<<
>>

Политическая культура элиты


Особый интерес политологов, занимавшихся изучением полити ческой культуры, всегда вызывали властвующие элиты. И это не уди-вительно. Скажем, в странах с приходской политической культурой массы просто-напросто никак не относятся к политике.
Однако и при менительно к более зрелым обществам различение между массовой и элитарной культурами оказалось серьезной альтернативой марксис тскому подходу, охотно принятой многими выходцами из бихевио-ристской и структурно-функциональной школ. Доказательством важ ности изучения политической культуры элиты стали исследования отношения американцев к свободе слова, впервые проведенные под руководством С. Стоуффера в 1954 г., в условиях беспрецедентной антикоммунистической кампании. Повторенные затем в 1972-1973 гг., эти исследования позволили выявить степень реальной привер женности граждан США одной из фундаментальных ценностей, ко торую в общем виде никто не оспаривал (табл. 6).

Таблица 6
Отношение граждан США к свободе слова для коммунистов и атеис тов, % (данные за разные годы) Варианты ответов 1954 1972-1973 Коммунистам должно быть позволено: излагать свои взгляды публично 28 57 преподавать в высших учебных заведениях 6 38 Их книги не должны изыматься из публичных библиотек 29 58 Атеистам должно быть позволено: излагать свои взгляды публично 38 66 преподавать в высших учебных заведениях 12 42 Их книги не должны изыматься из публичных библиотек 37 71 Как видим, американцы (особенно в 1954 г.) продемонстриро вали не очень-то либеральный подход к «антиподам американского образа жизни». Однако исследования, проводившиеся одновремен но в группе местных политических лидеров, показали, что эта груп па гораздо более уверенно (более половины опрошенных в 1954 г.) высказалась против всяких ограничений на свободу слова. Такой результат приобретает особое значение в свете двух фактов: во-пер вых, свобода слова в США так и не была ограничена — мнение это го ничтожного (количественно) меньшинства перевесило господ ствовавшее в обществе настроение; во-вторых, установки «рядового американца» в 1972-1973 гг. поразительно совпали с установками элиты в 1954 г.
Та же ситуация наблюдается и в других странах. В начале 70-х гг. большинство населения Великобритании выступало против вступ ления в ЮС, за введение смертной казни и установление строгих ограничений на иммиграцию черных и цветных. Ни одно из этих предпочтений народа не претворилось в политическую практику, в немалой степени потому, что элита в основном придерживалась других позиций. И это несмотря на то, что давление избирателей на законодательный корпус в Великобритании было даже более силь ным, чем в США.
Как изучать политическую культуру элиты? Роберт Патнэм в монографии «Сравнительное исследование политических элит» (1976) в аналитических целях расчленяет ее наряд элементов. Преж де всего, это познавательные ориентации, т. е. представления о том, как работает политическая система. В сущности, главный вопрос — считают ли политики, что в их деятельности нельзя обойтись без конфликта, или нет. Конфликтную установку лучше всего выразил один из лидеров Малайзии, когда заметил, что общество — это пруд, в котором «крупная рыба ест мелкую, а мелкая — червей».
Проти воположен подход тех политиков, которые разделяют идею обще национальных интересов и считают свою профессию техническим средством их реализации.
Нормативные ориентации —это представления о том, как долж на работать политическая система. Важнейшим аспектом этих ори ентации является отношение элиты к идее равенства. Проиллюст рирую один из распространенных вариантов высказыванием бывшего члена британского парламента от Консервативной партии: «Главная беда демократии в том, что, прибегая к терминологии ска чек, она исходит из права любой лошади на выступление в Дерби. На самом деле, тяжеловозам лучше бы катать тележки с пивными бочками. Победить в Дерби, в отличие от чистопородных коней, они не могут». Как заметил Патнэм, политик, сортирующий своих сограждан на «чистопородных» и «тяжеловозов», вряд ли будет спо собствовать проведению в жизнь широких социальных программ или прогрессивного налогообложения. Нормативные ориентации элит отдельных стран в значительной степени различаются между собой вне зависимости от типа политического режима. Например, Великобритания, ФРГ, Нидерланды и Италия — либеральные де мократии. Однако опрос, проведенный среди членов парламентов и высокопоставленных бюрократов, показал, что властвующие эли ты этих стран далеко не в равной мере привержены демократичес ким ценностям (табл. 7).
Интерперсональные ориентации — это представления членов элиты друг о друге. Здесь возможны несколько вариантов. Политик
может смотреть на своих коллег преимущественно как на соперни ков, для достижения победы над которыми хороши любые средства. Чаще, однако, соперничество между политиками ведется по опреде ленным «правилам», которые включают в себя и общепринятые кри терии оценки профессиональных качеств. Руководствуясь этими критериями, члены элиты могут подчас уступать заведомо более опытным и заслуженным соперникам. Наконец, бывают ситуации, когда все члены элиты рассматривают себя как сплоченную группу с общими интересами, которые нужно защищать от всякого рода
Таблица 7
Согласие членов властвующих элит либеральных демократий Европы с утверждениями, отрицающими базовые демократические ценности, % Утверждения Англия ФРГ Нидер-ланды Италия Свобода политической пропаганды — это не абсолютная свобода, Вопрос государство должно тщательно 21 33 не 43 регулировать ее использование ся гражданами Граждане имеют полное право добиваться таких законов, из 99 83 84 58 которых можно извлечь личную выгоду* Лишь немногие люди осознают свои 48 60 70 84 долгосрочные интересы Некоторые люди лучше других подготовлены к тому, чтобы руководить страной, благодаря 20 23 20 37 усвоенным ими традициям и семейному происхождению В сложном современном мире не имеет никакого смысла говорить о 36 27 36 53 возрастающем контроле простых граждан над правительством Примечание. Это утверждение, не расходящееся с базовыми демокра тическими ценностями, является контрольным. «аутсайдеров». Интерперсональные ориентации элиты играют важ ную роль в политической системе. Если первый из перечисленных вариантов ведет к возникновению широкомасштабных конфликтов, опасных для социальной стабильности, то последний может поро дить власть, не реагирующую на запросы общества. Что касается второго варианта, то он считается оптимальным для либеральной демократии и соответствующим гражданской культуре.
Наконец, Патнэм выделяет структурные характеристики полити ческой культуры элиты, т. е. способ взаимосвязи познавательных, нор мативных и интерперсональных ориентации. Дело в том, что они мо гут более или менее соответствовать друг другу, и степень соответствия заметно сказывается на политическом поведении. Как правило, глубо кие расхождения между отдельными ориентациями не свойственны элите. Ее взгляды всегда относительно систематизированы. Но сами способы систематизации — языки политики — различны. Скажем, во Франции и Италии этот язык в высшей степени идеологизирован, на сыщен абстрактными понятиями вроде «отечество», «равенство», «спра ведливость», «свобода» и пр. В англоязычном мире политики изъясня ются на более прагматическом жаргоне, и аргументами в спорах служат скорее выгоды, чем напоминания о высших ценностях. Разумеется, воз действие интеллектуального стиля на политику редко приобретает ре шающее значение, но и полностью игнорировать его не следует.
<< | >>
Источник: ГОЛОСОВ Г.В.. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ. 2001

Еще по теме Политическая культура элиты:

  1. ГЛАВА 4 ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО
  2. 56. Формирование и функции политической элиты
  3. Тема 12. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО
  4. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ
  5. Лекция 12 ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ
  6. Глава 6. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ И ЛИДЕРСТВО
  7. 63. Политическая символика как элемент политической культуры
  8. Политическая культура и индустриальная рациональность Культура и смысл в современных государствах
  9. ГЛАВА 5. ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА
  10. Политическая культура и политическая социализация
  11. Глава 13. Политическая культура и политическое участие.