<<
>>

§ 3. Политическое участие граждан России


Эту линию преодоления (отрицания) либерального государства, да и государства вообще (идея отмирания государства), и либераль ной демократии в более радикальной форме продолжили в России В. Ленин и его соратники и последователи.
Они настаивали на замене либерального государства системой самоуправленческих коммун- общин, а представительной либеральной демократии — пирамидаль-
ной структурой Советов с системой делегирования депутатов снизу доверху. Доктринально всеобщее политическое участие масс деклари ровалась Лениным как необходимая предпосылка и суть социалисти ческой демократии, неотъемлемый принцип управления, средство преодоления неравенства женщины и мужчины и ликвидации бюро кратизма, условие перехода к коммунистическому будущему. Все это должно было каким-то образом сочетаться с «диктатурой пролетариа та» и руководящей ролью революционной партии.
В первые годы после революции 1917 г. действительно подавляю щее большинство населения включилось в политику. При этом при мерно 3% из них («эксплуататорские элементы») были по Конститу ции РСФСР 1918 г. лишены избирательных прав, а рабочие получили преимущество перед крестьянами — Всероссийский съезд Советов со стоял из представителей городских Советов из расчета один депутат на 25 тыс. избирателей и представителей губернских (фактически представляющих крестьян) съездов Советов из расчета один депутат на 125 тыс. жителей. Однако уже со второй половины 20-х годов начи нается процесс фактического отстранения граждан от реальной вовле ченности в выработку и реализацию политико-управленческих реше ний. Усиливающийся поток пропагандистских деклараций о расшире нии демократии и участии масс в управлении, подкрепляемый формально-юридическим их закреплением, проходил на фоне нарас тающих репрессий. Так, Конституция СССР 1936 г. провозгласила новую избирательную систему на основе всеобщего, равного и прямо го избирательного права при тайном голосовании как раз в период массовых репрессий, когда граждан лишили права реального выбо ра — все кандидаты подбирались партийным аппаратом, а в избира тельном бюллетене фигурировал один кандидат. Выборы в лучшем случае выполняли функции политического воспитания и проверки способности номенклатуры добиваться согласия населения на сохра нение сталинской тоталитарной системы. Неотъемлемой чертой сис-темы является мобилизационное и манипулируемое участие всего взрослого населения в символических политических действиях под держки режима, которое сочеталось со всеохватывающим и жестким контролем сверху.
Попытки, возможно искренние, Хрущева и его сторонников «при влечь» всех граждан к управлению государством и к народному кон тролю над деятельностью государственного аппарата, передать часть функций государственных органов общественности остались в значи тельной степени благими пожеланиями и лозунгами. Во многом лишь декларациями оказались ст. 9 и 48 Конституции СССР 1977 г. об участии граждан в управлении делами государства и общества. Лишь
начавшиеся во второй половине 80-х годов реформы сверху («пере-стройка»-) предоставили определенные политические права и свободы гражданам, возможность самостоятельно участвовать в политике и не зависимо выражать свои мнения и предпочтения.
Проведенное в мае—июне 1991 г.
эмпирическое исследование по-литического участия граждан в то время в РСФСР (в рамках россий ско-американского исследовательского проекта) по представительной общероссийской выборке выявило следующую картину этого участия. Начнем с наиболее массовой и действенной формы политической во влеченности граждан — с выборов. Россия со второй половины 80-х го-дов XX в. и по настоящее время совершила революционный переход от фиктивных выборов в условиях режима «партия—государство» через полусвободные и полуконкурентные выборы 1989 и 1990 гг., ог раниченно конкурентные и ограниченно многопартийные выборы 1993 г. к хотя не совершенным, но свободным и демократическим вы борам депутатов Государственной Думы декабря 1995 г. и 1999 г. и Президента РФ июня—июля 1996 г. и марта 2000 г.
Во всесоюзных и всероссийских выборах 1989 и 1990 гг. участво вало в среднем 86% граждан. Названное исследование позволило оце нить и величину «приписок» процентов голосовавших на выборах 1983—1988 гг. Согласно официальным данным на выборах в совет ский период вплоть до 1989 г. принимали участие от 97 до 99% изби рателей. Это достигалось как мобилизационным характером выборов, так и тем, что члены избирательных комиссий опускали в избиратель ные урны избирательные бюллетени подавляющего большинства не пришедших голосовать граждан. Таковых же оказалось по результа там данного исследования не 1—3%, как утверждалось официально, а 8—9%. После 1991 г., когда участие в выборах перестало быть «граж данским долгом», за выполнением которого неукоснительно следили парткомы и органы Советов, участие в выборах депутатов российско го парламента упало до 64,08% на выборах 1993 г., до 64,73% на выбо рах 1995 г. и до 61,85% на выборах 1999 г. Немного больше граждан приняло участие в выборах Президента РФ 1996 г. — 68,88% и в выбо рах 2000 г. — 68,74%. Если сравнить эти данные с избирательной ак тивностью граждан западных стран, то окажется, что вовлеченность россиян в выборах несколько выше средней.
Интересны данные о неконвенционном политическом участии россиян — об участии протеста. Во время перестройки по-прежнему самой распространенной формой выражения несогласия с действиями властей и ее представителей оставались письма, обращения и пети ции — в общей сложности 14% взрослых жителей России использова ли эти формы несогласия-протеста. На втором месте было участие в
митингах, шествиях и демонстрациях протеста — 11,5%. В каждой из остальных форм политического протеста — в забастовках, бойкотах, пикетировании, голодовках и т.д. — участвовала статистически мало значимая доля россиян, не превышающая, как правило, одного про цента.
Современные россияне относятся к участию протеста также сдер жанно. Поддержка лишь трех видов политического протеста превы шает 40% — критика властей в СМИ, подписание обращений и пети ций и участие в митингах и демонстрациях протеста. Все остальные виды политического протеста, за исключением забастовок, одобряют ся менее чем 20% взрослых жителей страны. Вместе с тем тревожит тот факт, что более 17% граждан рассматривают отказ от участия в выборах как форму протеста.
Каковы основные причины неучастия россиян в выборах — их аб сентизма и неучастия в политике в целом? Главные из них вызваны отчуждением людей от политики, отсутствием поэтому интереса к ней, неверием в то, что своим участием в политике можно что-либо изменить в собственной и общественной жизни. Сравнивая результа ты эмпирических исследований 1991 и 1996 гг., приходиться конста тировать нарастание доли граждан, занимающих такую позицию. Так, если в 1991 г. — в период политического подъема в стране интересова лись политикой более 62% россиян и мало интересовались и совсем не интересовались 36,5%, то в 1996 г. интересовавшиеся политикой со ставили уже только 40,5% взрослого населения, а доля мало интересу ющихся и совсем не интересующихся превысила 58%. В 1996 г. только 26,6% граждан были твердо уверены в том, что своим участием в вы борах они могут изменить что-либо в жизни страны, 41,4% были в этом уверены частично, а 25,7%, т.е. каждый четвертый россиянин, в той или иной степени не верили, что их участие в голосовании способ но что-либо изменить. К этому следует добавить неблагополучное ма териальное положение большинства жителей страны (79,9%) — 38,7% респондентов заявили, что живут от зарплаты до зарплаты, а 41,2% — что живут в нищете. Более интегральным показателем политического отчуждения россиян является недовольство почти половины (49,8%) взрослого населения страны проводимым курсом реформ. Лишь 34,8% граждан частично или полностью уверены, что дела в стране движутся в правильном направлении. Несколько иная динамика участия граждан в избирательных кам паниях. В 1983—1988 гг. в этих кампаниях участвовало в среднем 19% взрослых жителей РСФСР, в 1989—1990 гг. — 8,8%. В избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы участие до стигло 18,8%. Рост активности произошел за счет появления таких
неизвестных в советское время способов вовлеченности в избиратель ные кампании, как сбор подписей для кандидатов (партий), сбор средств в поддержку кандидата и внесение собственных финансовых средств в избирательный фонд кандидата, а также за счет участия в избирательных кампаниях, участия граждан в предвыборных собра ниях и во встречах по выдвижению кандидатов.
Возможность открытого выражения своих взглядов, свобода поли тической деятельности показали, что, несмотря на жесткий идеологи ческий контроль, массированную политическую индокринацию на протяжении семи десятилетий, всего за несколько лет в стране был воспроизведен, пусть скорее внешне, основной спектр партийно-поли тических ориентаций, существовавших до революции 1917 г. и в пер вые годы после революции: от консервативно-монархических до ради кально-коммунистических. В теоретико-методологическом отноше нии этот эмпирический факт свидетельствует о том, что такие неформальные агенты политической социализации, как семья, бли жайшее окружение, этнические и конфессиональные общности, вы держали конкуренцию с формальными, государственными агентами.
Другой вывод состоит в том, что политические партии, другие по литические организации и движения являются одним из основных ка налов и инструментов участия. В условиях однопартийной системы это — канал преимущественно мобилизационного и ритуального поли тического участия, идущего сверху вниз. Все другие, несанкциониро-ванные формы политического поведения в этих условиях рассматрива лись как отклоняющиеся и нежелательные и тем самым автоматически попадали в участие протеста. Когда в обществе существует, и притом длительно, единственная политическая партия, то, как показал опыт нашей и других стран, она перестает быть партией в подлинном смысле слова. Аппарат узурпирует волю рядовых членов. Сама же партия ут-рачивает способность выполнять такие важные в демократической сис теме функции, как завоевание поддержки граждан, соединение и выра жение их интересов; посредничество между обществом и государст вом, между избирателями и государственными институтами.
В условиях появившегося в процессе демократизации открытого выбора политической позиции начал происходить отказ от участия в официальной политической жизни и переход к неформальным фор мам участия, сначала через «неформальные» организации, а затем с помощью новых политических движений и партий. В значительной степени с возникновением новых политических образований связано появление и распространение в стране политического участия протес та в таких формах, как митинги, демонстрации, пикетирование, рас пространение листовок и других печатных материалов, бойкоты, за-
бастовки и др. В какой-то степени, как свидетельствуют массовые дви жения протеста 60-х годов в западных странах, а также периоды сис темных трансформаций в других — взрыв участия протеста почти не избежен в процессе быстрой модернизации, ломки старых структур.
Особенно уязвимы для политических, в том числе экстремистских, форм протеста страны, переходящие от авторитарных к демократичес ким режимам. Открыв шлюзы для демократического политического участия, лидеры перестройки во главе с Михаилом Горбачевым не справились с вырвавшимися наружу долго подавлявшимися кон фликтами в обществе и с протестом против игнорировавшихся болез ней системы. Рухнули как система, так и государство — Советский Союз. В связи с этим встает вопрос о роли демократического участия граждан в политической системе.
<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме § 3. Политическое участие граждан России:

  1. § 4. Демократия и участие граждан в политической системе
  2. 2. Гражданин. Участие граждан в политической жизни.
  3. 62. Законодательство о ликвидации сословного строя и правовом положении граждан России в 1917–1918 гг
  4. Дискуссия «Политические партии России: участники политического процесса или "пятое колесо" политической системы?»
  5. Глава 13. Политическая культура и политическое участие.
  6. Политическое участие
  7. 50. Формы политического участия
  8. 1. Сущность политического участия
  9. Политическая культура участия.
  10. § 2. Политическая мысль об участии
  11. § 1. Понятие политического участия
  12. 3. Формы политического участия
  13. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И УЧАСТИЕ
  14. § 1. Многоплановость участия личности в политической жизни