<<
>>

Лекция 22. ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ МИР РОССИИ: ПОСТСОВЕТСКОЕ ОБЩЕСТВО

Заключительная лекция посвящеиа проблемам постсоветской России. Первое, что привлекает наше вннмание в данный период, — это заметно возросшее значение социально-экономических процессов практически во всех сферах общественной жизни.
В их описании мы постараемся воздержаться от чересчур смелых гипотез и глобальных модельных схем, фиксируя то, что можно утверждать с большей или меньшей уверенностью по истечении реформаторского десятилетия.

Изменение социально-экономической структуры. Принято считать, что необходимость перестройки и последующих реформ была вызвана замедлением темпов экономического роста и нарастающими структурными диспропорциями, усиливающимся отставанием страны в области научно-технического прогресса и кризисом хозяйственной мотивации. По крайней мере на начальном

21 1841

этапе дело выглядело именно так. Сегодня, не умаляя значения экономических факторов, следует обратить внимание и на более глубокие, социальные основания перемен .

Полагаем, что помимо экономических причин, осуществленные преобразования опирались в конечном счете на два стержневых социальных фактора.

Первым стало сильное давление со стороны советских новых средних слоев — городских, высокообразо-ванных, мало знающих о Западе, но западнически настроенных. Имеино их профессиональные, культурные и, потребительские ожидания в большей степени, как казалось, ущемлялись советской системой. В результате относительного перепроизводства образованных кадров и иевостребования их квалификации, урав-ниловки в оплате труда и падения престижа квалифицированных профессий миллионы дипломированных специалистов в советское время вынуждены были встать на места обыкновенных рабочих. И миогие испытывали серьезные сомнения в том, что их детям уготована приличная профессиональная карьера. Запреты на совместительство и режим секретности, положение «невыездных» и гнет цензуры, материальная неустроенность и отчуждение от всяких властных полномочий усиливают состояние неудовлетворенности этой части населения.
Обрывочный характер информации о западной жизни порождает идеализированные представления о ней и болезненно усиливает контраст с советскими реалиями, побуждая наиболее активную часть новых средних слоев к покушеиию на основы общественного строя.

Впрочем, одного прилива активности средних слоев недостаточно. Почему же именно на рубеже 90-х годов он увенчался частичным успехом? Потому что их порыв совпал с интенциями более «молодого» поколения номенклатурных кадров и наложился, таким образом, на второй важнейший фактор — тенденцию к «обур- жуазиванию» правящей элиты. Новые лидеры стремились не просто занять места своих обюрократившихся предшественников, но также представить Западу нное, более цивилизованное лицо. И главное, им хотелось сочетать восточную власть с западным стилем жизни. А для этого нужно было «конвертировать» часть политической власти в более осязаемую форму экономического капитала, и, следовательно, допустить правомочность ииституциональ- ных реформ. В рамках этих реформ появляется возможность использовать монополию на распоряжение государственными ресурсами н информацией, а также общее несовершенство хозяйственного законодательства для перекачки государственного имущества в частную собственность.

Процесс приватизации при этом проходит не столь прямолинейно. Вместо четко разделенного государственного и частного секторов экономики возникает система «рекомбинированной собственности», состоящей нз множества смешанных форм, размывающих границы между традиционными секторами. Причем экономические агенты глубоко заинтересованы в «непроясненни», расплывчатости прав собственности, ибо именно это позволяет им гибко адаптироваться в новой ситуации2.

За институциональными реформами скрывается н другой процесс, связанный с дроблением властных структур*. С разрушением руководящей роли Компартии и ослаблением милитаризма (а советская экономика не только политизирована, но и крайне милитаризована) отключаются ключевые интегративные рычаги. Разворачивается яростная борьба за ресурсы между хозяйствен-ными комплексами (военно-промышленным, топливно-энергети-ческим, аграрным и банковским).

Региональные элиты используют центробежный заряд перестройки для усиления собственной автономии, реализации своих групповых интересов. При этом Москва, растеряв часть административных полномочий, вырастает в мощнейший финансовый центр, из которого разворачиваются новые корпоративные структуры в виде финансово-промышленных групп.

Одновременно эволюционирует социальная структура общества. Наблюдается серьезное обновление элиты за счет выходцев с предноменклатурных должностей (в основном руководителей среднего звена) н перехода старых кадров в новые сферы деятельности. Причем в большей степени это обновление касается столицы и наиболее крупных городов (на периферии, за некоторыми исключениями, старые местные элиты сохраняют достаточно прочные позиции), В конечном счете прн всей видимости кардинальных преобразований основные группы партийно-хозяйственной номенклатуры, перегруппировавшись и переплавив в своих рядах наиболее активных выходцев нз средних слоев, сумели сохранить властные позиции, конвертировав старые связи в новый политический н экономический капитал. Причем, хозяйственная элита претерпела меньшие изменения, чем политическая*.

Перестройка «выпустила пар» из котла социального напряжения. И произошло это ценой распада полигруппы интеллигенции н переструктурнрования значительной части новых средних слоев (в массовых нижних слоях населения структурные изменения менее заметны, их мобильность более отраничена). Первая и относительно небольшая часть представителей образованных слоев пробилась в политическую н предпринимательскую элиту. Более об-ширная группа превратилась в «обслуживающий класс», обеспе-чивающий профессиональную поддержку деловых и политических структур. Третья часть эмигрировала или выехала за рубеж на длительные сроки. Четвертая — осталась на прежних местах в бюд-жетных или формально акционированных организациях. Разрыв между этими группами обозначился достаточно отчетливо.

Преобразование отношений собственности заметно усилило роль традиционных экономических классов — представителей капитала н наемного труда .

Важное место в социальной структуре заняли группы крупных и средних предпринимателей, сформировавшиеся из трех основных источников: директорского корпуса бывших государственных предприятий; квалифицированных специалистов; работников органов государственного управления н общественно-политических организаций . Впрочем, российское предпринимательство вряд ли можно считать единым классом. Оно очень неоднородно — по масштабам и сферам деятельности, со-циальному составу и источникам первоначального капитала, уп-равленческим и собственническим позициям .

После введения относительно либерального хозяйственного законодательства произошел взрывной рост в сфере малого бизнеса, продолжавшийся как минимум в течение пятилетия (1988-1993). Малое предпринимательство служило в первую очередь важнейшим способом легитимной конвертации государственных ресурсов в негосударственные формы собственности. Более свободные условия, в которых действовали негосударственные структуры, а также льготы, обеспеченные малым предприятиям всех форм собственности, способствовали осуществлению этой основной задачи. Одиовременно быстро растущий малый бнзнес отвлекал избыточную социальную энергию из политической сферы. С вовлечением в процесс акционирования крупнейших государственных предприятий н объединений фокус интересов сместился, н поток наиболее мобильных ресурсов ушел нз сектора маяого предпринимательства, рост которого несколько замедлился. Наблюдается прогрессирующая концентрация н централизация капитала, перестраиваемого в рамках новой системы полузакрытых и закрытых хозяйственных корпораций.

С социаяьно-професснональной точки зрения в России образовался современный средний класс, формируемый группами мелких и средних предпринимателей н менеджеров, дипломированных специалистов н высококвалифицированных рабочих. Однако общий уровень и качество жизни этого класса значительно отстают от западных стандартов. Ваучерная приватизация немногого достигла в деле формирования действительно массового слоя частных собственников. Куда более важную роль в этом процессе сыграла менее шумная по организации, не всеобщая, но достаточно массовая и, главное, фактически бесплатная приватизация городского жилья, связанная с передачей населению отнюдь не копеечной собственности. Впрочем, формальный акт приватизации жилья не слишком изменил реальные позиции его собственников.

По общему признанию, российские хозяйство н общество переживают период ускоренной мобильности. Речь идет о вертикальном передвижении социальных н профессиональных групп и о горизонтальной миграции трудовых ресурсов. В социальной мо-бильности сильна структурная составляющая. Так, важной дол-госрочной тенденцией является относительное увеличение групп, занятых в растущей сфере услуг — финансово-кредитных н торго- во-посреднических, информационных и консультативных — при соответствующем сокращении занятости в производственных отраслях. Однако количественные показатели происходящих сдвигов преувеличивать все же не стоит. Прн всей масштабности пере-мещений, социальная мобильность в России, судя по всему, не затронула ядер основных соцнально-профёссионаяьных групп*. А масштабы внутренней миграции по ряду параметров даже снизились (например, приостановился отток сельского населения в города) . Но дело ведь не только в том, какой процент населения сменил профессиональную сферу илн добился иных статусных позиций. На данном этапе важнее само появление новых ролей, несущих иные требования и украшенных своей особой символикой.

<< | >>
Источник: Радаев В.В.. Экономическая социология. Курс лекций: Учеб. пособие,— М.: Аспект Пресс, 1997,— 368 е.— (Программа «Высшее образование»).. 1997

Еще по теме Лекция 22. ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ МИР РОССИИ: ПОСТСОВЕТСКОЕ ОБЩЕСТВО:

  1. Лекция 21. ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ МИР РОССИИ:СОВЕТСКОЕ ОБЩЕСТВО
  2. Проблема собственности в постсоветской России
  3. 1.3. Законодательные основы становления рынка ценных бумаг в постсоветской России
  4. Развитие интеграционного сотрудничества России со странами постсоветского пространства
  5. §2.3. ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ТОВАРИЩЕСТВА И ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ОБЩЕСТВА
  6. Лекция 17. МИР ХОЗЯЙСТВА; МОДЕЛИ ОДНОЛИНЕЙНОГО РАЗВИТИЯ
  7. Лекция 18. МИР ХОЗЯЙСТВА: МОДЕЛИ ПАРАЛЛЕЛЬНОГО И ЦИКЛИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  8. Лекция 9. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
  9. Лекция восьмая ИЗМЕНИВШИЙСЯ МИР
  10. Ю. В. АНДРЕЕВ. Лекция 15. КРИТО-МИКЕНСКИЙ МИР
  11. ЛЕКЦИЯ 6. ЕВРОПЕЙСКИЙ МИР В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  12. ЛЕКЦИЯ 3. ИСЧЕЗНУВШАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ - ЗАТЕРЯННЫЙ МИР МАЙЯ
  13. ЛЕКЦИЯ 2. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЙ МИР У ИСТОКОВ ЗАПАДНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  14. Лекция 8. ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ:ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ
  15. Лекция 19. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ИДЕОЛОГИЙ
  16. Хозяйственные общества
  17. Хозяйственные товарищества и общества
  18. Лекция 4. ХОЗЯЙСТВЕННАЯ МОТИВАЦИЯИ ТИПЫ РАЦИОНАЛЬНОСТИ
  19. 1.Хозяйственные товарищества и общества (ст.66 -106 ГК РФ)