<<
>>

Возникновение сравнительной политологии


В 30-е гг. в основном определилась существующая и по сей день структура политической науки. Ядро ее составила субдисциплина, аккумулировавшая знания о внутренней политике в отдельно взя той стране — в данном случае, конечно, в США.
Ее принято назы вать национальной политикой — не потому, что она занимается межнациональными взаимоотношениями (для передачи этого смыс лового оттенка используется понятие «этническая политика»), а как раз потому, что в центре внимания здесь находятся процессы, замк нутые рамками национального государства и протекающие на об щегосударственном уровне. Можно говорить, например, об «аме риканской политике», «британской политике» и т. д. Вполне возможно, что в ближайшем будущем ядро политологических кур сов в российском вузе будет составлять ныне, увы, еще не существу ющая «российская политика». Сохранило относительную обособ ленность и статус субдисциплины нормативное теоретизирование по поводу политики — политическая теория. Постепенно сформи ровались специфические исследовательские методы, определяющие лицо современного анализа международных отношений. Как отдельные субдисциплины конституировались «общественная адми нистрация» (РиЬНс Асишш8{га1юп) и теория и практика местного управления(8Ше апс1 Ьоса! Ооуегптепг). Частью политической на уки считается в США и государственное право. В этой совокупнос ти исследовательских направлений предстояло обрести свое место седьмому (и далеко не последнему по времени возникновения) — сравнительной политологии.
Возникновение сравнительной политологии связано с рядом обстоятельств, еще раз напоминающих нам, что наука — а в особенности политическая наука — развивается отнюдь не в изоляции от проблем «большого мира». Прежде всего, на протяже нии 30-40-х гг. качественно изменилась роль Соединенных Штатов в мировом сообществе. В течение долгого времени проводившая изо ляционистскую внешнюю политику и уступавшая роль великих дер жав Великобритании, Франции и Германии, североамериканская рее- публика неожиданно для многих ее граждан оказалась «лидером сво бодного мира», одной из двух сверхдержав. А это заставляло с го раздо большим, чем прежде, вниманием относиться к происходяще му за океаном. Таким образом, первым стимулом к возникновению сравнительной политологии послужила потребность в расширении, так сказать, географического кругозора политической науки. Но этим дело не ограничилось. Мы видели, что политологи 20-х гг. могли позволить себе несколько наивный взгляд на существовав шие в мире диктатуры как на нечто временное, случайное и не зас луживающее научного интереса. Однако к началу 40-х гг. исключе нием казалась скорее демократия: в Германии у власти стоял Гитлер, в Италии — Муссолини; «коричневая чума» расползлась по всей Европе. А стало быть, возникла потребность в концептуальных сред ствах, которые позволяли бы включить в поле анализа и автори тарные режимы. Не исчезла эта потребность и после второй мировой войны. Во-первых, основным противником США на международ ной арене оставалась авторитарная сверхдержава — СССР; комму нистические режимы установились в Китае, в ряде других стран Азии, Восточной и Центральной Европы. Во-вторых, после 1945 г. на мировой арене начали появляться все новые и новые независи мые государства — бывшие колонии.
Далеко не все из них избрали демократическую форму правления. Но даже там, где предприни мались попытки такого рода, демократические институты, вопреки конституциям и законам, с очевидностью играли совсем другие роли, чем в США и Западной Европе. И это тоже требовало расширения концептуальных рамок политической науки.
К числу причин вненаучного характера, вызвавших к жизни срав нительную политологию, относится и массовая эмиграция ученых из Западной Европы в США. Гонимые со старого континента поли тическими преследованиями, войной и экономическими неурядица ми, эти люди привезли в Америку европейскую теоретическую и методологическую культуру. Достаточно назвать лишь несколько имен, каждое из которых — веха в истории политической науки: Карл Дойч, Отто Киркхаймер, Пол Лазарсфелд, Карл Левенстайн, Ганс Моргентау, Франц Нойманн, Йозеф Шумпетер. Конечно, в большинстве своем они не имеют отношения к движению за сравни тельную политологию. Однако само их присутствие на кафедрах политических наук американских университетов создавало там со-
вершенно новую интеллектуальную среду, несовместимую с нацио нальной замкнутостью предшествовавших десятилетий, и способ ствовало активизации теоретического поиска.
Центром движения за сравнительную политологию стал Эван- стонский семинар в Северо-западном университете (США), предсе дателем и идейным лидером которого был Рой Макридис. В своем заявлении, опубликованном в 1953 г. в «Американском обозрении политической науки» (Атепсап Ро1Шса1 8аепсе КеУ1е\у), членні се-минара обвинили современную политологию в провинциализме, отрыве от реального политического процесса, а также в преимуще ственно дескриптивном (описательном) характере и впервые сфор-мулировали специфическое для движения представление о том, как можно покончить с этими недостатками: путем развития научно- сравнительного метода. Разумеется, идея о том, что сравнение при звано играть важную роль в политических исследованиях, была не слишком революционной. Выше я отмечал, что даже в традицион ном институциональном анализе были сравнительные (компаратив-ные) элементы. Новаторский характер движения за сравнительную политологию выразился в том, что теперь объектами сравнения дол жны были стать не институты, а поддающиеся изучению с помощью бихевиористских методов политические явления. Ясно, что необхо димой предпосылкой к реализации такого подхода была разработ ка оснований, по которым в принципиально различных политичес ких системах выделялись бы сопоставимые элементы. Эта задача и была решена в результате восприятия политической наукой дости жений структурного функционализма.
Как и бихевиоризм, структурный функционализм пришел в по литическую науку извне — из социологии, в рамках которой он про делал достаточно длительный и сложный путь развития. В рамках настоящего учебника нет ни необходимости, ни возможности рассмат ривать процесс перехода от просто функционализма к его структур ной версии — достаточно указать имена людей, осуществивших это теоретическое движение: Альфред Радклифф-Браун, Роберт Мертон и в особенности Толкотт Парсонс. Структурному функционализму в социологии было свойственно понимание общества как бесконечно го множества и переплетения взаимодействий людей. В этой соци альной системе можно, однако, обнаружить относительно устойчи вые элементы. Они и образуют структуру. Единицы структуры не связаны однозначно с конкретными индивидами, но являются пози циями индивидов в системе. Функции, наконец, есть то, что исполня ется структурными элементами. Итак, структурно-функциональный анализ — это выявление структуры общества (или любой его сферы) и последующее изучение функций, выполняемых ее элементами. Не трудно понять, что «подстановка» политики на место «любой сфе ры» выглядела вполне оправданной. Благодаря такой «подстанов ке» решалась та самая задача, с которой в принципе не мог справиться бихевиоризм, — видение политики как целостности, как системы на конец-то оказывалось выработанным. Но существует ли набор фун кций, которыми должна располагать любая политическая система, стремящаяся как к выживанию, так и к эффективности?
Считающееся сегодня классическим — как по обезоруживающей простоте, так и по долговременности влияния на развитие полити ческой науки — решение было предложено в статье Дэвида Истона «Подход к анализу политических систем» (1957). Истон определил политическую систему как «взаимодействия, посредством которых в обществе авторитетно распределяются ценности». Выдвигая в ка честве первоочередной задачи анализ условий, необходимых для выживания политической системы, он полагал, что следует рассмат ривать четыре основные категории: собственно политическую сис тему, окружающую ее среду, реакцию и обратную связь.
Будучи «открытой», политическая система испытывает на себе вли яние окружающей среды, которое может быть разрушительным, если сама система не приняла мер по предотвращению такого исхода. Меры же эти состоят в адекватных реакциях, позволяющих системе приспо собиться к внешним условиям. Этот процесс Истон описал в киберне тических терминах: вход—выход—обратная связь. Итогом процесса и является сохранение системы через изменение (схема 1).
Вход Выход Требования Политическая система Властные решения > л Обратная связь Схема 1. Модель политической системы по Д. Истону

Как видим, Ащ-усовершается в виде требований или поддержки. Под требованиями подразумевается обращенное к органам власти мнение по поводу желательного или нежелательного распределения ценностей в обществе. Поддержка обеспечивает относительную ста бильность органов власти и дает им возможность преобразовывать требования среды в соответствующие решения. Отсюда политичес кий процесс — это процесс перевода релевантной информации с входа на выход. «Привратники» — политические партии и заинте-ресованные группы — осуществляют на входе функцию отбора, так что далеко не все требования достигают политической системы. Наконец, властные решения, воздействуя на окружающую среду, вызывают к жизни новые требования. Это и есть обратная связь.
Какой смысл представлять политику в столь абстрактном и схе матичном виде? Предложенная Истоном модель по меньшей мере дает нам своего рода рамки для организации мышления. Кроме того, нетрудно заметить, что Истон и другие представители структурного функционализма широко открыли двери политической науки для естественно-научной терминологии, в особенности для богатого и зрелого языка системного анализа. Хотя процесс усвоения терми нологии протекал не без издержек, в целом он оказался плодотвор ным. Наконец, весьма важным был сам поворот к изучению нефор мальных механизмов функционирования государства, принятия политических решений. С 1957 г. структурный функционализм дос таточно далеко продвинулся в изучении политических систем. Сре ди политологов бытует шутка: лучший способ воздать должное Истону — это признать, что его модель стала излишней. В качестве более современного можно рассматривать «список» функций, вы деляемых внутри политической системы Гэбриэлом Алмондом и Джорджем Бингхамом Пауэллом Мл. (1978): политическое рекру тирование, политическая социализация, политическая коммуника ция, выражение интересов, сплачивание по интересам, «делание» политики, исполнение решений.
Структурный функционализм позволил включить в поле срав нительного анализа большую группу стран Азии, Африки и Латин ской Америки — «третий мир», ранее не избалованный вниманием политологов. В конце 50-х гг. группа членов Эванстонского семи нара, а также других ученых объединились в Комитет по сравни тельной политологии Американского исследовательского совета социальных наук. Председатель комитета Г. Алмонд открыто рато вал за перестройку политологии на структурно-функционалистских основаниях, а главную задачу компаративистов усматривал в изу-чении «третьего мира». В связи со смещением фокуса исследователь ской активности в ряд ведущих аналитических средств сравнитель ной политологии выдвинулись теории модернизации.
У теорий модернизации нет общепризнанных создателей. К чис лу социологов, еще в XIX в. отмечавших существенное различие между «традиционным» и «современным» обществами (хотя и использовавших иные терминологические рамки), относят Карла Маркса и Эмиля Дюркгейма. Однако в сравнительную политологию эта идея пришла главным образом благодаря восприятию теорети ческих построений выдающегося немецкого ученого Макса Вебера, введенных в контекст структурно-функционального анализа Т. Пар- сонсом. В традиционном обществе индивид несамостоятелен — он принадлежит к более обширной группе того или иного уровня (роду, семье, племени, касте, сословию, вероисповеданию). Принадлеж ность к коллективу обеспечивает возможность выживания индивида, но на условиях полного подчинения группе в поведении, образе жизни и даже мышлении. И это не единственная издержка традици онной солидарности. Ее оборотной стороной является обособление членов данной группы от окружающих коллективов, которые вос принимаются как «чужаки». С этой точки зрения, традиционное общество, по меткому выражению Сунь Ятсена, напоминает кучу песка.
Современное общество, напротив, базируется на индивидуаль ной свободе. В нем осуществляется переход от однозначной группо вой принадлежности индивида к многообразным ролевым отноше ниям между людьми, от «приписанного» социального положения к достигаемому благодаря индивидуальному выбору и усилиям. Если традиционное общество характеризуется аграрной экономикой, строящейся на отношениях личной зависимости, то наступление «со временности» влечет за собой развитие машинного производства, фабричной дисциплины труда и рыночных отношений. Собственно говоря, этот переход от «традиционности» к «современности» и на зывают модернизацией (иногда в таком же значении используется термин «развитие»). Особенно важной для сравнительной полито логии оказалась идея о том, что модернизация сопряжена с возник-
новением «современных» политических институтов — рациональ ной бюрократии, политического представительства, а в конечном счете — демократии.
Синтез структурного функционализма с теориями модерниза ции позволил осуществить настоящий прорыв в изучении «третьего мира». В «золотой фонд» сравнительной политологии вошли рабо ты Люсьена Пая «Коммуникации и политическое развитие» (1963), Джозефа Лапаломбары «Бюрократия и политическое развитие» (1963), сборник под редакцией Л. Пая и С. Вербы «Политическая культура и политическое развитие» (1965), а также ряд других пуб ликаций. Однако параллельно назревало недовольство значитель ной массы исследователей методологическими средствами, господ ствовавшими в рамках дисциплины. Во второй половине 60-х гг. в сравнительная политология сталкивается с серьезным кризисом.
<< | >>
Источник: ГОЛОСОВ Г.В.. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ. 2001

Еще по теме Возникновение сравнительной политологии:

  1. ГЛАВА 1. ПРЕДМЕТ ПОЛИТОЛОГИИ, ЕЕ МЕСТО В СИСТЕМЕ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК1.1. Возникновение политологии
  2. § 2. Особенности сравнительной политологии
  3. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТОЛОГИИ
  4. ГОЛОСОВ Г.В.. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ, 2001
  5. Развитие и современное состояние сравнительной политологии
  6. Лекция 7РАЗВИТИЕ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТОЛОГИИ
  7. Глава IПРОИСХОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТОЛОГИИ
  8. 4. Возникновение и ранние этапы развития политологии.
  9. 1.2. Объект и предмет политологии
  10. 1.4. Методы познания и функции политологии
  11. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СРАВНИТЕЛЬНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  12. 2. Предмет политологии
  13. Вопрос 5 ПОЛИТОЛОГИЯ: ОБЪЕКТ, ПРЕДМЕТ, ФУНКЦИИ
  14. В. И. Буренко ,В. В. Журавлев. Политология, 2004
  15. 1. Политология как научная дисциплина
  16. 3. Функции и методы политологии
  17. Татьяна Юрьевна Шапкарина. Шпаргалка по политологии, 2009
  18. ПРИЛОЖЕНИЕ 1. ТЕСТЫ ПО КУРСУ «ПОЛИТОЛОГИЯ»
  19. 1.3. Постбихевиоральный период развития политологии