<<
>>

Почему происходят революции?


Коль скоро легитимность режима обеспечивает ему политическую стабильность и жизнестойкость, если он ее теряет, ему остается выбирать одно их двух — либо вставать на путь репрессий, либо осуществлять коренные политические изменения.
Изменения являют собой самую суть политической жизни. Многие из тех, кто причастен к политике, охотно подписались бы под заявлением Маркса, который в «Тезисах о Фейербахе» (1845) написал: «Философы лишь различным образом объяс-
няли мир, но дело заключается в том, чтобы из-
Фискальный кризис государства все- менить его». Со всем тем отношение к самой общего благоденствия - кризис в фи- вдее ПЄрЄМЄН у разных политических мыслите- нансовой системе государства, наступа- „ г т>
ющий тогда, когда рост расходов на со- леи> естественно, было разным. В то время как
циальные цели совпадает с экономичес- консерватизму свойственна «страсть к сохране- ким застоем и вытекающим отсюда со- ник» во имя преемственности и традиции, ли- кращением налоговых поступлений. бералы и социалисты, как правило, всегда сто яли за перемены, усматривая в том проявление
прогресса. С прогрессом же ассоциируется ф к понятийному аппарату
вера в человеческий разум и способность людей двигать историю вперед, накапливая зна-
_ _ Первоначально понятие «революция» отно-
ние и созидая более совершенное общество. силмось к изменениям циклического харак-
Но понимать ли общественные измене- тера (от англ revolve - вращаться, обрання как прогресс или регресс, рост или упа- щаться, возвращаться к исходному положе- док, они всегда суть продукт одного из двух нию) — смысл, который, например, несла в процессов — эволюции ИЛИ революции. Эво- себе «Славная революция» (1688) в Англии,
вернувшая, как полагали, страну к «должно- ЛЮЦИОННЫМИ ИЗМенеНИЯМИ ПРИНЯТО СЧИТаТЬ М У миллпи
му» политическому порядку. После Француз- реформы - постепенные и мало-помалу осу- ской революции (1789), однако, установи- ществляемые улучшения, происходящие в лось современное понимание термина, с рамках данной социальной или политической этого времени означавшего процесс ради- системы: это, словом, изменения с сохране- кальных изменений с разрушением старого
нием преемственности, на практике означа- политического порядка Революции - это
общественный переворот, массовые деи- ющие, например, скорее реорганизацию ка- ствия вне3аконного характера, часто, хотя и кого-либо института, чем его упразднение или Не всегда, принимающие насильственный замену. Напротив, революция — это радикаль- характер Вышесказанное отличает револю- ный переворот: она полностью перекраивает чию от государственного переворота — зах-
политический строй и выражается, как пра- вата власти силами небольшой группы лю-
г дей Отличие же революции от бунтов и мя-
вило, в резком, а не то и грубо-насильствен- „ ~ _ „ о „ „ „
' ґ ' тежеи состоит в том, что она влечет за со-
ном, разрыве с прошлым. Естественно, воп- бой кардинальные перемены (перемены в рос о природе революций, о тех историчес- самой политической системе), а не поверх- ких, социальных и политических обстоятель- ностные изменения В политике ИЛИ простую ствах, которые их порождают, всегда был замену одной правящей элиты на другую предметом самых острых дискуссий.
Марксистские теории революции
В понятие «революция» марксизм вкладывает особый смысл.
Вполне разделяя ту идею, что революциям присущ политический характер, коль скоро они влекут за собой замену одной системы правления другой, он вместе с тем трактует все это как проявление более глубоких общественных процессов. Для него сущность революции состоит в глубочайшем общественном перевороте — в разрушении одной экономической системы (или, по-иному, «способа производства») и замене его другой. Ортодоксальный марксист поэтому, наверное, не согласился бы с таким, например, заявлением, что Американская революция 1776 г. была настоящей революцией, и стал бы утверждать, что хотя она и принесла такие результаты, как освобождение бывших британских колоний и установление конституционной республики, но система собственности и структура общества остались без изменений. Однако большинство марксистов рассматривают Английскую, Американскую и Французскую революции как особые «буржуазные» революции, ознаменовавшие собой то, что в действительности было постепенным переходом от феодального способа производства к капиталистическому. Итак, с позиций марксизма революции суть не просто резкие и драматичные политические перевороты, а длительные и более глубокие периоды общественных изменений: в этом смысле можно сказать,

^ к понятийному аппарату 1110 в России революция началась в 1917 г. и
продолжалась до распада СССР в 1991 г., так, Классовое сознание - это осознание ин- впрочем, и не решив своих задач по «построе- дивидом объективного положения и интере- нию коммунизма».
сов того класса, к которому он принадле- Согласно марксизму, причиной револю- жит. Термин отражает принципиальное для ций являются социально-экономические про- марксизма различие между «классом в себе» _ ,
,„ „„,„„„ „„„ , 7Г' ,„Q ппп тиворечия, антагонистическии конфликт
и «классом для себя». Понятие «класс для '
себя» предполагает внутреннюю солидар- между эксплуататорами и эксплуатируемыми; ность класса, который при этом активно пре- все классовые общества поэтому историчес- следует свои подлинные интересы. Классо- ки обречены. Маркс считал, что революция вое сознание, таким образом, в марксизме знаменует собой тот момент, когда классо- противопоставлено сознанию «ложному» - вые противоречия перерастают в открытую искаженному пониманию действительности, _ _ 1 ' ^ J которое мешает осознать классу свое под- борьбу, в ходе которой один класс свергает и чиненное И эксплуатируемое положение и устраняет другой. Если Французскую рево- тем самым обрекает его на политическую люцию марксизм трактует как буржуазную, пассивность. Маркс полагал, что классовое то к Русской революции, когда она произош- сознание само собой развивается у класса стали прилагать понятие «пролетарская»: по мере обострения классовых противоречий, Ленин же стоял на том, что такое со- предполагалось, что она положила начало знание необходимо привнести в рабочий процессу, который должен завершиться по- класс, для чего необходима особая партия строением социализма, а затем и полного — «авангард» рабочего класса, его руково- коммунизма. По Марксу, эпоха социальной дящая и направляющая сила. революции начинается тогда, когда отноше- ния между классами, старые «производственные отношения», становятся «оковами» для дальнейшего развития и обновления техники производства — «производительных сил». Это до предела обостряет классовый антагонизм, в силу чего эксплуатируемый класс (при капитализме — проле-тариат) обретает «классовое самосознание», становится революционной силой и поднимается на борьбу.
Для Маркса революционные перемены были частью естественно-исторического процесса, который через последовательную смену эпох приведет к построению бесклассового общества, лишенного внутренних противоречий. История, однако, развивалась не по Марксу. В передовых капиталистических странах Западной и Центральной Европы, вопреки его предсказаниям, революций не произошло. Капитализм отнюдь не стал «оковами» для развития производительных сил, а продемонстрировал такую ненасытность к технологическим новшествам, что обеспечил непрерывный, пусть порой и неустойчивый, прогресс в улучшении жизни, — про-летариат же в результате на борьбу так и не поднялся. Там, где «марксистские» революции в XX в. действительно произошли, они свершились абсолютно по иной схеме.
Мао Цзэдун (Мао Цзе-дунг) (1893—1976)
Китайский марксист, глава Китайской народной республики в период с 1949 по 1976 год Сын крестьянина из Хунани, Мао, проработав некоторое время библиотекарем и учителем, в 1921 г стал одним из основателей Коммунистической партии Китая, а в 1935 г — ее лидером Стремился приспособить марксизм к нуждам преимущественно аграрного и традиционалистского общества Его деятельность, помимо прочего, часто ассоциируется с «культурной революцией» (1966 — 1970) — радикально- эгалитаристским движением, направленным против «элиты» и «сторонников капитализма», но в конце концов обернувшимся расколом общества, репрессиями и гибелью людей Под маоизмом обычно понимают антибюрократическую версию марксизма, которая основные свои надежды возлагает на энтузиазм масс
Русская большевистская революция 1917 г. под руководством Ленина внесла в марксистскую теорию два новых момента. Во-первых, если прежде вопрос понимался так, что классовые противоречия чуть ли не сами собой разрушат общество, когда для этого созреют объективно необходимые условия. Для Ленина этой проблемы не существовало: он счел, что революцию надо не ждать, а делать. Большевики захватили власть в октябре 1917 г., и это при том, что «буржуазная» революция произошла в стране всего лишь несколькими месяцами ранее, а пролетариат был немногочислен и политически неопытен. Во-вторых, Ленин сделал ставку на «партию — авангард рабочего класса», роль которой взяли на себя большевики (позже партия была переименована в Коммунистическую партию). Строго говоря, все это было скорее переворотом, чем народной революцией. В отличие от Февральской революции, свергшей монархию, в октябре 1917 г. власть захватили не массы, а небольшая, но крепко спаянная группа революционеров, претендовавшая на роль выразителя интересов масс. Часто поэтому утверждают, что коммунисти-ческие режимы, пришедшие в XX в. к власти под флагом марксизма-ленинизма, на самом деле являли собой извращение идей Маркса.

Следующим совершенно новым моментом сравнительно с классическим марксизмом стало то, что вместо пролетариата «революционным классом» было объявлено крестьянство. Какой-то зародыш этой идеи был уже о Ленина, когда в 1917 г. он говорил о союзе между городским пролетариатом и крестьянством, но наиболее пышным цветом эта идея расцвела в Китайской революции 1949 г. под руководством Мао Цзэдуна. Революция в Китае действительно развернулась в сельской местности, а не в крупных городах. Эту схему позже заимствуют марксисты в других странах Азии, Латинской Америки и Африки. Здесь трудно удержаться от того вывода, что марксизм-ленинизм с самого начала был не столько философией социальной революции, сколько идеологией модернизации и индустриализации, как раз более всего и привлекательной для развивающихся стран.
Немарксистские теории революции
Алексис де Токвиль (1805—1859)
Французский политик, философ и историк. После Июльской революции 1830 г. во Франции Токвиль посетил США с первоначальным намерением изучить их исправительную систему. Результатом, однако, стала знаменитая книга «О демократии в Америке» (1835—1840). Политическая карьера Токвиля закончилась с приходом к власти в 1849 г. Луи Наполеона, что позволило ему предаться написанию другой книги — «Старый порядок и Французская революция» (1856). Друг и корреспондент Дж. С. Милля, Токвиль занимал довольно противоречивые позиции в отношении политической демократии. Его идеи повлияли на теоретиков как либерального, так и консервативного толка, а также на академическую социологию.
Помимо марксизма, существует целый ряд иных теорий революции, с марксизмом они сходятся в признании того значения, которое для данной проблемы имеют общественные противоречия, но расходятся в двух важных пунктах. Во-первых, большинство из них стоит на том, что события политического характера совсем не обязательно являются отражением более глубоких экономических и социальных процессов: революция в них и трактуется как преобразование скорее политической, нежели социальной системы. Во-вторых, здесь не говорят о какой бы то ни было неотвратимости революций (то есть о том, что они порождаются самой логикой истории), а усматривают в них результат стечения конкретных политических и социальных обстоятельств. Дискуссии ведутся лишь о том, о каких именно обстоятельствах и социально-политических факторах в данном случае нужно говорить.

Одна из наиболее впечатляющих теорий революции была развита на основе приложения к политике теории систем (systems theory). Она предполагает, что всякая политическая система будет сохранять стабильность до тех пор, пока ее результаты, получаемые «на выходе» (деятельность правительства), соответствуют тем воз-действиям (давление и требования общества), что у нее «на входе», — революции же суть «разбалансирование» системы, когда она не в состоянии адекватно реагировать на воздействия тех или иных экономических, социальных, культурных или международных факторов. Например, в книге «Революционные изменения» (Revolutionary change, 1966), Чалмерс Джонсон (Chalmers Johnson) утверждает, что революции происходят в условиях «множественных дисфункций», когда политическая система разрушается под действием самых разных, подчас противоположно направленных, требований со стороны общества. Российское самодержавие, например, не смогло найти ответа на то сочетание неблагоприятных факторов, которые принесли с собой первые фазы индустриализации и негативные последствия Первой мировой войны. По аналогии можно утверждать, что в конце XX в. коммунистическим режимам в СССР и Восточной Европе не удалось справиться с теми противоречиями, что были порождены ростом городского, более образованного и политически требовательного, населения. Нужно, однако, лишь заметить, что системный анализ, пожалуй, не уделяет должного значения субъективным, психологическим факторам, играющим важнейшую роль в начале революции.
Еще одна концепция революции получила развитие на базе социальной психо логии, но в зародыше, наверное, присутствова-
теория систем-теория, в которой по- ла уже у Алексиса де Токвиля в его работе о литическая система рассматривается как ,. , _„„ „
саморегулирующийся механизм, имею- Французской революции 1789 г. Речь идет о мо-
щий свой «вход» (требования со старо- дели «революции растущих ожиданий». В книге
ны общества, общественная поддержка «Старый порядок и французская революция»
системы) и «выход» (те или иные направ- (1856) Токвиль подметил, что революции редко
ления политики»); правительство при являются следствием массовой нищеты населе- этом рассматривается как подсистема,
„„„„ „ „ „ „ " ния: нищета и лишения имеют своими спутни-
переводящая сигналы с «входа» в резуль- -
таты «выхода». ками отчаяние, покорность и полную полити ческую пассивность. Революция, по его воззре-
нию, происходит тогда, когда государство смягчает свою политику после длитель-ного периода жесткого правления. Как он сам об этом писал, «наиболее опасным моментом для правительства является тот, когда оно начинает реформы». Именно так, например, дела обстояли во Франции, когда Людовик XVI в 1788 г. созвал Генеральные Штаты. Не исключено, что то же самое произошло в Восточной Европе в результате горбачевских реформ конца 1980-х годов: вместо того чтобы удовлетворить общество в его требованиях изменить политическую систему, реформа лишь подогрела общественные ожидания и развязала революционные страсти.
Классическое изложение этой концепции революции можно найти в книге Теда Гурра «Природа бунта» (Ted Gurr Why Men Rebel, 1970). С точки зрения автора, революции происходят тогда, когда возникает разрыв между тем, что люди хотели бы иметь, и тем, что они в действительности имеют. При этом вероятность революций особенно велика, когда период экономического и социального развития, вызвавший рост ожиданий, внезапно прекращается. Здесь-то и возникает самый большой разрыв между ожиданиями и возможностями, чреватый революцией. В книге «Когда и почему люди устраивают революции» (When Men Revolt and Why, 1971) Джеймс Дэвис (James Davies) проиллюстрировал это своей J-образной кривой теории революций. Кривая в форме буквы «J» как раз и символизирует период роста ожиданий, который внезапно прекращается. Концепция эта вполне справедлива в том, что субъективные оценки людьми своего положения подчас более значимы, чем объективные обстоятельства их жизни. Важно то, как люди расценивают нынешнюю свою ситуацию сравнительно со своим недавним прошлым или жизнью других людей. Нет, скажем, сомнений в том, что общественное недовольство в странах Восточной Европы конца 1980-х годов во многом шло от знания того, что люди в капиталистических странах Запада пользуются более высоким уровнем жизни и политической свободы.
В третьей концепции в фокусе внимания находятся не противоречия, характерные для данной политической системы, а сила или слабость самого государства. Дело, кажется, обстоит так, что государства способны довольно долго сдерживать любое внутреннее давление, пока они имеют средства принуждения, достаточные для того, чтобы контролировать ситуацию, и политическую волю на то, чтобы в любой момент использовать эти средства. Именно в таких случаях утрата государством легитимности оборачивается для него выбором — революция или репрессии. Нет сомнений в том, что такие режимы, как гитлеровская Германия, сталинский СССР и саддамовский Ирак, так долго и держались потому, что всегда были готовы террором и репрессиями подавить любую внутреннюю оппозицию. Источником изменений таких режимов скорее являются политические и военные элиты, чем общество в целом.
Теда Скокпол (Theda Skocpol, 1979) в сравнительном анализе Французской, Русской и Китайской революций дает социально-структурное объяснение революций, указывая на то, что режимы часто разваливаются из-за своей внутренней неэффективности и слабости своего международного положения. Решающее значение в возникновении революционных ситуаций, скажем, часто имели войны и интервенции: это произошло в Китае в 1911 и 1949 годах и в России в 1905 и 1917 годах. Во внутреннем плане государство подвергает себя опасности революций тогда, когда оно уже не может полагаться на армию или не рискует идти на широкомас-штабные репрессии — ситуация, вполне проясняющаяся, если сопоставить жесто-
кое подавление выступления китайских студентов на площади Тяньанмынь в июне 1989 г. и почти бескровный распад коммунистических режимов Восточной Европы осенью и зимой того же года. В последнем случае решающим фактором стало то, что СССР при Горбачеве не пошел на репрессии или вмешательство в эти события, как это ранее имело место в отношении Восточной Германии в 1949 г., Венгрии в 1956 г. и Чехословакии в 1968 г.
<< | >>
Источник: Эндрю Хейвуд. Политология. 2005

Еще по теме Почему происходят революции?:

  1. 30. Что происходило в США в эпоху консервативной революции?
  2. Французская революция XVIII в. Складывание революционной ситуации и начало революции (5 мая 1789 г.-10 августа 1792 г.)
  3. происходит деградация отношений в семье?
  4. КАК ЭТО ВСЕ ПРОИСХОДИЛО НА ПРАКТИКЕ
  5. 2.2.1. Как же происходит сама торговля?
  6. 15. Что происходило в США в ХIХ в.?
  7. 34. Какие процессы происходили в Восточной Европе на рубеже 1980—1990-х гг.?
  8. КАК ТЕХНИЧЕСКИ ПРОИСХОДИТ ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ТРЕНИНГ?
  9. 23. Что происходило во Франции в послевоенный период?
  10. 19. Как происходило послевоенное восстановление мировой экономики?
  11. 26. Как происходило развитие США в конце 1950-х и в 1960-е гг.?
  12. 27. Как происходило развитие Англии в конце 1950-х гг. и 1960-е гг.?
  13. 36. Какие интеграционные процессы происходили в Европе во второй половине ХХ в.?
  14. Что происходит с женщиной, когда она пользуется мужской силой?
  15. Нужно ли представлять выписку банка, если расчет происходит наличными
  16. 21. Как происходило развитие США после Второй мировой войны?
  17. Давайте посмотрим, что происходит на Украинском рынке турбизнеса по отношению к Интернет.
  18. Нужно ли представлять выписку банка, если расчеты происходят неденежными средствами