<<
>>

§ 3. Народ и человек как субъекты политики


При анализе вопроса о роли народа и отдельной личности в поли-тике необходимо избавляться от идеологического подхода, которого традиционно придерживались ортодоксальные марксисты. Они обо сновывали роль народных масс в политической жизни (об отдельной личности вопрос обычно не ставился) с помощью нескольких тезисов о прогрессивных и реакционных классах, классовой борьбе и Комму-нистической партии как выразителе интересов трудящихся и вождях, способных вести народ к светлому будущему.
Тем не менее сложив шаяся на этой идейной основе политическая практика ставила народ в положение объекта, которым партия и государство свободно манипу лировали. В то же время постоянно подчеркивалось, что народные массы — основная прогрессивная сила, революционно преобразующая социальное бытие. В современных условиях идеологические подходы к этой проблеме не исчезли. Только на место прежних идеологических штампов пришли новые, но не менее одиозные. Теперь уже не народ-
ные массы, а политическая элита стала выдвигаться на роль подлин ного субъекта политики. Понятие «народ» стало вообще исчезать из лексикона современных политиков. Сейчас они больше говорят не о народе, а об «электорате». Более того, приходится читать и слышать негативные оценки народа как темной силы, неспособной к конструк тивной творческой деятельности. К сожалению, такие оценки прихо дится слышать из уст некоторых представителей российской интелли генции, которая по самой своей изначальной сути и по российской традиции должна быть защитницей и выразительницей воли народа. Ведь заявил же во всеуслышание один из ее представителей, которому не понравились результаты выборов в Государственную Думу в 1993 г.: «Россия, ты одурела». Оценка красноречивая, ничего не ска жешь. Нечто подобное повторилось в 1995 г. накануне новых выборов в Государственную Думу: известный театральный деятель М. Захаров в статье, опубликованной в «Известиях», писал: русский народ не спо собен правильно голосовать по причине того, что он «...потомствен ный раб, с удовольствием впитавший в свою генетику нормы раба- отца и раба-деда, освободившись от рабства, может стать только рабом». С точки зрения Захарова, это объясняется тем, что «после реформы 1861 г., упразднившей в России крепостное право, прошло слишком мало времени, и многие россияне не успели почувствовать себя свободными людьми, поменять стиль мышления, обрести необхо-димое достоинство» .
Правда, несколько позднее в тех же «Известиях» Захаров с сожа лением писал об утрате народного контроля и об углублении социаль ного неравенства. «Выход у нас, думается, один. Пора возвращаться к равенству. Достоевский бы добавил: «К равенству в нищете». Но его, славу Богу, с нами сегодня нет. Поэтому возвращаться будем одни, в соответствии с социалистическими традициями» .
Право народа голосовать на выборах так, как он хочет, никто не отнимал. Другой вопрос: насколько политически сознательны и ак тивны массы, как они информированы? Да и то, говоря об этом, следу ет учитывать присущий народу здравый смысл. Многие аналитики отмечают, что в современных условиях достаточно широкие слои на рода не воспринимают себя в качестве субъектов политической жизни, смотрят на политику глазами не участников, а зрителей.
Проблема участия народа и его рядовых представителей в государ ственной политике возникла не сегодня.
Часто ее связывают с ленин-
скими высказываниями о привлечении чернорабочих и кухарок к уп равлению государственными делами. Над этим высказыванием часто иронизируют, но вряд ли эта ирония уместна. Действительно, Ленин говорил о любом чернорабочем и любой кухарке, которые хоть и не способны сейчас же вступить в управление государством, но должны к этому готовиться. Вряд ли следует понимать эту мысль буквально. Ленин, конечно, понимал, что любая отдельно взятая кухарка с управ лением государственными делами не справится. Для него был важен весьма гуманный и разумный принцип: «Привлечение к управлению государством всех трудящихся» . Отказать в демократичности этому принципу нельзя. Другое дело, как этот принцип был впоследствии реализован последователями Ленина.
Формируя «сверху» органы государственной власти, партия тре бовала, чтобы значительное количество мест отводилось рабочим и колхозникам, т.е. непосредственным представителям народа, который якобы через них и должен был управлять всеми делами государства. Конечно, на практике депутаты из рабочих и крестьян никакой само стоятельной роли не играли и не могли играть, поскольку не обладали для этого ни политическим опытом, ни знаниями, ни достаточной ин формацией. Однако такая практика выдавалась чуть ли не за вершину социалистической демократии. При этом считалось, что если человек хорошо работает на производстве, обладает незапятнанной биогра фией, то уже в силу этого он способен управлять государством. В то же время принадлежность к депутатскому корпусу рассматривалась как высокая награда за труд, как почетное звание, к тому же дававшее определенные привилегии. Разумеется, сказанное нельзя понимать так, будто сейчас следует ограничивать участие рабочих и,крестьян в органах власти. Сейчас такого участия явно недостаточно. Нелишне в связи с этим напомнить, что представители рабочих и крестьян вхо дили в состав почти всех государственных дум прежней России и об ладали заметным влиянием.
Анализируя вопрос о субъектах политики, нельзя обойти вгіима- нием отдельную, «рядовую», или «массовую», личность. Судя по со-временной политологической литературе и по опыту политической практики, рядовой человек из числа субъектов политики исключен. И это несмотря на многочисленные разговоры о создании подлинной демократии в России. Очень часто объективные обстоятельства, в дан ном случае государственная власть, представляются рядовому челове ку в качестве силы, на которую он никакого существенного влияния
оказать не может. На этой основе порой возникает политический кон формизм, т.е. приспособление человека к политическим обстоятельст вам, чем часто и пользуется власть в своих интересах. Нередко встре чается личная политическая индифферентность — равнодушие или безразличие, а то и враждебное отношение к политике и даже к науке о политике. Люди, придерживающиеся подобных взглядов, не учиты вают того обстоятельства, что если они отстраняют себя от политики, то политика все равно будет на них влиять. Из системы политических отношений человеку выключиться не дано. Другое дело, если он со гласен на роль пешки, которую двигают независимые, а то и враждеб ные ему силы. К сожалению, все еще многих людей приходится убеж дать, что жить в политическом обществе и не знать его правил, зна чит — дать собой манипулировать.
Рядовой человек может быть субъектом политики при наличии тех же условий, о которых говорилось выше применительно к народ ным массам. К ним относятся: политические знания и политическое сознание, наличие политических интересов, политическая психология и др., т.е. все то, что должно создавать у человека научное представле ние о государственной власти и путях влияния на нее. Его оружием перед политической стеной является система прав и свобод, зафикси рованная в соответствующих правовых документах. Другой ряд усло вий относится к уровню развития демократии, средствам массовой информации, функционированию политического механизма и, нако нец, к людям, стоящим у власти.
Одним из важнейших условий политической субъектности лич ности является ее взаимодействие с другими людьми. Трудно предста вить человека в качестве субъекта политических отношений, если он пытается влиять на политику в одиночку, исключая, конечно, терро ристическую деятельность и другие насильственные акты. Человек, не обладающий властными функциями и соответствующими правами, сам по себе подлинным субъектом политики быть не может, хотя оп ределенные политические действия с его стороны возможны и бывают не лишены эффекта. Однако речь в этом случае идет о политической субъектности по большому счету. В общем и целом политические дей ствия отдельной личности мало результативны. Поэтому люди объ-единяются в соответствующие организации — партии, союзы, движе ния и др. Конечно, это не означает, что отдельный человек не может быть признан субъектом политики, а лишь говорит о том, как реализу ется или должна реализоваться политическая субъектносгь личности. Собственно, как общности, так и объединения могут быть субъектами политики, в зависимости от политической активности входящих в них людей.
8-7935

Следует иметь в виду еще одно обстоятельство, а именно: заимст вованное у США и западных стран культивирование «суверенной личности», имеющее своей целью «атомизацию» общества, расщепле ние его на изолированных одиночек, с которыми властям легче Иметь дело, но которые, естественно, в этом случае не могут быть субъектами политических отношений. Этим обусловлены возражения против кол лективизма и против политических партий, якобы ограничивающих демократию.
С учетом сказанного выше об условиях становления личностной субъектности становятся яснее некоторые причины неудач проводи мых в России реформ. Они — в резком усилении властной, государст венно-бюрократической машины, стремящейся к господству над «ма ленькими, простыми людьми», к которым относится большинство населения России. Как это ни покажется парадоксальным, но «сувере-низация» человека делает политический процесс бессубъектным.
<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Еще по теме § 3. Народ и человек как субъекты политики:

  1. ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ПОЛИТИКИ
  2. 1. Группы интересов как субъекты политики
  3. § 2. Становление и развитие личности как субъекта политики
  4. Лекция 11ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ПОЛИТИКИ
  5. 1. Социальные группы как субъекты и объекты политики
  6. 16.3. Массовые социальные движения как субъекты политики
  7. Тема 11. ИНДИВИД КАК СУБЪЕКТ И ОБЪЕКТ ПОЛИТИКИ. ПОЛИТИЧЕСКОЕ УЧАСТИЕ
  8. Как должен управлять народ?
  9. Как далеко должна простираться власть народа?
  10. 10.3. Как банкиры-брокеры сосут кровь трудового народа
  11. ПОЛИТИКА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
  12. Человек как продукт культуры
  13. 66. ВОПРОС О ЧЕЛОВЕКЕ КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА
  14. § 4. Молодой человек как субъектМЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  15. Лекция 25 ПОЛИТИКА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
  16. § 4. Особенности биологии человека как предпосылка социальной жизни