<<
>>

Президенты


Президент является официальным главой государства — титул, в других политических системах принадлежащий монарху или, скажем, императору. Здесь, впрочем, нужно указать на различие между так называемыми «конституционными» и «исполнительными» президентами.
«Конституционный» президент (примеры мы находим в Индии, Израиле и Германии) есть фигура, характерная для парламентских систем; его полномочия ограничены по большей части обязанностями церемониального характера. Исполнительная власть в этом случае принадлежит премьер-министру и/или кабинету министров. В этом разделе мы будем говорить об «исполнительных» президентах — фигурах, которые объединяют в себе функции официального (формального) главы государства и реальную исполнительную власть. Президентство такого типа присуще так называемым президентским государственным системам (см. рис. 16.1) в их отличиях от парламентских государственных систем (см. рис. 15.1).
Рис. 16.1. Президентская форма государственного управления
Власть президента в этих системах может носить как ограниченный, так и неограниченный характер. В первом случае его полномочия ограничены такими факторами, как конституция; те или иные демократические нормы, принятые в данном обществе; партийное соперничество; разделение властей, но главное — уравновешена властью всенародно избранного законодательного собрания. Наиболее типичный пример такого президентства являют собой США, но существуют и
полупрезидентские системы (semi-presidental system), как, например, во Франции и Финляндии, также соответствующие этой модели. С другой стороны, в тех системах, где полномочия президента не ограничены, он выступает носителем почти абсолютной власти, что превращает эти режимы почти в диктатуры. Такую картину мы видим в государствах с однопартийной системой, опирающихся на армию, например, в Ливии, Индонезии и Ираке.
Президентская система по американскому образцу породила множество подражаний по всему миру, особенно в Латинской Америке, а позже в таких посткоммунистических государствах, как Польша, Венгрия, Чехия и Россия, хотя, за исключением России, большинство президентских систем функционируют в рамках парламентских систем. Передавая исполнительную власть в руки президента, создатели Американской конституции ясно отдавали себе отчет в том, что они создают по сути «королевство с демократическими выборами». Но в стремлении избежать тех злоупотреблений властью, которые, по их убеждению, были присущи британской короне, они разработали весьма сложную, если не сказать хитроумную, систему разделения власти между законодательным собранием, президентом и судебной системой. Ричард Нойштадт (Richard Neustadt, 1964) нашел для этого следующее выражение — «разделение власти при ее совместном осуществлении». Хотя президенту здесь были приданы полномочия официального главы государства, главы исполнительной власти (с правом накладывать вето на законы, принимаемые Кон-грессом), главнокомандующего вооруженными силами и руководителя внешней политики, — все это изначально было уравновешено теми полномочиями, что были даны Конгрессу. Конгресс, в частности, объявляет войну и может преодолевать президентское вето, Сенату же принадлежит право утверждать назначения и ратифицировать договоры.
В действительности, что интересно, до начала XX в. президентство было вторым по значению институтом, главная же роль в национальной политике принадлежала Конгрессу.
Президентство в США преобразили две тенденции. Во-первых, национальная экономика развивалась так, что с какого-то времени правительству пришлось отказаться от традиционной доктрины невмешательства в жизнь общества и стать на путь все более широкого регламентирования экономической и общественной жизни. Во-вторых, США отказались и от своей традиционной изоляционистской по-литики, все более расширяя свое присутствие в мире, а после Второй мировой войны так и вовсе превратились в супердержаву биполярного мира (а сегодня, может быть, уже и однополярного мира). Со времен «Нового курса» президента Франклина Рузвельта президенты США стали активнейшей законодательной силой, а с 1945 г. еще, так сказать, и облачились в мантию «лидеров свободного мира». Более того, в свое время президентам Джонсону и Никсону удалось с такой легкостью осуществить эскалацию войны во Вьетнаме (и это, заметим, без всякого
формального объявления войны со стороны
Полупрезидентская система — систе- Конгресса), что многие теоретики вслед за Арма государственного управления, в ко- туром Шлезингером (Arthur Schlisinger, 1974) за- торой независимо избираемый прези- говорили об американском «имперском президент председательствует в правитель-
„„„ \ дентстве» — президентстве, вырвавшемся из сво-
стве, правительство же формируется за- 1 ' 1
конодательным собранием и подотчет- их прежних конституционных ограничений и НО ему едва ли уже не диктующем свою волю двум дру- гим ветвям власти.

Однако президентская власть весьма часто предстает и со стороны своих слабостей. Выводы классического исследования Нойштадта «Президентская власть» (Presidential Power, 1964) сохраняют свое значение и по сей день: по большей части власть президента — это «власть убеждать, торговаться, побуждать к тем или иным действиям и даже обхаживать», но только не диктовать. Путь своей политической программе американским президентам приходится пробивать, лавируя между четырьмя полюсами:
Конгрессом
федеральным чиновничеством
Верховным Судом
средствами массовой информации
Самыми важными в этой картине являются, конечно же, отношения президента с Конгрессом. В США вопрос о том, насколько успешным или неуспешным было то или иное конкретное президентство вообще, определяется по своего рода «шкале отношений» с Конгрессом: при этом имеется в виду, сколько именно своих законодательных программ президенту удалось провести через конгрессовские рифы. Дело еще и в том, что со времен вьетнамской войны и уотергейтского скандала американским президентам противостоит все более «упрямый» Конгресс, стремящийся вернуть себе былые позиции. Одним из первых проявлений этого стал закон 1974 г., которым устанавливалось, что для направления американских воинских контингентов за рубеж обязательно согласие Конгресса. Но еще более важным обстоятельством является то, что при слабости партийной системы США президент в сущности лишен той возможности держать под контролем законодательный процесс, которой располагают главы исполнительной власти парламентских систем, а именно — возможности, вытекающей из партийной солидарности. Что это означает на практике, открыл для себя президент Картер в 1970-х годах: Конгресс может быть настроен враждебно по отношению к президенту даже тогда, когда большинство в обеих палатах принадлежит его собственной партии.
Но еще более уязвимы позиции президента становятся, когда Конгресс контролируется не его, а оппозиционной партией. С этой проблемой столкнулся президент Клинтон после того, как по результатам выборов 1994 г. Конгресс стал «республиканским». Позиции Дж. Буша-младшего также ослабли в 2001 г., когда демократы, после того как к ним примкнул всего лишь один республиканец, получили большинство в Конгрессе. Наконец, вечной «головной болью» американских президентов остается то, что конгрессмены, к какой бы партии они ни принадлежали, больше всего думают о делах и интересах «народца своего штата» ('folks back home'). Это до такой степени накладывает свой отпечаток на внутреннюю политику, что в стране уже говорят о «раздвоении президентства». Есть президент «для внутреннего пользования» — постоянно терпящий поражения и спасающий лицо после очередного столкновения с оппонентами, и «для внешнего пользования» с явно выраженными чертами международного лидерства. Даже президент Клинтон, в предвыборной своей программе обещавший «подобно лазерному лучу сфокусироваться на экономике», весьма скоро, как выразился один комментатор, «подви-нулся в сторону международной политики». В нынешних же США эта тенденция еще больше укрепилась после событий 11 сентября 2001 года.

Аппарат федерального чиновничества в теории существует для того, чтобы обслуживать президента, на практике же он подчас лишь «вставляет палки в колеса». Хотя президенты в среднем осуществляют до 3 тыс. назначений на должности высшего и среднего масштаба, — это капля в море сравнительно с общим числом государственных служащих в США, которых свыше 2 млн. Мало того, эти чиновники, как все знают, на всевозможные ситуации реагируют по-своему и подчас совершенно не так, как президент и его ближайшая администрация. Как некогда описывал ситуацию в своем ведомстве главнокомандующий военно-морскими силами США при Вудро Вильсоне, «это как перьевой матрас: ты бьешь и бьешь по нему кулаком, а он не проминается».
Такие же сложности существуют и в отношениях с Верховным Судом. С 1950-х годов Суд играет важнейшую роль в политической жизни США, вынуждая президентов постоянно приспосабливаться к себе. Хотя члены Верховного Суда назначаются президентами, Сенат вправе не утвердить то или иное назначение (как дважды произошло при Никсоне и однажды при Рейгане), и еще один важный момент — по назначении судьи, в сущности, немедленно выходят из сферы контроля президента, ибо свои должности они замещают пожизненно. В 1930-х годах Верховный Суд заблокировал весьма немалую часть программы «Нового курса», пока, наконец, сам Рузвельт не совершил «дворцового переворота» и не изменил своих идеологических приоритетов. Другой пример: Эйзенхауэр в свое время назначил Э. Уоррена на пост председателя Верховного Суда лишь для того, чтобы обнаружить, что тот уж чересчур политически активен и в слишком либеральном духе толкует конституцию.
Наконец, по-разному складываются отношения президентов со средствами массовой информации (СМИ). СМИ чрезвычайно важны для президентов, которым весьма часто требуется напрямую апеллировать к обществу «через голову Конгресса». Лучше всех с этой задачей справлялся Рональд Рейган — некогда актер и журналист. Однако президенты, которые, образно говоря, живут СМИ, от них же могут и погибнуть. О СМИ в США часто говорят как о четвертой власти — признание их независимости и репутации «вечного правдоискателя». Расследование уотергейтского скандала привело к тому, что в 1974 г. президент Никсон счел за благо уйти в отставку, а освещение в СМИ «уайтвотерского дела» (Whitewater affair) серьезно подорвало позиции администрации Клинтона в начале 1990-х годов .
То, что президентские системы всегда потенциально чреваты конфликтами между политическими институтами, показали события в посткоммунистической России, когда Верховный Совет РФ попал под контроль сил, враждебных ельцинской политике «шоковой терапии». Тогда Ельцину удалось удержаться у власти лишь благодаря поддержке армии, которая и подавила выступление парламента в октябре 1993 г. Результатом стало принятие «президентской конституции». Российское президентство, однако, не приобрело неограниченного характера, поскольку Ельцин стремился найти равновесие между чрезвычайно динамичными и изменчивыми,

Обратим внимание на... Спор о монархии 1
Монархия — это система правления, во главе которой стоит один человек («монархия» буквально и означает «правление одного»). По сложившейся традиции, однако, под монархией понимается институт, в котором функция главы государства передается по наследству или династическому наследованию. В абсолютных монархиях за монархом признана, хотя на практике это и не совсем так, вся полнота политической власти (Саудовская Аравия, Непал и Марокко). В странах с консти-туционной монархией монарх выполняет в основном церемониальные функции, по большому счету не имеющие реального политического значения (Испания, Голландия и Великобритания).
Преимущества конституционной монархии состоят в следующем:
конституционная монархия по-своему вполне эффективно решает проблему главы государства, стоящего над партиями;
монарх персонифицирует в себе власть традиционного типа и служит символом национального единства,
монарх выступает носителем опыта и политической мудрости, особенно в отношении общей конституции государства
Недостатки конституционной монархии:
она противоречит демократии: политическая власть здесь не зиждется на общественном согласии и не подотчетна обществу;
монарх символизирует собой (а возможно, своей общественной позицией и выражает) консервативные ценности — принципы уважения сложившейся социальной иерархии, наследственной собственности и т.п.;
монархия привязывает общество к представлениям прошлого, тем самым так или иначе противореча идее прогресса.

вправе распустить Национальное собрание. С другой стороны, его власть ограничена в том отношении, что возглавляемому им правительству всегда требуется поддержка со стороны Национального собрания. Де Голль (в 1958—1969 годах), Пом- пиду (в 1969—1974 годах) и Жискар Д'Эстен (в 1974—1981 годах) находили из этого положения выход за счет того, что у голлистской партии всегда было большинство в Национальном собрании. Но право назначить новые всеобщие выборы отнюдь не гарантирует партийного контроля над Национальным собранием, как это для себя обнаружил президент Миттеран в 1986 г., а затем еще раз в 1993 г., когда ему пришлось находиться в отношениях «нелегкого сотрудничества» с голлистскими правительствами — вначале во главе с Шираком, а затем Балладюром. Вспомнить приходится и то, что де Голль, располагая почти неограниченной властью, в 1969 г. был вынужден уйти в отставку после студенческих волнений мая 1968 г. и финансового кризиса. Сколь непрочна власть президента, почувствовал, надо полагать, и Ширак, когда в 1997 г. во Франции сформировалось социалистическое правительство во главе с Жоспеном.
<< | >>
Источник: Эндрю Хейвуд. Политология. 2005

Еще по теме Президенты:

  1. 2. Кэмп-Дэвидская декларация Президента США Дж.Буша и Президента РФ Б.Н.Ельцина о новых отношениях
  2. 11. Письмо президента Франции Ш. де Голля президенту США Л. Джонсону
  3. 7. Совместное заявление президента Российской Федерации В.В. Путина и президента Соединенных Штатов Америки Дж. Буша о новых отношениях между Россией и США
  4. 6. Заявление председателя Совета министров СССР Н.С. Хрущева президенту Франции де Голлю, премьер-министру Великобритании Макмиллану, президенту США Эйзенхауэру. (Инцидент с американским разведывательным самолетом «У-2»)
  5. Вопрос 41. Президент в США. Право штатов
  6. ИНСТИТУТ ПОЛНОМОЧНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПРЕЗИДЕНТА РФ В ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОКРУГАХ
  7. 1. «Направляемая демократия» президента Сукарно.
  8. НЕФТЬ И АМЕРИКАНСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ
  9. «Новый курс» президента Ф.Рузвельта в США.
  10. 2. Инаугурационная речь президента США Ф.Рузвельта
  11. 5. Политическая платформа кандидата в президенты Лафоллета
  12. 8. Из послания Президента США Ф. Рузвельта Конгрессу
  13. 14. Из военного послания Президента США Ф. Рузвельта Конгрессу
  14. 6. Обращение Г. Гувера при выдвижении его кандидатом в президенты
  15. 7. Доклад Совета Национальной Безопасности Президенту в ответ на запрос. Документ № 75
  16. 24. Опасности разрядки. Пресс-конференция президента США Рональда Рейгана
  17. 6. Обращение центральных комитетов коммунистических и рабочих партий и правительств Болгарии, Венгрии, Польши, ГДР и СССР к президенту Чехословакии
  18. 7. Карибский кризис. Из переписки президента США Джона Ф. Кеннеди и председателя Совета министров СССР Н.С. Хрущева