<<
>>

Неоклассический этап.

Если в работах классиков политической экономии наблюдается сложное переплетение экономических и неэкономических, научных и этических подходов, то «маржина- листская революция* 1870-1880 гг.
наполнена пафосом методологического очищения экономической теории от «посторонних» примесей в виде политических и моральных принципов. Модель ¦экономического человека» в собственном смысле слова появилась именно здесь - При этом маржиналисты смещают фокус в плоскость потребительского выбора, и человек у иих предстает как максимизатор полезности. В основе его поведения лежит уже ие столько эгоизм, сколько в возрастающей степени экономическая рациональность. Индивид ие только исчисляет свою выгоду, но и оптимизирует свои действия, — кстати, дело совсем не простое. «Нормальный» человек уподобляется профессору экономики - Зато его нравственные качества, похоже, перестают интересовать исследователей этого направления. Существенно и то, что полезность представляется маржииалистами как функция. Это предполагает введение дополнительных экономических предпосылок относительно характера индивидуальных предпочтений: предусматриваются их устойчивость, транзитивность, монотонность насыщения.
В результате открывается путь к использованию математического аппарата.

В рамках маржинализма несколько особняком от математического направления [У- Джевонс (1835—1882); Л. Вальрас (1834— 1910); В- Парето (1848—1923)], разрабатывающего концепцию общего экономического равновесия, стоит субъективистское направление во главе с лидером австрийской школы К. Менгером (1840— 1921) и его последователями Е. Бем-Баверком (1851—1914) и Ф. Ви- зером (1851—1926). Менгеровским человеком движет одна «руководящая идея» — стремление как можно полнее удовлетворить свои потребности. Оно заложено в человеке самой природой и не нуждается в поддержке закона или силе принуждения, свободно от всякого общественного интереса .

Новые экономические институты, по Менгеру, возникают вследствие понимания частью предпринимателей выгодности каких-то хозяйственных форм- Остальные имитируют их успешные действия, которые затем подкрепляются мощными силами привычки и закона - Представители австрийской школы последовательно утверждают принцип методологического индивидуализма16. Кроме того, человек в их понимании не является «моментальным оптимизатором» и ие свободен от ошибок.

Попытки синтеза маржиналистских и социологических подходов предпринимаются А. Маршаллом (1842—1924), который пытается ввести в экономическую теорию «человека из плоти и крови» , заставив его действовать в рамках оптимизационных моделей. Но стремление к точности заставляет отбирать формы поведения, которые более устойчивы и доступны измерению в денежной форме. В итоге эмпирические наблюдения над поведением человека и рабочие оптимизационные модели расходятся все дальше и дальше.

Последняя точка в этом расхождении ставится в «споре о методах» (МеНюйеп&геИ) К. Менгера с лидером молодой немецкой исторической школы Г. Шмоллером (1838-1917) в 1883-1884 гг. Победа К. Меигера означала разрыв основной ветви экономической теории с историко-социологическими течениями. Наступает пора ее профессионализации и оттачивания рабочих инструментов. Фигуры наподобие Й. Шумпетера, ие оставляющие попыток синтеза и говорящие о необходимости включения в экономический анализ экономической социологии, остаются в гордом рдиночестве.

<< | >>
Источник: Радаев В.В.. Экономическая социология. Курс лекций: Учеб. пособие,— М.: Аспект Пресс, 1997,— 368 е.— (Программа «Высшее образование»).. 1997

Еще по теме Неоклассический этап.:

  1. Неоклассический контракт
  2. Неоклассические модели
  3. Неоклассическая модель ОЭР
  4. неоклассическая макроэкономическая модель
  5. неоклассическая макроэкономическая модель
  6. Неоклассическая модель роста Р. Солоу
  7. Четыре основных элемента из неоклассической экономической теории
  8. Неоклассический синтез
  9. Сравнение неоклассической и кейнсианской моделей ОЭР
  10. 1. Государство в неоклассических теориях. Экономический либерализм
  11. Лекция № 1 ПРЕДЕЛЫ ПРИМЕНИМОСТИ НЕОКЛАССИЧЕСКОГО ПОДХОДА