<<
>>

3. Факторы государственного влияния на экономику

Правительства используют различные формы прямого и кос­венного воздействия на экономические процессы в целях прове­дения одобренной соответствующими демократическими про­цедурами государственной политики. Проф. Райзберг Б.А. ука­зывает на целесообразность применения в рыночных условиях таких форм регулирования экономики со стороны государства: непосредственное государственное управление рядом отрас­лей, объектов; налоговое регулирование; денежно-кредитное регулирование — воздействие на денежное обращение; бюд­жетное регулирование — распределение средств государствен­ного бюджета по различным направлениям их использования; регулирование посредством формирования государственных программ и государственных заказов; ценовое регулирование; регулирование условий труда, трудовых отношений, оплаты труда; социальное регулирование (включая государственное социальное страхование); государственное регулирование ох­раны и восстановления окружающей среды; регулирование по­средством ограничения и запросов (государственное лицензи­рование и др.)'.

Понятно, что формы государственного влияния на экономи­ку не есть нечто застывшее и универсально пригодное везде и во все времена. Они определяются конкретными потребностя­ми страны, на основе изучения которых формируется экономи­ческая политика и выстраивается механизм ее реализации. Со­временный государственный служащий обязан глубоко пони­мать действие факторов и механизмов, определяющих концеп­туальный выбор того или иного типа экономической политики государства на конкретном этапе жизни страны. Ему нужно иметь четкое представление о конкретно применимых инстру­ментах государственного регулирования экономики, об их ра­циональном сочетании. Важно свободно ориентироваться в финансовой и денежной политике, в обосновании инвести­ционных решений и др.

Взаимосвязь и взаимодействие ключевых факторов макро­экономической системы, на которые можно влиять через соот­ветствующие инструменты государственного регулирования, попытаемся проиллюстрировать посредством анализа компо­нентов совокупного спроса, представленных на схеме 2.

На ней показано "циркуляционное течение доходов и расходов" как составляющих совокупного спроса, равного C + I + G + (X— U). Стартовой точкой при этом выступает производство национального дохода, распределяемого затем на потоки — налогов, а также DI, S, и С, где: С — потребление (con­sumption); / — инвестиции (investment); G — правительственный спрос на товары и услуги (government purchases); X — экспорт; U — импорт; S — сбережения (saving); DI — доход, остающийся в распоряжении (disposible income), или располагаемый доход.

Первое, что бросается в глаза — это ключевая роль производи­теля. Именно предприятия, фирмы выступают источником формирования национального дохода, образующего исходную массу совокупного спроса, внутри "кольцевой трубы" распре­деления. Далее, видно, что основной фигурант текущего спро­са — потребитель. Именно он предъявляет производителю (че­рез продавцов) основную часть совокупного спроса, направляя из полученной массы доходов (DI) наибольшую их часть на те­кущее потребление (С). Но потребитель одновременно и перво­источник последующих возможных инвестиционных потоков. Именно здесь, как видно из схемы, дается старт сбережениям.

Важно оценить распределение дохода (DI) на потребление и сбережения с точки зрения обеспечения макропропорций и всей экономической динамики в стране.

Например, в КНР, поддер-

С — потребление (consumption);

I — инвестиции (investment);

G — правитель

ственный спрос на товары и услуги (government puchases);

X — экспорт;

U — импорт;

S — сбережения (saving);

DI — доход, остаю щийся в распо ряжении (disposible income).

Схема 2. Взаимосвязи факторов регулирования совокупного спроса

живающей в течение всего периода реформ значительные темпы экономического роста, одной из первопричин динамичности экономики была высокая норма сбережений. Семейные сбереже­ния в Китае были на уровне 23% располагаемого дохода против 21% в Японии, 18% на Тайване, 16% в Бельгии, 13% в Западной Германии и 8% в США[13]. В чем состояли противоречия, имевшие место в политике сбережений в России в конце 90-х гг. XX века?

В России норма сбережений оставалась достаточно высокой. Но крайне искаженной стала структура сбережений, что связа­но с произошедшей огромной дифференциацией населения по доходам. Доля доходов, приходящихся на массового потребите­ля уменьшилась с 49% в 1990 г. до 23% в 1997 г. В результате пе­рераспределения доходов на фоне экономического спада воз­ник дисбаланс между высоким уровнем сбережений экономичес­кой элиты и низким инвестиционным спросом российской эконо­мики. Ясно, что новые производственные мощности не нужны, если имеющиеся мощности используются только наполовину. А первопричина — в отсутствии спроса на отечественные това­ры и услуги. Сбыта нет, поскольку доходы основного потреби­теля слишком низки, но чрезмерно высоки доходы элиты. По­следние не находят применения внутри страны, долларизиру­ются и в огромной части вывозятся из страны. Суммы вывоза валюты по некоторым оценкам составляют от 15 до 30 млрд долл. в год. Это явно потерянный спрос.

Более того, утечка капитала за рубеж — это утраченные инве­стиции. Между тем одна из точек острейших противоречий в макроэкономической системе России как раз и расположена, как уже упоминалось, на стыке, соединяющем финансовые ин­ституты и инвестиции. Инвестиции, как демонстрирует схема совокупного спроса, один из важнейших компонентов общего спроса в макросистеме. В течение долгого времени наблюдался ничем не оправданный отрыв финансового сектора от того, что именуется реальной экономикой. Произошедший в августе 1998 г. крах пирамиды ГКО, втянувший страну в глубокий дол­говой кризис, стал логичной расплатой за упрощенческое по­нимание экономической политики.

Инвестициям важно придавать созидательную направлен­ность. Известно, что в России с 1990 г. капиталовложения в объекты производственного назначения к 1998 г. упали в 6 раз. Это не может быть оправдано никакими благими наме­рениями. Недостаточными при этом были действия по созда­нию нормального фондового рынка. Например, на начало 1998 г. на нашем фондовом рынке были представлены только 200 эмитентов из 40 тысяч приватизированных предприятий. Причем около 70% оборота ценных бумаг было сосредоточено лишь на дюжине бумаг. Россия после августа 1998 г. остро столкнулась с необходимостью принять экстренные меры для стимулирования реальных инвестиций, особенно в наукоем­кий сектор индустрии.

Анализируя схему, мы можем оценить и те главные противо­речия, которые возникают, если сбережения (Б), попадающие в финансовую систему, не трансформируются в инвестиции (I), а превращаются в фактор изолированной работы финансовой систему на саму себя. При этом нельзя не учитывать, что общие технологические возможности компьютерных сетей сегодня молниеносно обозначают реальные варианты немедленных пе­ремещений гигантских финансовых ресурсов мира в соответст­вии стайной стратегией мировых валютных спекулянтов. Какие это создает макроэкономические опасности для страны с ослаб­ленной внутренней экономикой — нетрудно представить.

Нужно обратить внимание на значимость еще двух крупных факторов, обозначенных на схеме 2. Это — фактор правитель­ственных закупок (С) как огромной силы стабилизатор в систе­ме совокупного спроса. Его влияние было явно занижено в хо­де российских реформ. Компенсатором несовершенств рыноч­ного саморегулирования в руках правительства также выступа­ет механизм трансфертов. Трансферты позволяют обеспечи­вать более равномерное распределение ресурсов между различ­ными слоями населения и даже между поколениями людей.

Со стороны Правительства и аналитиков России на старте ре­форм было недооценено неоднозначное влияние на внутрен­нюю экономику внешнеэкономического фактора (см. взаимосвя­зи, отображенные на схеме вверху справа). Заметим, что за один 1992 год (первый год реформ) доля внешней торговли в объеме ВВП России возросла более, чем на порядок. Такой скачок не со­провождался надлежащей подготовительной работой и обернул­ся серьезными стратегическими издержками для страны в целом.

Схема циркуляционного течения дает, разумеется, не вполне исчерпывающую модель взаимодействия факторов макрорегу­лирования. За ее пределами остаются, например, механизмы накоплений в рамках предприятий и их трансформации в эф­фективные инвестиции. Дополнительной разработки и своего отображения требует также научно-технологическая составля­ющая экономического развития. Отдельного рассмотрения за­служивают и факторы финансового и денежно-кредитного ре­гулирования (что и будет сделано в последующих главах). Но даже в своем упрощенном виде схема указывает на многие клю­чевые точки возможных противоречий и кризисов в случае не­умелой политики, а также обозначает принципиальные факто­ры и механизмы регулирования рыночной экономики.

<< | >>
Источник: Под ред. Кушлина В.И.. Государственное регулирование рыночной экономики. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: РАГС, — 834 с.. 2005

Еще по теме 3. Факторы государственного влияния на экономику:

  1. Управление государственной собственностью как фактор роста эффективности инвестиций в государственном секторе экономики
  2. Влияние инфляции на государственный сектор экономики
  3. ФАКТОРЫ, ОКАЗЫВАЮЩИЕ ВЛИЯНИЕ НА ПОКУПАТЕЛЕЙ
  4. ФАКТОРЫ, ОКАЗЫВАЮЩИЕ ВЛИЯНИЕ НА ПОКУПАТЕЛЬСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  5. Факторы, оказывающие влияние на прямые иностранные инвестиции
  6. Влияние финансов на экономику
  7. 5.2. Влияние финансов на экономику
  8. Влияние на организационную культуру этнонациональных факторов
  9. Государственное регулирование экономики. Модели взаимоотношений экономики и государства
  10. 20 МАРКЕТИНГ И ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ НА ПОВЕДЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
  11. 4. Пути повышения эффективности государственного влияния
  12. Влияние изменений валютного курса на экономику.
  13. Глава 12. ИНФЛЯЦИЯ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ЭКОНОМИКУ СТРАНЫ
  14. 1. Территориально-производственные факторы экономики
  15. Инфляция и ее влияние на размер государственных обязательств
  16. 4. Факторы эффективного роста экономики
  17. Влияние государственных закупок
  18. 13.2. КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ РОССИЙСКОЙ экономики И ЕЕ ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ФАКТОРЫ
  19. 1.2. ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ И ФАКТОРЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ
  20. Факторы экономико-правовой среды