<<
>>

Неформальная организация.

Между исследователями существуют разногласия по поводу их трактовки отношений между формальными и неформальными каналами организации. В известном хоторнском исследовании Ф. Рётлисбергер и У.
Диксон утверждают, что «у работников свои правила и своя логика, которые часто прямо противоположны тем, что навязываются им сверху» [Кое1ЬН8Ьег§ег, Эюкзоп 1939: 457]. М. Буравой в своем этнографическом исследовании фабричного сдельного труда, напротив, отмечает, что великое множество игр и случаев гибкой трактовки правил, происходящих на цеховом уровне, нельзя назвать ни независимым от интересов менеджмента, ни противоположным ему [Вига\уоу 1979]. А. Стинчкомб указывает на то, что значительная часть неформальных разговоров между работниками, описываемых в этнографических исследованиях на рабочих местах [Вига\Уоу 1979 или На11е 1984] касается формальной системы работы [81тсЬсотЪе 1990Ь]. Исследование сетей коммуникации, проведенное в начале 1950-х гг. позволяет предположить, что неформальные каналы коммуникации неизбежно порождают иерархические отношения [Вауе1а5 1950; ЬеаУ1И 1951; Оие1гко\у, 81топ 1954]. Р. Холл выдвигает предположение более общего характера: очевидно, что клики [сНциез], коалиции и прочие формы неформальной организации «вытекают из установившегося организационного порядка, а затем становятся отклонениями от него» [На11 1991: 116].

Однако исследователи менеджмента в гораздо большей степени обращены к миру практики и как следствие признают, что формальным документам и приказам менеджеры предпочитают персонифицированные, вербальные каналы неформальной системы. Менеджеры в равной мере пользуются возможностями формальных распоряжений и возможностями, открывающимися за их пределами [ЭаИоп 1959; 51гаша 1962; Аеш1аг 1967; Мт1гЪеге 1973; Есс1е8, Сгапе 1988]. Однако в таком обширном направлении этнографических исследований концепция сетей чаще всего используется не более чем как метафора.

Неудивительно, что в двух случаях, являющихся исключением из этой общей тенденции, авторы предлагают наиболее убедительное объяснение связи формального и неформального [см.: Эа11оп 1959; Мт1гЪег§ — особенно работа 1979 г.]. В работе Долтона, основанной на наблюдении за деятельностью четырех фирм Среднего Запада середины 1950-х гг., показано, что организации переполнены кликами и коалициями: между управленческим персоналом и работниками, между теми, кто защищает свою сферу влияния, и теми, кто хочет ее захватить, наконец, между теми, кто мобилизует все эти коалиции для достижения собственных целей. Даже сегодня редко можно встретить графически и аналитически точный анализ процесса, в ходе которого неформальные сети дополняют, а в каких-то случаях и вытесняют рутинные организационные каналы.

Г Минцберг рассматривает организации как совокупность «трудовых констелляций» [зеЬ оГ хуогк соп51е11а1юп$], или квазинезависимых групп индивидов, стремящихся провести решения, доступные на их уровне организационной иерархии [Мт1гЪег§ 1979]. По его мнению, формальное и неформальное взаимозависимы: «Формальное вылепляет неформальное, в то время как неформальное оказывает мощное влияние на то, что работает в сфере формального, а порою даже отражает его будущие формы» [Мт1гЪеге 1979: 53]. Он признает, что принципиально все организации состоят из социальных сетей. Даже в самых рутинных бюрократиях — именно потому, что задачи здесь столь специализированы — различные виды работ оказываются взаимозависимыми и, таким образом, для выявления случаев нарушений в работе бюрократической машины в значительной мере основываются на схемах неформальных отношений. Бюрократии гораздо больше зависят от неформального сотрудничества и дружеских отношений, альянсов между случайными знакомыми, межведомственного взаимодействия и намеренного невнимания к фактам гибкой трактовки или нарушения правил, чем это утверждается в наших теориях или в заявлениях тех, кто эти бюрократии возглавляет .

Более того, многие виды работ осуществляются на проектной основе [рго- ]ес1-Ьа5ес1], не предполагая постоянного производства товара или услуги.

Продукты такой проектной деятельности часто уникальны, и, следовательно, трудовой процесс в значительной степени зависит от интуиции и навыков [81тсЬ- сотЬе 1959; Регго\у 1967]. В сферах деятельности, основанных на владении профессиональными навыками, организации старательно избегали жесткой структуры, предпочитая более гибкие и свободно организованные виды деятельности. Такие разные сферы, как строительство [ЗйпсЬсотЪе 1959; Есс1е8 1981], книгоиздание [Сохег, КайизЬт, Ро\уе11 1982], архитектура [В1аи 1984], торговля бриллиантами [Веп-Рога1Ь 1980] и киноиндустрия [Раи1кпег, Апйегеоп 1987], в значительной степени опираются на стабильные, устойчивые сети персональных отношений, основанные на чувствах лояльности и дружбы, которые укрепляются с течением времени. Словом, формальная и неформальная организации неразрывно связаны друг с другом. Иерархические организации тесно вплетены в более широкие сети, а неформальные организации проникают сквозь границы иерархических структур.

<< | >>
Источник: Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др.. Западная экономическая социология: Хрестоматия современной классики Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН),2004. — 680 с.. 2004

Еще по теме Неформальная организация.:

  1. Неформальная организация
  2. Неформальные организации
  3. Неформальные организации
  4. Неформальная организация
  5. Неформальная организация
  6. Формальная и неформальная организации
  7. Неформальная организация
  8. Роль неформальных групп в деятельности организаций
  9. Неформальная организация
  10. 8.2. Формальная и неформальная структуры социальной организации
  11. Неформальная организация
  12. Формальные и неформальные организации.Бюрократия как социальное явление
  13. 1.4. Взаимоотношения между формальными и неформальными правилами 1.4.1. Основные типы взаимоотношений между формальными и неформальными правилами
  14. Неформальная экономика.