<<
>>

Хозяйственная культура и хозяйственная власть.

Сложный характер хозяйственных мотивов человека вызывается тем, что вы-полняя, казалось бы, чисто экономические функции, он выступает одновременно как продукт, носитель и творец культуры.
Последняя является инте1ративным понятием, включающим как минимум три аспекта:

когнитивный — приобретаемые знания и навыки;

ценностный — осваиваемые роли, нормы и ценности;

символический — вырабатываемые способы идентификации.

Соответственно, под «хозяйственной культурой» правомерно понимать совокупность профессиональных знаний и навыков, хо-зяйственных норм, ценностей и символов, необходимых для само- цдентификации и выполнения хозяйственных ролей1.

Культура реализует функции двух основных типов. Во-первых, это регулятивные функции, осуществляемые с помощью готовых концептуальных схем и накопленных информационных баз, общепринятых конвенций и норм, наборов устойчивых ритуалов и символов, с которыми должно соотноситься всякое, в том числе экономическое, действие. Во-вторых, это конституирующие функ- цииу реализуемые через познавательные практики и способы трансляции информации, разыгрывание ролей и переопределение ситуаций в процессе экономического действия1.

Коль скоро в одно определение введены сразу несколько непростых понятий, нужно дать их краткие дефиниции.

В отличие от экономических знаний как совокупности представлений о хозяйственном процессе, профессиональные навыки определяются

1 Другие толкования хозяйственной (экономической) культуры в отечественной литературе см., напр.: Заславская Т.И., Рыбкина Р.В> Социология экономической жизни. Новосибирск: Наука» 1991, С. 110-111; Кузьминов Я. Советская экономическая культура: наследие и пути модернизации // Вопросы экономики, 1992. N2 3. С. 45.

1 См.: ЫМая&о Л СиИиге апй Есопоту / ЗтеЬег N..

5пе4Ьег% Е. (еОз.) ТЬе НапйЬоок оГ Есопогшс 5ос1о1ояу. Р. 27,

80

умением воспроизводить хозяйственные действия, т.е. умением, позволяющим стать непосредственным участником этого процесса. Хозяйственная роль есть иабор требований, предъявляемых к определенной группе, а также способы их выполнения. Например, выбирая роль банкира, человек должен не только знать банковское дело, но и соответствовать вполне определенным ожиданиям, осуществлять рад специфических социально-экономических функций. В свою очередь, исполнение любой роли становится возможным благодара тому, что существуют общественные нормы — формы идеального поведения, общезначимые правила, ограничивающие действия каждого индивида. Еслн, например, берешь деньги в кредит, то обязан вернуть их кредитору, причем, с оговоренным процентом. «Отдавать долги» — одна из общественных норм хозяйственного поведения. За нормами скрываются явления более высокого порядка — общественные ценности: высшие принципы, общие стандарты поведения, уже не связанные с конкретными профессиональными ролями. Скажем, заповедь «не убий» обращена не только к должнику в его отношениях с кредитором, но вообще к каждому человеку, безотносительно к его многочисленным профессиональным и внепрофессиональным ролям. Наконец, символы представляют собой многозначные образы, с помощью которых человек определяет свое место в хозяйственном процессе.

Освоение всего «багажа» знаний и символов, норм и ценностей называют процессом социализации. Приобщение к элементам трудового воспитания, к отношениям возмездного обмена или простым ценовым пропорциям начинается с самого детства. Семья, школа, затем регулярнал работа (плюс для кого-то — армия, а для кого-то — тюрьма) вносят свой вклад в процесс освоения хозяйственных норм. К этому следует добавить непрестанное обучающее воздействие средств массовой информации, небезуспешно влияющих на формирование у населения образцов трудового н потребительского поведения. Общество вырабатывает также систему санкций — вознаграждений и наказаний, подкрепляющих выполнение общественных норм.

Применяемые в хозяйственной сфере санкции мо1уг реализовываться как в экономических (оплата труда, прибыль, штрафы, налоговые льготы), так и в неэкономических формах (утверждение власти, повышение престижа, членство в закрытой организации). Благодаря успешной социализации и эффективному применению санкций, становится возможной бо-лее или менее слаженная деятельность хозяйственного организма.

Наличие общих норм и ценностей, значений и интерпретаций не уничтожает почвы для возникновения конфликтов. Что ее формирует? В любом обществе воспроизводятся неравные стартовые

81

С> 1841

условия для хозяйственной деятельности, сохраняется неравномерное распределение хозяйственных ресурсов и вознаграждений. Следовательно, существуют и разные, часто противоположные, групповые интересы. В борьбе за ресурсы одни группы пытаются подчинить себе другие и добиться господства над ними. В этом случае мы говорим об отношениях хозяйственной власти, или о возможности субъекта (индивида, группы) реализовать свои хозяйственные интересы независимо от интересов других субъектов (не суть важно, совпадают интересы «властвующих» и ¦подчиненных» или не совпадают)3. Власть включает следующие элементы:

право на истолкование событий и выдвижение целей развития;

особые позиции в распределении ресурсов, готовой продук-ции, доходов;

контроль за доступом к информации как особому ресурсу;

возможность диктовать правила деятельности, запрещать те или иные ее виды;

способность оказывать личное влияние на людей.

Власть реализуется путем прямого насилия, экономического принуждения или легитимного господства посредством утверждения авторитета. Последний в свою очередь может опираться на силу закона или обычая, впеллировать к особым личным качествам власть имущего или к абстрактным высшим ценностям. Власть как социальное отношение трудно поддается формализации и про-являет себя скорее опосредованно, через косвенные признаки. К такого рода признакам относятся формальные и неформальные статусы (ранги) и сопряженные с ннми привилегии.

Первые определяются местом субъектов в общественных иерархиях, вторые же представляют их исключительные права на доступ к отраничен- ным ресурсам и вознаграждениям. В целом властные отношения пронизывают всю хозяйственную систему4.

Вооружившись исходными определениями, попробуем далее на примере ряда ключевых экономических понятий продемонстрировать в серии фрагментов социальный характер экономического действия.

'См.: \УеЪег МТЬе ТЬеогу о!"8осШап<3 Есопопйс Ог^ашглтюп. 1Ч.У., Сйепсое, Ргее Ртек, 1947. Р. 152.

4 «Включение критерия властного контроля и распоряжения (УеЛвипвзве- »а11) в социологическую концепцию экономического действия носит существен-ный характер» ( ИЬЬег М. Есопошу гпд 5оае1у. \о\. I. Вегке1еу, 1ЫуеГ5]|у оГСаЬТог- п!а Рге$$, 1978. Р. 67).

Собственность и власть. Экономистам так и ие удалось в полной мере избавиться от юридического толкования собственности в духе Римского права — через категории владения, распоряжения и пользования. Безусловно, юридическая сторона собственности имеет принципиальное значение. К примеру, одно только изменение закона о наследовании в пользу права первородства или, на-против, равного раздела имущества, введение запретительного или льготного налога иа его передачу способны, по справедливому замечанию А, Токвиля, за пару поколений в корне изменить всю структуру хозяйства. Но А, Токвиль говорил и о том, что «законы... суть продолжение обычаев»5.

Для иас собственность выступает, во-первых, как совокупность социальных норм, санкционирующих те или нные экономические действия. Причем, эти нормы вовсе не обязательно фиксируются в законах или контрактах. Более того, правовое закрепление отнюдь не отменяет необходимости социального признания норм. Например, закон может разрешить фермерскую деятельность. Но нужно еще, чтобы вас признали «фермером» и ие сожгли ваше хозяйство. Во-вторых, собственность представляет собой непосредственное выражение хозяйственной власти и контроля за ресурсами в обществе, где субъекты обладают разным «потенциалом на-силия». Мобилизация этого потеициала резко сужает и добровольность, и рациональность выбора вариантов.

Исторически всякая частная собственность вытекала из источ-ника власти как постепенное узурпирование особых прав жреца-ми и военачальниками — субъектами насилия и толкователями сакральных (священиых) смыслов. Но и в дальнейшем собственность остается прямым порождением и оформлением полномочий власти и авторитета*. Особенно ярко это проявлялось в древних обществах «азиатского деспотизма», а в XX столетии — в обществах советского типа. Здесь реальные отношения собственности, относительно независимо от их законодательного оформления, остаются подвижной рамкой, которая постоянно реконструируется политической и символической властью7. Таким образом, власть выступает как узурпирование деятельиостных ресурсов, ограничивающее права других субъектов на эти ресурсы. А собственность

Токвиль А. Демократия в Америке. М.: Прогресс, 1992. С. 57-59, 77.

^Собственность имела всегда своим основанием силу, за которою стояло и нравственное право» {Столыпин П.А. Нам нужна великая Россия. М.: Молодая гвардия, 1991- С. 89).

7Эти отношения так и принято называть — «власть-собственность» (см., напр.: Васильев Л.С. История Востока. Т. I. М: Высшая школа, 1994. С. 66-70).

становится структурным оформлением властных отношений, рамкой легитимной хозяйственной деятельности.

Труд и социализация. С технико-экономической точки зрения труд выступает как целесообразная деятельность человека, приспосабливающая вещество природы к его потребностям. Экономическая сторона труда раскрывается в использовании рабочей силы (в том числе посредством ее купли-продажи) как ограниченного ресурса в соединении с другими ресурсами или факторами производства с целью получения вознаграждения. Экономист может обратить внимание на процесс принятия решений или размеры привлекаемого «человеческого капитала», но этим его интерес в основном и ограничивается.

Между тем существует нная, социологическая сторона труда, где он выступает как процесс социализации. Трудовой процесс становится организационной рамкой, посредством которой происходит вхождение человека в коллектив, характеризующийся своими 1руппами интересов и относительно закрытыми коалициями, особыми ритуалами и стратегиями взаимодействия. Здесь человек приобщается к установленному порядку и становится объектом наблюдения, контроля и дисциплинарного воздействия. Превращаясь в работника, он осваивает отнюдь не одни только профес-сиональные роли. Ои узнает, что значит быть «начальником» или «подчиненным», «лидером» или «аутсайдером», «товарищем» или «коллегой», «передовиком» или «отстающим».

В процессе труда человек учится получать и передавать информацию, реагировать на давление извне и разрешать конфликтные ситуации, дозировать собственные усилия и изображать усердие, устанавливать связи и иврабатывать авторитет. В этом процессе обнаруживается когнитивный элемент, связанный с получением новых навыков и познанием предметной стороны мира, а также эстетический элемент, выражающийся в придании продукту некой законченной формы. Труд является обменом деятельностью в самом широком смысле слова. И даже индивидуальный труд во-площает- ннтернализованные нормы, выработанные в процессе такого обмена. Труд — это школа социализации, в которой проходит весомая часть всей нашей жизни. И иаряду с производством продуктов н услуг, труд выступает как производство и воспроизводство самого человека.

Воспроизводство человека в труде не всегда происходит благополучно. В одних случаях человек, принудительно или добровольно, включается в трудовой процесс, зажатый в тиски социальных условий, которые являются внешними и чуждыми для него, более того, порабощают человека, делают его труд бессмысленным, уродующим морально и физически. Причем человек своими собствеи- ными руками и мыслями продолжает воспроизводить эти социальные условия. К, Маркс называл такое состояние отчуждением труда. В других случаях человек выполняет трудовые функции, вступая в отношения, неурегулированные социальными нормами: правила и предписания в данной области еще не выработаны, или они существуют, но отвергаются определенными 1руппами. Здесь на поверхность иередко прорываются ие лучшие человеческие качества — в ввде безудержной алчности или безжалостной конкуренции. Подобные выпадения из иормативной среды были названы Э. Дюркгеймом состоянием аномиЛ Оба состояния указывают на принципиальное значение социальных условий трудовой деятельности и на различия ролей, которые они играют в трудовом процессе.

Распределение и справедливость. Нормы распределения ресурсов складываются не просто из калькуляции затрат и максимизации чистой выгоды. Они испытывают сильное воздействие существующих представлений о справедливости и выражают принципы, несводимые к текущим экономическим интересам, ибо за ними стоят нравы и обычаи данного народа9. «Справедлива» ли установленная цена, «справедлива» ли взимаемая норма процента, «справедлива» ли оплата затраченных трудовых усилий? Игнорировать эти вопросы ие рекомендуется, даже если здесь усматривается противоречие рациональным экономическим расчетам.

За устойчивыми представлениями о так называемой справедливой цене могут скрываться самые разные вещи: традиция («мы всегда платили за этот товар именно такую цену»); представления о про-изводственных издержках («этот товар не может стоить столько»); знание аналогичных цен других продавцов («здесь совсем другие цены»); наконец, просто возможность заплатить предложенную цену («мы всегда могли это купить»). Полагаем, что «справедливая цена» является относительно независимым центром, вокруг которого происходят ценовые колебания. Этот центр принципиально отличен от стоимостной основы цен независимо от того, измеря-

1 Сопоставление двух классических концепций отчуждения и аномии см.: Ьикез 5. МепаГюп эп<1 Апогше / ГтфегЛ. IV. ДО.). АИешйюп ап<11 Ье 5осШ $у$1ет. 1Ч.У., ЬЬп ТО1еу апа 5опз, 1971. Р. 24-32.

9 «Политико-экономическая доктрина обязана включать интерпретацию общественного блага, исходящую из концепции справедливости... Справедливость, определяемая как честность, не находится, так сказать, на милости существующих потребностей и интересов» (Я<2Н"& ТЬе Сопсер! оГ Лх$йсе т РоШгса1 Есопоту / НаНп Е, НоШз М РЬШкорЬу ап<1 Есопогшс ТЪеоху. 1Ч.У,, ОхГогд ищуегзйу

Рге$5, 1979. Р. 164, 166).

ется последняя затратами производителя или сравнительной ценностью для покупателя. Возникновение второго центра указывает на более сложный характер ценообразования по сравнению с тем, который рисуется механизмом предельных издержек10.

Подобные замечания относятся и к представлениям о «справедливой плате за труд». Работники соотносят уровень текущей оплаты со множеством параметров: с прошлым уровнем оплаты; оплатой на других предприятиях и даже в других городах; с ростом цен на предметы потребления; с доходами предприятия. Прн этом представления о справедливости очень часто оказываются важнее чисто экономических расчетов. Так, мизерная недоплата по срав-нению с коллегами по работе, не играющая решительно никакой роли с точки зрения покупательной способности, способна вызвать сильное социальное раздражение и породить конфликт (который, возможно, обойдется конфликтующим сторонам намного дороже).

Древнейшее требование распределения по труду невозможно свести к техническому принципу калькуляции затрат. Более того, с расчетной точки зрения распределение по количеству и качеству труда — принцип весьма противоречивый (какие затраты труда следует брать в расчет, в какой мере учитывать результаты, как определить его «качество» и т.п.)11. Но главное, распределение по труду — это этико-экономическое требование, которое находится в зависимости от представлений о «справедливой оплате» и, в частности, от того, чтб в данном сообществе считается «производительным трудом». Известно, например, что в нашей стране и при советском, и при постсоветском режимах базовые ставки заработной платы рядовых научных работников значительно ниже, чем водителей автобусов. Объясняется это, полагаем, не столько соображениями функциональной целесообразности, сколько укорененным представлением об умственной работе как «игре», не могущей считаться «настоящим трудом».

<< | >>
Источник: Радаев В.В.. Экономическая социология. Курс лекций: Учеб. пособие,— М.: Аспект Пресс, 1997,— 368 е.— (Программа «Высшее образование»).. 1997

Еще по теме Хозяйственная культура и хозяйственная власть.:

  1. §2.3. ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ТОВАРИЩЕСТВА И ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ОБЩЕСТВА
  2. 2.5.8. Осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций 2.5.9. Использование посредников при осуществлении хозяйственных операций
  3. Образование хозяйственных объединений
  4. 13. Документирование хозяйственных операций
  5. Хозяйственные товарищества и общества
  6. ДОКУМЕНТИРОВАНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОПЕРАЦИЙ
  7. область хозяйственного строительства
  8. § 2.3.1. Хозяйственные товарищества
  9. 2.5. Документирование хозяйственных операций
  10. 1.7. Хозяйственные преступления
  11. Хозяйственная единица.
  12. 1.Хозяйственные товарищества и общества (ст.66 -106 ГК РФ)