<<
>>

Прагматический подход к коммуникации. Теория речевых актов.

1. Говорящий и его адресат — основные действующие начала в речевом акте. Теория речевых актов (далее — TP А) составляет центр прагматики. Основоположники ТРА— английский философ Дж.
Остин (AUSTIN, John Langshaw) и его последователь Дж. Сёрль (SEARLE, John Rodgers) — положили начало исследованиям речевого акта, когда произнесение высказывания оказывается совершением того или иного действия.

Под речевым актам понимается высказывание, которое порождается и произносится с определенной целью, имеет определенный мотив для совершения адресованного действия, например просьбы (Прошу Вас прийти), совета (Советую Вам прочесть эту книгу) и др. Чтобы совершаемое действие можно было назвать тем или иным речевым актом, должны быть выполнены определенные условия: для осуществления своих намерений говорящий должен иметь представление (хотя бы смутное) о ситуации общения, об адресате и прогнозировать собственный образ в предполагаемой ситуации.

Речевой акт — сложное образование, состоящее из трех фаз.

Локуция (локутивный акт) — фаза выбора и организации языковых средств.

Иллокуция (иллокутивный акт) — фаза осуществления коммуникативного намерения говорящего совершить нечто с помощью речи.

Понятие иллокуции связано с выражением намерения говорящего, его мотива и цели воз-действовать на слушающего с помощью речи. Иллокутивная сила, возможность воздействия на адресата с помощью высказывания — основа речевого действия. В зависимости от коммуникативной ситуации иллокутивная сила может истолковываться в высказывании по-разному. Например, высказывание «Я позвоню тебе сегодня вечером» может ис-толковываться как сообщение, обещание, извинение, пред-ложение и др. Адресат должен ориентироваться в ситуации для однозначного понимания высказывания.

Перлокуция (перлокутивный акт) наступает при достижении иллокутивного воздействия на адресата и получении определенного результата.

Перлокутивный эффект от речевого действия распознается по реакции адресата, когда говорящему удается убедить собеседника пожаловаться, поставить в тупик, оказать влияние.

Типология речевых актов, предложенная Дж. Сбрлем, включает следующие классы:

Репрезентативы — сообщения о некотором положении дел (Я утверждаю, что книга интересная), когда высказывание оценивается по шкале истинно / ложно.

Директивы — стремление говорящего побудить слушающего к свершению чего-либо (,Прошу Вас ответить на вопрос), когда высказывание оценивается по шкале «от скромных попыток до агрессии».

Комиссивы — обещания, обязательства (Обязуюсь помогать больным).

Экспрессивы — выражение психического состояния говорящего, этикетное поведение по отношению к слушающему (Прошу прощения).

Декларативы — объявления, назначения, изменяющие положение дел. Они успешны лишь в том случае, когда говорящий наделен социальным правом или статусом такие декларации или назначения осуществлять (Декан факультета: Назначаю Вас старостой группы).

Коммуникативный акт (далее — КА) обязан своим возникновением адресанту, от которого зависит инициатива выбора схемы взаимодействия. Подготовительный этап КА предполагает набор обстоятельств: потребность и желание говорящего инициировать КА; готовность адресата к речевому взаимодействию; понимание коммуникантами моти-вов для организации КА.

Правша инициации коммуникативного акта, по Е. В. Клюеву, представляют собой систему общих посылок, регулирующих речевое поведение адресанта.

От адресанта не ждут речевой реакции в КА.

Здесь действуют как бы определенные договоренности, социальные конвенции (например, учитывается социальный статус коммуникантов: администратор — служащий, учитель — ученик, хозяин — гость и т. д.). Или обстоятельства диктуются речевой ситуацией, уклониться от которой можно только «ие явившись». Модель заранее декларированного коммуникативного задания: «Я хотел бы поговорить с Вами о...» Прн этом адресат не наделен социальным правом инициировать КА (во избежание банальной речевой модели «Вопросы тут задаю я»).

Ср. поговорку, указывающую на роль адресата при такой посылке: «Всяк сверчок знай свой шесток».

¦ От адресанта не ожидают инициации никакого КА.

Посылка базируется не только иа позиции говорящего (пишущего) в социальной иерархии, ио н иа его расположении в составе речевой ситуации. Часть коммуникативных неудач в подобных случаях объясняется чаще всего «злоупотреблением властью», что может привести адресанта к провалу коммуникативной стратегии (например, модель: Здесь ты мне не хозяин; Ты мне тут не указ и т. п.). Для неконфликтного речевого взаимодействия адресанту достаточно маркировать речевую ситуацию прагматическими клише {Я возьму на себя смелость сказать, что...; Я пони-маю, что это прозвучит неожиданно...).

При равном социальном уровне коммуникантов (ситуация равноправного партнерства: сосед — сосед, коллега — коллега) адресанту важно дать понять собеседнику, на каком основании право инициировать речевое взаимодействие принадлежит именно ему. В подобных случаях используются не слишком явные прагматические клише: «Яхотел бы заглянуть к вам, чтобы поговорить о...»; «Уменя к Вам вот какой вопрос...» и др.

* От адресанта ждут инициации данного КА.

Посылка базируется на социальной конвенции, когда адресант имеет высокий социальный статус, позволяющий ему брать инициативу на себя. В определенных случаях, социально обусловленных речевых ситуациях (например, научная конференция или собрание специалистов), говорящий должен ожидать, что в аудитории могут быть те, кто более грамотно разбирается в вопросе. Здесь возможно непользование прагматических клише (В настоящий момент я не готов отвечать на такие вопросы, как...), чтобы нейтрализовать возможную агрессивность аудитории.

От адресанта ждут инициации данного КА.

Посылка базируется иа особенностях речевой ситуации.

Стихийный речевой лидер в экстремальных условиях берет иа себя право инициировать КА (Беру ответственность на себя; Слушай мою команду и др.).

¦ От адресанта ждут инициации другого КА, поскольку данный КА не имеет прецедентов, но и ие имеет коммуникативной перспективы (например, бытовые гиперболы: достать луну с небес, обещание приложить все усилия; реклама «уникального средства»; характеристика кого-либо как «человека кристальной честности» и др.).

Большинство подобных коммуникативных актов редко принимаются всерьез, без предубеждения.

От адресанта ждут инициации другого КА, поскольку инициируемый КА трактуется им превратно. Адресант имеет превратные представления о КА. В данном случае намерения адресанта не могут быть достигнуты в силу завышенной самооценки (Я могу себе позволить так говорить) или усталости, когда доводы рассудка ие принимаются во внимание. Тогда коммуникативный провал проявляется в реакции адресата с использованием речевых моделей (Так не объясняют; Вы не убедили меня; Делай, что хочешь, только оставь меня в покое).

От адресанта ждут инициации другого КА, поскольку в инициируемом КА говорящий имеет превратные представления о средствах, которые ведут его к цели. Он неадекватно использует коммуникативную стратегию, приемлемую вообще, но непригодную для данного КА. Речь идет о «злоупотреблениях подробностями» (Я начну издалека; Для начала я расскажу вам одну притчу и т. п.), когда ком-муникативные стратегии ие соответствуют речевой ситуации. Бесполезно давать конкретные советы, когда обсуждается глобальная проблема; убеждать собеседника в своей правоте, когда он в этом не сомневается, и т. п.

• От адресанта ждут инициации другого КА, поскольку инициируемый КА не поддается отчетливой вербализации (реакция адресата по модели: «Вы это к чему?»). Разговор «ни о чем» или «о чем придется» показывает, что коммуникативная цель словесно не выражена.

Адресат является важным участником КА, без него ие может состояться обмен информацией. На основании того, проинформирован ли адресат о предстоящем КА, разли-чают неожидаемые КА и ожидаемые КА. В случае неподго-товленности к КА можно напрямую отказаться от участия в нем или использовать коммуникативную стратегию, позво-ляющую удержать речевую инициативу и выбрать корректную позицию (слушатель, собеседник и др.).

Коммуникативный кодекс представляет собой систе-му принципов (основных правил деятельности), регулирующих поведение коммуникантов в ходе КА. Среди них принцип кооперации (cooperative principle), разработанный Г. П. Грайсом. Он представляет собой единство четырех максим, которые определяют вклад участников КА в объединяющую их речевую ситуацию: максима полноты информации, максима качества информации, максима релевантности, максима манеры. Принципы стали называть максимами в силу того, что онн формируются в виде алгоритмов, общих правил-руководств: в ситуации X веди себя таким-то образом. Суть принципа заключается в требовании к каждому из коммуникантов вносить в разговор тот вклад, который необходим на конкретной стадии общения.

Максима количества (полноты информации) постулирует, что информации должно быть не больше и не меньше, чем требуется. Чаще информации всегда предлагается чуть больше или меньше, чем необходимо. Например, «многословие» справочной службы на вокзале (профессиональный признак) — следствие предупредительного поведения сотрудников. Дозировка информации зависит от «ощущения» собеседника. Здесь удобна тактика «пробных шаров»: Вместо вопроса «Как пройти к...» может быть использована модель «Вы хорошо ориентируетесь в этом районе».

Максима качества информации состоит из таких постулатов (бесспорных истин): «Не говори того, что ты считаешь ложным, не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований». Сигналы неискренности собеседника представляют собой особую группу, включающую:

логическое противоречие (факты не согласуются друг с другом);

многократное акцентирование побочных мотивов (феномен привыкания к ложной информации как к истинной);

нагромождение подробностей (речевая модель: «Я забыл деньги дома на подоконнике»)',

ннтимизация речевой среды (речевая модель: «Вы ведь знаете, как я Вам доверяю»). Фактор доверия — одно из успешных условий коммуникации.

Максима релевантности постулирует: не отклоняйся от темы. Нарушение этого правила отражено в ряде поговорок и выражений (Тебе про Фому, а ты про Ерему; Что ты перескакиваешь с пятого на десятое!).

Максима манеры (способа выражения) связана с тем, как говорят: «выражайся ясно», т. е. избегай непонятных выражений, избегай двусмысленности. Ее нарушение может вызвать негативную реакцию адресата (Громче! Тише! Что ты бормочешь! Начал за здравие, а кончил за упокой).

6. Принцип вежливости, разработанный Дж. Личем, представляет собой совокупность шести максим: такт, великодушие, одобрение, скромность, согласие, симпатия. Вежливость — социокультурный компонент общения, отражаемый в языке, предстает как прагмапингвнстическая категория, опирающаяся на экстралннгвистические правила вежливости н на функционально-семантическое поле языковых единиц, выражающих вежливость.

Вежливость — действенный механизм диалоговых взаимодействий, когда коммуниканты выражают уважение к партнеру с помощью речевых единиц. В речевой практике предпочтение отдается вежливой лжи, нежели суровой правде (Я бы с радостью, но, к сожалению, не могу...).

Максимы Дж. Лича формулируются в понятиях этических норм поведения, в том числе и речевого поведения.

Максима такта постулирует: а) уменьшайте затраты других-, б) увеличивайте собственные затраты. Эта максима опирается на понятие «граница личной сферы», когда в КА предполагается наличие области общих речевых действий и области частных интересов. Здесь определяющим становится фактор дистанции. Тактичнее согласиться в ответ на просьбу (взять на себя затраты), чем отказаться, а если отказаться — то выразить сожаление по этому поводу и вргументироватъ отказ. Тактично не вторгаться в личную сферу партнера (Вы сколько получаете? Сколько тебе стукнуло?).

Максима великодушия предполагает необремененне собеседнике и опирается иа следующие правила: а) уменьшайте собственную выгоду, б) увеличивайте выгоду других (речевая модель: «Ты не дашь мне книгу до завтра?», «Вам не трудно подвинуться?»). В просьбе-вопросе заключается великодушие. При этом адресант ие уверен, что его просьба будет выполнена. Великодушный человек ие будет затрагивать темы, неприятные для собеседника (болезни, смерть близких, возраст дамы и т. п.). Фактически она предохраняет собеседников от доминировання в ходе КА. Уместны формы демонстрации любезности.

Максима одобрения предполагает позитивную оценку других и постулирует: в) уменьшайте порицание других-, б) увеличивайте одобрение других. Одобрить — значит признать поведение собеседника правильным. Отрицательная оценка действий с помощью сниженной лексики и обращений иа ты может послужить стимулом для отпора («Зачем словарь сюда засунула?г>, «Опять воды набухала!», «Что за кофту напялилсП»).

Максима скромности опирается на правила: а) меньше хвалите себя; б) больше порицайте себя. Эта максима предполагает неприятие похвал в собственный адрес. Вопрос касается завышенных или заниженных самооценок собеседников. 1. Максима согласия, или неоппозиционности, постулиру-ет: а) уменьшайте разногласия-, б) увеличивайте симпатии между собой и партнером. Фактически эта максима разру-шает стереотипы, согласно которым «В споре рождается истина» и «Платон мне друг, но истина дороже». Отказ от конфликтной ситуации во имя взаимодействия путем вза-имных уступок позволяет достичь разумного согласия собе-седников. Отмечено, что в русском языке слишком много несогласия («Да нет, конечно/» н даже «Нет, я согласна!»).

Максима симпатии, в основе которой лежит благожелательность, постулирует: а) уменьшайте антипатии", б) увеличивайте симпатии между собой и партнерам. Эта максима находит свое выражение в этикетных вопросах о жизни, о делах, о здоровье. Благожелательность может вступить в конфликт с искренностью собеседников, но только при наличии у одного или у обоих участников КА предосудительной коммуникативной цели (лесть, обман и т. п.).

7. Принципы и правила общения складываются из сле-дующих взаимосвязанных постулатов:

ориентир на собеседника (его социальная и психологическая роль, его коммуникативные намерения);

доверие к собеседнику и сотрудничество с ним;

соблюдение вежливости, следование правилам речевого этикета;

обоснованность речевого поведения, смена стратегий и тактик в ходе общения;

владение вариативностью языковых средств, представление о сценариях общения в речевых ситуациях.

ВЫЯВЛЯЕМ КОММУНИКАТИВНУЮ КОМПЕТЕНТНОСТЬ

Обратите внимание на ключевые термины данной темы. Найдите определение тер.чинов в ГЛОССАРИИ. При ответе на теоретические вопросы, выполнении практических заданий и самостоятельной работы стремитесь использовать терминологию и правильно ее употреблять, иллюстрируя при необходимости примерами. В качестве опоры используйте раздел «Основные положения».

<< | >>
Источник: Л. Г. Викулова, А. И. Шарунов. ОСНОВЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ. 2008

Еще по теме Прагматический подход к коммуникации. Теория речевых актов.:

  1. МЕЖЛИЧНОСТНАЯ КОММУНИКАЦИЯ. АНАЛИЗ РЕЧЕВОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
  2. Когнитивный, реалистический и прагматический подход к координации
  3. Т е м а 7ТЕОРИЯ РЕЧЕВЫХ АКТОВ. КОММУНИКАТИВНЫЙ КОДЕКС. ПРИНЦИП КООПЕРАЦИИ И ПРИНЦИП ВЕЖЛИВОСТИ
  4. § 2. Основные подходы к исследованию массовой коммуникации
  5. § 2. Основные подходы к исследованию массовой коммуникации
  6. Теория межкультурного содержания коммуникации
  7. ТЕОРИЯ ВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ ДЖ. ГАМПЕРЦА
  8. Особенности правовых актов (нормативно-правовых актов), регулирующих налоговые правоотношения
  9. Теория фирмы — подход с позиций прав собственности
  10. 1.2. Прагматическая концепция бизнеса
  11. 18.3.2. Особенности уплаты государственной пошлины за государственную регистрацию актов гражданского состояния и другие юридически значимые действия, совершаемые органами записи актов гражданского состояния и иными уполномоченными органами
  12. Размеры государственной пошлины за государственную регистрацию актов гражданского состояния и другие юридически значимые действия, совершаемые органами записи актов гражданского состояния и иными уполномоченными органами
  13. 5.1. Альтернативные подходы к объяснению фирмы и ее границ 5.1.1. Неоклассическая теория фирмы
  14. Прагматическая санкция. Война за Австрийское наследство.