<<
>>

Новые демократии


Новая волна демократизации в мире, согласно Хантингтону, началась в 1994 г. свержением правых правительств в Греции, Португалии и Испании, затем выразилась в заметном ослаблении позиций военных диктаторов в Латинской Америке и завершилась, самое главное, крахом коммунизма.
Восточноевропейские револю-ции 1989—1991 годов вызвали к жизни процессы демократизации, в ходе которых многое заимствовалось от западной либеральной модели. Главным здесь было введение многопартийных выборов в политике и начало рыночных реформ в экономике. Можно утверждать, что многие, чтобы не сказать все, прежние коммунистические режимы претерпевают переходный период, который со временем выведет их на модель западных полиархий. На сегодняшний день, однако, эти системы лучше относить к какому-то особому, промежуточному, типу. Прежде всего, нужно сказать, что бремя коммунистического прошлого невозможно изжить, образно говоря, за ночь, особенно в случае с Россией, где коммунистическая система существовала свыше 70 лет. Кроме того, сам переходный период в этих странах принес новые проблемы, не имеющие ничего общего с проблемами западных обществ.

Эти режимы, следовательно, лучше всего квалифицировать как новые демократии (new democracies) или полудемократии (semi-democracies).
Особенность посткоммунистических режимов сегодня заключается в том, что им приходится иметь дело с политико-культурными последствиями коммунистического правления вплоть до не изжитого еще наследия сталинского тоталитаризма. При той безжалостной цензуре и подавлении инакомыслия, что сопутствовали партийной монополии на власть, здесь не получил развития тот тип гражданской культуры, который предполагает политическое участие, переговоры («торг») и консенсус. Как результат сегодня в России мы видим слабую и раздробленную партийную систему, очевидно не способную выражать подлинные интересы общества. Парадоксально, но зачастую идею стабильности в этих системах несут коммунистические или бывшие коммунистические партии. В Румынии и Болгарии, например, многие институты коммунистического общества благополучно перекочевали в посткоммунистическую эпоху, а в Венгрии, Польше и России коммунистические партии, перешедшие, непонятно лишь, по принципиальным или конъюнктурным соображениям, на социал-демократические позиции, вновь идут на выборы.
Еще один ряд проблем связан с процессом экономической перестройки. «Шоковая терапия», сопровождавшая по рецептам Международного валютного фонда переход от центрального планирования к свободному капитализму, из-за роста безработицы и инфляции существенно ухудшила положение многих слоев общества и усилила социальное неравенство. Сравнительно с бурными временами начала 90-х годов темпы экономической либерализации сегодня резко замедлились — во многом из-за отрицательной реакции общества на рыночные реформы, выражающейся и в поддержке коммунистических или националистических по своей окраске партий.
Наконец, еще один круг проблем здесь связан со слабостью государственной власти, особенно заметной перед лицом центробежных сил, в коммунистические времена подавлявшихся. Сегодня это воочию видно в повсеместном возрождении этнических и национальных противоречий. Крах коммунизма в СССР сопровождался и распадом прежней советской империи: среди тех пятнадцати независимых государств, что пришли ей на смену, в нескольких, включая Россию, национальные проблемы стоят самым острым образом. В 1992 г. перестала существовать Чехосло-вакия, разделившись на Республику Чехия и Словакию. Но наиболее драматичные формы национально-этнический конфликт принял в Югославии, где он вызвал самую настоящую войну между Сербией и Хорватией в 1991 г. и гражданскую войну в Боснии в 1992—1996 годах.
Посткоммунистические режимы, разумеется, тоже неодинаковы. Главные различия здесь пролегают между индустриально развитыми и живущими «по-западному» странами Центральной Европы — Чехией, Венгрией и Польшей, с одной стороны, и более отсталыми «восточными» странами — Румынией, Болгарией и в
каких-то отношениях Россией. В первой группе
рыночные реформы прошли быстро и относи- Новые демократии - политические ретельно гладко; во второй они были неполными, жимы' в которыхеще "е завершены про- г цессы демократической консолидации;
шли с большими трениями и в конце концов при которых ,<дело не ограничивается
вызвали серьезные политические противоречия, демократией» (Пжеворский, 1991)
Первая группа государств, кроме того, стремит- „
г t-j J ^ ' о Полудемократия — политическии ре-
ся как можно скорее вступить в Европеискии Жим, при котором демократические и ав- Союз — свидетельство и шаг к дальнейшей кон- торитарные тенденции уживаются друг с солидации демократии у них. Другая граница — другом и составляют стабильную основу.

К понятийному аппарату
Конфуцианство — это нравственный кодекс, сформулированный Конфуцием (551—479 до н. э) и его учениками и впервые записанный в сборнике «Беседы и суждения» Конфуцианское учение занималось широким кругом вопросов человеческих отношений и самосовершенствования человека Обычно считалось, что особое внимание к «рен» (человечность или любовь) подразумевает верность традиционным идеалам и ценностям, а именно почтительное отношение к родителям, уважение, верность и благожелательность. Значимость же «хунцзы» (добродетельная личность) кроется в способности человека развиваться Возможности самосовершенствования могут быть реализованы, в частности, через образование Конфуцианство рассматривалось наряду с учением дао и буддизмом как одна из трех основных китайских систем взглядов, хотя многие полагают, что идеи конфуцианства являются первоосновой всей китайской цивилизации
между государствами, которым коммунизм в конце Второй мировой войны был «навязан» военной силой, и теми, кто до того был частью СССР. Если не считать прибалтийские государства (Эстонию, Латвию и Литву), бывшие советские республики имеют историческую специфику, они дольше находились под коммунистическим правлением и входили в состав Российской империи еще до 1917 г. Наконец, нельзя забывать и об уникальности самой России, проистекающей из ее имперского прошлого, склонности российской государственности принимать авторитарные и экспансионистские формы, и из того, наконец, обстоятельства, что со времен Петра Великого здесь противостояли западнические и славянофильские ориентации и потому сегодня ей, возможно, непросто определиться в своих культурных и политических судьбах.
<< | >>
Источник: Эндрю Хейвуд. Политология. 2005
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Новые демократии:

  1. § 3. Формы демократии. Референдум как одна из форм политической демократии
  2. "Новые кочевники” и новые идентичности.
  3. § 7. Демократия
  4. Вопрос 34 ДЕМОКРАТИЯ
  5. Современная демократия в России.
  6. Модели демократии
  7. Народная демократия
  8. 19. Понятие демократии
  9. Демократия развития
  10. Модели демократии