<<
>>

1. Формы торговли

С содержательной точки зрения, торговля является относительно мирным способом приобретения товаров, не имеющихся в свободном доступе. Торговля носит внешний характер по отношению к группе и в этом смысле подобна таким привычным для нас видам деятельности, как охота, поработительные набеги или пиратские рейды.
Во всех этих случаях продукты приобретаются и привозятся издалека. От поиска дичи, богатств, редких растений или экзотических животных торговлю отличает двусторонность движения товаров, что также обеспечивает ее, в целом, мирный и относительно постоянный характер.

С формальной точки зрения, торговля — это движение продуктов через рынок. Все товары [соттосНИез] (предметы, произведенные для продажи) — это потенциальные объекты торговли. Один товар движется в одном направлении, другой — в противоположном; это движение контролируется ценами, торговля и рынок неразрывно связаны между собой [со-1егпипои5]. Всякая торговля — это рыночная торговля.

Опять-таки, подобно охоте, пиратскому набегу или поисковой экспедиции, торговля — это скорее групповой, нежели индивидуальный вид деятельности.

В этом отношении она весьма близка к организации процессов ухаживания и заключения брака, часто сопряженных с приобретением жен издалека более или менее мирными средствами. Таким образом, торговля возникает в процессе взаимодействий разных сообществ, где одной из целей является обмен товарами. Подобные взаимодействия, в отличие от ценообразующих рынков, не устанавливают пропорции обмена [га1ез оГ ехсНапее], напротив, они предполагают уже заданные ставки. Здесь не важна личность отдельного торговца, нет и мотивов индивидуальной выгоды. В целом — это коллективное действие, как в случае, если группа напрямую встречается с членами другой группы на берегу с целью обмена, так и в случае, когда вождь или лидер один действует от имени сообщества, собрав товары «на экспорт» от его членов.
Обмен между «партнерами по торговле» — явление распространенное, однако столь же распространено партнерство в области ухаживания и заключения брака. Индивидуальные и коллективные действия здесь тесно переплетены.

Акцент на «приобретении товаров издалека» как конститутивном элементе торговли показывает господствующую роль, которую играла заинтересованность в импорте на ранних этапах истории торговли. В XIX в. резко возрос интерес к экспорту, что является типично формальным феноменом.

Поскольку при торговле предметы перемещаются на некое расстояние, причем это перемещение происходит в двух направлениях, она по природе своей имеет ряд составляющих (таких, как акторы [регзоппе!], товары, перевозка, встречные потоки), каждую из которых можно разделить на основе социологически или технологически значимых критериев. Мы надеемся, что анализ этих четырех факторов позволит нам лучше понять изменение роли торговли в об-ществе.

Сначала рассмотрим, что за акторы участвуют в процессе торговли.

«Приобретение товаров издалека» может осуществляться либо по мотивам, связанным с положением торговца в обществе и, как правило, включающим элементы служения обществу (статусный мотив); либо ради материальной выгоды, которую торговец получит для себя лично в результате акта покупки и продажи (мотив прибыли).

Несмотря на великое множество возможных сочетаний этих мотивов, в качестве двух основных, противоположных друг другу мотивов можно выделить честь и долг, с одной стороны, и прибыль — с другой. Если «статусный мотив», как это довольно часто бывает, подкрепляется материальным вознаграждением, последнее, как правило, не принимает форму лишь чистой выгоды, полученной в результате обмена. Это скорее сокровище или пожалование доходами от землевладения, дарованные торговцу королем, церковью или феодалом. При таком раскладе выгода, получаемая торговцем в результате обмена, как правило, совсем не велика и совершенно не сопоставима с богатством, которое дарует феодал изобретательному и успешному предпринимателю.

Таким образом, тот, кто занимается торговлей по долгу службы и из соображений чести, становится богатым, в то время как тот, кто гонится за грязными барышами, остается бедным, что в результате служит еще одной причиной, объясняющей, почему в примитивном обществе мотивы выгоды остаются в тени.

Другой способ подойти к вопросу об акторах-участниках торговли — рассмотреть проблему с позиций жизненных стандартов, которые сообщество этих людей полагает соответствующими их статусу.

В целом, в примитивном обществе торговец может занимать положение только либо на вершине социальной лестницы, либо у ее основания. Первый случай предполагает лидерство и правление, ибо их требуют политические и военные условия торговли. Во втором случае, жизнь торговца — это тяжкий труд. Данный факт очень важен для понимания организации торговли в Древнем мире. Тогда не могло быть торговцев (по крайней мере среди граждан), которые принадлежали бы к среднему классу. Если не считать Дальнего Востока, который мы здесь не рассматриваем, есть только три серьезных примера существования многочисленного среднего класса в досовременную эпоху: купец-эллин, потомок метеков в городах-государствах Восточного Средиземноморья; вездесущий исламский купец, который перенял морские традиции эллинов и направился к восточному базару; наконец, в Западной Европе — потомки людей, названных А. Пиренном «плавающими отбросами» [ПоаПпе 5сиш], — своего рода континентальные метеки второй трети Средневековья. Классический средний класс, выделенный Аристотелем, был классом землевладельцев, а вовсе не торговым классом.

Третий способ анализа акторов—участников торговли — более узко исторический. В древности торговцы различались на тамкарумов [Гашкагит] (т.е. метеков ИЛИ чужестранцев, постоянно проживающих в стране) и просто «чуже-странцев».

Тамкарумы доминировали в Месопотамии со времен Шумера до появления ислама, т.е. более трех тысяч лет. Для Египта, Китая, Индии, Палестины, Центральной Америки (до ее завоевания) и коренных народов Западной Африки это был единственный тип торговца.

Метек появился на исторической сцене в Афинах и некоторых других греческих городах как купец низшего сословия, превратившись вместе с развитием эллинизма в прототип представителя грекоговорящего или левантийского торгового среднего класса, распространившегося от долины Инда до пролива Гибралтар. Тип чужестранца, конечно же, встречается повсюду. Он занимается торговлей со своей «чужестранной» торговой командой и на чужеродной почве; он не является членом сообщества, в котором торгует, не имеет даже приниженного статуса чужестранца, проживающего на данной территории постоянно; он принадлежит к совершенно другому сообществу.

Четвертый критерий разделения акторов в торговле — антропологический. Этот критерий является ключом к пониманию своеобразной фигуры торговца- чужестранца. Хотя число «торгующих народов», к которым принадлежали такие «чужестранцы», сравнительно невелико, их было достаточно для того, чтобы образовать широко распространенный институт «пассивной торговли» [разз^е 1гас1е]. «Торгующим народам» была свойственна и внутренняя дифференциация: жизнь подлинно «торгующих народов» (таких, как финикийцы, жители фини-кийской колонии Гады , родосцы, в какие-то периоды — армяне и евреи) была целиком построена на торговле, которой прямо или косвенно было занято все население. Для другой, более многочисленной, группы торговля являлась лишь одним из видов деятельности, которым время от времени занималась значительная часть населения, что предполагало путешествия в чужие страны (порою с семьей) на более или менее продолжительное время. Примерами таких групп служат народы хаусса и мандинго Западного Судана. Мандинго известны также как дуала, однако, как недавно выяснилось, так их называли только при занятии торговлей в других странах. До обнаружения этого факта они воспринимались жителями страны, где торговали, как самостоятельная народность.

Перейдем ко второму фактору — товарам. На ранних этапах организация торговли была дифференцирована в зависимости от того, какие товары перевозились, на какое расстояние, какие препятствия при этом приходилось преодолевать торговцам, в каких политических и экологических условиях происходила торговля. По этой причине всякая торговля по определению конкретна. Такой делают ее товары и их перевозка. Это означает, что не может быть торговли «вообще».

Если мы не понимаем эту посылку до конца, то не сумеем понять и того, как на ранних этапах происходило развитие институтов торговли. Решение о приобретении какого-то одного вида товаров — произведенных на определенном расстоянии, в определенном месте, — отлично от аналогичного решения о другом виде товаров, находящихся в другом месте. В силу этого торговые операции — дискретны. Они ограничены конкретными действиями, каждое из которых осуществляется поодиночке и не ведет к развитию постоянного занятия. Римское «социетас» [зоаеШз], так же как позднее и «комменда» [соттепйа] , являлось торговым партнерством, ограниченным единичными операциями. Единственным исключением было «социетас публиканорум» [зоае^аз риЪН- сапогит] , которое занималось сбором налогов на земельную собственность и договорные сделки: это было постоянное предприятие. Постоянных торговых ассоциаций не возникало вплоть до эпохи современности.

Специфика торговли усиливается естественным образом в силу необходимости приобретения импортных товаров в обмен на экспортные. В нерыночных условиях импорт и экспорт происходят в разных режимах. Процесс сбора товаров для экспорта практически не связан с процессом размещения импортируемых товаров и относительно независим от него. В первом случае это могут быть дань, налог, феодальные подати или любые другие каналы, по которым продукты стекаются в центр, в то время как распределяемые импортные товары могут двигаться различными путями. Положение об освобождении от уплаты налогов (8е15асЫЬе1а) в Своде законов царя Хаммурапи делает исключение для так называемых товаров зти — некоторых импортных товаров, переданных правителем через торговца-тамкарума арендаторам, желавшим обменять на них какую-то свою продукцию. Торговля на дальние расстояния ацтекской фуппы почтеков в Центральной Америке (до завоевания) отчасти характеризуется схожими чертами.

То, что природа создавала различным, рынки делают одинаковым. Могут быть сглажены даже различия между товарами и их транспортировкой, поскольку и то, и другое может быть куплено и продано на рынке: одно — на товарном, другое — на грузовом и рынке страхования. И в том, и в другом случае есть спрос и предложение, цены складываются сходным образом. Транспортировка и сами товары — эти составляющие элементы торговли — получают единое выражение в терминах издержек. Следовательно, чрезмерное внимание к рынку и его искусственной однородности ведет к построению скорее хорошей экономической теории, нежели хорошей экономической истории. В конце концов мы обнаружим, что торговые пути, равно как и средства транспортировки, могут иметь ничуть не меньшее значение для институциональных форм торговли, чем типы перевозимых товаров. Ведь во всех этих случаях гео- фафические и технологические условия переплетаются с социальной структурой общества.

Принимая тезис о том, что торговля — это двусторонний процесс, мы можем выделить три ее типа: торговля как обмен дарами, централизованная торговля и рыночная торговля.

Торговля как обмен дарами 1гас1е] связывает партнеров отношениями реципрокности; такие отношения возникают между гостями-друзьями, партнерами по «куле», имеют место на пирах, которыми сопровождались гостевые поездки. Более тысячелетия торговля между империями осуществлялась как обмен дарами, и никакая другая форма двусторонности не отвечала бы лучше фебованиям того времени. Организация торговли тогда, как правило, сопровождалась особым церемониалом, предполагавшим участие обеих сторон, посольств, политические переговоры между вождями и королями. Товары были сокровищем, предметами, предназначенными для элиты. Связанные с гостевыми поездками пиры занимали промежуточное положение, обстановка на них могла быть более «демократичной». Однако контакты такого рода были скудными, акты обмена — немногочисленными и далеко отстоящими друг от друга во времени.

Централизованная торговля [ас1т1Ш51егес1 1гас1е] строится на отношениях, имеющих в своей основе более или менее формальные соглашения. Поскольку движущей силой для обеих сторон здесь выступает, как правило, заинтересованность в импорте, то торговля направляется по каналам, контролируемым правительством. Обычно и торговля на экспорт организована подобным образом. В результате вся торговля осуществляется административными методами. Это касается также организации бизнеса, в том числе правил относительно пропорций, в каких обмениваются товары, портовых услуг, взвешивания, проверки качества, физического обмена товаров, складирования, хранения, контроля за торговым персоналом, регулирования «выплат», кредитов, дифференциации цен. Некоторые из этих моментов естественным образом связаны со сбором товаров на экспорт и размещением импорта; оба направления относятся к перераспределительной сфере национального хозяйства. Товары, предназначенные для взаимного импорта, стандартизованы в отношении качества и упаковки, веса и других легко устанавливаемых параметров. Только такие товары могут участвовать в торговле. Пропорции задаются теми или иными простыми единицами; в принципе, все акты торговли здесь идентичны.

Все эти процедуры не предполагают обсуждения и торга; пропорции задаются единожды и распространяются на всех. Однако необходимости подстраиваться под меняющиеся обстоятельства избежать нельзя, и поэтому по поводу ряда условий, за исключением цены, практикуется торг. Он затрагивает способы измерения товара и оценки его качества, выбор средства платежа. Возможны бесконечные споры относительно качества продуктов питания, веса задействованного груза, валютных курсов, если в одной сделке используются разные валюты. Часто возникает «торг» даже по поводу «прибыли». Разумеется, все это происходит для того, чтобы сохранить неизменные цены. Если, например, в экстренном случае, необходимо приспособить цены к реальной ситуации в сфере поставок, это называется торговлей «два к одному» или «два с половиной к одному», т.е., как бы мы сказали, со 100-процентной или 150-процентной прибылью. Этот метод торга по поводу прибыли при стабильных ценах, достаточно распространенный в древнем обществе, использовался в Центральном Судане вплоть до XIX в.

Централизованная торговля предполагает наличие относительно постоянных торговых учреждений — правительств или в крайнем случае компаний, наделенных соответствующими полномочиями. С правителями своей страны отношения строятся на неформальной основе, как и в случае традиционных отношений. Однако на межгосударственном уровне торговля предполагала формальные соглашения даже в относительно ранние периоды второго тысячелетия до н.э.

Административные формы торговли, будучи однажды основаны в том или ином регионе под священной защитой богов, могут использоваться без какого бы то ни было предварительного соглашения. Как уже становится ясно, основной институт здесь — это торговый порт как место централизованной международной торговли. Торговый порт обеспечивает военную защиту жителям внутренней части страны, гражданскую защиту иностранным торговцам, условия для якорной стоянки, разгрузки и складирования, вознаграждение закон-ной власти, соглашение по поводу пропорций обмена разных товаров, продаваемых в комбинации с другими товарами.

Рыночная торговля [тагке* 1гас1е] — третья типичная форма торговли. Формой интеграции, связывающей партнеров друг с другом, здесь выступает обмен. Этот относительно современный вариант торговли просто заполонил материальными богатствами Западную Европу и Северную Америку. Хотя и не столь активно как раньше, этот вариант торговли по-прежнему остается наиболее важным. Спектр предметов, подлежащих торговле (т.е. товаров), практически неограничен, и организация рыночной торговли следует по пути, очерченному механизмом «спрос — предложение — цена». Рыночный механизм применим к огромному числу ситуаций, так как его можно использовать для обращения не только с товарами, но и вообще с каждым отдельным элементом торговли (хранением, транспортировкой, оценкой риска, кредитом, платежами и т.п.) путем формирования особых рынков — грузовых, страхования, краткосрочных кредитов, капитала, складских помещений, банковских услуг и т.д.

Основной интерес экономического историка ныне смещается в сторону следующих вопросов: когда и каким образом торговля оказалась связанной с рынками? Когда и где мы можем обнаружить общий результат этого процесса, т.е. рыночную торговлю?

Осталось сказать, что такие вопросы снимаются формально логическими рассуждениями, в которых торговля и рынок сливаются в одно неделимое целое.

<< | >>
Источник: Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др.. Западная экономическая социология: Хрестоматия современной классики Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; Пер. М.С. Добряковой и др. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН),2004. — 680 с.. 2004

Еще по теме 1. Формы торговли:

  1. Формы организации и содержание биржевой торговли
  2. Формы торговли, использование денег и элементы рынка
  3. 7.6. Розничная торговля. Аптеки как учреждения розничной торговли лекарственными средствами
  4. 7.5. Оптовая торговля. Особенности оптовой торговли лекарственными средствами
  5. 2.3. Учет НДС при реализации товаров (работ, услуг), облагаемых по разным налоговым ставкам 2.3.1. Реализация товаров по разным ставкам НДС на примере организации торговли В организации розничной торговли
  6. Оптовая торговля
  7. Организация процесса торговли ценными бумагами
  8. Розничная торговля
  9. Розничная торговля
  10. Требования к организаторам торговли
  11. Управление торговлей
  12. 22. подход к торговле
  13. 111. ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ
  14. Торговля.
  15. Организатор торговли
  16. Признанные организаторы торговли
  17. РОЗНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ
  18. ОПТОВАЯ ТОРГОВЛЯ
  19. Развитие торговли.
  20. Развитие английской торговли и промышленности.