии – пропустить общественные события, свидетелями которых вы являлись на протяжении своей жизни, через призму личных проблемы и стадий жизненного цикла. Методологической основой данного упражнения, широко практикуемого в американских университетах, служит книга Р. Миллса «Социологическое воображение».

Он выделил два рода социологических переменных – заботы и проблемы. Заботы ( troubles ) – частные проблемы, составляющие содержание повседневной жизни отдельного человека, осознаваемые им и поддающиеся контролю. Таковы факты личной биографии. Проблемы ( issues ) носят общественный характер и не подвластны индивидуальному контролю, но так или иначе влияют на повседневную жизнь данного человека. Они затрагивают социальную структуру и институты общества. Это могут быть циклы деловой активности и экономические кризисы, смена правительства, университетская политика, войны, безработица и т.д.

Когда в городе со стотысячным населением только один безработный, это его личное затруднение, связанное с потерей средств существования и с психологическими переживаниями. Но если в стране, где 50 млн. жителей, 5 млн. безработных, то речь идет о социальной проблеме, к обсуждению которой необходимо привлечь внимание общественности. Конфликт между супругами – это их личная забота, но когда уровень разводов в первые четыре года брака превышает 250 на 1 тысячу пар – это показатель структурных сдвигов в обществе.

Чтобы малое понимать в тесной связи с большим, надо развивать социологическое воображение. Оно позволяет увидеть, что социальная сцена общества заполнена живыми людьми с их каждодневными заботами и тревогами.

Итак, вам предлагается упражнение, где надо связать воедино факты личной биографии и исторические события, сказавшиеся на развитии страны и затронувшие данных индивидов. Более подробно проблемы социальной автобиографии освещены в работе Кравченко А. И. Социология: Задачник-тетрадь: Для студентов вузов.

М., 1997. С. 84–87.

Я родилась практически в понедельник

Я родилась 24 октября 1982 года в городе Москве в родильном отделении больницы № 67. Случилось это памятное для моей семьи событие в 23 часа 55 минут в воскресенье (это событие было таковым, так как я первый ребенок в семье). Мама говорит, что я такая упрямая, потому что я родилась практически в понедельник. Через 7 дней меня привезли домой, и в нашей первой квартире в Тушино стало 5 жильцов: я, мама, папа, бабушка и дедушка. Мама в то время училась на 3-м курсе в МАДИ и работала в ГКДТ, а папа был инженером-проектировщиком там же. Собственно на работе они и познакомились, потом поженились, и родилась я. Со мною часто дома были бабушка и дедушка. Я практически никогда не была одна, со мной часто разговаривали и играли. Наверное, я слишком избалована вниманием. Если дома мир крутился не вокруг меня, я обижалась, не разговаривала с родителями. Мне было тяжело, когда у меня появилась сестра Маша, так как родители больше занимались с ней, а не со мной. Мне тогда было год и восемь месяцев, и я не понимала, как могло случиться, что кого-то мама и папа любят также как меня. Потом, когда в 1985 году появилась вторая сестра Лена, стало проще. Лет до 3–4 у меня практически не было никаких обязанностей, кроме того, что я должна была следить за сестрами по мере возможности. Трудно быть старшей сестрой. От родителей всегда слышишь: «Наташа, ты старшая и должна подавать хороший пример своим сестрам». К тому же за все проделки сестер попадало всегда мне. Воспоминаний до 5 лет у меня много, но они все связаны с моей семьей. Я с детства очень любопытная, и все мои воспоминания носят курьезный характер. Например, однажды мои родители всю ночь чертили проект моста. Утром я проснулась раньше, чем мои папа и мама, и решила «помочь». Подойдя к кульману, я взяла простой карандаш и внесла поправки в чертеж. Закончив работу, я разбудила маму и сказала: «Мама, я тебе помогла». Мама была в шоке. Меня не наказали, но родители все утро заново делали чертеж. Так как прежний чертеж восстановлению не подлежал. Родители всегда были снисходительны ко мне. Меня никогда не били, иногда конечно шлепали, но это было заслуженно. Меня иногда ставили в угол, но если я знала, что меня, как мне казалось, наказали несправедливо, то я никогда не извинялась. Я была и есть очень упрямая. Я не умею спокойно признавать свои ошибки и не люблю извиняться и оправдываться. Наверное, поэтому мне бывает тяжело общаться с людьми, которые придерживаются другой точки зрения, чем я. Однако как раз с такими людьми мне интересно. Когда мне было 5 лет, появилась моя третья сестра Света. Через год (1988) мы получили квартиру в новом доме в Железнодорожном районе. Район, в котором я оказалась, мне не понравился. Там было мало зелени, и повсюду строились новые дома. Его название оказалось говорящим. Ночью, когда все стихало, я слушала шум электричек. Сейчас либо электрички стали тише ездить, либо я привыкла, но этот шум уже не слышно. Во дворе дома достраивался детский сад, в старшую группу которого я должна была пойти. В детском саду у меня появляется много друзей, чему я очень рада, так как оставила в Тушино много хороших друзей. Я всегда была очень коммуникабельным ребенком и легко сходилась с людьми. Нельзя сказать, что я была тихим ребенком. Несмотря на это, меня очень любили воспитатели и родители моих одногруппников. В мае 1989 года у нас в районе был субботник. Мое любопытство сыграло со мной злую шутку. Во дворе стояли качели, и я не могла не прочитать, что было написано на верху. Я залезла на качели и сломала ногу. 3 месяца лежала в больнице. Я нашла много друзей там. В больнице я боялась, что не смогу ходить или буду всегда хромать. Но все обошлось. Когда я приехала домой (в середине августа), я сначала ходила по стеночке, но потом довольно быстро научилась ходить нормально.

Первого сентября я пошла в школу № 1224. Никто в нашей семье так сильно, как я, не хотел идти в школу. И вот я вступила на новую ступень своей жизни. Я поступила в школу, и это много для меня значило. Школа помогла мне сформировать свое «Я». Именно в школе у меня появились первые серьезные цели, которых мне очень хотелось достичь. Школа сыграла важную роль в процессе социализации моей личности. Я научилась по-новому смотреть на некоторые вещи. Моя учеба началась в 1 «Д». На меня всегда возлагали большие надежды, как родители, так и знакомые. Я часто завидовала друзьям, у которых есть старшие братья или сестры, так как на них не было такого давления, как на меня. Каждый год я узнавала много нового и интересного, у меня появлялось все больше и больше друзей. В первом классе нас принимают в октябрята. Сколько гордости давал этот значок. В октябрята нас принимали на Красной площади. Помню, мне подарили книгу «Ежик в тумане» с дарственной надписью. В первом классе я была отличницей и поэтому попала в лучший класс школы 2 «А». Там были собраны все отличники и лучшие хорошисты со всей школы. Именно в таком коллективе сформировались мои ценности, жизненные принципы и стремления. В школе нам не только давали знания по предметам, но и приучали к дисциплине, к правилам поведения в общественных местах. Нас учили уважать старших, защищать маленьких. В 1990 году нас должны были принять в пионеры, но так и не приняли, что меня очень огорчило. Зато нам разрешили носить любую одежду, украшения и так далее. Коричневая школьная форма, правда, порядком поднадоела, но она скрывала социальное неравенство учеников в материальном положении. Также в 1990 году я в первый раз в жизни поехала в пионерский (сейчас оздоровительный) лагерь «Чайка». Там я познакомилась с людьми, с которыми дружна до сих пор. С того времени я каждый год ездила в лагерь. У нас была очень дружная компания. В лагере мне нравилось то, что я могу общаться с людьми разных возрастов. Такой опыт помог мне в будущем. Теперь мне легко контактировать с людьми любых возрастов.

1991 год стал для меня годом, когда я впервые заинтересовалась политикой. Во время путча в Москве, я была в лагере. По телевизору сообщали, что в Москву ввели танки. Было очень страшно за родных, которые остались там. В 14 лет случилось событие, которое меня сильно потрясло. Особенно меня поразило, сколько наших молодых ребят погибло в Чечне. У меня было много друзей (из лагеря), которые уже служили, я очень боялась за них. В 1991 году умер мой дедушка с папиной стороны.

Примерно в это же время наша страна наводняется западной продукцией. В домах появляются разнообразная аудио- и видеоаппаратура и прочие новейшие средства. Но вместе с аппаратурой к нам приходят такие страшные вещи как наркомания, СПИД.

Также меня всегда очень интересовала религия. В 1992 году меня крестили по моему собственному желанию. Но я не знаю, что тогда заставило меня это сделать. Может быть, то, что многие мои друзья были крещеные, может быть я просто хотела иметь крестик, а может быть я просто еще не знала, чего хочу. На самом деле я никогда особо не верила. Меня намного больше интересовала дарвиновская теория эволюции, но я не могла понять, как конкретно из обезьяны получился человек и почему до сих пор обезьяны не становятся людьми. Я считаю, что люди выдумывают себе божеств, чтобы было во что верить, так как без веры жить невозможно. Я считаю, что надо верить в себя, в свои силы, в разум. Так как я никогда не верила в Бога, мне было нетрудно отказаться от идеи, что все подчиняется Господу. Человек должен сам создавать свое будущее, а не надеяться на Бога. Сознание этого помогло мне более реально посмотреть на мир.

Я считаю, что мне очень повезло, так как я оптимист. Я никогда не ною и верю, что все будет хорошо. Если сейчас не повезло, то обязательно повезет в следующий раз, надо только очень постараться. Мой оптимизм помогает мне общаться с другими людьми. Я вообще очень жизнерадостный человек. Как-то на психологии преподаватель попросила нас написать все положительные и отрицательные события, которые произошли за последний год. В колонке отрицательных событий у меня стояло только 2 события: смерть дедушки и террористические акты в Москве. А в колонке положительных – чуть ли не каждый день. Я умею радоваться любому дню.

Вообще я на себе как-то никогда не ощущала никаких катаклизмов. Наверное, потому, что у нас очень дружная семья. Родители всегда были и есть для меня – главная опора в жизни. Мама и папа, сколько себя помню, всегда заботились и опекали меня. А мелких семейных неурядиц у кого не бывает. Родителям, конечно, с нами очень тяжело, с четырьмя девочками, но они как-то находят время после работы поговорить с нами, заняться чем-нибудь. Я считаю, что мне с ними очень повезло.

Первым действительно важным для меня решением, которое я должна была принять сама, стал выбор после 8-го класса дальнейшего пути развития моего образования. Мне на выбор дали 4 варианта: поступить в социологический колледж, бизнес-класс, лицейский класс и пойти учиться дальше без введения дополнительных дисциплин. То, что сделали тогда для меня родители, я никогда не забуду. Они не давили на меня при выборе класса, хотя знали, что я могу выбрать и платное обучение в колледже, бизнес-классе или лицее. Так, собственно говоря, я и сделала. Я поступила в Московский колледж социологии, о чем не жалею. Меня всегда волновала проблема неравенства в обществе. Наверное, поэтому я и выбрала этот класс, так как хотела, изучив общество, понять, почему так происходит, и какие меры можно принять для улучшения положения малоимущих. Также меня очень интересовали проблемы в семье, почему происходят конфликты, как распределяются обязанности родителей в семье. Эти интересы и помогли мне сделать свой, я думаю, правильный выбор. Учеба в школе не так занимала меня как колледж. Там было легко и интересно заниматься. На нас там не смотрели как на школьников. На нас смотрели как на студентов, хотя, в сущности, мы, конечно, были еще детьми. Я проучилась в нем 3 года. В 1999 году я получила паспорт и стала полноправным членом общества. Наверное, 1999 год был самым трудным для меня. Я готовилась к окончанию школы, окончанию колледжа, поступлению в университет. Поступление в университет всегда было моей мечтой. Я с детства мечтала получить высшее образование, как мои родители. К тому же университет – новая ступень в моей жизни. Университет – новая, взрослая жизнь. Поступление в Институт социологии ГУГН стало для меня важным событием, которое повлияло на мою жизнь. И вот сейчас я учусь на первом курсе и надеюсь, что буду учиться и дальше.

Одним кирпичиком в социальной структуре стало больше

28 марта 1982 года – одним кирпичиком в социальной структуре общества стало больше (это важнейший день – день моего рождения). Правда, лет до пяти у меня не было никаких обязанностей, да и вообще эти годы я помню только отдельными фрагментами. А такие события, как «первые шаги» или «первые слова», вряд ли отразились на жизни общества.

Мне уже 6 лет. Теперь я хожу в «нулевку» – детсад: в первой половине дня мы учимся, а во второй – делаем все то, что делают дети в детском саду. В своем первом «неродном» коллективе веду себя довольно замкнуто, если ребята не хотят играть в ту игру, которую предложила я, предпочитаю сидеть на лавке и не играть вообще ни во что. Несмотря на то, что все считают меня скромной и тихой, у меня много друзей, я хорошо лажу с людьми, меня любят родители моих одногруппников.

Следует отметить, что меня назвали Женей в честь дедушки. А может ли вместе с именем передаться характер человека? В моем случае получилось именно так. Дедушка был генерал, и характер у него был именно генеральский: сильный, упрямый, трудолюбивый, эгоистичный, настоящий командир (или диктатор – так называли мы его в кругу семьи), нередко все близкие люди страдали от его требовательности и категоричности, то же случилось и со мной. И хотя в семейной иерархии мне с самого начала принадлежала низшая ступень, именно благодаря моему напористому и властолюбивому характеру, а также унаследованных от дедушки черт, уже через 7–9 лет после моего рождения мне удалось сменить свои позиции и продвинуться на пару ступенек вверх. Это, конечно же, сказывалось и на общении с людьми, хотя в кругу друзей я никогда не стремилась к лидерству, но в то же время не была в категории аутсайдеров, а занимала «золотую середину».

Настало время поступать в школу, а мама взяла и оторвала меня от всех моих друзей (вместе с которыми я должна была идти в одну школу), отдала в школу в другом районе. Я очень тогда злилась и страдала, а она говорила: «Дурочка, ты мне еще потом спасибо скажешь!». И действительно, через несколько лет я сказала маме огромное спасибо за то, что она отдала меня в самую лучшую спецшколу района. Итак, я вступила на новую ступень своей жизни – школу – это то самое место, где человек обретает свое «Я», где как бы «фундаментируют» человека, закладывают в него те самые основы, на которых и будет выстраиваться его будущая жизнь. Именно школа играет первостепенную роль в процессе социализации личности, ее адаптации к взаимодействию с такими же общественными существами. Мой новый статус – ученица.

Благодаря моим подготовительным знаниям я оканчиваю второй класс всего лишь с одной четверкой и остаюсь в самом сильном классе школы (здесь собрались все отличники и хорошисты со всех классов). Именно в таком коллективе формируется мой менталитет, появляются определенные жизненные принципы и стремления.

Во втором классе нас принимают в октябрята. Самая большая гордость – октябрятский значок. Теперь все учителя относятся к нам как к настоящим взрослым. До сих пор помню строки из песенки, которую мы пели на уроке музыки:

Мы второклассники, мы второклассники,

Мы люди взрослые – не малыши!!!

То, что именно в раннем возрасте меня коснулась коммунистическая система – играет огромную роль в моей жизни. Ведь именно тогда нас приучали к строгой дисциплине, умению жить в мире с другими народами, помогать друг другу. Сейчас дисциплина и преподавательский состав в школах оставляют желать лучшего.

1990 год – я по-прежнему учусь в школе, учусь хорошо, у меня много друзей, но в пионеры нас так и не приняли (именно в этом году рухнула прежняя система), теперь разрешается носить любую одежду, украшения, даже косметику. Многие обрадовались: надоела коричневая форма и однообразие. Но есть и отрицательная сторона этой свободы – если раньше все чувствовали себя в одинаковом материальном положении, а одежда не имела значения, то теперь дети из семей с достатком выше среднего заставляют остальных (победнее) выглядеть ущербными.

Важнейший вопрос всех времен и народов – религия. До шестого класса я, как и все дети, которых с младенчества приучают верить во все хорошее и вечное, верю в Бога. Но именно в 6-м классе мы начинаем изучать историю, а там и речи нет о том, что все люди произошли от Адама и Евы, церкви угнетают и обирают население наравне с феодалами. С этого момента я стала интересоваться происхождением жизни на Земле, много читала и остановила свой выбор именно на дарвиновской теории. Больше я не верю в Бога. Я считаю, что людям просто необходимо во что-то верить, вот они и выдумали себе «сверхчеловека», на которого возложили свои надежды. Я убеждена, что человек должен верить в свои силы, в себя; и вместо того, чтобы тратить время на молитвы и взывать о помощи к Всевышнему, лучше постараться самому придумать выход из сложившейся трудной ситуации. Этот момент моей жизни я считаю переломным, так как в корне меняются мои мировоззренческие установки, теперь я живу в более реальном мире.

Политическими событиями я начинаю интересоваться лет с 14. Основное событие, за которым я следила с интересом и переживаниями, – это чеченская война (1994 год). Особенно меня поразило количество погибших совсем еще юных ребят. Ведь у каждого из них были свои планы, могли бы быть свои семьи, дети, а уж про чувства их матерей и нечего говорить, остается только скорбеть.

Мы все когда-нибудь умрем, но ведь человек рождается не просто так, а с рождением на него возлагаются определенные функции, которые он призван выполнять во благо всего общества. Родители мне всегда говорили, что человек за всю свою жизнь должен выполнить три основные задачи: 1) воспитать детей; 2) построить дом; 3) посадить дерево. Каждый человек должен прожить свою жизнь с максимальной пользой для окружающих. Если бы все люди думали именно так, то количество нищих, детей, сирот, несчастных людей, войн и прочих бедствий, которые люди создают себе сами, несомненно, уменьшилось бы.

Еще одним важным моментом своей жизни я считаю вступление в женскую сборную по волейболу в школе. Тренировки заполняли все мое свободное время, появляются новые друзья – спортсмены, все без вредных привычек. В такой команде и мне непозволительно вести себя неподобающим образом, да и стремления к дворовым компаниям у меня никогда не было. Теперь начинается новая жизнь: красочная, полная эмоциональных переживаний (из-за соревнований), победы над противниками и над собой, тренировки на выдержку и выносливость, даже проигрывать надо уметь.

А в это время наша страна пополняется западной продукцией, в домах появляются видеомагнитофоны, компьютеры, сотовые телефоны и прочие новейшие средства коммуникации. И вместе с этими элементами научно-технической революции зарождается новый класс, так называемые «новые русские» – верхушка общества. Аналогом этого класса на Западе можно считать «япи». Они обставляют свои хоромы антикварной мебелью, картинами известных художников, их гардероб переполнен дорогими туалетами от самых модных кутюрье, их дети обучаются в самых престижных колледжах страны и ездят на дорогих иномарках, но эти люди имеют все это только потому, что это модно, престижно. На самом деле они совсем не разбираются в искусстве, а деньги на всю эту роскошь наживают нечестным путем.

В современной России все больше усиливается социальная поляризация, размывание интеллигенции. Естественно меня очень интересует то, что происходит в нашей стране, ведь от ее будущего зависит и мое будущее, будущее моих детей. Вместе с западными новинками у нас увеличивается и число наркоманов, больных СПИДом и другими смертельными заболеваниями – все это приводит к обострению и выявлению новых глобальных проблем.

Но теперь пора отвлечься от мировых событий и вернуться к, автобиографии.

В 16 лет я получила паспорт. Теперь я являюсь полноценным гражданином РФ, зрелым человеком, который самостоятельно несет ответственность за свои поступки. 16 лет – вообще самый напряженный год в моей жизни. Я готовлюсь к окончанию школы и поступлению в институт. Многие ребята не хотят дальше учиться, а просто собираются поступать, потому что так надо, надо получить диплом о высшем образовании. Я же считаю, что студенческие годы – это важнейшая пора моей жизни, переход в новую зрелую, самостоятельную жизнь. Если в школе нас учили, то в институте мы сами должны будем учиться, только мы в ответе за наше будущее. Как сказал один мой знакомый: «Мы окончим школу и уйдем в мир иной». И действительно вуз – это совсем иной мир: здесь мы должны всегда доказывать преподавателям и самим себе путем трудолюбия, что мы пытаемся добиться чего-то в жизни, овладеть своей специальностью. Ведь наша страна находится сейчас на грани самоуничтожения и ей нужны настоящие специалисты. И здесь я всегда повторяю себе: «Если не я, то кто же?!!!».

И вот уже полгода я учусь в университете, мне нравится мой выбор будущей профессии, возможно, именно социологи смогут сыграть решающую роль в стабилизации нынешнего положения России.

До выборов нового президента осталось меньше месяца, а мне не хватает всего два дня, чтобы принять в них участие, и я очень сожалею по этому поводу. Конечно, мой голос не может стать решающим в этой гонке политиков за власть, но мне так хотелось бы почувствовать себя полноценным гражданином своей страны!

Стандартный жизненный путь «обыкновенного советского ребенка»

Я родился в 1973 году в г. Москве. Мои родители развелись вскоре после моего рождения. Я родился и воспитывался в неполной семье, что было довольно типично для того времени. Первые пять лет своей жизни я прожил в большой трехкомнатной квартире недалеко от центра Москвы с мамой и ее родителями – моими дедушкой и бабушкой. Я думаю, что в это время наша семья принадлежала к высшему слою среднего класса, так как мой дедушка (ныне покойный) был полковником, а бабушка – научный работник, кандидат исторических наук. Но моей маме не удалось получить высшее образование. Смыслом ее жизни стал ее ребенок, то есть я.

Это обстоятельство было одной из причин постоянного недовольства, которое испытывали к моей маме ее родители. Мама была их единственным ребенком. По-видимому, на нее возлагались большие надежды по продолжению семейной традиции в сфере образования и карьеры. Возможно, были и другие причины. Как тут не вспомнить извечную проблему отцов и детей. Ожидания старшего поколения и стремления их потомков часто не совпадают, что и приводит к конфликтам. Правых и виноватых в таких ситуациях искать бессмысленно. По-моему, единственный способ если не погасить, то как-то сгладить эти конфликты – это разнести источники конфликта в пространстве, то есть (в данном случае) прекратить проживание в одной квартире. Напрашивается аналогия с разноименными зарядами в физике. Но это другая, «социальная физика» (одно из названий зарождающейся социологии, данное Сен-Симоном). Хотя возможна и обычная психологическая несовместимость людей, живущих под одной крышей. Этот конфликт наложил отпечаток на нашу жизнь и его последствия продолжают сказываться.

Но мы отвлеклись. В 1978 году произошел квартирный обмен. Дедушка с бабушкой переехали в 2-х комнатную квартиру, а мама со мной – в комнату в коммуналке. И тут перед нами во всей красе встал знаменитый «квартирный вопрос». Конечно, эта тема столь значительна, что заслуживает серьезного исследования (возможно, таковые и были). Но коротко можно так описать влияние этого вопроса на нашу семью: невозможность полноценной личной жизни для моей мамы (особенно после достижения мною сознательного возраста); постоянное психологическое напряжение в семье из-за невозможности побыть наедине с самим собой и т.д.

Очевидно, что на социальной лестнице мы сразу переместились на несколько ступенек вниз. Мама работала секретарем-машинисткой, зарабатывала немного. К тому же я постоянно болел и мама часто сидела на больничном, что не прибавляло денег в семейный бюджет. Дедушка с бабушкой помогали очень незначительно. Я думаю, что в то время наша семья принадлежала к верхнему слою низшего класса.

Ясли, детский сад, школа – стандартный жизненный путь «обыкновенного советского ребенка» того времени. Я тоже прошел его. Период своей жизни до школы я помню плохо, но могу сказать, что мое детство, как впрочем и всех более или менее благополучных детей, прошло вполне счастливо.

1 сентября 1980 года. В этот день я пошел в первый класс обычной средней школы. Но мне эта школа казалась самой красивой, самой светлой и загадочной. Торжественный ритуал посвящения в первоклассники – музыка, цветы, радостные лица вокруг, огромный дылда-десятиклассник, ведущий меня за руку в мой класс. Я почувствовал себя частью чего-то важного и большого. И в мыслях не было, что здесь можно учиться плохо.

Этот день стал первым важным рубежом в моей жизни. У меня появились первые обязанности – домашние задания. Ожидания нескольких людей сконцентрировались на мне. И разумеется, я стремился оправдать эти ожидания. В школе и дома от меня ждали хорошей учебы. В шахматном кружке, куда я записался вскоре после начала учебы, также ждали от меня каких-то успехов. Можно сказать, что «общество» стало влиять на меня сильнее, я стал гораздо более зависим от «общества», чем до начала учебы. Слово «общество», взятое в кавычки, подразумевает, что вообще на индивида (в данном случае на меня) влияет не все общество целиком, а только те его сферы или области, с которыми индивид непосредственно соприкасается. Конечно, присутствуют и различного рода косвенные влияния, но в данной работе они не рассматриваются. Но с другой стороны повысился мой социальный статус. Я поднялся на одну ступеньку вверх по социальной лестнице и оказался вовлеченным в куда более сложную сеть социальных отношений и ролей, чем прежде.

Учился я всегда на «четыре» и «пять», причем без какого-либо напряжения. Я думаю, что в этом заслуга прежде всего моей мамы. Когда я пошел в школу, я уже умел читать, считать и даже писал печатными буквами. У нас дома было очень много книг, но не было телевизора, так как мама считала, что телевизор вредно влияет на «растущий организм». Хотя скорее всего у нее просто не было денег, чтобы его купить. Мама много занималась со мной до школы, мы часто ходили в театр и даже на вечера органной музыки, которую я терпеть не мог. Мама считала, что шахматы развивают логическое мышление и с первого класса я посещал шахматный кружок. Но на меня никогда не «давили». Я занимался тем, что мне было интересно.

В 1984 году я перешел в четвертый класс, и в том же году родился мой брат Сергей. Переход в четвертый класс примечателен тем, что увеличивается количество изучаемых предметов и каждый из них преподает свой учитель. Это переход к настоящей «взрослой» форме обучения. У меня прибавилось обязанностей по дому. Возникла новая роль – «Старший брат». Все эти обстоятельства способствовали моему взрослению.

В шестой класс я пошел в другую школу. Но это была не обычная школа, а школа-интернат. Дело в том, что у нас с мамой участились конфликты по поводу и без такового и на семейном совете мы решили, что хотя бы год нам нужно «отдохнуть» друг от друга. Была еще одна, скорее всего более важная причина. С рождением моего брата наше материальное положение, и без того неблестящее, еще более ухудшилось. Мой переход в интернат на государственное обеспечение позволил хоть как-то решить эту проблему.

Я попал в совершенно другую социальную среду. В интернате учились дети из неблагополучных семей, родители которых (если таковые были) не желали заниматься воспитанием своих детей и переложили эту обязанность на государство. Эти дети рано познали «изнанку» жизни и смотрели на мир гораздо более реалистично, чем я. Поэтому поначалу мне пришлось нелегко. Но в то же время мои новые одноклассники обладали качествами, которые отсутствовали (возможно, за ненадобностью) у детей, обучающихся в обычных школах: взаимовыручка, солидарность, готовность в любой момент прийти на помощь другу. Если дрались, то в кровь, если дружили, то делились последним. Мне удалось выжить в этом довольно жестком мире и приобрести друзей, с которыми я иду по жизни до сих пор. Я стал более самостоятельным в мыслях и поступках, начал более реально смотреть на мир.

Проучившись в интернате год, я вернулся в свою школу, и после окончания восьмого класса поступил в Московский математический техникум. Решение о поступлении я принимал сам. Мама меня поддержала. Математика всегда давалась мне легко, а специализация в области ЭВМ казалась мне интересной и перспективной. Впоследствии я не разочаровался в своем выборе. Было еще одно соображение, которое говорило в пользу ухода из школы. Я, как и абсолютное большинство моих сверстников, не испытывал большого энтузиазма при мысли о перспективе службы в Вооруженных Силах. Причины известны – падение престижа армии на фоне общеполитического кризиса в обществе (в то время именовавшегося перестройкой). Единственным легальным (для меня) способом уклониться или, по крайней мере, отсрочить эту службу было поступление в вуз. Я понимал, что даже при моей неплохой учебе без занятий с репетитором поступление в институт практически невозможно. Но мы жили далеко за чертой бедности (если таковая была в то время), поэтому мама не смогла бы оплачивать эти занятия. В этой связи учеба в техникуме, где была более фундаментальная подготовка по многим предметам и жесткие требования, являлась, как мне казалось, удачным решением (На мой взгляд, это удачный пример «целерационального действия» (по М. Веберу), которое совершается после просчета возможных прямых и косвенных последствий и целью которого (в данном случае) является поступление в вуз. – Здесь и далее примечания автора.).

После завершения учебы в техникуме в 1991 году я поступил в Московский институт электронного машиностроения (МИЭМ) на факультет автоматики и вычислительной техники. Это был естественный и давно спланированный шаг. Я был полон радужных надежд и с оптимизмом смотрел в будущее. Хотя ситуация в стране тогда не давала повода для оптимизма. Разразился политический кризис, известный как ГКЧП (по названию самозваного комитета, совершившего государственный переворот). До этого момента я, как и большинство моих сверстников, достаточно пассивно воспринимал все политические коллизии. Конечно, мне часто приходилось оббегать пол-Москвы в поисках молока или детского питания для своего брата, я смог выжить в толпе, пытающейся обменять крупные купюры в дни печально известной деноминации. Я поначалу с упоением смотрел трансляции Съезда народных депутатов СССР. Но непосредственно участвовать в каких-то политических событиях. Я мог заняться вещами поинтереснее. Но когда я услышал по радио заявление ГКЧП, что-то изменилось. Я вдруг понял, что это касается и меня. Достаточно было посмотреть на лицо генерала армии Язова (одного из членов ГКЧП), чтобы понять, что «свобода» закончилась. Поэтому, когда в метро появились листовки от имени Верховного Совета России и Ельцина с призывом прийти к Белому дому и «спасти демократию», я воспринял это как обращение к себе лично. Конечно я понимал, что мое присутствие возле Белого дома вряд ли что-нибудь изменит. Но я хотел выразить свое отношение к происходящим событиям. Сложно сказать, что повлияло на мое решение. Возможно, я просто не люблю балет, который в тот вечер передавали по всем телеканалам. Так или иначе я оделся, взял приготовленные мамой бутерброды и термос с чаем и поехал к Белому дому (А это похоже на «ценностнорациональное действие» (М. Вебер), при котором индивид действует в соответствии со своими моральными убеждениями, не просчитывая при этом возможные последствия своих действий.). Мама почему-то не пыталась меня отговорить. Наверное, я ей просто надоел (шутка). У меня создалось впечатление, что если бы не брат, она поехала бы со мной.

Я провел вечер и ночь в «живом кольце» перед Белым домом. Это был всплеск гражданского самосознания у москвичей, который коснулся и меня. Я думаю, что эти события повлияли на мою самооценку. Я и не думал, что способен на какой бы то ни было «акт гражданского мужества». Звучит несколько высокопарно, но, честное слово, был момент, когда хотелось просто сбежать с места событий!

Дальнейшие события моей жизни менее интересны. К концу первого года моего обучения в институте маму уволили с работы. Мне пришлось оставить учебу и пойти работать( Интересно, подходит ли мое убеждение в том, что мне именно «пришлось» оставить учебу под сартровское понятие «дурной веры». Наверное, да.). Я пошел работать продавцом в коммерческую палатку, что полностью отражало тенденцию того времени. Рядом со мной трудились люди разных профессий и возрастов, принадлежавшие в недалеком прошлом к самым разным социальным слоям. Но всех их объединяло стремление выжить в этой непростой экономической ситуации. Это довольно специфическая социальная среда со своими законами, даже своей этикой. Я с некоторым трудом, но все же адаптировался в новых для себя условиях и в течение года наша семья существовала более или менее сносно.

В социологию я попал в общем-то случайно. После года работы в ларьке я пришел к выводу о бесперспективности данного вида деятельности. Поэтому, когда моя тетка предложила устроить меня на работу в Институт социологии, я согласился. Вот уже четыре года я работаю в стенах этого института. Поступление в ГУГН стало для меня возможностью продолжить образование «без отрыва от производства». Но это и результат вполне осознанного выбора.

Из-за нехватки средств я не прошел по конкурсу

Я родился 19 марта 1981 года в семье рабочего. Мой отец работает по специальности «электромонтажник шестого разряда», мать – медицинская сестра 85-й городской больницы (бывшая медсанчасть 11). Бабушки и дедушки по отцовской и материнской линиям были рабочими. В общем, с небольшой оговоркой можно сказать, что я родился в типичной полупролетарской семье. Я был воспитан в духе того времени: в строгости, но что касается физических наказаний, то я им уже не подвергался (в отличие от моей сестры, которой все же несколько раз досталось от отца). Мои родители с раннего моего детства настраивали меня на получение высшего образования, мотивируя это тем, что в противном случае мне придется работать физически, как и моему отцу. Вероятно, это отражает и некоторые настроения в обществе в том плане, что, несмотря на все еще царившую идеологию, в обществе происходит трансформация взглядов и переориентация их в сторону умственного труда, как более престижного и высокооплачиваемого. Вероятно, в этом нашел отражение провозглашенный в период перестройки лозунг «ускоренного развития».

В 1984 году я был отдан в детский сад, так как мои родители не имели возможности со мной сидеть (отец работал с 8 до 18 часов, мать работала сутками), да и при размере семейного бюджета в 394 рубля оплата детского сада (12 руб. 50 коп. в месяц) была вполне приемлемой. В нынешнее время данный социальный институт пришел в упадок, так как в связи с дифференциацией доходов населения большинство или не имеет возможности отдать ребенка в детский сад либо предпочитает этого не делать, если в семье есть, кому присмотреть за ребенком, люди же состоятельные предпочитают нанимать нянь или сиделок. Пятнадцать лет назад, благодаря относительному равенству доходов, отсутствию задержек зарплат и приемлемой цене подобных услуг, большинство родителей предпочитало отдавать своих детей в детский сад (к тому же дети получали трехразовое питание, с ними гуляли, проводили образовательные мероприятия).

Проходив четыре года в детский сад, я в 1988 году пошел в общеобразовательную школу № 884. Набор был не на конкурсной основе, а по месту жительства. В 1995 году школа была переименована в УВК № 1832 (учебно-воспитательный комплекс). В результате этого детей в школу стали набирать по конкурсу, то же самое относится и к поступающим в 10– 11 класс (не важно какой специализации). Все двоечники доучивались до общеобразовательного уровня (9 классов) и уходили либо в другую школу, либо в ПТУ. В результате всех этих мероприятий общешкольная успеваемость повысилась.

В 10–11 классах готовили детей по специализации в области истории (на базе музеев Московского Кремля) и английского языка. Школ же, принимающих детей по месту прописки, в районе осталось не так уж и много (в основном это лицеи и гимназии, и школы с различными специализациями, которые набирают учеников только по конкурсу). В результате всего этого полное среднее общее образование становится доступно не всем.

Проводимая в этот период школьная реформа (так называемая всеобщая компьютеризация школ), с треском провалившаяся, никак не изменила положение моей школы относительно этого параметра. Компьютеры появились в школе только тогда, когда я учился в 10-м классе и были куплены на деньги, собранные с родителей учащихся (что вполне естественно для нынешнего времени построения капитализма и открытого рынка).

Примерно в 1994 году на вечеринке у друзей я столкнулся с таким явлением, как наркомания. Тогда это было еще относительно новым и редким явлением, которое ныне приобрело широкие масштабы (особенно среди молодежи). В какой-то мере это был ответ на горбачевскую антиалкогольную кампанию, вызвавшую рост токсикомании и наркомании (чему также способствовало и открытие границ: импорт наркотиков).

В 1997 году я стал лауреатом окружного конкурса исследовательских работ и был награжден «премией Галуа». В этом же году я был принят на работу в свою школу на должность рабочего по обслуживанию зданий (на полставки). Директор школы, видя, как я бесплатно выполняю различные плотницкие работы, помогая учителям, предложила мне это место, а так как с деньгами в этот момент у нас в семье было трудно, я согласился. В нынешнее время в связи с гигантским всплеском безработицы детям нередко приходится работать, иногда даже бросая из-за этого школу. Достаточно вспомнить мальчишек, моющих машины, чтобы заработать себе денег. В той социальной реальности, в которой мы существуем, детский труд порой является единственным источником дохода семьи или во всяком случае существенной прибавкой к семейному бюджету.

И наконец в 1998 году я поступил в ГУГН. До этого я два раза поступал в МПГУ им. В. И. Ленина, но из-за «нехватки средств» не прошел по конкурсу. Что и говорить, дача и получение взяток в столичных вузах теперь стали обычным явлением. Чтобы сдать вступительные экзамены или сессию можно просто заплатить преподавателю определенную сумму и не волноваться. Поэтому, на мой взгляд, абитуриентам сейчас сложно поступить на интересующий их факультет, в результате чего они идут на другой (либо в другой институт).

Главное – это высшее образование, то есть абитуриенты выбирают не профессию, а скорее свой социальный статус.

Мы всем классом регулярно посещали церковь

Сначала мы жили в коммунальной квартире, это время я плохо помню, потому что был маленьким, затем в 1984 г. мы получили двухкомнатную квартиру, у нас семья из 3 человек. Я пошел в обычный детский сад, который был рядом с домом. Благо, я живу в микрорайоне Ясенево, где достаточно развита инфраструктура и детский сад и школа находятся в пяти минутах ходьбы от дома. Как и во всех семьях, мои родители работали, поэтому нужен был кто-то, кто бы со мной сидел. И конечно, это были бабушка и дедушка. Но они жили в Калуге, следовательно, с детства приходилось быть самостоятельным. Хотя не совсем, моя мама работала в том же доме, где мы жили, поэтому в обеденный перерыв и по моему первому звонку она всегда могла быть дома. А летом меня, естественно, отправляли к бабушке и дедушке в Калугу, где я и проводил все лето. Они были на пенсии, и все время уделяли мне. В то время государство обеспечивало пенсионеров, и мой дедушка получал пенсию больше, чем мой отец зарплату. В Калуге была не только квартира, но и дача в получасе езды, так что лето я проводил, курсируя от города к даче. Можно сказать, что в это время роль агентов первичной социализации в большей степени возложили на себя бабушка и дедушка, так как 3 месяца круглосуточного пребывания вместе, думаю, стоят больше, чем все остальное время с родителями, свободными только по выходным.

Хотя не стоит преуменьшать и роль родителей в развитии во мне культурной личности. Мой отец раньше сам часто ходил на выставки, в основном исторических ценностей, оружия, редко – произведений искусства, ну и меня брал с собой. Еще в молодости мой отец играл в театре, ну и, конечно, меня всячески старался приобщить к этому виду искусства. Хотя в детстве мне, конечно, больше нравилось ходить в музеи, связанные с оружием и военной техникой, ну а любимым был музей ГУВД.

Школа тоже была не специализированной, а совсем обычная средняя во всех отношениях. Но, в 4-м классе я перешел в православную гимназию. Не то, чтобы это была дань моде, мое увлечение, хотя было интересно, просто мой друг перешел туда и предложил мне. Наши родители тоже дружили, и меня отдали туда. Образование здесь было, конечно, другим. Наряду с обычными школьными предметами (математикой, русским и др.) здесь были и специфические (такие как духовное пение и духовная культура), уроки духовной культуры вел священник отец Артемий. Мы всем классом регулярно посещали церковь, и именно здесь я в первый раз оказался в церкви. Также очень большое внимание здесь уделяли культурному развитию человека, и мы очень часто ходили в музеи и посещали другие памятники Москвы и Подмосковья. В этой школе я проучился год, т. к. она переехала далеко от дома. Я вернулся в обычную школу. С 6-го класса среди агентов первичной социализации начинают появляться друзья, как сказано в Вашей книге «лидеры молодежных группировок». И вот вокруг одного такого «лидера», учившегося в нашем классе, начала складываться кампания. Лидером он был потому, что имел друзей старше нас и был так называемым «трудным ребенком». До этого я был, что называется «домашним мальчиком» и хорошо учился, но, подружившись с ним, я сильно изменился, что, соответственно, не понравилось ни моим родителям, ни учителям. Они пытались прекратить нашу дружбу, но у них ничего не получилось. Возможно, это и к лучшему. Нельзя сказать, чтобы только лидер влиял на нас, наши отношения можно назвать обоюдной или двусторонней социализацией. Поначалу его влияние было сильнее, от этого стали возникать проблемы дома и в школе. Мы приобщились к жизни улицы. В это время я отдалился от своего друга, с которым мы поддерживали отношения с 1-го класса, он поначалу не захотел выходить из-под маминого «крылышка», забегая вперед скажу, что потом он захотел присоединиться к нам, но различия между нами были слишком значительны, и он не прижился. Но затем наше влияние на него («лидера») усилилось и стало преобладать. Мы «успокоились», то есть можно сказать повзрослели и поняли, что те ценности, которые нам прививали родители, тоже очень важны. И в итоге мы вчетвером дружим до сих пор. А те люди, с которыми «лидер» общался до нас, сейчас представляют не лучшую картину, то есть наркотики, кражи и т.д. Да и сам «лидер» изменился, не то чтобы он стал идеальным, а как бы произошло смешение: наши хорошие модели поведения смешались с его плохой, то есть мы что-то взяли от него, он от нас. Слово «плохой» не стоит понимать дословно, скорее «уличный», вот то слово, которое подходит к его модели поведения. Ну а под словом «хороший» стоит понимать такую модель поведения, которая подразумевает перманентное сидение дома, учение уроков и т.д. («домашний мальчик»). Я думаю, во мне неплохо сочлись эти две модели, так как наряду с достаточно большим опытом улицы я закончил школу с одной четверкой, ну а остальные, соответственно, пятерки. И в Вашей книге замечена очень важная и применимая к моему случаю вещь, которая касается отношений родителей и ровесников. Действительно, мои родители усматривали в ровесниках зло и своих конкурентов, но с течением времени мы с родителями нашли компромисс и эта проблема разрешилась, они увидели в ровесниках закономерный этап моего развития, да и к тому же наши отношения в малой группе сверстников устоялись, и родители сейчас знакомы с моими друзьями и поощряют нашу дружбу.

Что касается институтов вторичной социализации, то я могу назвать рабочее место. В 14 лет я устроился на один месяц летних каникул распространителем бесплатных газет, то есть стоишь около станции метро и раздаешь газеты. Нашел я эту работу совершенно случайно, просто мне дали такую же газету, где и было объявление о приеме на работу распространителей. Работа была не из легких, нам приходилось не только стоять по 6–7 часов с пачкой газет на солнце (дело было летом), но и еще разгружать грузовики с этими газетами, которые приезжали на место работы. Возможно, тогда ко мне пришло понимание, что лучше заниматься умственным трудом, чем физическим, а следовательно, получить высшее образование. Причиной трудоустройства были не столько деньги, сколько желание иметь свои, заработанные деньги, как-то самоутвердиться.

С материальным обеспечением в нашей семье было всегда неплохо. Раньше отец работал в милиции, мама работала тоже в структурах ГУВД и они получали хорошую зарплату, к тому же льготы. Но во времена перестройки отец нашел работу по специальности. Он закончил юридический факультет, а в то время и пошел бум на юристов. Поэтому несложно было найти работу, тем более у отца большой стаж работы.

Задание 2 Супруги в роли социализаторов

Формулировка задания. На конкретных примерах, почерпнутых из жизни своей семьи или знакомых, раскройте поведение мужа и жены в качестве социализаторов по отношению друг к другу. Семейная жизнь предполагает решение не только хозяйственных или сексуальных отношений. Она строится каждый день усилиями мужа и жены, совместно решающих подчас непростые социальные проблемы, по ходу которых происходят притирка характеров, взаимные уступки, влияние, изменение, воспитание и все то, что может быть описано категорией «социализация». Подумайте и напишите, в чем проявляется эта роль – в диалогах, поступках, действиях и т.д.? Задание должно состоять из двух частей: 1) муж и жена как социализаторы по отношению друг к другу; 2) муж как социализатор в статусе начальника и в статусе мужа.

Вариант 1

Социализация супругов начинается, конечно же, еще до свадьбы. Если люди решают жить вместе, то они, вероятно, обсуждают какие-то проблемы будущей совместной жизни заранее. Однако обсудить все, вплоть до бытовых мелочей, невозможно. Как правило, все знания о семейной жизни ограничиваются наблюдениями за родителями. Семья родителей – образец для подражания, даже в том случае, когда их примеру не стоит следовать. В последнее время многие молодые люди стараются пожить вместе, не заключая брак, чтобы понять, подходят ли они друг другу. Это своеобразная «репетиция», если она проходит удачно, помогает в дальнейшем избегать конфликтов на бытовой почве, знать о привычках, образе жизни друг друга, взаимных требованиях. Иногда происходит по-другому: «Мы пожили три месяца вместе, поняли, что друг другу не подходим, и разошлись».

Совсем другая ситуация складывается, если отправной точкой совместной жизни является свадьба – общественный ритуал, некий «обряд инициации», когда общество присваивает мужчине и женщине статусы мужа и жены. В первый момент их охватывает состояние полной растерянности, а затем начинается игра в «царя горы» – за главенствующее положение в семье и «потасовка» – проверка на прочность того, кто все-таки занял это положение, – говорит психолог, недавно прошедшая через опыт неудачной семейной жизни. Важными исходными данными каждого брака являются мотивы, по которым заключается брак (например, такой: «Вот найду себе невесту с квартирой, тогда и женюсь»); опыт супругов, основанный на предыдущей семейной жизни, на примере родителей; отношение к браку в субкультуре, к которой принадлежат партнеры; личные и социальные статусы каждого из супругов. Социализация в семье может идти тремя путями: интуитивное и некритичное принятие и усвоение норм, их неосознанное восприятие; самоанализ, рефлексия, рассуждения о том, что следует принять, а от чего отказаться; принятие норм и ценностей референтной группы, следование советам родителей, друзей.

Основное в роли социального партнера – коммуникации с друзьями, родственниками, общими знакомыми. Социализация в качестве мужа или жены – это еще и социализация в качестве зятя или невестки. «Моя свекровь постоянно навязывала мне какие-то образцы поведения, я должна была следовать ее примеру в том, что касалось моего общения с друзьями, работы..., – рассказывает моя знакомая. – Вообще, тот из супругов, кто активнее общается со своими друзьями, выступает социализатором по отношению к своему партнеру». Одним из показателей кризиса семьи считается в психологии нежелание одного из супругов знакомить другого со своим окружением. «Воспитание» партнера можно осуществлять разными способами: сказать: «Не кури при моей маме» или состроить недовольную гримасу, когда партнер соберется на балкон. Можно, в конце концов, толкнуть его под столом коленом и незаметно показать кулак. Количество способов общения не ограничено, поэтому не ограничено и количество способов «воспитания», влияния мужа и жены друг на друга.

Освоение ролей сексуальных партнеров. Более опытный партнер выступает социализатором, он обучает, объясняет. Как мне кажется, ключом к успеху здесь является полная откровенность и открытость партнеров друг другу. С другой стороны, задавать интимные вопросы я постеснялась, так что знания в этой области у меня довольно смутные.

Освоение ролей кормильца и домохозяйки. Важным моментом здесь являются полоролевые стереотипы, существующие в поведении каждого из супругов. Они могут быть традиционными, могут смешиваться и даже меняться местами. Имеет значение также склонность и способность вести домашнее хозяйство. Жена, если она выполняет домашнюю работу, учится на примере своей свекрови.

Командует в семье, как правило, тот из супругов, кто получает больше денег. Муж и жена решают (или «само собой так получается»), у кого хранятся деньги, кто определяет, как их тратить.

Татьяна: Завсегда так: как что, в магазин или за водкой, ты за мой кошель хватаешься. Слушай, давай я на тебя на алименты подам!

Валера: Схватилась! Ты знаешь, что тебе выпадает? Останки! Я ведь уже считал. Сто сорок три оклад, тридцать три процента. От четырех отнять два... Сорок семь рублей с копейками.

Татьяна: Сорок семь рублей 66 копеек.

Валера (злорадно): Да подели пополам! А? Двадцать три рубля с копейками! И это в месяц! А я-то даю больше!

Татьяна: Двадцать пять, да.

Валера: Ну!

Татьяна: Сколько тебе можно говорить: ты ешь, ты спишь, надо за квартиру, надо за свет!

Валера: А я что, за сплю тоже платить должен?

Пауза. Татьяна хлопает глазами ( Л. Петрушевская. Три девушки в голубом.).

Такой диалог супругов, возможный в недавнем прошлом, как нельзя лучше показывает, что уровень жизни семьи сказывается на отношениях. Достойная жизнь – более высокие шансы сохранить семью.

Бытовое обслуживание – один из важнейших факторов семейной жизни. «Важно, насколько жена приближается к образу мамы», – говорит психолог. Быт, как говорится, «заедает»:

– Ну, ты, писатель, иди выбивай ковер! – сказала Петру жена.

– Не...

– Чего нет-то?

– Сейчас по телевизору про комиссара Каттани будут показывать.

– Ты ведь про него уже десятый раз передачу смотришь!

– Все равно интересно. Про такого матерого мужика и двадцать раз посмотреть не грех. Племенной мужик, у такого не забалуешь.

– Да уж не чета тебе. Ковер-то небось жене выбивает без лишних слов.

– Больше ему делать нечего...

– По крайней мере жена за ним как за каменной стеной. А ты у меня... ну, как сказать... ну, не комиссар Каттани ты у меня, Петро.

– Ты, положим, тоже не графиня Ольга.

– А я и не претендую. Тем более что твоя графиня Ольга страшней собаки.

– Ну, поехала, поехала! – с раздражением сказал Петр и, чтобы не доводить дело до греха, пошел выбивать ковер ( В. Пьецух. Драгоценные черты.).

Приведенный диалог, на мой взгляд, показывает типичную картину взаимоотношений мужа и жены – уже привыкших друг к другу, раз и навсегда определивших позиции, разграничивших обязанности. Результат социализации – появление общего мировоззрения, нахождение необходимых в совместной жизни компромиссов, воспитание черт, заданных обществом.

Если муж и жена работают вместе, то они выступают в роли социализаторов и дома, и на работе.

Муж – администратор, заведующий английским отделением на курсах. Жена – преподаватель, формально она – подчиненная своего мужа. Их рабочие отношения, так же, как и внутрисемейные, носят ровный и спокойный характер. Они живут вместе больше 20 лет и растят единственного сына. Жена не имеет никаких привилегий в служебных вопросах, получает группы в очередь с остальными преподавателями. На работе они называют друг друга по имени-отчеству, но как только рабочий день заканчивается, переходят на уменьшительные имена. Муж, работая в женском коллективе, время от времени увлекается кем-нибудь, однако, его жена смотрит на это философски. По всем вопросам супруги выступают единым фронтом, никогда не спорят и не выясняют отношения на людях. Главенствующее положение в семье тем не менее занимает жена, но она обладает достаточным тактом, чтобы не позволять себе «командирских выходок».

Муж зарабатывает больше денег, но и, естественно, больше работает. На себя он тратит очень мало, но считает необходимым одеть и обуть жену, купить сыну компьютер и отправить его за границу на отдых. Нельзя сказать, чтобы у них было много денег, но в целом на жизнь хватает.

Если в семье и возникают какие-то противоречия, то их причиной является властный, диктаторский характер тещи, которая вплоть до рождения внука даже не разрешала дочери остричь косу. Зять не выносит ее, но тем не менее, делает все, что его просят (главным образом, работу по даче).

Вообще, этих людей не «напрягает» совместная работа, что вызвано, во-первых, тем, что в коллективе в целом редко возникают конфликты, а во-вторых, тем, что общение между ними в рабочее время сведено к минимуму.

На мой взгляд, совместная работа супругов на небольших предприятиях, где нет жестких административных требований, не должна отражаться на их взаимоотношениях, а в отдельных случаях может даже укреплять семью (жена контролирует мужа на работе и не беспокоится из-за неизвестности, не устраивает сцен ревности и т.д.).

Однако если муж – требовательный начальник, а жена – подчиненный, их рабочие трения могут, как мне кажется, отразиться и на семейных отношениях. И все-таки только опросив достаточно большое количество работающих вместе супругов, мы можем сделать какие-то выводы относительно того, как совместная работа отражается на семейной жизни.

Вариант 2 (Работу выполнила студентка 1 курса (1999 г.) Института социологии ГУГН В. В. Моисеева.)

Несомненно, супруги оказывают социализирующее воздействие друг на друга. Решая вопросы о распределении прав и обязанностей, лидерстве в семье, они одновременно и обмениваются жизненным опытом. Например, абсолютно очевидно, что до замужества каждый из будущих супругов вел какой-то свой образ жизни, имел какие-то привычки, установки, ценности, вкусы, увлечения, манеры поведения и прочее. Но вот молодые люди решили создать свою семью, и жизнь их в большинстве случаев резко меняется.

Дедушка и бабушка как социализаторы по отношению друг к другу

Муж: Завалишин Марк Глебович, 75 лет.

Жена: Завалишина Валентина Михайловна. 71 год, пенсионерка.

Когда бабушка с дедушкой познакомились, ей было 17 лет, а ему – 21. «Я была наивной девочкой и ничего не понимала в этой жизни. Дедушка был интеллигентным молодым человеком, очень эрудированный, симпатичный и очень добрый. Он приглашал меня на свидания, и для меня это было само собой разумеющимся. Потом он предложил мне выйти за него замуж, причем пришел к моей маме просить моей руки. Потом мы поженились», – вот что рассказала мне бабушка.

Пример 1. Как я уже говорила выше, мой дедушка был очень эрудированным человеком. Он много читал и обладал прекрасной памятью. Надо сказать, что бабушка постоянно чувствовала свою невежественность по сравнению с ним. Ей казалось, что он знает все на свете (это, несмотря на то, что она была почти отличницей и в школе, и в институте). Когда они поженились, дедушка стал просить ее почитать ему вслух какую-нибудь книгу. Вроде бы невинное развлечение, но после прочтения книга обязательно обсуждалась. Дедушка спрашивал, что она думает по поводу прочитанного, что ей понравилось, а что нет, и т.п.

Дедушка также помог моей бабушке и в выборе профессии. Поскольку она сама не знала, чего хотела, он сказал, что для девушки было бы неплохо заниматься иностранными языками. Так она и сделала. Поступила на факультет иностранных языков. Впоследствии он советовал ей читать книги на английском языке в подлиннике, а ему пересказывать на русском. У бабушки привычка читать сохранилась на всю жизнь. Она даже стала выписывать разные журналы.

Пример 2. После окончания института бабушка два года работала в школе – преподавала английский язык в 6–7 классах. Надо сказать, что первый год не был особо удачным: дисциплина никуда не годилась. Бабушка старалась быть милой: влетала в класс с улыбкой на устах, тихонько «журча» свое «Хау-дую-ду». В ответ ее никто не слушал, а она им говорила: «Ребята, прошу вас, потише, потише...». Когда она рассказала дедушке об этом, он объяснил ей, что она изначально поставила себя неправильно, мало только заинтересовать ученика, нужно заставить его тебя уважать. Он посоветовал ей использовать метод кнута и пряника. После летних каникул она вернулась в школу другим человеком. «Я почувствовала, что даже другой походкою вошла в класс, более твердой. Да, я была уверена в себе, и дети это почувствовали. Проблем с дисциплиной больше не было».

Пример 3. Дедушка был заядлым курильщиком и любил выпить в компании друзей. Бабушка в свою очередь не переносила табачного дыма и всячески боролась с его привычкой. Чего она только не делала: пыталась с ним говорить, убедить, что это вредно, что она волнуется за него, пыталась обижаться, даже шантажировала его, говоря, что если он не бросит курить, то она уйдет от него или сама начнет курить, или, что еще хуже, покончит с собой, и он будет в этом виноват. Короче говоря, третировала его всячески, прятала сигареты или говорила, что магазин закрыт, если он просил ее купить. Помню один случай, мне было 4 года. Дедушка уже тогда болел и некоторое время курил меньше. Бабушка все-таки купила ему пачку сигарет, но спрятала их и просила меня ничего пока ему не говорить. Я тогда долго мучилась: вроде бы обещала молчать и вообще понимала, что курить вредно, но, видя, как страдает без сигарет человек, все-таки принесла ему. Когда бабушка узнала, она такой скандал закатила – и мне, и дедушке. Я помню этот случай очень хорошо по двум причинам: во-первых, я просто обожала деда и не могла мириться с тем, что кто-то вообще осмелился поднять на него голос, во-вторых, я так обиделась за это на бабушку, что оторвала ей карман от фартука.

Вывод. Слушая рассказы моей бабушки, я убедилась, что ее муж оказывал на нее огромное влияние. Очень многому она обязана именно ему. Можно сказать, что многие привычки, ценности и установки нормировались у нее в процессе их совместной жизни. Я это объясняю тем, что ее собственный отец ушел от них, и, возможно, в муже она искала отца. Дедушка был для нее примером мужчины вообще. Он обеспечивал семью (хотя бабушка тоже работала и неплохо зарабатывала), он делал всю мужскую работу по дому, был ответственным, умел принимать решения и прочее. Единственное, что он не учел, – она настолько привыкла советоваться во всем с ним, что так и не стала самостоятельной. До сих пор, перед тем как принять какое-нибудь решение, она десять раз посоветуется со мной и с мамой.

Мама и папа как социализаторы по отношению друг к другу

Хотелось бы начать с того, что когда мои родители познакомились, они довольно сильно отличались друг от друга по характеру. Мама была очень общительным человеком, имела много друзей и знакомых, обширные связи и вообще вела активный образ жизни. Папа же наоборот любил общество только близких друзей, был немного замкнут и предпочитал жить размеренно и неторопливо. Маму с детства воспитывали так, что она оказалась очень начитанным человеком, знала много стихов наизусть, любила ходить в театры, в кино, на концерты классической и популярной музыки. Папа же мой из семьи попроще. Он скорее бы поехал на природу с друзьями, чем в ресторан. Но, несмотря на все различия, они поженились. Не буду описывать всю их жизнь, просто попытаюсь рассказать, как в процессе совместной жизни они влияли друг на друга.

Пример 1. Как рассказывает моя бабушка (о ней речь шла выше), несмотря на всю свою образованность, мама была немного «растрепой». В том смысле, что в ее комнате всегда царил хаос, так называемый творческий беспорядок. Но когда мои мама с папой начали встречаться, бабушка заметила, что ситуация изменялись. Как я теперь выяснила, маме приходилось каждый раз наводить порядок и уют в комнате, перед тем как папа должен был прийти. Однажды он ей сказал, что она замечательная хозяйка, что его поражают ее аккуратность и мастерство создавать уют в доме, что о такой жене он мечтал всю жизнь и т.д. и т.п. Не знаю, взяла ли мама это на заметку или ей просто стало неудобно, но когда они купили свою собственную квартиру, папа ни разу не заикнулся (и по сей день), что не убрано или что-то в этом роде: мама добросовестно выполняет по выходным роль хорошей хозяйки (в остальные дни нам помогает бабушка).

Вот так уже в начале их совместной жизни папа невольно повлиял на всю их последующую жизнь.

Пример 2. Папа никогда не отличался тонким вкусом в одежде: было бы удобно и опрятно – вот и все. Мама же не только знала все о последних тенденциях в моде, но и поразительно точно могла определить, что человеку идет, а что категорически не подходит. В молодости она пыталась подсказать папе, что ему лучше одеть. Специально обращала его внимание на хорошо, по ее мнению, одетых людей (я имею в виду со вкусом), доставала у подруги иностранные журналы мод, притаскивала откуда-нибудь какую-нибудь вещь и пыталась объяснить, что это сейчас писк моды, что ему идет, короче говоря, окружила его хорошими вещами, из которых он мог выбирать. Как говориться, бытие определяет сознание, так и было; папа выбирал из того, что его окружало. Надо отметить, что она достигла успеха. Хотя и бывает, что он ни с того, ни с сего начинает возмущаться. Например, мама где-то приобрела для него великолепный пиджак. Понесла домой показать для начала. Только взглянув на него, папа сразу же возмутился: «Я это... не надену! Ты что, с ума сошла?» Это было ужасно: вся семья ему говорит, что он шикарно на нем сидит, а папа в ответ: «Ты же не можешь заставить меня носить то, что мне не нравится. Сама носи такое». В конце концов он сослался на то, что ему в нем просто неудобно: видите ли пиджак ему мал, а рукава коротки. Позже мне удалось выяснить настоящую причину. Оказывается ему казалось, что он выглядел в нем слишком «навороченно», как «новый русский». Я знаю, что он этого не любит. «Ну куда бы я в нем пошел?», – спросил он меня.

Мне кажется интересным тот факт, что папа в то же время может с уверенностью сказать, что идет маме, а что нет. И она с ним соглашается.

Пример 3. Как я уже говорила в начале, образы жизни мамы и папы достаточно сильно отличались (до замужества и в первые годы их совместной жизни). Мама знакомила папу со своими друзьями, старалась вытащить его в рестораны, театры, еще куда-нибудь. Папа же в свою очередь знакомил ее со своими друзьями. Они с ними ездили на природу на шашлыки, 4 года подряд ездили все вместе в Карелию, жили в сторожке охотника – дети природы. Постепенно мама привыкала к такому образу жизни, это было по ней. Хочу заметить, что папе не особенно нравились мамины друзья. Он находил их слишком уж официальными. Короче, светские беседы были не для него. А мама, будучи общительной, со всеми находила общий язык. Ей нравились его друзья, но постепенно она утратила связь со многими из своих бывших знакомых. Зато папины друзья стали и ее тоже. Однако сегодня я могу сказать следующее: раньше папу было довольно сложно вытащить в кино, театр, с годами это стало сложнее, а сейчас это просто невозможно. Если бы мама в свое время настояла на своем, сказала, что она тоже имеет право на общение со своими друзьями, сейчас, возможно, было бы все по-другому. Мне кажется, муж и жена воспитывают друг друга, и какие-то вещи нужно внушать сразу, как бы обозначить, что ты ожидаешь от человека и пытаться аккуратно приучать его к этому. В моем случае мама просто пошла у него на поводу. Когда я теперь папу спрашиваю, почему он маму никуда не пригласит, он отвечает, что это все суета, мелочные вещи, что это я должна веселиться пока молодая, а он, мол, уже старенький, ему это скучно (кстати ему всего 40).

Вывод. Слушая рассказы моей бабушки и наблюдая за моими родителями сегодня, я могу сказать, что кое-что из того, что могла, имела и умела моя мама, она утратила. Папа же научился и обрел то, чего, возможно, не имел. Как говорит моя бабушка, некоторые поднимаются до уровня другого в процессе совместной жизни, а некоторые опускаются до уровня другого. В данном случае мои родители приблизились навстречу друг к другу. Я только одного не могу понять, почему мама, будучи неформальным лидером в семье, как бы подладилась под образ жизни папы. Как она сама говорит: «Зато он не пьет, не курит, на стороне не гуляет, обеспечивает семью. Мне с ним спокойно. Я его люблю таким».

Общий вывод. Таким образом, на примере этих двух семей я попыталась описать, какое социализирующее действие оказывают муж и жена друг на друга. Конечно, я отобразила только маленькую часть самого процесса, может быть, даже углубляясь в ненужные подробности, но наша жизнь состоит из каких-то мелочей, на протяжении жизни нам приходится осваивать не одну, а целое множество социальных ролей, продвигаясь по возрастной и служебной лестнице, процесс социализации продолжается всю жизнь.

Муж как социализатор в статусе начальника и в статусе мужа

На мой взгляд, ситуация в таких семьях, где супруги работают на одной работе, причем муж еще к тому же является и начальником жены, довольно сложная. С одной стороны, работа сближает людей, если у них общее дело, всегда есть о чем поговорить, с другой стороны – чисто психологически очень сложно долго выдержать в таком ритме: всегда существует опасное желание общаться дома с женой как с сотрудником по работе и что еще хуже, как с подчиненной, а на работе обсуждать семейные проблемы. Так сложилось, что я знакома с достаточным количеством семей, где муж одновременно и начальник жены по работе. Вот некоторые из них.

Муж и жена – одна сатана. Воспользовавшись в свое время перестройкой, супруги, имея изначально небольшой капитал, решили организовать свое дело – доставка горячих завтраков, обедов и ужинов в любое время суток на дом в течение часа. Изначальная цель была заработать как можно больше денег. Муж был организатором, а жену посадил на телефон принимать заказы, вроде как она тоже в деле. С течением времени их маленький бизнес расширился. Жена уже давно не сидит в качестве автоответчика, является правой рукой своего мужа – начальника. Насколько я знаю, цель у них, что раньше, что сейчас осталась одна и та же – «наворовать» как можно больше. На работе ни для кого не секрет, что они – муж и жена. Отношения у них складываются следующим образом.

Пример 1. Муж, как, впрочем, и любой другой мужчина на его месте, ожидает от жены выполнения ее прямых женских обязанностей: убирать квартиру и хоть иногда самой готовить, а не пользоваться услугами собственной фирмы. При этом он забывает, что она такой же сотрудник, как и он сам. Начинается выяснение отношений: муж говорит ей, что она плохая хозяйка, плохая мать, да и вообще работать не умеет. Конфликт переносится и на работу. Муж в раздражении начинает цепляться к жене на работе, так как плохо накормленный муж, что разозленное животное. Он говорит ей, что она не справляется со своими обязанностями ни дома, ни на работе. Конфликт удается погасить: решено, что жена будет уходить раньше с работы.

Пример 2. Так как муж теперь вращается в других кругах, ему приходится иногда и жену брать с собой. Дома он ее натаскивает, о чем нужно говорить, как себя вести, даже что одеть, чтоб не опозориться.

Вариант З

Рассмотрим, как проходит процесс социализации в семье у мужа и жены на примере их домашней жизни.

Данная семья состоит из 4 человек: муж (Матвеев Алексей Михайлович), жена (Матвеева Елена Владимировна), двое детей (старший сын Дмитрий 10 лет, младший сын Михаил 6 лет). Живут без других родственников в отдельной 3 комнатной квартире в центре Москвы.

Муж (32 года) имеет высшее техническое образование. Работает системным администратором в торговом центре «Седьмой континент». Его заработок является основной частью бюджета семьи. Кроме того, он занимается литераторской деятельностью (пишет повести и рассказы, делает переводы, часто печатает свои произведения), что является дополнительным источником дохода.

В течение недели большую часть времени проводит на работе, но выходные посвящает домашним делам и семье.

Жена (30 лет) также имеет высшее образование (гуманитарное). Занимается разработкой проекта обучения на основе компьютерных технологий. Эта работа не приносит большого дохода, но отвечает интересам и стремлениям Е. В., и заработок мужа достаточно велик, чтобы ей не приходилось искать «денежную» работу. У нее нет жесткого графика работы, а потому значительную часть времени она может проводить дома.

Наиболее ярко процесс социализации, думаю, можно проследить на примере трех вопросов их жизни, которые являются основными и переживаются особенно эмоционально. Это: проблема ведения домашнего хозяйства (уборка квартиры, приготовление еды, покупка продуктов и т.д.): различия в образе жизни жены и мужа; рождение 3-го ребенка.

Первые два вопроса являются актуальными практически для каждой семьи, так как до знакомства и свадьбы и социализация мужа, и социализация жены проходили в разных семьях (а в каждой семье установлены свои оригинальные правила поведения), в разных кругах общения (со своими нормами и интересами, установками). Отличаются же семьи тем, насколько быстро и полно прошло «приспосабливание» супругов друг к другу, насколько сильным социализатором является каждый из них. Это зависит большей частью от психологических особенностей супругов, от тех условий, в которых они живут, и от окружения, которое в большей или меньшей степени влияет на их семейную жизнь.

В рассматриваемой семье в настоящее время эти вопросы также являются важными, но крайне редко приводят к конфликтным ситуациям, так как за 11 лет совместной жизни супруги сумели договориться об основных нормах поведения.

Итак, прежде всего ведение хозяйственных дел. А. М. воспитывался в семье, где следила за домом и готовила еду только его мать. Поэтому и сын видел пример, который подтверждался еще и вербально, что дом это забота жены, а муж должен лишь зарабатывать деньги, этим он окупает свое «безделие» в хозяйстве.

Жена же воспитывалась в семье, где также почти всю работу по дому выполняла мать, но при этом всегда учила дочь, что «это совершенно неправильно, нельзя все дела сваливать только на жену, особенно если она еще и работает».

На момент вступления в брак А. М. и Е. В. были еще очень молоды (21 и 19 лет соответственно), не имели большого собственного опыта и поэтому руководствовались теми нормами, которые были приняты в каждой из семей, то есть с совершенно противоположными стремлениями. Но острых конфликтов при этом у них не возникало, так как молодые люди до вступления в брак знали об этих противоречиях и, решаясь на совместную жизнь, были готовы пойти на компромисс. В результате были приняты в основном правила, привнесенные мужем, то есть он выступил в роли более сильного социализатора. Большую роль в этом сыграл жесткий и властный характер А. М., а также изначальная установка, что «хозяин в доме» именно он, с которой супруги были в равной степени согласны. При этом процессы десоциализации и последующей социализации у жены не проходили болезненно, так как многие из ее норм поведения также были сохранены, некоторые даже заменили установки мужа. Те же, что изменились, воспринимались довольно легко, так как Е. В. добровольно шла на это, а муж старался создать условия, показывающие превосходство данной ситуации перед возможными другими.

Рассмотрим же, как это происходило в реальной жизни, в конкретных случаях. Например, как решался вопрос о том, кто будет готовить еду, а кто мыть посуду. Изначально, муж был твердо уверен, что и то и другое, обязанности жены, так как приготовление пищи это исторически сложившееся занятие женщины, которому они более обучены. Жена же, с одной стороны, соглашалась с мужем, а с другой боялась, что впоследствии это станет ее обязанностью – при любых условиях обеспечить мужу и детям еду, независимо от ее (Е. В.) состояния, наличия условий или просто настроения. После обсуждения (в процессе которого обсуждались различные возможные ситуации, как то: если жена работает и приходит домой позже мужа; случаи болезни, усталости жены и т.д.) супруги декларировали, что большую часть этой «обязанности» действительно возьмет на себя Е. В. (так как она уже умеет хорошо готовить, в основном не тяготится этим занятием, а, кроме того, основываясь на уже приобретенном опыте в наблюдениях за другими семьями, понимает, что, скорее всего, рано или поздно, эта обязанность ляжет на нее, но уже с большим количеством отрицательных эмоций).

Муж же обязывался не злоупотреблять таким положением вещей, а при необходимости брать эту работу на себя. Как выяснилось в дальнейшем, А. М. научился готовить и даже полюбил это занятие, но не как ежедневную работу, а как возможность порадовать себя и семью необычными, экзотическими блюдами. Даже сложилась традиция, что в выходные дни он обязательно готовит какое-либо новое блюдо (или старое из уже полюбившихся), а также часто готовит (вместе с женой или самостоятельно) «коронное блюдо» для праздничного стола. Т. о. такое разделение вполне устраивало обоих супругов, тем более что в связи со спецификой своей работы, жена могла достаточно много времени проводить дома, а потому уделять необходимое время ежедневному приготовлению еды.

Взять же на себя такую «грязную работу», как мытье посуды не решался ни один из супругов, а потому, было решено разделить эту работу поровну (то есть при прочих равных условиях мыть посуду, например, по очереди через день. Или в течение дня: муж – после завтрака, жена после обеда, вместе после ужина. Если кто-то ел один, то каждый моет за собой). Но, как правило, «прочие равные условия» бывали крайне редко, тогда этот вопрос решали «по обстоятельствам», исходя из общей договоренности, стараясь не обижать друг друга. Конечно, здесь не могло не возникать ссор, например, в случае установления, кто же более уставший и имеет больше прав на отдых? Но это происходило не часто, а если и случалось, в случае резких противоречий посуду не мыл никто, а ждали, когда оба успокоятся, отдохнут и смогут прийти к компромиссу.

Уборка квартиры. В этом вопросе, на момент вступления в брак, супруги имели опять же несовпадающие установки. Муж, хоть и не любил беспорядок, не считал необходимым убираться каждую неделю, тем более, делать это самому. Жена же была более чистоплотной и считала, что важна не только еженедельная «капитальная» уборка, но ежедневная (или раз в 2–3 дня), хотя тоже не хотела брать эту обязанность на себя. Приблизительно через полгода совместного проживания молодые люди сумели определить порядок выполнения этой работы: убираться в случае необходимости (при сильном захламлении/запылении квартиры, либо перед приходом гостей). То есть здесь муж как опять же более сильный социализатор убедил жену в напрасности траты сил на уборку, когда в результате она не приносит видимых результатов (было чисто, а после уборки опять чисто). В случаях же, когда один из супругов считал необходимым убраться, именно он этим и занимался. Появление в семье ребенка потребовало резкого изменения такого порядка жизни, а в связи с тем, что до 1-го года жена поправлялась после родов и уделяла все свое свободное время уходу за сыном, такие обязанности, как уборка, мытье посуды и часто приготовление еды взял на себя муж.

Различия в образе жизни супругов, как потом выяснилось, не носили столь острого характера, как это казалось в начале их совместной жизни. (Чаще имело место недопонимание каких-то случаев, чем действительное неприятие какого-либо поведения.) Там же, где различия были действительно существенны и без разрешения могли привести к конфликтам, супруги довольно легко шли на изменение своих правил поведения, открывая и находя какие-то новые аспекты в жизни, когда ее можно сделать легче, удобнее и приятнее.

Таким образом из всех привнесенных обоими супругами норм, выбирались те, которые наиболее подходили для их нового (в браке) образа жизни. Впоследствии они закрепились и менялись лишь при необходимости с течением времени. Оба супруга являлись социализаторами друг по отношению к другу, а процессы десоциализации и социализации проходили практически безболезненно. Но это не означает, что молодые люди полностью совместили и «сравняли» свой образ жизни между собой. Каждый из них прошел процесс социализации в своем круге общения и потому имел свои установки, нажитые годами, от которых нельзя избавиться даже за 10–15 лет. Тем более что к этому никто и не стремился, ведь, несмотря на то, что и Л. М., и Е. В. рассматривали семью как целостный, непротиворечивый организм, они оставались самостоятельными людьми со своей собственной особой личностью, характером и т.д.

В качестве примера я бы хотела привести ситуацию, когда супруги решали вопрос сна – «сколько и когда?».

Муж привык заниматься чем-либо по ночам и считал, что спать 5–6 часов в сутки вполне достаточно для полноценного функционирования организма. Остальное же время сна – пустая трата времени, которого и так на многое не хватает. Жена же считает, что спать необходимо не менее 8-ми часов в сутки и желательно ночью. Она пыталась активно воздействовать на мужа (убеждала, уговаривала, запрещала, создавала условия для того, чтобы рано лечь спать), но это не имело результата. Отчасти здесь ее роль, как социализатора плохо удавалась из-за ее же следования навязываемым правилам (сама она также предпочитала работать по ночам). В результате за 11 лет совместной жизни этот вопрос так и не был решен (несмотря на его кажущуюся легкость и простоту).

Вопрос о рождении 3-го ребенка довольно часто обсуждался в этой семье, но стал особенно актуален лишь последние год-полтора. Изначально было известно, что муж мечтает иметь 3 детей, жена же всю свою сознательную жизнь была уверена, что у нее будет 2 детей, так как сама больше она будет не в состоянии вырастить (из-за нехватки денег, времени и психологических трудностей). Тем более что сама Е. В. росла в семье, где было двое детей, и считала ее почти идеальной. На протяжении всех 10 лет супружеской жизни А. М. и Е. В. пытались решить этот вопрос. При этом муж сумел добиться очень много: он убедил Е. В. в том, что они смогут (психологически) иметь и 3 детей и что это будет «лучше во всех отношениях».

Аргументами жены против оставались нехватка средств и времени. Таким образом, социализатор здесь муж, который проводит не быструю, но очень тактичную, плановую, наступательную социализацию. В настоящее время материальное состояние и свободное время у жены (в связи с ее непостоянной занятостью) позволяют им всерьез задуматься о рождении еще одного ребенка, и, по всей видимости, именно это и произойдет, здесь муж сумел добиться огромных успехов как социализатор.

Итак, рассмотрев эти ситуации, мы видим, что процесс социализации, как и десоциализации, проходит у обоих супругов (они оба влияют на принятие решений друг друга, изменяют образ жизни и т.д.) Этого не могло не происходить, так как когда они вступали в брак, то были готовы учитывать желания друг друга. А во время совместной жизни, тем более в течение 11 лет, невозможно не подстраиваться друг под друга.

Но, как опять же заметно из приведенных примеров, муж являлся более сильным социализатором (в силу своих личных особенностей, а также часто потому, что жена добровольно соглашается быть руководимой). Ключевой здесь, видимо, является фраза, уже приводимая в начале работы: «Муж в доме хозяин».

Рассмотрим теперь, как проходит социализация, когда муж одновременно выступает как социализатор в статусе мужа и в статусе начальника. Причем жена работает вместе с ним и является его непосредственно подчиненной.

Семья состоит из двух человек: муж (Литвиненко Сергей Яковлевич) и жена (Литвиненко Марина Георгиевна). Состоят в браке в течение 10-ти лет. Живут в собственной 3 комнатной квартире в центре Москвы. Детей нет, так как никто из супругов не видит себя в роли родителя, а также не чувствует в себе способностей когда-либо им стать. Кроме того, привычка к свободной жизни, отсутствие постоянной необходимости заботиться о ком-либо играют в этом вопросе немаловажную роль.

Муж (40 лет) имеет два высших образования (математическое и экономическое). Работает в крупной нефтяной компании «Славнефть» начальником отдела маркетинговых исследований.

Жена (33 года) имеет высшее экономическое образование. Работает в той же компании, в том же отделе служащей.

На этой должности С. Я. работает уже 7 лет. Жена же его перешла сюда лишь три года назад, после того как ее сократили с предыдущего места работы. До того как жена перешла на это место работы, отношения в семье строились уже на установке: муж глава семьи. Он же являлся и более активным социализатором. В общем, отношения в семье строились в основном очень похоже на те, которые описывались на примере предыдущей семьи, за исключением того фактора, что в семье Литвиненко нет детей – это, безусловно, накладывало заметный отпечаток. Например, супруги Литвиненко могли много времени уделять культурному и спортивному отдыху, а также путешествиям.

Сравним, как изменились их отношения с переходом жены на новую работу.

В первые несколько недель атмосфера в доме резко изменилась. Произошло это потому, что жена попала на неизвестный ей участок работы, а С. Я. как заботливый супруг и просто отзывчивый человек старался помочь ей возможно быстрее приспособиться к новой обстановке, к новой должности. Поэтому объяснения, наставления, указания продолжались не только на работе, но и дома.

Со временем М. Г. освоилась с этой работой и уже не требовала к себе столь пристального внимания.

Дома разговоры о работе уже велись довольно редко, лишь в случае крайней необходимости что-то сообщить или обсудить какую-то важную проблему, происшествие. Статусы, как мужа, так и жены не изменились, отношения «начальник-подчиненный» не были перенесены на семейную жизнь, хотя специально это не оговаривалось. Произошло это, видимо, потому, что оба супруга не хотели изменять отношения в доме, так как их устраивала уже существующая ситуация. А новая (возможная), наверняка, принесла бы лишь дополнительные ссоры и обиды. Жена, естественно, не хотела «усиления власти» над собой, считая, что уже и так достаточно большое количество своих прав и свобод передала мужу, позволяя ему быть активным социализатором (хотя при этом, она также производила социализирующее воздействие на мужа, только оно было более растянуто во времени и поэтому не имело столь заметного эффекта в данный конкретный момент). На работе С. Я. не скрывал, что М. Г., его жена, и уделял ей несколько больше внимания, чем другим. Он оказывал ей знаки уважения, но не пытался давать более легкую работу, так как это было бы отрицательно воспринято как другими служащими, так и самой М. Г. (она могла почувствовать себя ущемленной, что ей не дают такую же работу, «белой вороной» среди коллег, да и на отношениях в семье это тоже, наверняка, отразилось бы не с лучшей стороны).

Таким образом, мы видим, что не обязательно муж – начальник на работе будет им же и дома. Это возможно, если оба супруга приложат усилия к «недопусканию» подобной ситуации, хотя, вполне понятно, что для мужчины очень трудно удержаться от такого соблазна, особенно если он обладает властным характером.

Вариант 4

Муж и жена как социализаторы по отношению друг к другу

В качестве примера я взяла семью, где муж и жена пенсионеры, но муж продолжает работать, получает зарплату 1 тыс. руб., а пенсия мужа и жены в сумме составляет 700 руб. Есть огород. Семья не испытывает недостатка в продуктах, деньги еще откладываются на ремонт, который собираются делать летом. Хотя семья не может позволить себе каких-то излишеств, но на проживание хватает.

Как же ведут себя муж и жена в роли социализаторов по отношению друг к другу?

Во-первых, что касается еды, то муж довольно привередливый человек: яйца нужно варить четко 10 мин. и ни секундой дольше, в супе, чтобы всегда мясо было, и т.д. Чуть что не так, муж тотчас же высказывает жене. Мы можем услышать такой диалог между мужем и женой:

М: Что это такое?

Ж: Котлеты.

М: Я понимаю, что котлеты. Почему они кислые?

Ж: Они не кислые, просто это вкус такой.

М: Где ты их купила?

Ж : На рынке, как обычно.

М: Больше не покупай такие, мне не нравятся, лучше возьми фарш и приготовь сама.

Бывает так, что муж приходит домой пьяный. Жене это, естественно, не нравится. В подобной ситуации мы можем услышать следующее.

Ж: Опять пьяный?

М: Что, я не могу иногда выпить?

Ж: По-моему, это «иногда» случается слишком часто. Тебе не кажется, что в твоем возрасте стыдно приходить домой пьяным. Если ты не думаешь, что это неприятно мне, то подумай хотя бы о своем здоровье.

М: Не учи меня, сам знаю, что делать.

Муж и жена имеют двоих взрослых детей: замужнюю дочь и сына, который недавно развелся. По поводу детей мнения мужа и жены расходятся. Жена была категорически против развода сына, а муж считал, что решать должен сам сын и вмешиваться без спроса в такие дела им не стоит. Мать и сын часто скандалили. Муж старался урегулировать конфликт.

М: Что ты вмешиваешься, это же не наша жизнь?

Ж: Как он может оставлять двоих детей?

М: Хватит твердить об одном и том же, подумай лучше о том, что мы можем потерять сына из-за всех этих скандалов. Криками ты все равно ничего не добьешься, лучше спокойно поговори с ним, попытайся понять. Он должен иметь хоть чью-нибудь поддержку, пусть она будет исходить от нас.

Бывают такие случаи, что жена засиделась у подружки и, допустим, не успела приготовить ужин к приходу мужа с работы. Что же происходит в таком случае?

М: Ты где была? Почему ужин не готов?

Ж: Да я у Гальки была, не заметила, как время прошло.

М: Сначала надо домашние дела делать, а потом по гостям ходить. Чем вы занимались? Скорее всего перемывали косточки всем знакомым. Что за привычка сплетничать?

Жена – человек довольно прямолинейный, любит критиковать, высказывать все, что думает о человеке. Муж же более коммуникабелен и терпим. Он говорит жене, чтобы она своей прямолинейностью не портила отношения с людьми, старалась идти навстречу, чтобы говорила людям не только о их недостатках, но и о достоинствах. Жена же часто упрекает мужа в том, что другие мужчины все делают по хозяйству, стараются сделать все для дома, в дом несут, а он почему-то не такой. Ему следует быть более трудолюбивым, хозяйственным, ведь работа всегда есть, а он без дела сидит.

Я постаралась рассмотреть наиболее крупные и яркие проявления социализации между мужем и женой, но есть также множество мелких, например, муж или жена советуют другому, как одеваться, какую лучше сделать прическу, как вести себя с этим человеком, а как с другим. Часто идет неприятие чужой точки зрения, в результате чего может возникнуть конфликт.

Муж как социализатор в статусе начальника и мужа по отношению к жене

Мне довольно трудно было найти семью, где муж оказался бы начальником жены, но подумав немного, я вспомнила, что среди моих знакомых есть семья, где муж является завучем в школе, а жена учительницей начальных классов. Как муж ведет себя в роли социализатора по отношению к жене?

Жена недавно начала работать, имеет небольшой опыт. Муж дает ей советы по проведению уроков. Чтобы повысить квалификацию, учителю нужно проводить открытые уроки для гороно. Муж помогает жене в подготовке открытых уроков, советует, как их проводить, договаривается с вышестоящим начальством. В принципе, он должен делать это для любого учителя, но для жены он будет больше стараться, не будут находиться причины для отказа и т.д. Помимо того, что жена продвинется по служебной лестнице, ей прибавят зарплату, что будет вкладом в их общий семейный бюджет. Муж старается контролировать жену во время подготовки к таким открытым урокам, чтобы не ударить в грязь лицом перед начальством.

Жена как учитель начальных классов в день имеет 3–4 урока. Если кто-то из учителей не выходит на работу, то она может подменять его. Это делается по инициативе мужа, по его словам – лишние деньги не помешают, ведь зарплата учителя невелика.

М: Сегодня Иванова не выйдет на работу, так как она ведет вторую смену Ты не могла бы подменить ее?

Ж: А кто будет делать домашние дела?

М: Я могу, конечно, попросить кого-нибудь другого, но, во-первых, нам лишние деньги не помешают, а во-вторых, тебе нужна практика, ты еще недостаточно хорошо ориентируешься. По-моему, тебе не следует отказываться. А домашние дела подождут.

Как завуч муж требует, чтобы жена вовремя приходила на работу, правильно заполняла журнал, не отпускала учеников раньше положенного времени, регулярно проводила собрания родителей и др.

Муж не любит, когда жена на работе говорит о личной жизни с подругами, он считает, что это подрывает его авторитет, поэтому требует, чтобы она не обсуждала его. При учениках муж и жена называют друг друга по имени-отчеству.

В школе есть театр. Ученики вместе с учителями ставят спектакли и устраивают концерты. Муж играет на гитаре и поет, он хочет, чтобы жена тоже принимала участие в представлениях.

М: Тебе следует пойти на репетицию.

Ж: Ты шутишь? У меня ведь совсем нет голоса.

М: А голос и необязателен, есть масса вещей, которые можно делать и без голоса. Тебе не следует отрываться от коллектива, ты же знаешь, что у нас почти все учителя участвуют, а что же моя жена? К тому же, я думаю, ты бы неплохо смотрелась на сцене. На следующей неделе у нас будет репетиция, ты должна пойти.

Дома муж и жена говорят о пройденном рабочем дне, рассказывают друг другу о событиях, муж что-то советует жене.

На работе они не муж и жена, а начальник и подчиненный. В этом нет ничего странного, так как надо разграничивать работу и личную жизнь. Возможно, муж и прощает какие-то мелкие прегрешения жене, но, я думаю, когда «никто этого не видит». Ведь он должен сохранить свою репутацию справедливого начальника. На работе он не выделяет жену среди других подчиненных.

Если сравнить первую и вторую семьи, то можно сделать вывод, что и в том, и другом случае муж и жена социализируют друг друга в свою пользу, то есть требуют от супруга то, что выгодно им самим или по крайней мере не ущемляет их интересов. Но не всегда интересы мужа и жены совпадают и принятие или наоборот непринятие чужой точки зрения может сопровождаться конфликтом. В крайних же ситуациях случаются разводы по причине – «не сошлись характерами». Обычно (особенно в молодых семьях) муж и жена с трудом приспосабливаются к привычкам и требованиям другого, в таких случаях необходимо идти навстречу друг другу, найти какой-то компромисс.

В западных странах (в нашей в том числе) муж и жена пользуются равными правами, если что-то кому-то не нравится, то можно без проблем подать на развод. В восточных же странах принято жене подчиняться мужу, исполнять его желания, так девочку воспитывают с детства, поэтому разводы там встречаются крайне редко.

Комментарий. В обоих заданиях качество исполнения очень высокое. Я намеренно выбрал лучшие работы, получившие оценки 4,8–5,0, с целью показать, как следует подходить к сложным заданиям. Помимо их были, несомненно, и более слабые работы, а иные можно назвать и просто провальными. Кстати сказать, в первом задании «Социальная автобиография» помимо отличных работ я привел также одну «хорошую» и одну «удовлетворительную». Думаю, что вы их обнаружите самостоятельно. Критерием подбора социальных автобиографий наряду с высоким качеством служило еще и соображение репрезентативности. Хотелось показать представителей не только благополучного среднего класса.

<< | >>
Источник: А.И. Кравченко. Социология: Общий курс: Учебное пособие для вузов. – М.: ПЕРСЭ; Логос, 2002.–640 с.: ил.. 2002

Еще по теме Практикум 6 Социализация в моей жизни:

  1. Начало моей карьеры спекулянта
  2. Когда сотрудники поют: «Что-то с памятью моей стало...»
  3. ДОРОГОЙ ДРУГ! И ЕЩЁ РАЗ О САМОМ ГЛАВНОМ — О ВАШЕЙ ЖИЗНИ, О ЖИЗНИ ВАШИХ БЛИЗКИХ И РОДНЫХ!
  4. 49 СТИЛЬ ЖИЗНИ. ПСИХОГРАФИКА КАК МЕТОД ИЗМЕРЕНИЯ СТИЛЯ ЖИЗНИ
  5. Агенты социализации
  6. СОЦИАЛИЗАЦИЯ
  7. СОЦИАЛИЗАЦИЯ
  8. 55. Социализация личности
  9. 1.6. Социализация личности
  10. 49. Политическая социализация личности
  11. Первичная социализация
  12. 41. СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ