Конфликты по поводу власти

Два противоположных стремления — добиться соб­ственной власти и избежать чужой — неизбежно порож­дают конфликты. Добившиеся власти стремятся подчи­нить своей воле других, а другие стараются избежать такого подчинения. Поскольку первые — короли, тира­ны, диктаторы или просто непосредственные начальни­ки — оказываются сильнее (ибо у них больше рычагов давления), вторые избавляются от чужого диктата вти­хомолку, благодаря скрытому неподчинению. Когда это не срабатывает, а давление сверху возрастает, они при­бегают к формам открытого сопротивления.

Вполне демократичный руководитель, советующий­ся с ближайшими коллегами, обязательно столкнется с теми, кому непонятна, или неприемлема, либо невы­годна его программа. Так, политика в защиту дворян­ских интересов наталкивается на сопротивление бур­жуазии, имеющей совершенно иные интересы, другой статус и источники обогащения. Расширяя привилегии для одних групп населения, правитель обделяет дру­гие. Угодить всем и каждому невозможно в принципе.

Если правитель мудр и опытен, если у него хватает терпения со всеми советоваться, всех выслушивать и каждому угождать, то результатом становится компро­миссная политика, скроенная из лоскутков взаимных уступок, половинчатых мер, непоследовательных дей­ствий. Она — результирующая совокупности конфлик­тных ситуаций, которые удалось решить мирным путем.

Если руководитель властолюбив, своеволен, неус­тупчив, он стремится провести свою линию, не счита­ясь с интересами и мнением других. Он не советуется и не уступает, он навязывает и диктует решения. Это и есть единоличная власть. Бессильные подчиненные способны только на одно — затаиться и ждать шанса, чтобы высказать накопившееся недовольство.

Самый простой способ заставить людей сделать что- либо — заплатить им. Поскольку деньги — универсаль­ное средство решения всех материальных затруднений, они знакомы всем слоям населения. Улучшить матери­альное положение стремятся все люди, такова их при­рода. Большие деньги позволяют им добиться этого.

Проблема подобного способа решения конфликтов заключается в том, что к большим деньгам люди посте­пенно привыкают, считая их чем-то само собой разуме­ющимся, и со временем ожидают увеличения суммы, поскольку у них уже выросли потребности и расшири­лись запросы. Если руководителю негде взять деньги, накапливается недовольство. Неувеличивающиеся зара­ботная плата или привилегии выполняют роль уже не позитивного, а негативного мотиватора. Привычка к хорошей жизни хороша для одних и плоха для других — для тех, кто должен ее обеспечивать.

Чиновник, не получивший очередного повышения оклада или должности, начинает изыскивать иные источники поощрения. Самым распространенным яв­ляется взяточничество. Чиновник требует денег за

Ш

подпись на документе, разрешающем ваш бизнес или дающем право на лицензию, хотя обязан поставить ее в силу своих должностных задач. Он намеренно созда­ет клиенту препятствия, преувеличивает трудности, на­бивая высокую цену. Поскольку делается это втихую, скрытно, поймать зарвавшегося чиновника непросто. Если правительство смотрит на подобное обогащение терпимо, злоупотребления служебным положением принимают массовый характер.

Утолить всеобщую потребность в служебном росте и увеличении оклада у руководства нет возможности. Желающих слишком много, а ресурсов слишком мало. Власть и деньги — редкие блага. Это означает, что на всех желающих их не хватит.

Если служащие компании не получают ожидаемо­го вознаграждения, они уходят в другую.

Но перейти из одного государства в другое гораздо сложнее. Надо менять гражданство, получать визу, при­спосабливаться к новой культурной среде, терять старых друзей и место жительства и т. д. Подсчитав потери, многие недовольные понимают, что дешевле им обойдет­ся свержение существующего строя.

Другим способом заставить людей делать то, чего хочешь ты сам, выступает сила. Когда денег нет, или правитель убеждается в их неэффективности, он при­бегает к авторитарным методам управления — приме­няет грубую физическую силу, политические репрес­сии, командные методы.

Зачастую сила эффективнее денег. За деньги надо тор­говаться, считая выручку и потери, уступая противнику. Но когда речь идет о применении силы, люди в первую очередь заботятся о том, как бы уцелеть, сохранив семью, свою жизнь, имущество и здоровье. Смертная казнь ока­зывается самой эффективной мерой, перед которой все другие средства отступают. Кто посмеет ослушаться при­каза, если за это можно лишиться жизни?

В традиционных обществах с неразвитой системой защиты гражданских и человеческих прав господствова­ло силовое принуждение. Феодалы принуждали подчи­няться крестьян, царь принуждал подчиняться феодалов. Средневековые пытки и репрессии типа опричнины помогали держать людей в страхе.

Кардинал Франции Ришелье в течение восемнад­цати лет фактически правивший страной, ради укреп­ления абсолютизма жестоко преследовал своих против­ников из числа оппозиционно настроенной знати, приказывая сносить их родовые замки и усадьбы. Ан­глия, считавшаяся оплотом парламентаризма и демо­кратических устоев, лишь в XVII в. ликвидировала ин­ститут пыток, которые применялись для устрашения и верхов, и низов общества.

У принуждения, как и у денег, также есть оборот­ная сторона.

Оказывается, даже при решении простых задач наказание гораздо менее эффективно, чем воз­награждение. Правитель развивает в подданных комп­лекс страха и скрытого сопротивления. К тому же при­нудительный труд наименее производителен. Стало быть, добиться процветания общества при его посредни­честве невозможно. В лагерях принудительного труда приходится держать много охранников, при тирании — много чиновников-контролеров, чиновников-судей, по­лицейских, доносчиков и т. д. А это лишние расходы.

Когда подавляемые не могут взбунтоваться или бе­жать, они замыкаются в себе, становятся апатичны­ми. Правильно выполняя порученное дело, они не проявляют инициативы и не приносят большой при­были. Они стремятся ограничить сделанное тем мини­мумом, который позволяет избежать наказания.

Если человека все время наказывать физически, он постепенно слабеет и даже тупеет. Люди при этом, конечно же, не теряют рассудок, но ведут себя как ленивые и небрежные работники, хотя на самом деле остаются разумными и способными индивидами. Од­нако те, кто ими управляют, с готовностью принимают видимость за сущность.

Российские помещики нередко говорили, что кре­постные, которых они нещадно пороли, были глупыми людьми, имевшими разума не больше, чем животные. Американские и бразильские плантаторы думали то же самое относительно чернокожих рабов. Аналогичная ситуация имела место в нацистских и советских конц­лагерях.

Нельзя заставить ювелира или художника создавать шедевры, принуждая их силой. Стало быть, научного, технического и культурного прогресса добиться прину­дительным управлением невозможно. Ане добившись прогресса, ты рискуешь остаться в хвосте у конкурен­тов. В результате страна перестает быть сверхдержавой И у нее нет достаточного международного авторитета.

Регулярное применение физической силы или поли­тического прессинга, как и регулярное применение 502 денежного вознаграждения, в конечном итоге пере­стают давать тот эффект, ради которого они стали использоваться.

Если деньги считать пряником, а силу— кнутом, то постоянное применение одного из них ситуацию не улучшает, а ухудшает. Ребенок, привыкший постоянно получать конфетку, с какого-то момента перестает что- либо выполнять, пока не получит новую порцию возна­граждения. Он зацикливается На конфетах. А тот, кого постоянно наказывают, впадает в хронический страх.

В свое время Н. Макиавелли предупреждал, что позитивное вознаграждение должно быть редким, что­бы его научились ценить. Негативное наказание так­же должно быть редким, но к тому же и очень силь­ным, чтобы у подданных не возникло даже желания отомстить обидчику.

Согласно современным воззрениям, негативное наказание эффективно там, где вы стремитесь при­учить людей чего-то не делать, а позитивное — там, где дела обстоят наоборот.

Разумное правление заключается в поиске оптималь­ного соотношения негативных и позитивных методов. Современная демократия очень строго, даже жестоко, наказывает нарушителей закона, а законопослушным гражданам предоставляет максимальную самостоятель­ность в их маленьком жизненном пространстве.

Третий способ добиться послушания можно на­звать ритуальным. В японских фирмах перед началом рабочего дня служащие исполняют гимн своей компа­нии и торжественно поднимают знамя. Благодаря уча­стию и священников, и паствы в многочисленных и сложно построенных ритуалах католическая и право­славная церкви добиваются не только послушания, но и солидарности, и преданности общему делу. Египетс­кие фараоны и европейские монархи, тонко чувствуя психологию человека, уделяли торжественным цере­мониям и ритуалам чуть ли не все свое время. Поддан­ные, солидарные с монархом, чувствовали приобщен­ность не к конкретной личности правителя, а к чему-то более высокому и важному, Что стоит над всеми ними. Король правил не от своего имени, а от имени высше­го существа. Его подданные служили Богу, выполняя конкретные поручения правителя. Вожди участвовали вместе со своим племенем в многочисленных обрядах и посвящениях, каждый раз доказывая соплеменникам, что и они находятся на службе у того, кто стоит выше земных правителей.

Гораздо чаще встречаются ситуации, когда в госу­дарстве есть одно, но нет другого. Есть масса ритуалов и традиций, но нет харизматического лидера. Сегодня мы с ностальгией вспоминаем военные парады на Красной площади, демонстрировавшие величие и не­сокрушимость социализма. Но нам неприятно вспоми­нать послевоенное поколение советских вождей, так как их личные качества и управленческие способности намного уступали величию военных ритуалов. Долгое время советские люди верили в коммунистическое будущее и с энтузиазмом трудились на общество, час­то жертвуя самыми элементарными удобствами. На­род ощущал не только вдохновенный подъем, но и высокий дух солидарности, единства, окрыленности высокой целью, к которой стремился. Постепенно обе­щанные сроки наступления коммунизма проходили, и иссякал творческий порыв. Наши лидеры допустили серьезную ошибку, назначив точную дату наступления светлого будущего. Но у них уже не оставалось выхо­да, так как из-за бездарности и несоблюдения этичес­ких принципов они потеряли харизматический ореол, предстали обыкновенными карьеристами и чинушами.

<< | >>
Источник: Кравченко А.И., Тюрина И.О. Социология управления: фундаментальный курс: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Академический Проект,— 1136 с. — («Gaudeamus»). 2005

Еще по теме Конфликты по поводу власти:

  1. § 10. Конфликты по поводу власти
  2. Отношения по поводу процента специфичны по сравнению с отношениями по поводу кредита.
  3. ПОВОД ДЛЯ ОПТИМИЗМА
  4. Рассуждения по поводу «нового класса».
  5. Поводы для командного консалтинга
  6. ЗАМЕЧАНИЯ ПО ПОВОДУ ТОРГОВЫХ СИСТЕМ
  7. Непосредственные поводы войны
  8. Рекомендации по поводу дизайна сайта
  9. Полемика по поводу бухгалтерского учета брендов
  10. 23. Восемьдесят два правила торговли и замечания по поводу рынка
  11. Приложение 3ПОДГОТОВКА НАЕМНОГО РАБОТНИКА К ИНТЕРВЬЮ ПО ПОВОДУ ТРУДОУСТРОЙСТВА
  12. Власть бюрократии: вне контроля? Источники власти бюрократии
  13. СЛЕДСТВИЯ ЯЗЫКОВЫХ КОНФЛИКТОВ. НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ ЯЗЫКОВЫХ КОНФЛИКТОВ