<<
>>

§ 2. Основные признаки групповой общности: специфика групповых целей и духовно-культурной жизни

Способность группы выступать как единое целое достигается благодаря тому, что основные атрибутивные свойства социальной общности (целевая, духовно-культурная, солидарно-интеракцио-нистская) в ней проявляются качественно более высокой интенсивностью, глубиной.

Для группы (в общих чертах) характерны следующие атрибутивные свойства:

наличие (помимо совпадающих целей) единой общегруп повой цели;

принятие членами группы основных ценностей, норм, раз деляемых группой, формирование «Мы-сознания»;

устойчивая, самовозобновляющаяся система солидарных вза имодействий членов группы, институализация групповых взаимоотношений (это свойство будет рассмотрено в § 3).

Все эти три атрибутивных свойства групповой общности находятся в постоянном сопряжении.

Если один из этих параметров

295

менее выражен, рано или поздно он должен достигнуть степени развития параметров других атрибутивных свойств — в противном случае начнется распад группы. Так, устойчивые взаимодействия могут возникнуть лишь на основе принятия всеми членами групповых норм поведения, системы ценностей.

Но если нормы еще сохранились (как более инерционные явления), а взаимодействия уже рассыпаются, так как отсутствует хорошая организация, координация внутри группы, то рано или поздно рассыпаются и нормы.

Не случайно у высокоинтегрированных групп все три показателя, как правило, достаточно развиты. Отставание или опережение каких-либо параметров — признаки позитивного или негативного развития, становления или разрушения, процессов усиления, интеграции или дезинтеграции группы.

Проанализируем атрибутивные свойства социальных групп, сделав акцент на тех чертах, свойствах, которые не встречаются в иных типах общностей.

НАЛИЧИЕ ЕДИНОЙ

ОБЩЕГРУППОВОЙ ЦЕЛИ

Поясним это на примере воображаемого клуба болельщиков «Спартака».

Участников этого клуба соединила в одну общность приверженность любимой футбольной команде. Объединившись, они создали свою организацию, выбрали руководящие органы, казначея, секретаря и т.д. У этой организации возникли собственные интересы и цели — предположим, найти средства для поездок делегации болельщиков на матчи в другие города, заставить руководство команды «Спартака» прислушиваться к мнению клуба болельщиков «Спартака», отстаивать интересы клуба болельщиков перед другими подразделениями, созданными при команде «Спартак», право делегировать своих представителей на собрание акционеров команды «Спартак» и т.д.

Это примерьГ общеколлективных, общегрупповых целей, которые непосредственно не связаны с личными целями болельщиков.

Примеров общегрупповых целей, ради реализации которых мы поступаемся своими интересами, множество — например, ради благополучия, престижа своей семьи каждый из нас готов чем-то пожертвовать (покупка новой престижной мебели заставляет нас отказаться от реализации каких-то личных планов и т.д.).

Наличие единой общегрупповой цели и принятие ее участниками группы — важнейший признак и условие функционирования групповой общности.

СВОЕОБРАЗИЕ ДУХОВНО-КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ СОЦИАЛЬНОЙ ГРУППЫ

Духовно-культурная жизнь социальной группы характеризуется рядом особенностей.

1. Люди, объединенные в социальные группы, характеризуются единством ведущих духовных регуляторов: ценностей, норм, принципов поведения.

296

Так, члены социальной группы в сфере производства (бригады, фирмы, отдела) руководствуются едиными принципами трудовой морали. Челорек, не разделяющий этих принципов, не может рассчитывать на значительную поддержку, не получает всех преимуществ, которые имеют остальные члены группы (за него не «встанут горой», его не защитят и т.д.).

Общности, возникающие на основе совместного проведения досуга, предполагают единство общих представлений о содержании досуга, стиле поведения, вкусах, привязанностях.

Совпадение, схожесть системы ценностей, норм поведения становится условием и (в то же время) результатом устойчивости, прочности внутренних связей между членами социальной группы.

Человек не может ощущать себя частью группы, если придерживается иных принципов, разделяет иные (чем у группы) нормы, ценности. Он должен или подчиниться принятым в групповой общности нормам, представлениям, или выйти из группы, утратив соответствующие преимущества.

2. Другой отличительной чертой духовной жизни высокоинтег- рированной группы является формирование у ее членов солидари- стских ориентации, направленных на данную группу. Это выра жается в:

признании индивидом значимыми для себя успехов груп пы, необходимости укрепления ее авторитета, позиций, устойчивости (назовем это условно «авторитетностью» группы в глазах ее членов);

признании индивидом значимым для себя мнения груп пы, желании соответствовать образцам поведения, приня тым в данной группе (назовем это «референтностью» группы)*. Конечно, иногда для человека более значимы нормы, цен ности другой, более престижной группы, что естествен но, поскольку человек стремится к новым достижениям и продвижению. Но определенная референтность необходи ма во всех случаях для успешного функционирования группы. Если группа не обладает достаточной референтностью, она распадается.

3. Синтез перечисленных (и других) особенностей духовно- культурной регуляции связей в социальных группах способствует формированию чувства принадлежности к группе, причисления себя к группе — «Мы». Эффект идентификации индивида с общ ностью, т.е. «Мы-сознание» (иногда говорят «Мы — чувство»), — важнейший признак наличия социальной группы, а причисление

* См подробнее о феномене референтности групп: Келли Г. Две функции референтных групп. В кн.: Современная зарубежная социальная психология. — М., 1984, с 197—203

297

себя к какой-либо группе — признак вашей принадлежности к этой группе*.

«Мы-сознание» — это самый точный и легко обнаруживаемый признак групповой ориентированности мотивационной сферы личности. При этом следует иметь в виду следующее:

• как правило, «Мы» не поглощает личность полностью.

Чем уже спектр ролей, функций, которые явились основанием для объединения, тем тоньше нить, которая объединяет личность с группой. Группа совместного проведения досу га предполагает одну степень поглощения личности, на ция — другую, профессиональное объединение — третью;

• «Мы» может обладать различной обязывающей силой: можно говорить о формальной идентификации личности с ка кой-нибудь категорией граждан («Мы-студенты», когда речь идет просто о студенчестве как социальной категории молодых людей, обучающихся в вузах или техникумах; «Мы-инженсры» и т.д.);

«Мы», конечно, возникает и в социальных кругах, толпе, но в этих контактных общностях оно слабо обязывающе, неустойчиво, кратковременно. Вы не будете сильно переживать по поводу успехов или неуспехов такой общности, ее авторитета, отношения ее участников к вам;

«Мы» в высокоразвитой социальной группе сильно обязывающее, переживания за успехи, неудачи «Мы», готовность идти на уступки ради «Мы» весьма ощутимы.

Какая группа людей вызывает у вас эффект «Мы»? Наверняка, ваша семья. А можете ли вы то же сказать о своей студенческой группе? Можно ли говорить о современном российском студенчестве не как о социальной категории людей, обучающихся в вузах, а именно как о социальной группе?

4. Тем самым, возникает еще один аспект —- «Я» как член «Мы». Индивид начинает оценивать свои возможные поступки с точки зрения группы, предполагая ее возможные реакции.

Отметим особенности духовной регуляции «Я» в социальной группе, в «Мы»:

тот, кто включает свое «Я» в какое-либо «Мы», сам берет на себя определенные солидарные обязательства по отно шению к «Мы», членам этого «Мы», готов в чем-то под чиниться «Мы» «ради общего дела;

причисление себя к «Мы» вызывает желание, обязывает перенимать нормы отношений, традиций, специфику куль-

* См. о сложности и противоречивости идентификации личности в современной России: Ядов В.А Символические и примордиальные солидарности (социальная идентификация личности) в условиях быстрых социальных перемен. В кн ¦ Проблемы теоретической социологии. — СПб., 1994, с. 169—183.

298

туры, присущей именно данной социальной группе. Группа благодаря механизмам причисления «Я» к «Мы» определяет, а подчас и навязывает определенные нравственные эталоны поведения своим членам;

• индивид начинает анализировать, оценивать свое «Я» с точки зрения «Мы». В этом случае самооценка основывается на ценностях, нормах, принципах, которые индивид усмотрел в поведении тех, к которым он себя хотел бы причислить или уже причислил. Без внутреннего контроля (типа «что скажут обо мне мои коллеги»?) невозможно не только органичное включение личности в группу, но и (опосредованно) признание ее членом данной группы со стороны партнеров.

5. Яркой чертой (во многом интегральной) духовной жизни в группе является конформизм — коррекция ценностей, поведения отдельных членов группы в соответствии с нормами, традициями, требованиями группы.

Ввиду многозначности трактовок понятия «конформизм» уточним его. Мы понимаем конформизм как вынужденное или добровольное усвоение индивидом принятых в группе оценок, идей, норм, ценностей. Соответственно, конформизм может про-являться в тех случаях, когда индивид в угоду группе меняет свою точку зрения, свои стандарты поведения, и в тех случаях, когда человек, не имевший своей точки зрения на то или иное событие, своего мнения, перенимает позицию, сложившуюся в группе, и в тех случаях, когда личность, отдавая приоритет групповым интересам, стремясь укрепить группу, в знак солидарности осознанно принимает мнение группы, ее нормы. В последнем случае речь идет о добровольном, сознательном изменении своей точки зрения, а не под давлением группы или из-за опасения такого давления*.

Конформизм порождается и авторитетностью группы, и ее ре-ферентностыо, и идентификацией личности с группой. В отдельных случаях он невозможен без группового давления, группового контроля за поведением человека (см. § 3 данной главы).

Конформизм обеспечивает ощутимое единообразие мыслей, отношения членов группы к решению важнейших проблем ее развития, ее отношений с конкурирующими группами, норм поведения в группе. Конформизм является необходимым условием обеспечения целостности группы, ее способности выступать как единое целое.

* См.: Петровский А.В. Опыт построения социально-психологической концепции групповой активности// Вопросы психологии — 1973. — № 5.

299

Ряд научных экспериментов показал, что личность под давлением группы может согласиться с ее мнением, если даже оно не совпадает с его собственным мнением.

Так, С. Аш в своем классическом исследовании конформизма предложил восьми испытуемым сравнить отрезок, изображенный на одном куске картона, с тремя отрезками, изображенными на другом листе, и определить, какой из последних трех отрезков равен первому по длине. «Неосведомленным» был лишь один, остальные находились в сговоре с экспериментатором и давали то правильные, то неправильные ответы. С. Эш установил, что 77% испытуемых по меньшей мере однажды соглашались с очевидно неправильными утверждениями других и из каждых трех испытуемых один систематически давал ответ, совпадающий с ответами остальных членов группы, даже если это противоречило собственному восприятию испытуемого.

Кстати, оказалось, что столь выраженное давление конформности проявляется главным образом в тех случаях, когда испытуемый лишен какой-либо социальной поддержки. Достаточно ввести в группу человека, ознакомленного с сутью опыта и систематически разделяющего мнение испытуемого, как тот сразу же приобретает уверенность и начинает высказывать собственную точку зрения. Иначе говоря, конформизм усиливается в сильно сплоченных группах, где все выражают единое мнение, и существенно снижается там, где есть «раскол»*.

Как видим, стремление высказывать такое же мнение, вести себя так же, как другие (большинство), даже если это не соответствует собственным представлениям, проявляется даже в экспериментальной группе. Что же касается реальной социальной группы, участники которой объединены подлинными целями, интересами, то в этом случае сила конформного склонения (конечно, при условии авторитетности и референтности группы, самоидентификации личности с группой, включения «Я» в «Мы») существенно увеличивается.

Конформизм имеет как положительные, так и отрицательные стороны. С одной стороны, конформизм усиливает целостность, интегрированность группы.

С другой стороны, он таит в себе немало опасностей, поскольку сложившееся ошибочное мнение группы, ее лидеров, инициативных членов приобретает статус «священной коровы». Может ли ошибаться коллектив, класс, народ? Учитывая, что выработка коллективного мнения включает и механизмы конформизма, можно ответить утвердительно.

* См. подробнее: Аш С. Влияние группового давления на модификацию и искажение суждений. В кн.: Практикум по социальной психологии. —Спб , 2000, с 210—224.

300

О конкретных аспектах формирования коллективных ошибок свидетельствуют исследования американских специалистов. В частности, И. Дженис заинтересовался тем, в какой степени «Мы-чув-ство» вызывает конформизм и отказ от разногласий, насколько эти феномены помогут объяснить удачные и неудачные групповые решения, принятые американскими президентами и их со-ветниками, — имелись в виду Перл-Харбор (декабрь 1941 г.), вторжение на Кубу (1961 г.), война во Вьетнаме (1964—1967 гг.). И. Дженис предположил (и в ходе исследования это подтвердилось), что столь грубые ошибки были вызваны стремлением групп, принимающих решения, подавить свое несогласие в интересах групповой гармонии. Он назвал этот феномен «огрупплением мышления» — ему способствуют дружеская сплоченность группы, сравнительная изоляция группы от противоречащих мнений и директивный лидер, дающий понять, какое решение ему по душе. И. Дженис выявил и внешние симптомы огруппления мышления: групповая иллюзия о неуязвимости, неоспоримая вера в этичность группы, давление конформизма, самоцензура и в результате — «иллюзия единомыслия»*.

6. Рассматривая «Мы», хотелось бы отметить еще одну специфику духовной регуляции связей в социальной группе — наличие у членов группы чувства собственного отличия, а подчас и преимущества над другими. Определенная притягательность, привлекательность «Мы» для обеспечения устойчивой связи индивидов в общности всегда необходима. Но выбор способа достижения этой привлекательности зависит от общей культуры, типа связей общности, ее целей, остроты конкуренции с другими общностями. Одни могут подчеркивать богоизбранность своего народа, другие — величие народа — строителя коммунизма, третьи — говорить об интеллектуальной элите нации и т.д. Вполне естественна гордость всей группы за успехи одного из ее членов, которая усиливает гордость и за всю группу, усиливает чувство «Мы» со всеми вытекающими отсюда последствиями — этим чувством объясняется и стремление отпраздновать какой-то успех члена своей семьи, что сплачивает всех ее участников, и ношение футболок с эмблемой того или иного вуза, галстуков с эмблемой своей фирмы и т.д.

Итак, наличие общегрупповых целей, стремление укрепить авторитет и позиции группы в конкуренции с другими группами, принятие индивидом групповых норм (благодаря авторитетности, референтности группы, конформизму), формирование «Мы» как особого пласта сознания личности, ее мотиваций, ожиданий, связанных с интересами группы как целого, стремление подчеркнуть, выделить свою особость — вот, вероятно, главные черты общегруппового солидарного сознания.

* См. подробнее Дженис И Огрупление мышления. В кн.: Практикум по социальной психологии, с. 243—255

301

<< | >>
Источник: Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева. Общая социология: Учебное пособие Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева . — М.: ИНФРА-М,2000. — 654 с. — (Серия «Высшее образование»).. 2000

Еще по теме § 2. Основные признаки групповой общности: специфика групповых целей и духовно-культурной жизни:

  1. § 3. Основные признаки групповой общности: специфика солидарных взаимодействий в группе
  2. Массовые и групповые общности
  3. Групповые общности
  4. 51. ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ЯПОНИИ
  5. 6.2. КЛАССИФИКАЦИЯ МЕТОДОВ ГРУППОВОЙ РАБОТЫ В ОР
  6. 6.1. СОВМЕСТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ГРУППОВАЯ РАБОТА
  7. 3.2. ХАРАКТЕРИСТИКИ ГРУППОВОЙ ДИНАМИКИ
  8. 15. Индивидуальная и групповая мобильность
  9. Анкетирование групповое
  10. 12.5. Многопредметные групповые поточные линии