<<
>>

§ 1. Субъективное и объективное в политической жизни


Весьма вероятно, что название лекции в своей первой части вызо вет некоторые сомнения в правомерности употребления понятия «субъективные основы» применительно к политике в положительно- утвердительном смысле.
Действительно, некоторые основания для этого имеются. На уровне обыденного сознания «субъективное» и «субъективизм» нередко воспринимаются как нечто ошибочное, тен денциозное. Однако на теоретическом уровне в это понятие вкладыва ется иной смысл: оно характеризует субъективный фактор обществен ной жизни, включающей ряд составных частей, в том числе и систему субъектов, к которым может быть применено понятие «субъект- ности».
Субъективное в своей сущностной определенности выражает ак тивное, деятельностное начало, относящееся к субъекту. Оно ведет свое происхождение от латинского «subjectus», означающего то, что является носителем предметно-практической деятельности. В совре менных условиях субъект осмысливается прежде всего как человек, обладающий способностью к деятельности и активно действующий, что сразу вызывает вопрос: является ли субъектом только человек или же наряду с ним субъектом может быть признано некое множество людей? В словаре русского языка Ожегова сказано следующее: «Субъект: в философии (выделено нами. — ЕЛ.) познающий и дейст вующий человек, существо, противостоящее внешнему миру как объ екту», или же: «Человек как носитель каких-либо свойств». Последнее иллюстрируется юридическим понятием человека как субъекта права .
В философском энциклопедическом Словаре уже говорится, что субъектом может быть как индивид, так и социальная группа, но при этом указывается, что подлинным субъектом истории являются на-
родные массы, как основная сила, творящая и революционно преобра зующая мир культуры и социального бытия. Согласно такому пони манию получается, что есть субъекты подлинные и неподлинные. К сожалению, философская энциклопедия не вносит ясность в вопрос о том, чем отличаются первые от вторых и каковы критерии подлин ности. По смыслу получается, что отдельный человек быть субъектом общественной жизни не может. Он может быть только объектом внешних по отношению к нему сил. Находясь в жестких рамках орто доксального марксизма, советская философская мысль не могла ска зать о том, что в тоталитарном обществе ни народ, ни человек не могли быть ни субъектами, ни источниками власти, а были лишь объ ектами манипулирования со стороны государства и его институтов.
Если иметь в виду индивидуального субъекта, т.е. два значения этого понятия: человека действующего и человека как носителя опре деленных свойств. При этом в первом случае человек рассматривается не только в качестве субъекта, но и в качестве объекта общественных отношений. Человеку присуща определенная степень проявления субъектности. Он совсем не обязательно должен быть субъектом во всех сферах и случаях общественной жизни, но объектом он будет всегда, поскольку живет в обществе и из-под его влияния высвобо диться не может. Отсюда переход ко второму из указанных значений индивида: к человеку как носителю определенных свойств и инте-ресов.
Вопрос о субъектах политики, имеющий первостепенное значение для политологии, нельзя решить без анализа таких категорий, как «субъективное» и «объективное», и тех явлений, которые они выража ют.
Если объектом называется то, на что направлена деятельность субъекта, то «объективное» имеет более широкое значение, охватывая все то, что существует независимо от субъекта. Чаще всего при этом имеются в виду не столько сама объективная реальность, сколько объ ективные законы, которым подчиняется эта реальность и которые не зависят от субъектов. Иными словами, субъект может влиять на объект, но возможности и пределы этого влияния ограничены объек-тивными законами, внутренне присущими каждому объекту. Речь, следовательно, идет о том, насколько действия самих людей соответ ствуют или не соответствуют этим законам.
В своей повседневной жизни люди имеют дело с социальными нормами, но связь последних с объективными законами осознается далеко не всеми, да и связь эта не носит характера определенности, поскольку те или иные нормы порой устанавливаются произвольно на основе субъективных предпосылок. К чему приводит пренебрежение законами, свидетельствует, в частности, обострение экологических
проблем. Конечно, общество во многом отличается от природы, но и в нем действуют объективные законы, хотя они не проявляются здесь столь отчетливо и столь независимо от людей, как в природе. На этом основании порой высказывается сомнение в том, подчиняются ли во-обще общественные явления, в том числе и политические, объектив ным закономерностям. Однако это сомнение разделяется далеко не всеми. Большинство обществоведов полагают, что общественная жизнь развивается по своим внутренним законам, не подвластным воле людей. Вот что по этому поводу пишет известный философ и политолог А. Зиновьев: «Социальные законы суть то в жизни людей и человеческих сообществ, что при определенных условиях имеет место с необходимостью, причем независимо от того, осознают люди эти за коны или нет. И с этой точки зрения социальные явления принципи ально не отличаются от явлений природы» . В данном случае он поле мизирует с идеологией западного общества (он называет ее «запад- низмом»), которая отрицает наличие в общественной жизни объективных законов, аналогичных законам природы.
Если политика как социальное явление подчиняется объективным законам, то субъективизм в политике эти законы игнорирует, что по рождает немало отрицательных последствий. В сознании людей суще-ствуют различные представления о соотношении субъективного и объективного, часто преувеличивающие либо одну, либо другую сто рону. Одни пасуют перед необходимостью, другие, наоборот, с ней мало считаются. Тем, кто обладает значительной властью, кажется, что их субъективные возможности беспредельны, и действуют в соот ветствии с такой установкой, а тем, кто такой власти лишен, остается лишь переживать свое бессилие перед ходом вещей. Примером край него субъективизма может служить культ личности, пережитый нашей страной. Однако было бы неверным полагать, что культ был свойствен только социализму. Это явление более широкое, поистине международное. Сошлемся снова на А. Зиновьева. «На Западе, — пишет он, — издевались над культом личности в коммунистических странах. Но на самом Западе это же самое делается в масштабах, в сотни раз превосходящих эти страны. Тут постоянно создается и под держивается культ заурядных президентов, премьер-министров, гене-ралов, профессоров, киноактеров, спортсменов и даже преступников. Тут существует целая индустрия производства выдающихся личнос тей, причем индустрия настолько мощная, что западное общество можно считать культистским. А ведь это есть не воздание должного
тому, что сделали люди, а идеологическая работа по оболваниванию населения. Людям ежеминутно по бесчисленным каналам вдалблива ется убеждение, будто их общество и его эволюция суть результат усилий этих выдающихся личностей» .
Итак, нельзя не признать, что есть намерения людей и есть резуль-таты осуществления этих намерений, которые не всегда совпадают. Известны ставшие почти афоризмом слова: «Хотели как лучше — по лучилось как всегда». К сожалению, автор этого изречения ничего не сказал о причинах этого феноменального парадокса, а они — в недо статочном теоретическом обосновании проводимых политических актов в отсутствие расчетов их результатов.
При анализе соотношения субъективных и объективных факторов в политике необходимо учитывать еще одно обстоятельство — интере сы людей, как субъективные, так и объективные. Это требование отно сится и к тем, кто управляет, и к тем, кем управляют. И к тем и к другим относится проблема осознания интересов. Объективные инте ресы, есть взять, например, человека — одно, а то, что человек думает и говорит о них, бывает другим. Этот вопрос нуждается в пояснении. Интересы личности в обычном понимании, как правило, относят к выражению различных потребностей человека, к его деятельности: интерес к чему-либо, например, к работе, к спорту, искусству, нако нец, — к политике. Но личные интересы имеют и другой, более скры тый смысл, вытекающий из социальной сущности человека. В отличие от первых они имеют объективное содержание, так как человек живет в обществе и не может объективно выключиться из сферы обществен ных интересов, в том числе и политических. «Можно не заниматься активной политической деятельностью, но нельзя уклониться от все-проникающего воздействия государственных институтов, — пишет О. Шабров, — нельзя не иметь того или иного отношения к ним и никак это отношение не выражать» .
Если человек живет в обществе, значит, интересы общества вклю чаются в систему его личных интересов независимо от того, осознает он это или не осознает. Со своей стороны и общественные интересы имеют объективное содержание и субъективную форму их осознания и применения. Эти объективные интересы, по идее, должны выражать интересы отдельных людей.
Сочетание личных и общественных интересов должно осущест-вляться с учетом объективного содержания и тех, и других, но на
практике оно чаще всего осуществляется на валюнтаристской основе, обязывающей личность подчинять ее интересы общественным. При этом государство стремится представить свои интересы как всеобщие, как интересы всех. В таких случаях автономность личности ограничи вается — ее социально-политические права нарушаются, и вопрос о человеке как субъекте политики снимается.
В марксистской теории проблема субъективного и объективного оп ределялась исходя из основного вопроса философии, т.е. соотношения сознания и материи. Обосновывая зависимость сознания от материи, марксизм в то же время отстаивал почти безграничные возможности со знательного изменения людьми общественной жизни при условии их действий в соответствии с ее объективными законами. Ясно, что при таком подходе резко возрастала роль субъектов политики и субъектив ных начал в ней, хотя марксизм всегда выступал против субъективизма в политике, но только в аспекте отхода от закономерностей общественного развития, открытых и сформулированных в марксистской теории. От сюда проистекала вера в почти безграничную созидательную силу по литики, особенно партийно-государственную, якобы способную пла номерно обеспечивать прогрессивное развитие общества в интересах широких слоев трудящихся. Эта вера породила немало социальных утопий, весьма привлекательных для широких масс, ожидавших от властей всяческих благ, оказавшихся не более чем иллюзией.
Парадокс состоял в том, что, обосновывая зависимость субъектив ного от объективного, политики от экономики, марксизм придавал в большинстве случаев именно политике решающее влияние во всех сферах общественной жизни, в том числе и в экономике. Это отмечал в свое время еще Бернштейн: «То самое учение, которое исходит из мысли, что экономика оказывает влияние на власть... становится на стоящей верой в чудесную созидательную силу власти» . По сути дела, в марксизме решающую роль играл классовый субъективизм, по скольку все развитие общества сводилось к борьбе классов и к руко водству обществом со стороны рабочего класса. Анализ соотношения политики и экономики не входит в задачу данной лекции, но мимо этого соотношения нельзя пройти, поскольку в нем хорошо просматривается практическое значение субъективного и объективного. Известно, что либеральные концепции общественно го развития ограничивают функции государства, рассчитывая на спо собность рынка стихийно регулировать экономическую жизнь при минимальном воздействии политической власти, в отличие, скажем,
от социально-социалистических концепций, которые, наоборот, отво дят значительную роль государству в проведении эффективной соци альной политики. Очевидно, что обе эти концепции в своих крайних проявлениях нарушают закон соответствия субъективного и объек тивного. Истина, по-видимому, лежит в сочетании социально ориен тированной экономики и регулируемого рынка.
Продолжая анализ субъективного и объективного в политике, не обходимо коснуться еще двух вопросов, с которыми приходится иметь дело в современной политической теории: с политическим субъекти визмом и с субъективизмом в политике. Как отмечалось выше, поня тие «субъективизм» несет отрицательный смысл. С его помощью часто характеризуются предвзятые, ошибочные, самовольные дейст вия, не учитывающие реальные обстоятельства. Часто это приводит не к разрешению возникающих в обществе противоречий, а к их обостре нию, к выдвижению невыполнимых программ и задач, попытки реше ния которых наносят непоправимый ущерб обществу.
В прошлом отчетливо выраженным политическим субъективиз мом отличались многие программы, проекты и решения, принимает мые Н.С. Хрущевым, обладавшим огромной политической властью: проект создания агрогородов в послевоенном советском государстве, объединение колхозов и ликвидация «неперспективных» деревень, ог раничения подсобного хозяйства крестьян, ликвидация министерств и создание совнархозов, отправка ракетного вооружения на Кубу, чуть было не вызвавшая ядерную войну, и др. Крайним проявлением поли тического субъективизма была провозглашенная Н.С. Хрущевым уто пическая задача построения коммунизма в течение 20 лет, т.е. к сере дине 80-х годов. Не менее утопичной была и задача догнать и пере гнать Америку по производству некоторых видов промышленной и сельскохозяйственной продукции.
Политический субъективизм недостаточно сводить к ошибочным решениям и действиям. Часто это настоящий произвол, порожденный безграничной властью. Существует выражение: «Политика — грязное дело». Здесь уже субъективизм принимает форму обмана, цинизма, безнравственности. Политический субъективизм, если он не является рассчитанной политикой, может быть объяснен, но не оправдан недо статочной общей политической культурой субъектов политики, а также негодными попытками применения в политике приемов и мето дов, присущих не политике, к другим сферам общественной жизни, или нежеланием воспринимать политику как специфическую науку.
Политический субъективизм следует отличать от субъективизма в политике. Субъективизм в политической деятельности, как практи ческой, так и аналитической, нередко возникает спонтанно в деятель-
ности тех людей, которые профессионально не подготовлены к этой деятельности, не обладают для нее необходимыми знаниями и опы том. Так происходит потому, что в политику часто вовлекаются люди — профессионалы в различных сферах общественной жизни, но не в политике.
Рассматривая политический субъективизм, нельзя не сказать не сколько слов о проблеме объективизма, отражающего противополож-ную субъективизму тенденцию. Под объективизмом понимается отказ от социально-критических оценок действительности, отрицание цен ностного подхода, духовно-нравственных и гуманистических истоков политической деятельности.
Ни субъективизм, ни объективизм не являются и не должны яв ляться сущностной характеристикой субъектов политики. Иначе по литика никогда не будет ни наукой, ни искусством, останется грязным делом, обслуживающим не интересы народа, а интересы различных групп людей со своими, порой корыстными интересами.
<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Еще по теме § 1. Субъективное и объективное в политической жизни:

  1. Объективны или субъективны интересы?
  2. 57. Объективные и субъективные причины земельных правонарушений
  3. Объективная и субъективная стороны социетального кризиса
  4. 2. Существует ряд объективных и субъективных факторов
  5. «ОБЪЕКТИВНОСТЬ» СОЦИАЛЬНО-НАУЧНОГО И СОЦИАЛЬНО­ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ
  6. СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
  7. § 1. Институализация политической жизни
  8. § 1. Многоплановость участия личности в политической жизни
  9. 1. Политика, ее роль в жизни общества. Политическая власть.
  10. 2. Гражданин. Участие граждан в политической жизни.
  11. Глава 4. СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
  12. § 3. Инструментальные подходы и современные методики исследования политической жизни
  13. § 5. Особенности политической и духовной жизни во второй половине 1960 - начале 1980-х г.
  14. Лекция 22 ПОЛИТИЧЕСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ КАК ФАКТОР ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ
  15. ПPИЛОЖЕНИE 1 Роль монархии в общественно-политической жизни Великобритании в XX — начале XXI в.