<<
>>

§ 5. Многообразие социальных групп

Многообразие социальных групп обусловлено прежде всего разнообразием задач, для решения которых образовались эти группы. Что объединило, обособило членов этой групповой общности — профессиональные интересы, общая идеология, этнические признаки?
На этом основании можно выделить три вида групп (см.
рис. 1, с. 279):
• социальные группы, которые образованы, так сказать, по аскриптивному (приписанному от рождения) признаку: расовые, этнические группы, территориальные, группы на основании родства, социально-демографические группы и т.п.;
317
статусные (и профессиональные) группы, возникшие в ре зультате социального разделения труда, институализации социальных связей, т.е. группы, образованные на основа нии сходства социального положения, позиций в обще стве: рабочий класс, крестьянство, инх<енерно-техничес- кие работники, учительство, чиновничество, предприни матели и т.д.;
целевые группы (организации), т.е. группы, организованные для решения тех или иных задач — хозяйственных, науч но-исследовательских, политических, просветительских и т.д. Преднамеренность создания этих групп обусловлива ет, как правило, наличие более или менее жесткой форма лизованной системы взаимных прав и обязательств участ ников группы, контроля за выполнением этих обязательств, наличие официальной структуры, разделения функций, статусов и ролей работников организации, наличие лиде ра-руководителя и т.д. Взаимодействия в целевых группах высокоинституализированы, что повышает надежность получения групповых эффектов.
Приведенный перечень групп свидетельствует об огромном многообразии задач, интересов, целей, ради которых люди могут объединяться в группы. Это особенно необходимо учитывать при изучении конкретных социальных проблем, роли социальных групп в их решении. Иначе говоря, эта классификация групп основана на содержательных аспектах социальных процессов.
В то же время существует и другая классификация групп — на основе тех свойств, которые характеризуют социальные группы независимо от того, идет ли речь о рабочем классе, предпринимателях, молодежи, пенсионерах и т.д. В этом случае социальные группы различаются на основании того, как взаимодействуют участники группы — непосредственно или опосредованно.
Так, для некоторых социальных групп характерно наличие непосредственных личных солидарных взаимодействий, которые, естественно, могут сложиться лишь среди небольшого числа партнеров. Соответственно, они называются малыми группами. Наличие прямого общения сказывается на внутригрупповых взаимодействиях — их персонифицированном характере, возможности более полной идентификации индивида с «Мы».
Большие группы — это многотысячные группы людей, разбросанные на обширных пространствах, ввиду чего для них характерны опосредованные солидарные взаимодействия. Большая группа (а это прежде всего классовые, территориальные, национальные общности), как правило, включает малые группы (бригада рабочих, национально-культурная община и др.).
318
Группы могут быть формальными и неформальными, что особенно важно для малых групп. В больших группах, которые имеют сложную макроструктуру, формализованные подгруппы (профсоюзы, партии) могут составлять лишь своеобразный костяк общности.
МАЛАЯ ГРУППА
Роль малых групп в жизни простого человека, да и всего общества трудно переоценить.
Как и всякая социальная группа, малая группа — это посто-янная, самовозобновляющаяся система взаимодействий между ее участниками, не случайный набор людей, а устойчивое объединение.
Основные черты социальных групп характерны и для малых групп.
Но существует и ряд специфических особенностей, на которые единодушно указывают Дж. Хоманс, Р. Мертон, Р. Бейлз, Г.М. Андреева, М.С. Комаров, А.И. Кравченко, С.С. Фролов и др.
Во-первых, в малых группах обязательно прямое взаимодействие, хорошее знакомство партнеров друг с другом.
Во-вторых, в малой группе относительно небольшое число участников (это и позволяет им знать друг друга и находиться в определенной возобновляемой системе непосредственных связей) — от 2—3 до 20—25 человек. По мнению ряда авторов, максимальная численность составляет 10 — 15 человек, а оптимальная — 7— 9 человек.
Эти особенности обусловливают ряд отличительных черт внут-ригрупповых взаимодействий в малой группе:
они носят персонифицированный характер;
у участника группы легко формируется «Мы-сознание», ибо «Мы» легко и персонально осязаемо. Любой участник группы легко соотносит себя с ней;
в малой группе эффективно может осуществляться груп повой контроль (и самоконтроль). Человек постоянно на виду, он постоянно мысленно проигрывает вероятную ре акцию на свои поступки со стороны партнеров, имеет до стоверные ожидания относительно возможной реакции каждого партнера;
структура малой группы, выработанные в ней статусно- ролевые стандарты поведения, традиции, групповые нор мы в значительной мере неповторимо индивидуализирова ны, т.е. адекватны конкретному составу участников, их психологическим, нравственным, профессиональным осо бенностям. Это характерно и для неформальной малой группы, и формальной (в меньшей степени). Но в любых малых группах групповые нормы и стандарты поведения в зна чительной части формируются методом проб и ошибок,
319
«подгоняются» под индивидуально-личностные особенности конкретных индивидов. Поэтому групповые нормы имеют низкую способность к самовоспроизводству (особенно в неформальной малой группе).
Синтез данных особенностей составляет неповторимость атмосферы малой группы. Здесь кипят истинные страсти и предпочтения, нормы поведения здесь не воображаемые, а ощутимые. Это реальная, легко воспринимаемая и глубоко переживаемая среда 1 социальных действий. Этим объясняется особая роль малых групп .| в формировании личности, ее социализации: именно в малых груп-пах человек получает наиболее впечатляющие жизненные уроки, индивидуальный опыт, приобщается к коллективному опыту поколений.
Связь «личность — общество» осуществляется преимущественно через десятки малых групп, в которые вовлечен индивид. Реальное, эмпирически осязаемое общество обязательно репрезентируется через малые группы, предстает в связях, нормах поведения ее членов. Любые макропроцессы реализуются в той мере, в какой в них оказались вовлечены малые группы, т.е. прокладывают себе путь через процессы, происходящие в малых группах.
Способность малой группы выступать посредником во взаимоотношениях отдельной личности и предприятия, социального слоя (класса), общества в целом было подтверждено рядом социологических исследований*.
Хотторнский эксперимент, в частности, показал, что идентификация рядовых работников с компанией зависит от степени уважения и общности между доверенными лицами компании и малой группой.
Исследования, проводившиеся во время второй мировой войны, показали, что боеспособность зависит от сети накладывающихся друг на друга связей в малой группе, лояльности бойца по отношению к товарищам: он не должен подводить своих парней.
Значение малой группы во взаимодействии индивида с макропроцессами, нацией, обществом в целом облегчает понимание процессов интеграции больших социальных групп.
Но важен и более масштабный аспект осмысления роли малой группы в общественной жизни. Можно ли говорить, например, о благополучии в армии, если в ее микрогруппах массовый масштаб принимают дедовщина, дезертирство? Можно ли говорить о мо-
I

См.: Миллз Г. О социологии малых групп. В кн.: Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. — М., 1972.
См. адаптированный перевод текста Ч. Кули «Первичные группы» В кн.: Кравченко А.И. Основы социологии. — М., 1997, с. 261—265.
320

рально здоровом обществе, если в нем нередко процветают кумовство, интриги и т.д.?
* # #
Среди малых групп принято выделять первичные и вторичные (что, по нашему мнению, соответствует первичным и вторичным социальным взаимодействиям, связям, отношениям).
Первым на наличие первичных малых групп указал американский социолог Ч. Кули. Подчеркивая значение первичных отношений между людьми, в которых реализуется подлинная человеческая природа (речь идет о таких чувствах, как любовь, негодование, тщеславие, привязанность, честолюбие и т.д.), Ч. Кули впервые обратил внимание на роль тех социальных групп, которые строятся на основе межличностной интеграции**.
Между тем идеи Ч. Кули и проделанный им анализ довольно противоречивы, а подчас просто нелогичны. Фактически, говоря о первичных группах, он имеет в виду любые малые группы, выдвигая в качестве признака первичных отношений наличие непосредственного межличностного контакта. В другом месте главным признаком первичных групп он называет доверительные, интимные отношения, противопоставляя их формальным отношениям. Но не всякие неформальные отношения носят доверительный, интимный характер. Поведение студента по отношению к ректору, как мы уже говорили, согласно неписаному правилу будет подчеркнуто уважительным, даже с некоторыми элементами заискивания, почтения, но отнюдь не доверительным. Можно согласиться с Г.М. Андреевой, что предложенные Ч Кули основания для выделения первичных групп привели к серьезным, довольно драматическим противоречиям*. Поэтому современные социологи, признавая «авторские права» Ч. Кули на термин «первичная группа», этот термин фактически толкуют иначе.
Под первичной группой (точнее, группой, основанной на первичных отношениях) принято подразумевать малую группу, ин-тегрированную на основе таких исходных (первичных) признаков, как родственно-семейная близость, симпатия, эмоциональная привязанность, доверительность. Отношения в первичных группах (семья, сверстники, друзья и др.) наиболее эмоционально окрашены и, как правило, не имеют для их участников какой-либо утилитарной ценности, чем и привлекательны. Взаимодействия в первичных группах в наименьшей степени «огрублены», обусловлены социально-рациональными соображениями выгоды, корысти, карьеры. Большинство первичных групп создается на основе добровольного согласия, личной привязанности.
Вследствие этого первичная группа характеризуется:
• эффектом нерасторжимости «Я» и «Мы»;
* См.: Андреева Г М. Социальная психология. — М., 1980, с. 242—243.
327
11 Общая социология
достаточно высоким уровнем признания каждым ее участ ником мнения членов группы (родителей, друзей), их глу боким переживанием;
высоким уровнем признания принятых в группе норм, правил, стиля поведения, моды, вкусов.
В результате первичная группа играет огромную роль в формировании у личности базовых ценностных ориентации, нравственных принципов, вкусов, предпочтений и т.д. и осуществляет соответствующий социальный контроль, который носит хотя и неформальный, но достаточно глубокий характер.
Вторичные группы возникают на основе вторичных социальных отношений. Если первичные группы в современном обществе существуют лишь в виде малой группы, сформированной на основе межличностных взаимоотношений, то вторичная группа может быть и большой, и средней (ЗИЛ, МГУ и др.), и малой (кафедра, отдел, бригада).
Трудности выявления и определения вторичной группы свя-заны с определением вторичных отношений. Вторичные отношения — это отнюдь не синоним формальных отношений (вспомним пример про отношения между студентом и ректором, регулируемые неписаными нормами, — это вторичные отношения, но неформальные).
Нам представляется, что разделение групп на первичные и вторичные аналогично классификации взаимодействий людей, предложенной Ф. Теннисом: община с ее инстинктивной волей и общество с его рациональной (избирательной) волей. В первичных груп-пах отношения между людьми индивидуально-адресные, партику-ляристские (к одному из друзей человек может испытывать большую симпатию, чем к другому), а вторичные группы объединяют людей, связанных «поневоле», в силу исполнения определенных функций, статусов, ролей, а не наличия симпатии или антипатии. Основу вторичных групп составляет рациональный расчет, соци-альные контакты здесь носят безличный, односторонний и утилитарный характер*. Отношения между участниками вторичных групп являются как формальными, так и неформальными (например, заведующий отделом руководствуется в своих отношениях с подчиненными как законом, инструкциями, так и неписаными правилами, принятыми в данном сообществе).
Вторичная группа организуется в основных социальных инсти-тутах (экономических, политических, образования) на базе различных учреждений, предприятий, школ, партийных организаций и т.д.
* Фролов С.С Социология, с 160. 322
Следует сделать два специальных пояснения.
1. Вторичные малые группы, как и все малые группы, харак теризуются эмоциональной полнокровностью, осязаемостью, эм пирической, практической достоверностью. Но эта эмоциональ ность вторична, опосредована функциональными соображения ми, нормами. Эмоциональность чаще всего выступает фоном для реализации прагматичных, функционально целесообразных рас четов.
Во вторичных группах могут образовываться первичные отношения между партнерами, возникать параллельные первичные группы, объединяющие людей по признаку симпатии, совместного проведения свободного времени. Здесь уже иной мир, иная логика отношений.
Анализ вторичных отношений и, соответственно, вторичных групп имеет существенное значение как для социальной науки, так и для социальной практики. В реальности в малой группе тесно переплетены первичные и вторичные (служебно-функцио-нальные) межличностные отношения. Но их необходимо четко разделять: первые ориентированы на «другого», на его индивидуально-личностные качества, симпатии, а вторые — на цель, ради которой существует организация. Без подобного разделения первичные отношения могут нанести вред делу (например, дружеские отношения между руководителем и одним из работников создают особые возможности для продвижения этого работника по служебной лестнице). Традиция смешивать первичные и вторичные отношения, подчинять вторые первым является признаком аскриптивно-партикуляристской мотивации, вредит делу и в конечном счете функционированию социальных институтов, в рамках которых возникли данные учреждения, организации. Совмещение вторичных (служебно-функциональных) и первичных (эмоционально-аскриптивных) отношений, подчинение первых вторым есть признак неразвитости, незрелости достиженчески-универсалистской мотивации, незрелости социальной организа-ции общественной жизни. В ней еще сильно проявляются «общинные» черты.
2. Зачастую особо подчеркивается роль первичных групп в про цессе социализации личности и недооценивается роль вторичных групп. Не принижая роли первичных групп, мы можем утверж дать, что именно вторичные отношения, для которых характерны деиндивидуализированные, служебно-функциональные требова ния и неукоснительный контроль за их выполнением, формиру ют трудовую мораль, дисциплинированность, ответственность, многие другие важнейшие черты современного работника, граж данина. Учитель в школе, командир в армии, бригадир, коллега
323
на работе — все они связаны с нами вторичными (хотя эмоцио нально окрашенными) отношениями, и многое определяется тем, какими деловыми и общечеловеческими качествами, какой куль турой обладает этот учитель, командир, бригадир и т.д.
<< | >>
Источник: Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева. Общая социология: Учебное пособие Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева . — М.: ИНФРА-М,2000. — 654 с. — (Серия «Высшее образование»).. 2000

Еще по теме § 5. Многообразие социальных групп:

  1. Социальные группы — основная форма социальных общностей.Виды социальных групп
  2. Глава XII. Многообразие социальных общностей
  3. Глава 13Общественные группы, группы интересов и социальные движения
  4. § 2. Понятие и структура социальной группыПонятие социальной группы в отечественной науке
  5. Социальные группы и общности
  6. Социальная группа
  7. Социальная группа
  8. Проблема социальных групп в XX в.
  9. Социальные группы и общности
  10. Социальные группы и общности
  11. 24. СОЦИАЛЬНЫЕ ОБЩНОСТИ И ГРУППЫ
  12. § 3. Классификация социальных групп