<<
>>

§ 2. Современная российская политическая элита

В каждом обществе политическая элита неизбежно имеет свои особенности. Какова данная элита, зависит прежде всего от характера общества, уровня его благосостояния, уровня образованности его чле нов, исторических традиций, культуры и т.п.

В свою очередь характер

политической элиты оказывает исключительно большое влияние на состояние общества и его динамику.

Особенно велико значение элиты в обществе, переживающем переходные процессы, при незрелости формирующихся общественно- политических институтов, явно недостаточной политической структу рированности общества, отсутствии четкой дифференциации полити ческих предпочтений основных социальных групп. В этих условиях сама политическая элита имеет во многом переходный характер и не обходимо время для ее полной консолидации.

Обычно элита формируется преимущественно из слоев, имеющих высокий социальный статус и занятых престижными видами профес сиональной деятельности. Элитизм, однако, не обязательно исключа-ет восхождение наверх индивидов из низших классов.

Теории элит признают определенную социальную мобильность, которая помогает выходцам из неэлитных слоев войти в состав политической элиты.

Строго говоря, существуют две основные системы отбора элит: за-крытая и открытая, при этом закрытая система была исторически пер вой. При ней элита формировалась из довольно узкого привилегиро ванного слоя, доступ в политическую элиту представителям других слоев был практически закрыт. Узость социальной базы формирова ния элиты резко ограничивала пополнение последней за счет талант ливых людей, которых порождала иная социальная среда, и неминуе мо обрекала правящую элиту на деградацию и вырождение.

Напротив, открытая система отбора, которая называется также плюралистической, позволяет привлечь в состав политической элита достойных людей из всех слоев общества и, может быть, придержива ющихся различных взглядов.

В этом случае элита состоит из членов не одной какой-то группы, а ряда групп, которые конкурируют между собой.

Независимо от системы отбора в каждом обществе политическая элита характеризуется некоторыми общими чертами. Так, существует обобщенный портрет американской политической элиты. В США она формируется непропорционально из различных слоев общества. В ее составе преобладают богатые, образованные, занятые престижным видом деятельности, в общественном плане хорошо известные, белые, англосаксы, представители протестантских групп.

Своеобразие современной российской политической элиты состо ит в том, что она переживает переходный период. В своей значитель ной части она формировалась за счет выходцев из старой советской партийной государственной номенклатуры. Прогнившая на корню но менклатура Советского Союза, ставившая превыше всего собственные корыстные интересы, оказалась в массе своей индифферентной к

судьбе социализма в своей стране и за ее пределами и с необыкновен ной легкостью предала все те идеалы и цели, которые она еще совсем недавно внушала своему народу. Нужны ли другие доказательства ее лицемерия и ханжества?!

Развал СССР и наступивший тотальный кризис общества и власти не застал большую часть номенклатуры врасплох. Она бросилась ак тивно защищать свои старые посты и бороться за новые. Десять из двенадцати президентов стран в Содружестве Независимых Госу дарств, включая Россию, были высшими представителями прежней советской номенклатуры. По другим подсчетам, 75% окружения рос-сийского Президента составляли выходцы из советской номенкла туры .

Члены старой номенклатуры привнесли с собой в новую власть прежние стиль и методы управления, стереотипы поведения, словом, «правила игры», свойственные советской партийно-государственной системе.

Будучи главной управляющей силой в системе командно-админи стративного хозяйства, прежняя номенклатура с одинаковым рвением взялась уже в новых условиях за руководство процессом перехода к рыночной экономике.

Складывается впечатление, что этой элите со вершенно все равно, чем руководить, лишь бы руководить. И в этом еще одна причина неспособности российской элиты вывести общество из состояния глубокого кризиса. Возможно, есть лишь одна позитив ная черта преемственности между старой советской и новой россий ской политической элитами: сам факт такой преемственности исклю чает революцию и гражданскую войну, которые сопутствуют обычно тотальной замене одной элиты другой. Наряду со старой номенклатурой нынешняя российская полити ческая элита пополнилась и за счет новых людей, весьма амбициоз ных и активных. Это, как правило, представители более молодых по колений, которые пришли во власть из разных слоев общества и из разных профессиональных сфер, в том числе научной. Увидев круше ние советской системы, они бросились во власть, главным образом, с целью материальной наживы. Этот новый слой политической элиты рекрутировался через два основных канала: а) путем присоединения к общедемократическому движению и выдвижения в его рядах на за метные позиции; б) из бизнеса. Причем влившиеся в российскую по-литическую элиту представители «нового призыва», называющие

себя не иначе, как демократами и сторонниками реформ, очень легко усвоили номенклатурные «правила игры».

Между старыми и новыми членами политической элиты есть про тиворечия, которые проявляются иногда почти открыто, ибо развива ются в латентной форме. Такие противоречия являются неизбежными в силу неодинакового менталитета представителей разных поколений, их разного образования, кругозора, опыта и стиля жизни.

Однако дело не только в противоречиях между представителями старших и новых поколений элиты. Разделение российской полити ческой элиты на фракции может происходить и по иным основаниям. Можно утверждать, что причинами, разделяющими нынешнюю элиту на разные группы, являются различное понимание причин и содержа ния кризиса, в котором пребывает в настоящее время российское общество и власть, а также путей выхода из него, связь различных фракций политической элиты с разными финансово-экономическими группами; отсутствие единой идеологии, некогда связывавшей совет-скую политическую элиту.

Для нынешней российской элиты харак терно наличие консенсуса относительно отрицаний прошлого, но в ее рядах нет согласия относительно новых идей и прежде всего в отно шении общенациональной идеи.

Вместе с тем есть много общих черт, характеризующих все части российской политической элиты. Главная из них состоит в том, что все они ринулись обогащаться. Члены этой элиты, по словам зарубеж ного обозревателя, «рассматривали распад советской системы как блестящую возможность обогатиться, получить в собственность то, что они (в данном случае представители старой номенклатуры. — М.Ф.) обычно просто контролировали» .

Российская политическая элита поклоняется двум главным цен ностям — власти и собственности, причем первая из них важна прежде всего для получения второй. На фоне названных двух ценностей меркнут все другие, в том числе такие, как честность, справедливость, высокий профессионализм, самоотдача в работе, забота об обездолен-ных и т.п. Правящая элита в России — это коррумпированная элита, впрочем, как и российское чиновничество в целом.

Характерной чертой российской политической элиты является ее ориентированность на Запад. Дело здесь не в том, что она стремится- перенять лучшие черты зарубежного опыта и применить их на россий ской почве, а в том, что многие ее представители связывают с Западом

свою судьбу. В числе тех «новых русских», которые вывозят капитал за границу, покупают там недвижимость, создают офшорные компа нии, обучают своих детей и внуков за границей за очень большие деньги, есть немало представителей российской политической элиты. Естественно, что такая ситуация порождает вопрос, насколько эта часть элиты действительно озабочена судьбами России?

Стремление во что бы то ни стало удержать власть в своих руках и сохранить нажитое добро является еще одним фактором, сплачиваю щим российскую элиту. Близко к этому примыкает такой фактор еди нения элиты, как боязнь того, что в случае собственного поражения и прихода к власти новых людей придется отвечать перед народом за все содеянное над многострадальной Россией.

Правящая российская элита оторвана от народа и, по существу, не болеет за его интересы. Такого глубокого отчуждения народа от влас ти и ее политики, пожалуй, не знала и советская история. Резко отри цательная оценка нынешней российской власти со стороны широких слоев общества есть ответная реакция на неуважение власти к своему народу. Примечательной чертой нынешнего времени является то, что негативное отношение к прошлому тоталитарному или авторитарно му режиму с его ограничениями свободы и демократии, злоупотребле-ниями власти не переросло в позитивное отношение к нынешнему ре жиму и олицетворяющей его правящей элите. В народной среде она не только не имеет никакого авторитета, но и не вызывает ни малейшего уважения.

Со своей стороны правящая элита отвечает на ожидания общества всеохватывающей ложью. Раньше лгали, клеймя невинных людей как «врагов народа» и фабрикуя на них уголовные дела, дурачили народ пропагандой о беспримерных успехах, проваливая одну пятилетку за другой, обманывали людей по поводу мотивов и целей военного вме шательства в дела Чехословакии и Афганистана, не сказали людям сразу правду об истинных масштабах и последствиях чернобыльской трагедии. Теперь властвующая элита обманывает общество, присваи вая собственность под лозунгом всеобщей приватизации и ваучериза ции. Уже в ноябре 1991 г. она устами своего Президента заявила: «Хуже будет всем примерно полгода, затем снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами, а к осени 1992 года — стабилиза ция экономики, постепенное улучшение жизни людей» — и в очеред ной раз обманула народ. Правящая элита опять-таки устами своего лидера отрицала факт бомбардировок в Чечне, демонстрировавшихся в то же самое время телевидением всего мира. Призывая к скромнос ти, рачительности, экономии, она в это же время сама жирует. Ложь в

большом и малом — типичная черта политической «культуры» власт вующей российской элиты.

Еще одна типичная черта этой элиты — ее правовой нигилизм, убежденность, что законы пишутся не для нее. Не успевало Федераль ное Собрание Российской Федерации утвердить законы о бюджете соответственно на 1997 и 1998 гг., как буквально через некоторое время Правительство РФ публично заявляло, что оно не может и не будет выполнять эти законы. Характеризуя российскую власть и ее отношение к закону, Булат Окуджава писал: «Она как была, так и остается полуграмотной, а потому не понимающей исторической сути, а потому озлобленной. Она по-прежнему не уважает личность, прези рает закон, во всех своих неудачах винит кого угодно, кроме, себя. Единственное для нее средство от всех напастей — танки, пушки, самолеты. Этим она гордится громко, с упоением, как пьяница своим кулаком».

Российская элита правит собственный бал практически без всяко го контроля. Какие бы уголовные дела ни заводились на некоторых ее представителей, какой бы резкой критике она ни подвергалась со сто роны общественности и средств массовой информации, эта элита не обращает на такие факты никакого внимания, и ей буквально все схо дит с рук. Реально народ не может оказать никакого влияния на пра вящую в нашем Отечестве элиту.

Неэффективна с точки зрения защиты интересов народа и россий ская так называемая контрэлита. Представленная прежде всего парла ментской оппозицией, эта часть политической элиты тоже больше всего озабочена своекорыстными интересами. Она хорошо прикорм лена. Кнут исполнительной власти в виде президентской угрозы рас-пустить Государственную Думу сразу же сильно дисциплинирует ее депутатов, и они бывают готовы принять любое решение, предложен ное правительством, будь то государственный бюджет или назначение нового Председателя правительства. Бессилие депутатского корпуса, приспособленчество российских депутатов в обмен на легкую и слад кую жизнь — очевидны.

Политические партии и общественно-политические движения слабы, их авторитет и влияние на общественные процессы незначи тельны, их массовая социальная база не структурирована. В нынеш ней России, по существу, нет реальных организованных политических сил, способных бросить вызов правящей элите.

Российские региональные политические элиты

В политической жизни любого общества заметную роль играют ре гиональные, или местные, политические элиты. Она определяется прежде всего тем, что эти элиты являются относительно самостоя тельными и влиятельными субъектами политического процесса, имеющими собственные интересы и немалые ресурсы для их отстаи вания. Как показывает, например, опыт России, не считаться с этими интересами, действовать вопреки им — значит, спровоцировать в об ществе социальную напряженность и конфликты.

Местные политические элиты являются проводниками общегосу дарственной политики в регионах, служат опорными основаниями всего государственного механизма. Без тесного взаимодействия мест ных политических элит с общенациональной элитой невозможно нор мальное функционирование государства и общества.

Наконец, региональные политические элиты являются одним из источников пополнения общенациональных элит, доминирующих в центральных властных структурах. Как в России, так и в других стра нах многие ведущие представители общенациональной политической элиты являются выходцами из местных элит.

Особенности положения региональных политических элит (на уровне республик, краев и областей) в постсоветской России обуслов лены действием как объективных тенденций, так и субъективных фак торов, специфичных для нынешнего этапа развития российского об щества. Одни из них способствовали значительному укреплению по зиций местных элит, другие, напротив, ограничивали свободу их действий и влияние.

К первой группе факторов следует отнести прежде всего действие сопутствующей созданию рыночной экономики тенденции к децент-рализации власти. Формирование рыночных отношений ведет к уве личению числа независимых субъектов хозяйственной деятельности^ в том числе регионов. Оно вызвано передачей на места более широких полномочий в области принятия решений. В условиях становления, а тем более функционирования рыночных регуляторов несостоятель ной представляется сама мысль о возможности тотального управле ния экономикой из единого государственного центра власти, особенно если иметь в виду масштабы российского хозяйства. Немаловажным фактором возрастания роли местных политичес ких элит явилось укрепление их материальной базы в виде увеличе ния масштабов той собственности, которая поступила в их непосред ственное управление и распоряжение. Достаточно привести такой

пример: до начала так называемой перестройки 80% промышленных предприятий, расположенных на территории Республики Татарстан, управлялись союзными органами власти, 18% — российскими и толь ко 2% предприятий управляла сама республика. В результате децент рализации и настойчивого стремления татарской политической элиты к самостоятельности в ее распоряжении оказалось 65% собственности, имеющейся на территории республики. Это значительно укрепило по-зиции региональной политической элиты.

Заметим также, что вся приватизация и распределение собствен ности проходили под прямым контролем и при непосредственном участии региональных элит. Определение условий приватизации, оп ределение подлежащих приватизации объектов и их стоимости, круга лиц, которым передается государственная собственность, передача не движимости в аренду по произвольно установленным правилам — все это и многое другое, с одной стороны, резко усилило власть регио нальной элиты, с другой — создало самые благоприятные условия для ее обогащения.

Получив огромную свободу действий, региональные элиты просто не могли обделить себя. И совсем не обязательно было запускать руку в государственный карман самим (хотя и это широко практикова лось). Удобнее было растаскивать и присваивать государственное добро через детей, других близких и дальних родственников. Именно они создавали собственные коммерческие структуры. По существу, это была та же организованная преступность со своими исполнителя ми и «крышей» в лице высоких должностных покровителей.

Укреплению позиций местных элит во многом способствовали экономический, социальный и духовный кризис российского общест ва, ставшая очевидной неспособность федерального центра своевре-менно решать надвигающиеся проблемы, недовольство значительной части населения своим материальным положением, вина за которое возлагалась, как правило, на федеральный центр. В этих условиях местные политические элиты дистанцировались от центра и стреми лись показать себя способными решать насущные проблемы жизни населения регионов, создать себе имидж единственных защитников его интересов.

Усилению значимости региональных политических элит весьма способствовали и перманентные конфликты в высших эшелонах влас ти. Используя поглощенность федеральных структур и разных фрак ций общенациональной элиты междоусобными схватками, их стрем ление опереться в противоборстве на регионы, местные элиты весьма заметно увеличили свой вес и влияние. Их взаимоотношения с феде ральным центром отличались сильной дифференциацией: от безус-

ловной поддержки федеральных органов власти со стороны регио нальных политических элит до их прямого противодействия и непод чинения центру.

К сказанному следует добавить, что в республиках в составе Рос сийской Федерации существенную роль в повышении веса региональ ных политических элит сыграл повсеместный рост этнического само сознания, выразившийся в требовании большей независимости от центра, создания подлинной национальной государственности и обес печения государственного суверенитета этих республик. Местные по литические элиты ловко воспользовались усилением национальных движений, манипулируя ими и одновременно шантажируя федераль ный центр, добиваясь от него уступок, главным образом согласия на расширение своих полномочий.

Вместе с тем есть немало факторов, ограничивающих возможности региональных политических элит, сковывающих свободу их действий. Среди них следует в первую очередь выделить объективную тенден цию к централизации. Ни одно общество, а тем более такое огромное по численности населения и разнородное в социальном и этническом отношениях, как российское, не может нормально функционировать без известной централизации. Необходимость последней объективно требует ограничения и самоограничения региональных политических элит. В противном случае неизбежен распад государства и общества.

Мощным фактором, ставящим пределы свободному усмотрению или своеволию местных элит, является наличие в распоряжении цент ра достаточно больших материально-финансовых ресурсов, права на издание законов и других общеобязательна нормативных актов в важнейших сферах жизни общества, контроля над силовыми структу рами. Все это в совокупности позволяет федеральному центру оказы вать в случае необходимости довольно сильное давление на регионы и местные ЭЛИТЫ. '

Серьезным фактором, сковывающим свободу местных политичес ки элит и играющим на руку элите общероссийской, является домини рующая среди широких слоев российского общества авторитарно-пат риархальная политическая культура с ее традиционными нормами жесткой централизации, правовым нигилизмом, склонностью к сило вым методам разрешения спорных вопросов, интолерантностью к ина комыслию и альтернативным идеям, предпочтением монизма, едино образия, унификации перед плюрализмом и диверсификацией. Эта культура содействует тому, что меры общенациональной политичес кой элиты, направленные против чрезмерной децентрализации и уси ления влияния местных элит, получают поддержку значительной части российского общества.

В большинстве республик, водящих в состав Российской Федера ции, значительную часть населения составляют представители «не титульных» наций. Это так называемое русскоязычное население, хотя сам термин нельзя признать корректным. Огромная часть «нети тульного»- населения выступает непосредственно или через организо ванные ею партии и движения за тесные связи с Россией, с российски ми федеральными властями, и в этом плане составляет сильную соци альную базу поддержки центральной политической элиты.

Наконец, следует отметить такой немаловажный фактор, как международная поддержка, которой пользовалась в последние годы общероссийская политическая элита. Очевидно, не без оснований опа саясь дальнейшей чрезмерной дезинтеграции России, что было бы чревато всеобщим хаосом и сильнейшими конфликтами на огромной территории земного шара с соответствующими экономическими и по литическими последствиями для остальной части мира, западные страны продемонстрировали свою поддержку правящей российской элиты. Такая поддержка объективно усиливает ее в противостоянии с региональным сепаратизмом, в борьбе с претензиями региональных элит на полновластие и бесконтрольность на территории своих ре гионов.

В отличие от общенациональной российской политической элиты, в которой .представлены в основном руководители второго и третьего эшелонов прежней партийно-государственной номенклатуры, во мно гих региональных политических элитах господствуют представители первого эшелона указанной номенклатуры. Здесь сильнее проявляют ся авторитарные тенденции в политической и экономической жизни регионов. В силу этого приток во власть свежих сил во многих регио нах более затруднен, чем в центре.

Морально-нравственные качества основной массы региональных политических элит находятся на таком же низком уровне, как и у об щероссийской элиты. Те же своекорыстие, коррумпированность, бар ский образ жизни при нищенском существовании основной массы со отечественников, невнимание к нуждам обездоленного населения. И такие же деловые качества: неумение определить стратегические цели и средства их достижения, неэффективность, низкий профессио-нальный уровень, обман населения.

Однако особенность положения региональных элит состоит в том, что они находятся ближе к населению региона и более подвержены дав лению с его стороны. Как бы эти элиты ни оторвались от основной массы населения региона, они не могут быть полностью независимы ми от них. Возможность социальной и политической дестабилизации, проигрыша на очередных выборах, потери авторитета в глазах феде-

ралыюго центра, а также стремление укрепить свое положение застав ляют региональные элиты выступать в качестве защитников регио нальных интересов.

Способы этой защиты разнообразны. Это выбивание у федераль ного центра различного рода уступок, прежде всего налоговых и бюд жетных, за счет формальных и неформальных связей с различными представителями общероссийской политической элиты. Это также торг с федеральным центром по поводу тех или иных благоприятных для региона решений путем взаимных уступок. Степень эффективнос ти такой тактики зависит от многих факторов: например, от финансо во-экономического потенциала субъекта Федерации, наличия или отсутствия на его территории пользующихся спросом сырьевых ре сурсов, авторитета и личных связей лидера и других руководителей региона в московских коридорах власти и т.д.

Кроме индивидуальных, есть и коллективные способы защиты ре гиональных интересов. К ним относятся совместные акции руководи-телей регионов с целью убедить Президента или федеральное прави тельство принять определенные решения или предпринять практичес кие действия. Формой коллективного отстаивания интересов субъектов Федерации являются региональные ассоциации сотрудни чества типа «Сибирского соглашения» или «Большой Волги». Объ единяя субъекты Федерации соответствующего региона, такие ассо циации являются не только формой регионального экономического и культурного сотрудничества, но и форумом, на котором вырабатыва ются общие позиции региональных элит по вопросам общефедераль-ного значения, а также способы давления на федеральный центр с целью решения общенациональных и региональных задач с учетом интересов данной группы субъектов Федерации.

Мощной организационной формой артикуляции региональных интересов, их лоббирования в высших звеньях государственной структуры, давления на федеральный центр является Совет Федера ции Федерального Собрания России, в котором (Совете) каждый субъект Федерации представлен двумя членами. По российской Кон-ституции Совет Федерации обладает столь значитедьными полномо чиями, что без него, а теми более в противовес ему, в российском госу: дарстве не может быть принято ни одно сколько-нибудь важное реше ние. Совет Федерации может заблокировать любой законопроект, принятый Государственной Думой, и в то же время преодолеть вето Президента на принятый обеими палатами парламента закон. Можно полагать, что Совет Федерации не допустит принятия ни одного ре шения, идущего вразрез с коренными региональными интересами.

Однако координация действий региональных элит вовсе не озна чает отсутствие противоречий в их взаимоотношениях. Поскольку ин тересы конкретных регионов часто не совпадают и даже вступают в столкновение, это подрывает единство коллективных акций назван ных элит, существенно ослабляет их в глазах федерального центра, что позволяет последнему проводить в ограниченных пределах поли тику «разделяй и властвуй»-. В ограниченных - потому что федераль ный центр не столь всемогущ, чтобы проводить политику, невзирая на региональные элиты. Более того, он во многом зависит от той под держки, которую они оказывают ему. Поэтому в своих взаимоотноше ниях с этими элитами федеральная власть, за редкими исключениями, все-таки стремится договариваться с ними, идя иногда на вынужден ные компромиссы.

Персональный состав конкретной региональной элиты зависит от производственной специфики региона, социально-профессиональной структуры населения, его этнического состава, степени открытое™ каналов и демократичности формирования элиты, наличия или отсут ствия клановости, сложившихся традиций кадровой политики, харак тера политической субкультуры населения региона. При изучении персонального состава элиты обычно учитываются предыдущая про фессиональная деятельность, социальное происхождение, этническая принадлежность, пол, образование, возраст лиц, входящих в полити ческую элиту.

Например, анализ по указанным параметрам политической элиты Республики Татарстан показал, что по этническому/составу 78,1% элиты составляют татары, 92% ее состава — представители бывшей партийно-государственной номенклатуры. 74,7% членов правящей в республике элиты родом из сельской местности. Если присоединить к ним выходцев из малых городов, образ жизни в которых мало чем отличался от деревенского, то получится еще более внушительная цифра — 86,3%. Специфическая деревенская культура, привнесенная во властеотношения, включает в себя традиционные нормы чинопочи тания, внутреннего непринятия оппозиции, благоволения к выходцам из собственной среды, еще больше к землякам, и подозрительности к «чужакам», особенно к интеллигенции. По сути своей эта культура имеет антидемократическую направленность.

По полу местная элита — в основном «мужская» элита. Женщины, и так занимающие в ней по своему статусу не самое видное место, составляют всего лишь 4,2%. Практически все члены местной политик- ческой элиты имеют высшее образование. Однако в этом отношении имеется одна особенность — крен в сторону сельскохозяйственного образования. 43,6% членов элиты закончили сельскохозяйственные й

ветеринарные вузы. Только 12,8% ее представителей получили уни верситетское образование.

Региональные политические элиты различаются по социальной базе, на которую они опираются в первую очередь, а также по той политике, которую они проводят в своих регионах. Соотношение социальных слоев, оказывающих поддержку этим элитам, сильно за висит от экономической политики и уровня свободы и демократии, обеспечиваемых в регионе. В республиках — субъектах Российской Федерации существенное значение в указанном соотношении приоб ретает этнический фактор.

Замечено, что при недостаточном развитии рыночных отношений власть региональной политической элиты, по существу, не знает боль ших ограничений. Это питательная почва для местного авторитариз ма, который не лучше, а много хуже авторитаризма в общегосударст венном масштабе. В этом случае ни одно сколько-нибудь значимое экономическое решение не принимается без согласия политического руководства, а местный капитал практически полностью ориентиро ван на установление тесных связей и покровительство со стороны пра вящей элиты.

В то же время региональная элита заинтересована в лояльности и поддержке местного предпринимательского корпуса, по крайней мере, по двум причинам. Одна из них состоит в том, что политическая элита очень заинтересована в лояльном отношении, не говоря уже о прямой поддержке, любой социальной группы, тем более, что местный капи тал может дать финансовую подпитку многим начинаниям элиты и, конечно, оказать большую услугу в период предвыборной борьбы. Другая причина заключается в том, что связи с местным капиталом раскрывают для правящей элиты такие возможности обогащения, ко торых у нее нет и не может быть по официальному статусу.

Возможна и ситуация большой зависимости политической элиты от финансово-экономических групп, что подтверждается опытом ряда российских регионов, где экономические элиты уже контролируют элиту политическую. Последняя превращается, по существу, в став ленника финансово-промышленных групп, отраслевого директорско го корпуса. Хотя случай этот в российской практике пока редкий.

Правящая региональная элита стремится опереться на разные со циальные группы и поэтому в выборе региональных приоритетов вы нуждена лавировать, делать реверансы в сторону то одной, то другой группы интересов. Но не всегда ей удается сохранить лицо благодете ля, равным образом заботящегося об интересах каждого социального слоя. Соответственно и 'степень поддержки элиты неодинакова в раз ных слоях.

Так, данные социологических опросов, проведенных в Татарстане, показали, что в этническом плане в социальной базе поддержки мест ной политической элиты преобладали татары. В социально-террито риальном плане наиболее массовую базу поддержки местной полити-ческой элиты составляли жители села и малых городов. В социально- профессиональном плане наибольшей поддержкой местная элита пользовалась среди крестьян, пенсионеров и руководителей разного звена, а наименьшей — среди предпринимателей, инженерно-техни ческих работников и рабочих.

Расклад социальных сил, поддерживающих местную правящую элиту и выражающих ей доверие или недоверие, не является раз и навсегда данным. Он меняется по мере изменения социально-эконо мической ситуации в регионе. Изучение положения разных социаль ных групп позволяет с большей или меньшей точностью прогнозиро вать результаты выборов, разумеется, при условии, что эти результаты не фальсифицируются.

В целом следует сказать, что жизнь в любом российском регионе невозможно сейчас понять без изучения и оценки особенностей мест-ной правящей элиты и ее политики. Интересы российского общества, его поступательного развития настоятельно требуют улучшения каче ственного состава многих региональных элит. Сделать это можно за счет установления предельных сроков занятия одними и теми же ли цами высших государственных должностей в регионе, внедрения практики конкурсного отбора руководителей, периодического отчета политической элиты перед населением, систематического обновления кадрового корпуса руководителей разных звеньев, усиления контроля за всеми действиями правящей элиты со стороны общественности, средств массовой информации, федеральных органов власти.

Учитывая огромную роль региональной политики в судьбах насе ления любого субъекта Федерации, российское общество кровно за интересовано в том, чтобы в каждом регионе правящая группа была действительно элитой в собственном смысле этого слова.

<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Еще по теме § 2. Современная российская политическая элита:

  1. 3. Российская политическая элита постсоветского периода
  2. § 1. Что такое -«политическая элита»? Основные подходы к изучению и оценке политических элит
  3. Вопрос 30 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА
  4. Вопрос 12 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА
  5. 55. Политическая элита: классические теории
  6. Лекция 8. Политическая элита и политическое лидерство
  7. Вопрос 15 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА В РОССИИ
  8. Дискуссия «Правящая элита и группы интересов как политические акторы»
  9. 2. Политическая модернизация как переход от традиционных форм политической организации к современным.
  10. Политические деятели российских революций XX века (краткие политические портреты)
  11. Тема 13. ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ. СОВРЕМЕННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕОЛОГИИ
  12. 3. Взаимодействие современного и традиционного в социальной сфере стран Востока. а) Российские востоковеды о современном и традици­онном в структуре стран Востока.
  13. 2. Современные политические идеологии
  14. Дискуссия «Политический режим в современной России»