<<
>>

4. Пути повышения эффективности государственного влияния

Сочетание гибкости политики и устойчивости стратегии — одно из самых общих, но и самых необходимых требований к государственному регулированию экономики. Но это во многом зависит от класса работы госу­дарственного аппарата.
Умное правительство умеет вовремя от­пускать вожжи для раскрепощения предпринимательской энергии. Но оно и знает, что требуются энергичные усилия для сдерживания эгоистического поведения предпринимателей, если они теряют узы социального контроля. Словом, роль госу­дарства в экономике не может быть раз и навсегда заданной. Она изменяется под влиянием очень большого числа факторов в контексте конкретных условий истории страны.

При отработке механизмов государственного регулирования экономики на современном этапе необходимо учитывать ряд выделяемых аналитиками тенденций и принципов[14]. Что это за тенденции и принципы?

Определяющим фактором является эффективность государ­ства. Эффективное государство жизненно необходимо как для производства товаров и услуг, так и для создания правил и ин­ститутов, позволяющих рынкам процветать, а людям — вести более здоровую и счастливую жизнь. При этом возрастающее влияние государства перемещает акцент с количественного ас­пекта государственного влияния на аспект качественный. Сего­дня главное не объем власти государства как такового и не ши­рота его вмешательства в экономику. Главным стали результа­тивность регулирования и степень отражения нужд населения.

Государство находится ныне в центре экономического и со­циального развития страны, но не в качестве непосредственно­го источника роста, а как партнер, катализатор и помощник. Особенно обращается внимание на потенциал государства, оп­ределяемый как способность эффективно проводить и пропа­гандировать коллективные мероприятия. Поэтому, стремясь бо­лее чутко реагировать на нужды людей государство призвано расширять участие населения в управлении, предоставлять больше власти местным органам.

Для повышения эффективности государственных институ­тов во многих случаях полезно, как говорит опыт Великобрита­нии и некоторых других стран, создавать в сферах их функцио­нирования условия конкуренции. Имеется в виду особая конку­ренция — за лучшее удовлетворение потребностей населения. Она предоставляет потребителю возможность выбора между частным и государственным поставщиком услуг.

Улучшение деятельности государственных институтов во многом зависит от совершенствования систем оплаты и стиму­лирования государственных служащих. Оптимальное повыше­ние заработной платы государственным служащим оказывается действенным средством в борьбе с коррупцией, поскольку го­сударственные служащие получают дополнительные стимулы "играть по правилам".

Важная сторона этой проблемы состоит в экономической привлекательности работы в качестве государственных служа­щих. Другая (и самая сложная) сторона стимулирования госу­дарственного служащего — это связь эффективности его труда с эффективностью работы государственного аппарата. Некото­рые специалисты, предлагают увязать уровень оплаты труда должностных лиц в государстве непосредственно с показателя­ми экономической и социальной динамики страны. Но как это сделать при наличии многослойной опосредованное™ между усилиями конкретной персоны и экономическими результата­ми на уровне национального хозяйства? Очевидно, что это поч­ти неразрешимая пока проблема, хотя ею и нужно активно за­ниматься. Столь же сложными для решения, но весьма актуаль­ными являются вопросы возможной коммерциализации в госу­дарственном управлении.

Приведенные рекомендации — плод обобщений экспертами Всемирного банка опыта разных стран мира по институцио­нальному вмешательству в рыночные отношения сообразно по­тенциалу конкретных государств. Они, конечно, не истина в последней инстанции. Их следует брать на вооружение толь­ко на творческой основе, с учетом реальной ситуации в стране. В российской практике преобразовании экономической систе­мы и модернизации государственного управления необходимо учитывать ряд особенностей, как самой страны, так и условий управления ее преобразованиями.

Первое и самое важное обстоятельство — это уникальный масштаб радикальных преобразований, проводимых в нашей стране за короткое по историческим меркам время. Вытекаю­щие отсюда сложности умножаются территориальными мас­штабами России. Вывод о необходимости более заметной роли государства на пространстве современных российских реформ напрашивается сам собой. Однако пути реализации этой роли могут быть различными. Многие предлагают предоставить про­цессу первоначального накопления капитала возможность ло­гически развиться до состояния некоей стабилизации при пе­ределе собственности под надзором государства. Однако никто пока не предоставил убедительных вариантных сценарных про­работок такого развития процесса. Жестокие противоборства конкурирующих финансовых структур (особенно со второй по­ловине 1997 г.) не внушают оптимизма в смысле возможности разрешения противоречий между ними на базе законов нор­мальной конкуренции. Поэтому некоторыми экспертами вы­сказываются предложения о введении жесткой государствен­ной диктатуры, направленной на ускоренное создание право­вого поля реформ. Однако опыт недавнего российского про­шлого протестует против этого пути, потому что велика опас­ность монополизации государственной политики со стороны того или иного слоя политической или финансовой элиты.

Тенденции подчинения государственной политики частным интересам постоянно проявляются в разных странах мира. Противодействие им способен создавать лишь такой демокра­тический механизм функционирования общества, при котором "свобода" и "порядок" выступают в органическом взаимодей­ствии. Этот механизм должен предоставлять необходимую сво­боду предпринимательству, но одновременно вводить его в рамки, приемлемые для всего общества. Он должен делать го­сударство сильным, но исключать на корню попытки "прива­тизации" кем бы то ни было государственных возможностей. В России на первом этапе рыночных реформ именно использо­вание мощи государственных институтов в частных корыстных целях было наиболее действенным способом становления биз­неса для целого ряда лиц, превратившихся на этой базе в "оли­гархов". И это в немалой степени скомпроментировало саму идею "государственного регулирования". Поэтому сегодня не­обходимы убедительные для большинства гарантии соответ­ствия государственной экономической политики стабильным интересам страны в целом. Устойчивый институт государствен­ной службы как раз и призван выполнить роль проводника в жизнь долговременной, национальной, а не коньюктурной, псевдогосударственной политики.

Второе. Следует с большей четкостью, чем это было до сих пор сформулировать главные цели экономической политики и стратегии, расположив и ранжировав их в пространстве и вре­мени. Эти цели должны быть выражены в понятных большин­ству людей терминах, фиксирующих ступени их уровня жизни.

Подчеркнем, нужна определенность ориентации экономиче­ских реформ на достаточно универсальные критерии — такие, как достижение более высокой результативности национально­го хозяйства, устойчивый рост благосостояния народа страны, повышение качества жизни общества. Такого рода целевые ус­тановки понятны всем, ибо выражают устойчивые непреходя­щие интересы любой нации. Постоянное связывание стратеги­ческой цели с ориентиром устойчивого роста благосостояния широкого круга людей позволяет избежать распространенного явления — эгоистического авантюризма функционирующего поколения в ущерб последующим.

Третье. Одна из важных задач государственного управле­ния — отработать механизмы постоянного соответствия содер­жания экономических преобразования интересам народа и страны. Только таким путем можно включить в число активных участников реформ не только элиту, но и подавляющее боль­шинство населения. Из мировой практики реформ известно, что преобразования не оказываются привлекательными, если выигравшие не ставят задачу сполна компенсировать потери проигравшим.

Известно, что эффективные лидеры завоевывают свой авто­ритет тем, что дают своим народам ощущение причастности к реформам, вселяют веру, что реформы не были навязаны из­вне. Они заботятся о поддержке механизма обратной связи, позволяющей своевременно корректировать содержание ре­форм. В этих целях обеспечивается проведение широких об­суждений ключевых направлений и приоритетов политики. Принимаются все меры для создания атмосферы, когда люди получают возможность быть услышанными. В этом ключе но­вое звучание и новое дыхание должны быть приданы — и в те­оретическом, и в прикладном смысле — проблеме эффективно­сти государственного управления. Особенно для России важны регулирующие влияния в области активной промышленной по­литики.

Проводя сегодня промышленную политику, важно обеспечи­вать стимулирование эффективного сотрудничества в рамках частного сектора вместо привычного ранее формирования гро- мозкой промышленной бюрократии. Соответственно, в сфере финансового регулирования надо стремиться создавать у бан­киров мотивации к квалифицированному и осторожному веде­нию дел вместо простого укрепления возможностей по надзору за предпринимателями.

Четвертое. Государства, рассчитывающие на достаточно весомое место в мировой политике и экономике, должны ак­тивно участвовать в разнообразных международных акциях по поддержанию равновесия в экономическом пространстве мира. С большой долей уверенности можно утверждать, что общеми­ровые проблемы глобального плана в будущем, по мере вступ­ления в режим рыночного потребительского общества все большего числа ранее отсталых народов, станут серьезно обост­ряться.

По общечеловеческим историческим меркам рыночный ме­ханизм не может рассматриваться как идеальная форма. Все ча­ще исследователи отмечают в этом контексте "рыночное несо­вершенство'", связываемое с весьма проблематичными воз­можностями рынка в достижении на Земле справедливого рас­пределения и использования ресурсов, обеспечении экологи­ческой устойчивости, ликвидации социального неравенства.

По данным ООН, абсолютные размеры бедности в мире воз­растают. Согласно существующим оценкам, на долю 20% бед­нейших слоев мирового населения приходилось в середине 80-х годов всего лишь 4% мирового богатства, а на долю 20% наибо­лее богатых слоев — 50% мирового богатства. Обращает на себя внимание, что все чаще по этим проблемам собираются пред­ставительные международные конференции и совещания, в том числе на уровне глав государств. А последний свой До­клад о мировом развитии в 2000/2001 г. Всемирный банк оснас­тил заголовком "Наступление на бедность"[15].

Но если отставшие страны рассчитывают на самостоятельную политику и на серьезное место в мировой экономике, то уже не­достаточно идти просто в фарватере даже самых развитых стран. Многие ученые начинают писать о явной ограниченности необ­ходимых теоретических разработок в экономической науке. В них нет удовлетворительных объяснений ряда накопившихся противоречий и обоснований путей их преодоления.

В свете происходящих качественных изменений в мировом экономическом организме (новая роль транснационального капитала, отдельных государств и их блоков, мегаполисов, оффшорных зон, международных организаций и др.) в значи­тельной мере оказываются утраченными и искаженными зако­ны и закономерности, с помощью которых ученые объясняли хозяйственные тенденции и отношения. Справедливы выводы, которые делают, например, некоторые разработчики теории ре­гуляций во Франции. По их мнению, ныне образовался чрезвы­чайно запутанный мировой порядок, но пока нет "нового Кейнса" для его научного осмысления.

Американский профессор Дж.Стиглиц, рассуждая о назрев­шем переходе к качественно новым концепциям в регулирова­нии социально-экономического развития, характеризует ны­нешнее состояние экономических исследований следующим образом: мы только начинаем понимать взаимосвязи между де­мократизацией, неравенством, охраной окружающей среды и экономическим ростом[16].

Таким образом, для такой страны с переходной экономикой, как Россия особенно важно не соблазняться в ходе реформ про­стыми решениями, даже если они были когда-то и где-то оп­равданными. Ответы на потребности нашего общества могут быть найдены с учетом мирового опыта, но только изнутри страны и на базе активных творческих поисков нации. Эта по- исково-творческая работа должна опираться на стабильность государственных институтов, на устойчивость административ­но-правового порядка демократического типа. Демократичес­кие процедуры совершенствования государственных институ­тов — залог сочетания динамизма и творчества в ходе дальней­ших экономических и социальных реформ.

Само государство должно задавать тон и показывать приме­ры законопослушания. Важно постоянно демонстрировать, что государство не только устанавливает правила, но и, будучи эле­ментом системы, само неукоснительно подчиняется правовым нормам.

<< | >>
Источник: Под ред. Кушлина В.И.. Государственное регулирование рыночной экономики. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: РАГС, — 834 с.. 2005

Еще по теме 4. Пути повышения эффективности государственного влияния:

  1. 39. ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ФИНАНСОВЫХ РЫЧАГОВ И СТИМУЛОВ
  2. 2. Принципы организации и новые пути повышения эффективности активных операций коммерческого банка
  3. 6.4. Оборотные средства (оборотный капитал) предприятий: сущность, состав и пути повышения эффективности использования
  4. Повышение эффективности финансирования государственной гражданской службы
  5. Рентабельность и пути ее повышения
  6. Пути повышения результативности кадрового потенциала в структурах территориального управления
  7. Концепция государственного заказа на переподготовку и повышение квалификации государственных служащих федеральных органов исполнительной власти
  8. 3. Повышение эффективности налогообложения
  9. 6.3. Повышение эффективности труда: проблемы, методы
  10. Пути повышения качества трудовой жизни работников на предприятиях за счет развития гигиенических факторов
  11. § 1. Сущность проблемы повышения экономической эффективности инвестиций
  12. 9.3. Повышение эффективности управления — основной ориентир институциональных преобразований