<<
>>

§ 2. «Новый курс» Ф. Рузвельта как пример адаптации политической системы

Значительную лепту в этот спор внесли Соединенные Штаты, ко торые в 30-е годы, под руководством Ф.Д. Рузвельта, осуществили один из самых удачных экспериментов по модернизации американ ского общества в целом и адаптации его политической системы к новым условиям.

Эта проблема встала во весь рост в связи с великим экономическим кризисом 1929—1933 гг., до основания потрясшим все здание американского капитализма. Известный американский поли толог У.Д. Бэрнхэм отмечал: «Кризис был равнозначен полному краху нашей экономики и породил такую нужду и страдания, которые боль шинству современных американцев просто трудно представить» . Кризис продемонстрировал, что «система свободного предпринима тельства» не просто дала серьезный сбой, но исчерпала свои возмож ности как саморегулируемого, самонастраиваемого организма. Это уже выходило за рамки чисто экономических проблем. По существу, на рубеже 20—30-х годов обанкротилась вся прежняя политическая философия, исходившая из презумпции невмешательства государства в сферу социально-экономических отношений. Только форсирован ное вторжение федерального правительства в эту область могло вы править положение и стабилизировать ситуацию. Как уже отмечалось, в годы «прогрессивной эры» в этом направлении был сделан опреде ленный шаг, но надежно закрепить наметившиеся изменения в харак тере функционирования политической системы не удалось. Процесс ее адаптации остался явно незавершенным, и это сказывалось на эф фективности всех политических институтов, на их способности чутко реагировать на все нараставший ком проблем, порожденных новым

витком развития буржуазного общества. С началом кризиса неспособ-ность политической системы уверенно решать стоявшие перед ней за дачи проявилась достаточно отчетливо.

Кризис 1929—1933 гг., бурные события в Европе продемонстриро вал американским реформаторам, что развал экономики и эффектив ное функционирование демократических политических институтов — вещи несовместимые, а вне этих реалий они не мыслили себе сущест вования и развития страны.

Иными словами, кризис привел к тому, что экономический, социальный и политический аспекты процесса адапта ции оказались переплетенными теснейшим образом. Не найдя ком плексного решения этого клубка проблем, трудно было рассчитывать на успех в осуществлении перестройки политической системы. Ответ нащупали уже «прогрессисты», но, во-первых, они не сумели довести задуманные преобразования до логического завершения; во-вторых, жизнь не стояла на месте, и перед обществом за прошедшие полтора десятилетия возникли новые, более сложные проблемы.

И все же ключ, с помощью которого реформаторы могли открыть дорогу для движения вперед, был: теория Кейнса давала шанс на стаби лизацию экономической ситуации, а наработки западноевропейских со циал-демократов обрисовывали фронт работ в сфере социальных отно шений. Оставалось найти политические рецепты, позволявшие государ ству эволюционным путем внедрить новые установки в жизнь. Эту миссию взяла на себя демократическая партия, ставшая инициатором и главным катализатором крупнейшей в истории США партийно-полити ческой перегруппировки. Именно с перестройки двухпартийной систе мы началась адаптация всего политического организма к новым запро сам общественного развития. Опять-таки демократическая партия нача ла утверждаться в роли генератора новых идей и новых политических технологий еще с конца XIX в., но полностью эта роль перешла к ней лишь в годы «нового курса». Выдвижение Ф.Д. Рузвельта на роль лидера партии, его успех на выборах радикально изменили соотношение сил в высших партийных эшелонах, а это позволило быстро и достаточно глу боко осуществить ревизию программно-целевых установок этой органи зации. На вооружение была взята либерально-этатистская идеология, «которой присущи две взаимосвязанных черты. Во-первых, это форсиро ванное развитие государственного регулирования экономики, во-вторьгх, это огосударствленный подход к решению социальных проблем в духе ' широкого социального маневрирования», — отмечал известный отече ственный исследователь Н.В.

Сивачев . Получив в свои руки основ-

ные рычаги государственного управления, ведомые Ф.Д. Рузвельтом демократы смогли в короткий срок существенно перестроить всю со циально-экономическую инфраструктуру американского общества. Бурная законотворческая деятельность ньюдилеров изменила весь по литический ландшафт Америки и характер функционирования госу дарственных институтов . Инициатива в политическом процессе прочно перешла к исполнительной власти, прерогативы которой за метно расширились, что привело к временной разбалансировке «сис темы сдержек и противовесов» — станового хребта американского го сударства. Деформацию «системы сдержек и противовесов», имевшую место в это время, вряд ли можно оценивать однозначно.

С одной стороны, резкий крен в сторону усиления исполнитель ной власти помог вытащить страну из трясины кризиса. Именно ее усилиями были созданы «встроенные стабилизаторы», которые по могли упорядочить мощнейшие стихийные силы частнопредпринима тельской экономики. Социальная инфраструктура при всей своей дороговизне помогла усовершенствовать механизм интеграции дви-жений социального протеста, что, естественно, увеличивало устойчи вость политической системы. С другой стороны, разбалансировка «системы сдержек и противовесов» таила в себе в долговременном плане немало проблем и опасностей, ибо эффективно выполнять свои функ ции этот механизм может только, когда в отношениях, его составляю щих, устанавливается устойчивый модус, который можно охарактери зовать как «сотрудничество — соперничество». Когда же одна из вет вей власти начинает подавлять остальные, диктовать им правила игры, это быстро снижает потенциал всего данного механизма, вызы вает обострение политической борьбы, ведет к эрозии партийно-поли тического консенсуса. Несмотря на острейшие политические коллизии, характерные для середины 30-х годов, когда перегруппировка достигла своего пика, в обоих противостоящих лагерях осознавали, что дальнейшее «раскачи вание лодки» может привести к тому, что она опрокинется, и это будет катастрофой и для противников, и для сторонников реформ. Именно понимание угрозы, исходящей от неконтролируемой эскалации внут риполитического конфликта, толкало соперничавшие стороны к поис ку путей воссоздания консенсуса и восстановлению баланса в отноше ниях трех ветвей власти. Особое значение в этом процессе приобретал правовой фактор: ведь именно неспособность реформаторов закре-

пить свои политические успехи на правовом уровне помешала довес ти до логического конца адаптацию политической системы в годы «прогрессивной эры». И в годы «нового курса» эта проблема стояла достаточно остро. Верховный суд США стал последним бастионом противников реформ. Рупор консерваторов газета «New York Herald Tribune» писала: «Два препятствия остаются на пути нового курса — Конституция и Верховный суд. Эти два оплота свободы, два стража конституционных принципов государственного устройства и прав меньшинства только и являются сдерживающей силой против тенден ции к усилению президентской власти, развивающейся последние че тыре года» . Опираясь на них, консерваторы вновь попытались повер нуть вспять процесс адаптации политической системы. Но на этот раз события пошли по другому сценарию. Ф.Д. Рузвельт сумел добиться того, что Верховный суд признал конституционными основные зако ны «нового курса» и таким образом закрепил в праве новые подходы к решению социально-экономических проблем и институционализиро вал те изменения в политическом механизме, которые были порожде ны новыми потребностями общественного развития.

Кроме того, и сама оппозиция под влиянием тех сдвигов, которые происходили в стране, начала постепенно менять свои программно- целевые установки и, как следствие, тактику. Ее лидерам становилось очевидно, что бескомпромиссное отрицание этатистских реалий, при зывы к возврату к «нормальным» временам не имеют перспектив. Из менения уже достаточно прочно вошли в плоть и кровь «американ ской системы». Демонтаж новых структур, новых норм социально- экономических отношений грозил такими катаклизмами, которые могли бы почти наверняка до основания разрушить эту самую «аме риканскую систему». Осознание этой истины заставило лидеров оп позиции признать правомерность этатистского подхода к социально- экономическим проблемам, но при этом они стали стремиться к ин терпретации новых законов в консервативном духе, к использованию новых структур в интересах тех социальных сил, которые они пред ставляли. На этой основе уже можно было вести диалог с умеренными реформаторами. Иными словами, создавалась почва для воссоздания на новой основе межпартийного консенсуса. Это означало, что адапта ция политической системы США к новым историческим условиям на сей раз завершилась вполне успешно. Те социальные импульсы, кото рые породили саму потребность в адаптации, получили целостное по литическое выражение в реформах «нового курса», были надежно ин-

ституционализированы и закреплены на правовом уровне и в общем плане признаны оппозицией. По существу, Ф.Д. Рузвельт успешно «построил в рамках старой конституции совершенно иную государст венную систему». Он вывел политическую систему США на новую, более высокую орбиту, что открыло широкие горизонты для очеред ного витка общественного прогресса.

<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Еще по теме § 2. «Новый курс» Ф. Рузвельта как пример адаптации политической системы:

  1. «Новый курс» Рузвельта.
  2. «Новый курс» президента Ф.Рузвельта в США.
  3. 9. Что представлял собой новый курс Рузвельта?
  4. § 10. «Новый курс» Ф.Рузвельта в США
  5. ЛЕКЦИЯ 29 МЕХАНИЗМ АДАПТАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ: СООТНОШЕНИЕ ПРАВОВЫХ, ПОЛИТИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ
  6. § 1. Начало XXI в.: в поисках оптимальной модели адаптации политических систем
  7. Система маркетинга как фактор повышения устойчивости и адаптации предприятий к рынку
  8. 2. «Новый курс» Египта в 70-е годы. Анвар Садат.
  9. 58. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КАК ОСНОВНОЙ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ, ЕЕ ФУНКЦИИ
  10. § 5. Выборы как технология обновления политической системы
  11. 51. ГОСУДАРСТВО КАК ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
  12. Глава 10ГОСУДАРСТВО КАК ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
  13. Дискуссия «Политические партии России: участники политического процесса или "пятое колесо" политической системы?»
  14. § 1. История политических и правовых учений: учебный курс и наука
  15. Реформы и политический курс независимой Индии