<<
>>

Построение государства как построение рынка

Одним из следствий, подразумеваемых моей метафорой «рынки как политика», является важная роль государства в конструировании рыночных институтов. Почему эта роль столь важна? Организации, группы и институты, образующие государство в современном капиталистическом обществе, претендуют на то, чтобы устанавливать и поддерживать правила управления хозяйственным взаимодействием на данной географической территории [Кгазпег 1988] .
Деятельность капиталистических фирм была бы невозможной, не будь коллективных наборов правил [соНес^уе зе15 оГ ги1ез], управляющих их взаимодействием. И хотя большая часть идущих ныне дискуссий по поводу государственного устройства сосредоточена на проблемах социальной сферы и ведения войны, развитие современных капиталистических государств на самом деле переплетается с развитием их хозяйств, и управление хозяйством является стержнем построения государства [РНезСеш 1990; Ноокз 1990; СатрЬеН е! а1. 1991; ОоЬЫп 1994; Еуапз 1995] .
Права собственности, структуры управления и правила обмена становятся аренами, на которых современные государства устанавливают правила для хозяйственных акторов. Государства обеспечивают стабильные и надежные условия, при которых фирмы выстраивают свою организацию, конкурируют, взаимодействуют и обмениваются друг с другом. Осуществляемый ими контроль за соблюдением законов влияет на то, какие именно концепции контроля могут порождать стабильные рынки. Ведутся политические дискуссии по поводу содержания этих законов, возможности их применения к данным фирмам и рынкам, а также степени и направленности допустимого вмешательства государства в хозяйственные процессы. Такие законы не могут быть нейтральными. Они всегда действуют в пользу той или иной группы фирм.
Я утверждаю, что, как правило, вмешательство государств в процесс формирования рынков и поддержания стабильности на них играет весьма важную роль. В чем именно состоит эта роль и насколько она велика, зависит от конкретного контекста. Некоторые государства обладают большими возможностями для такого вмешательства, чем другие. А вероятность вмешательства зависит от характера ситуации и институциональной истории государства [Еуапз, 5косро1, КиезсЬтеуег 1985; Ьаитапп, Клоке 1989] .
Права собственности определяют характер отношений между хозяйственной элитой и государством. Бизнес-элиты стремятся не допустить государство к владению собственностью, однако они хотят, чтобы оно следило за соблюдением прав собственности. Государства различаются своим отношением к правилам сотрудничества [соорегаНоп] и конкуренции. Одни из них разрешают интенсивную кооперацию между фирмами, особенно на экспортных рынках (например, Германия), в то время как другие ограничивают возможности объединения фирм, работающих в одной отрасли (например, США). Все государства в какой-то степени сдерживают конкуренцию, не допуская развития ее хищнических форм или ограничивая доступ в определенные отрасли при помощи торговых барьеров (тарифных и нетарифных) и других регулирующих мер. Политические процессы, порождающие эти правила, зачастую отражают организованные интересы определенной группы фирм на том или ином рынке. Из этого вытекает неплохая рабочая гипотеза: один из способов построить стабильные рынки — побудить государство вмешаться в экономику и сдержать конкуренцию.
И это «нормальная» стратегия фирмы.
Важный момент при анализе вовлеченности государства в работу рынков состоит в различении прямого вмешательства и регулирования. Интервенционистские государства (сторонники активного вмешательства — например, Франция) участвуют в принятии основных решений, касающихся многих рынков. Они могут владеть фирмами, направлять инвестиции, тщательно регулировать вход на рынок и выход с него, а также условия конкуренции на рынках. Регулятивные государства [геви1аЮгу зШез] (например, США), напротив, создают органы, которые следят за соблюдением общих правил на рынках, но не принимают решений относительно того, кто и чем владеет, и куда направляются инвестиции. Фирмы могут приспособиться к обеим стратегиям вмеша-тельства. Тогда, намеренно или случайно изменив правила, государства могут нарушить з1ашз дио того ИЛИ ИНОГО рынка.
Ниже я выдвигаю несколько гипотез о взаимодействии государств с другими организованными социетальными группами в различных социальных условиях. Эти гипотезы предполагают разработку исследовательских программ, которые до сегодняшнего дня были реализованы лишь отчасти.
Гипотеза ]. Переход страны к капитализму заставляет государство вырабатывать правила относительно прав собственности, структур управления и правил обмена для того, чтобы стабилизировать рынки для наиболее крупных фирм.
Переходный период к капитализму имеет огромное значение для социеталь- ных траекторий [\Уез1пеу 1980; СЬапШег 1990; РНвз1ет 1990; ЭоЬЫп 1994]. Для стран, еще только выстраивающих современные капиталистические рынки, создание стабильных концепций контроля более сложно именно потому, что права собственности, структуры управления и правила обмена еще четко не определены. Фирмы беззащитны перед беспределом волчьей конкуренции и требуют, чтобы государство установило соответствующие правила. Создание этих новых институтов требует взаимодействия фирм, политических партий, государств и вновь созданных концепций регулирования.
Гипотеза 2. Первичные регулирующие институты определяют развитие новых рынков, производя культурные образцы, влияющие на способы построения организации.
Характер этих первичных регулирующих институтов имеет огромное значение для последующего капиталистического развития. Ведь все новые рынки появляются в условиях уже заданного набора институтов. Можно заметить, что в период индустриализации спрос на законы или правила, исполнение которых поддается контролю [епГогсеаЫе], весьма велик. Затем, утвердившись, они становятся стабильными, и спрос на законы уменьшается.
Когда появляются новые или трансформируются старые отрасли, новые правила формируются в контексте старых правил. Ф. Доббин полагает, что общества создают «стили регулирования» [геви1а1огу 51у1ез] [ЭоЬЫп 1994]. Эти стили укоренены в соответствующих регулирующих органах и закреплены в их уставах. Новые правила воспроизводят контуры старых. Нередко государство становится причиной рыночных кризисов, однако акторы продолжают использовать существующие законы и практики для разрешения этих кризисов.
Гипотеза 3. Государственные акторы постоянно заняты разрешением того или иного рыночного кризиса. Это происходит в силу того, что рынки всегда находятся в процессе организации или дестабилизации, а фирмы лоббируют вмешательство государства.
Во времена нормального развития изменения на рынках будут иметь второстепенный характер и зависеть от структуры интересов разных акторов в государстве и в связи с ним . Само по себе наличие стабильных правил порою важнее их содержания. Однако правила все же всегда выражают интересы господствующих групп, и государственные акторы не станут намеренно изменять эти правила, пока господствующие группы не окажутся в состоянии кризиса. В силу своей ведущей роли в создании и поддержании рыночных институтов, государства становятся эпицентром кризиса на любом сколько-нибудь значимом рынке. Учитывая определенную долю хаотичности, всегда сопутствующей работе рынков, можно ожидать, что государство постоянно будет занято разрешением той или иной формы рыночного кризиса.
Давление на государство может оказываться с двух сторон: со стороны других государств (а также их фирм) и со стороны существующих рынков, которые могут быть выстроены локально (в географических пределах данного государства) или глобально (выходя за государственные границы). С ростом степени хозяйственной взаимозависимости между обществами резко увеличилось число межгосударственных соглашений по поводу прав собственности, структур управления и правил обмена.
Гипотеза 4. Правила и установленные практики часто отражают интересы наиболее организованных сил в обществе. Эти группы поддерживают широкомасштабную трансформацию институтов только в условиях кризиса — например, в случае войны, депрессии или крушения государства.
Возможность широкомасштабных трансформаций институтов возникает в случае провала существующих правил в рамках всего хозяйства. Войны, депрессия и, возможно, международная экономическая конкуренция могут пошатнуть институциональные механизмы, работающие в масштабе всего общества [зос1е1у-шс!е аггапветепй]. Крупные экономические кризисы порождают политические запросы к изменению существующих правил.
Изложенные гипотезы высвечивают типы проблем, с которыми сталкиваются те, кто пришел к капиталистическим социальным отношениям позднее — как, например, страны Восточной Европы. Международная организация рынков означает, что фирмы, присутствующие на уже развитых рынках определенных продуктов, способны вторгнуться в новые общества и захватить местные рынки этих продуктов. Кроме того, в этих обществах ощущается недостаток рыночных институтов — таких, как права собственности, структуры управления или правила обмена, которые могли бы направлять действия акторов в новых фирмах [51агк 1992, 1996; Вигатоу, КГОШУ 1992].
В этом отношении интересен пример Венгрии. Д. Старк показал, что государственные акторы в Венгрии превратили государственные министерства в корпорации [81агк 1992, 1996] . Правительству принадлежит основной пакет акций этих корпораций, однако контроль за их работой был передан в руки менеджеров. В конце концов представители государства выразили заинтересованность в приватизации этих корпораций. Были выработаны сложные модели владения акциями, в результате чего одни из них стали принадлежать государству целиком, а другие — частично.
Особенно интересно то, как менеджеры реагировали на проблемы, вызванные конкуренцией. Старк показывает, что менеджеры реорганизовали фирмы, превратив их в сложные структуры: мелкие фирмы-спутники инкорпорировались в крупные фирмы, которые владели акциями своих сателлитов. Фирмы использовали две тактики. Во-первых, они выкупали часть акций в фирмах, производивших аналогичные продукты, и пытались контролировать в них потоки ресурсов и выпуск готовой продукции. Во-вторых, объединялись группы фирм, продукция которых была технологически связана или даже не связана вовсе. Иными словами, они использовали те же два вида тактики — интеграцию и диверсификацию, — которые описывались выше, когда речь шла о попытках фирм избежать прямой конкуренции.
Подобное сочетание зарождающихся прав собственности и концепций контроля породило ряд проблем. Чтобы привлечь западных инвесторов, государственные акторы навязали фирмам западные стандарты бухгалтерского учета, что привело многие из них к банкротству [51агк 1996]. В результате государство было вынуждено поддерживать эти фирмы. Более того, поскольку ему достались как акции, так и долги фирм, ухудшение финансовой ситуации еще более затруднит привлечение западных инвесторов. Не ясно также, приведут ли ин-теграция и диверсификация к установлению стабильного состояния рынков. Вопрос заключается в том, что избранные стратегии не помогут противостоять вторжению западных фирм, особенно если учесть финансовые проблемы, испытываемые ныне отечественными фирмами.
Мой подход не позволяет предсказать, чем закончатся процессы трансформации в Восточной Европе, однако он предлагает возможный путь исследования этих процессов. Начать следует с выявления изменений политики в области прав собственности, структур управления или правил обмена. Затем нужно проследить, как эти изменения реструктурируют социальные отношения на рынках. Одновременно предстоит изучить складывающиеся концепции контроля и их способность обеспечить успешное функционирование фирм. Если фирмы не смогут работать при данных условиях, возникнет потребность в новых институциональных изменениях.
Могут возразить, что мой акцент на роли государства не учитывает тот факт, что мировое хозяйство ныне имеет поистине глобальный характер. Однако я полагаю, что подобный подход, сосредоточенный на проблемах государства [з1а1е-сеШегес1 арргоасЬ], весьма продуктивен и для анализа так называемых глобальных рынков. Можно говорить о «глобализованном» рынке, если су-ществует небольшое число участников рынка, которые знают друг друга и работают вместе, выходя за государственные границы, имея общую концепцию контроля. Под это определение подпадают фирмы, производящие автомобили, компьютеры, программное обеспечение и медицинские препараты. Появление таких рынков зависит от того, может ли взаимодействие между фирмами и го-сударствами привести к установлению соответствующих правил обмена и гарантировать возможность конкуренции между фирмами и извлечения ими прибыли.
Одна из гипотез состоит в том, что развитие мировой торговли порождает спрос на все бьльшее число таких соглашений, масштаб которых все более расширяется. Европейский Союз, Северо-Американское соглашение о свободной торговле, а также недавно достигнутое между странами Атлантического союза Генеральное соглашение по таможенным тарифам и торговле можно анализировать исходя из того, как они решают проблемы прав собственности, структур управления и правил обмена. Сферы действия этих соглашений также могут быть поделены на сектора, которые включают или не включают экспортно- ориентированные отрасли, что позволит проследить, применимы ли установленные правила исключительно к данным секторам [РНезСет, Мага-Оп1а (ГоПЬ- соттк) ].
Одной из сфер, не охваченных подобными соглашениями, является мировой рынок корпоративного контроля. Очень трудно производить агрессивное поглощение практически в любой стране, за исключением, пожалуй, США и Великобритании. Выше я предположил, что права собственности образуют ядро отношений между национальными элитами и государствами. Во многих случаях элиты выступали против того, чтобы права собственности передавались тому, кто предложит за них наивысшую цену, — поскольку в результате они лишились бы своей власти. Государства по-прежнему играют важную роль в создании глобального хозяйства, ибо они обеспечивают зависимым от них элитам сохранение власти и гарантируют им выход на глобальные рынки.
<< | >>
Источник: Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др.. Западная экономическая социология: Хрестоматия современной классики Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН),2004. — 680 с.. 2004

Еще по теме Построение государства как построение рынка:

  1. 12.2. Бюджетная система государства, принципы ее построения
  2. 26. МОДЕЛИ ПОСТРОЕНИЯ БЮДЖЕТНОЙ СТРУКТУРЫ В ФЕДЕРАТИВНЫХ И УНИТАРНЫХ ГОСУДАРСТВАХ
  3. 6.2. Социально-экономические реформы. Построение государства социальных гарантий
  4. Построение организации
  5. 6.2.2. Построение организационной структуры
  6. 13.5. Построение и внедрение АИС
  7. Построение моделей
  8. ПОСТРОЕНИЕ ФИНАНСОВОЙ МОДЕЛИ
  9. 1.5.2. Принципы построения налоговой системы
  10. Построение команд
  11. 2. ПОСТРОЕНИЕ ТРУДОВОГО КОЛЛЕКТИВА
  12. Принципы построения платежных систем.
  13. Принципы построения системы управления персонале
  14. 2.5. МЕТОДЫ ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯПЕРСОНАЛОМ
  15. 4. ЭТАПЫ ПОСТРОЕНИЯ КОЛЛЕКТИВА
  16. Построение иерархии.
  17. Подходы к построению систем межбанковских расчетов
  18. 2. Построение систем управления персоналом