<<
>>

§ 1. Менталитет как социально-политическая категория

Процесс обновления российского обществоведения открывает дорогу к изучению новой проблематики, которая ранее либо вообще не считалась актуальной, либо отвергалась из-за несоответствия официальной идеологии и методологии.

К этой проблематике и от носится менталитет. Изучение менталитета позволяет лучше понять истоки российской государственности, духовности, что имеет огром ное значение для процесса возрождения России. Менталитет помо гает системному анализу российской действительности, поскольку относится к одному из значительных системообразующих факторов. Его изучение обязывает политиков и политологов больше учиты вать в своей деятельности такие факторы, как внутренний мир че ловека и человеческих объединений, влияние на поведение людей окружающих условий, быта, климата, традиций, религии и других обстоятельств. Без учета менталитета не может быть современной науки управления, менеджмента, в том числе — политического, в основе которого лежат «человеческие отношения». Менталитет — одно из пересечений линий напряженности в поле политики, это одна из проблем современной политологии . Трудно переоценить значение менталитета для политического воспитания молодежи и преподавания социально-политических наук в различных учебных заведениях страны.

В'Своей публицистической книге «Россия в обвале» один из самых крупных мыслителей и писателей современной России А. Солженицын, отвечая на им же поставленный главный вопрос о причинах столь быстрого падения России и нашей этому несопро тивляемости, видит главное в потере «инстинкта государственного существования». Он пишет, что требовательная современность «диктует нам не просто задачу возрождения растерянных ценностей,

но куда более сложную задачу построения новой России, еще ни когда не бывавшей» .

Именно инстинкт государственности является определяющей чер той политического менталитета, приобретающей в современных усло виях возрастающую актуальность.

Отечественные политологи и социологи пока еще по традиции проходят мимо целого ряда вопросов, которые отвергались советским обществоведением, таких, например, как влияние на социально-эко номические, социально-политические и другие процессы, происходя щие в России и в других странах, особенностей народов, коренящихся в глубинах исторической памяти, их самосознания, чувств, характе ров, традиций, реакций простых людей, т.е.

всего того, что и входит в понятие «менталитет».

Полагать, что у нас имеется хотя бы в зачаточном состоянии со временная теория менталитета, тем более — политического, пока преждевременно. Налицо лишь некоторые идеи и подходы. О тео рии ментальносте есть основание говорить лишь применительно к малоизвестным у нас трудам некоторых западноевропейских уче ных, преимущественно историков. В их работах немало внимания уделяется понятию «менталитет», хотя четкое и однозначное опре деление его обнаружить трудно. Дается разное его толкование, од нако все же позволяющее говорить о том, что менталитет имеет соб ственное содержание.

Что касается отечественного социально-политического лексикона, то в нем это понятие употребляется все чаще и чаще, хотя не всегда к месту. К сожалению, определение менталитета есть только в Полито логическом словаре (под ред. В.Ф. Халипова) и Энциклопедическом словаре по политологии. Однако эти определения грешат абстракт ностью и схематичностью и мало что дают политологии и обществен но-политической практике.

Подобное отношение к проблеме менталитета имеет свои причи ны: менталитет как понятие и отражаемая им реальность не был вос требован советским обществоведением, и нет ничего удивительного в том, что по этой проблеме литература отсутствует. Поэтому приходит ся обращаться к зарубежным источникам, авторы которых уже более трех десятилетий занимаются этой проблематикой.

Первыми во второй половине XX в. к менталитету обратились за падноевропейские историки, видимо, ощутившие недостаточность традиционной методологии для более глубокого познания прошлого.

В их работах показано отличие ментальності! от исторической и поли-тической антропологии, намечены подходы к определению менталь носте, объясняются причины актуализации этой проблемы в свете развития современного обществоведения. Так, по мысли Арьеса, со временный интерес к ментальності! указывает на желание общества вывести на поверхность сознания чувства и представления, которые скрыты в глубинах коллективной памяти .

Другой исследователь, Раульф, утверждает, что историки мен тальносте имеют дело с тремя разными формами человеческого со знания и поведения — категориями мышления, нормами поведения и сферой чувств.

Ментальность находится глубже этих форм — это некая предрасположенность, внутренняя готовность человека дейст вовать определенным образом, область возможного для него . С точки зрения английского ученого Берка, ментальносте свойствен интерес к невысказанному и неосознанному, к практическому разу му и повседневному мышлению . Некоторые авторы отмечают, что в Западной Европе в определенный период ее истории происходило нарастание «арифметической ментальносте, склонности людей все читать и учитывать».

Теория ментальності! помогает освободиться от вульгарного марк сизма и прежде всего — от базисного подхода к человеку, от бледных, абстрактных и безличностных схем экономического детерминизма и классовой структуры общества, «потерявших» органическое единство народа и вместе с ним — реального человека с его историческими кор нями, внутренней жизнью и проблемами. Видимо, не случайно Б. Ку- рашвили пришел к мысли о необходимости видеть в обществе не толь ко классические, но и другие классы: человеко-природные и социаль- но-психологические .

Понятие «ментальность» исходит из латинского слова mens и из прилагательного mentalis, которое родилось в XIV в. в языке средневе ковой схоластики. Существительное же mentali возникает через триста лет в Англии. Оно — плод английской философии XVII в., где оста лось философским термином. Во Франции (отчасти благодаря Воль теру) оно проникает в обыденный язык. Правда, к началу XX в. это слово все еще воспринималась как неологизм. В словаре С.И. Ожегова

слово «менталитет» называется «книжным» и определяется как «ми ровосприятие, умонастроение» .

Данное определение менталитета, хотя и иллюстрируется приме ром «менталитет русского народа», недостаточно. Дело здесь не столь ко в изначальном смысле слова, сколько в сути отражаемых сегодня в нем явлений. Менталитет, не имея четко выраженной логической формы, обладает определенной системностью, отличается как от пра восознания, так и от верования. Это совокупность образов и представ лений, которыми руководствуются человек или группа людей. Скорее всего, менталитет лежит между двумя формами познания: рациональ ным и эмоциональным, взаимодействуя как с первым, так и со вто рым. Эмоциональное нередко проявляется в религиозной вере. Воз можно, этим объясняется такой поражающий обычных людей фено мен, когда крупный ученый или рационально мыслящий политик признает себя верующим и соблюдает религиозные обряды. Хорошо известно, что вера не всегда мешает рационально воспринимать дейст вительность, а в ряде случаев помогает этому. Современное общество ведение, в том числе и политическая наука, не все может объяснить, опираясь только на законы общественного развития, игнорируя при этом такие факторы, как рефлексия, элементы иррациональности, то, что изучает феноменология, герменевтика и другие отрасли современ ных знаний. Как говорил один из героев Ф.М. Достоевского, объясняя свою любовь к жизни, «дороги мне клейкие, распустившиеся весной листочки, дорого голубое небо, дорог иной человек. Тут не ум, не ло гика, тут нутром, тут чревом любишь» .

В июне 1994 г. историками Российской Академии наук была про ведена международная конференция с участием американских уче ных. В результате был издан капитальный труд «Менталитет и аграрное развитие России (XIX—XX вв.)». На его первых страницах констати руется, что вся мировая историография вслед за французской школой Анналов несколько десятилетий изучает менталитет различных общ ностей, и это считается исследовательской задачей первостепенной важности. В материалах конференции дан анализ истории изучения менталитета в зарубежной литературе, обоснован междисциплинар ный характер этой категории, подчеркнуто, что исследования мента литета заставили политиков и менеджеров считаться с умственными и духовными факторами в управлении. Некоторые западные исследова тели увидели в менталитете феномен, который проявляется в рамках

большой временной протяженности и даже консервативно-инерцион ной силы, что совпадает с известной оценкой К. Маркса обстоя тельств, в которых люди сами делают свою историю, и традиции, «ко торые как кошмар прошлого тяготеют над умами живых». Поскольку конференция проводилась под эгидой историков, в ходе ее работы ос новное внимание было уделено историческому аспекту исследования менталитета, но обнаруживались и другие подходы, в том числе поли тологический.

По мнению, высказанному на конференции американским ученым Д. Филдом, менталитет, коренясь в жизни общества, широко распро странен в значительной части населения, оказывая непосредственно влияние на политические отношения. При этом «менталитет молча лив: он проявляется скорее в деятельности, чем в речи или в явном представлении» .

Известный французский ученый Ф. Бродель связывает ментали тет с устойчивыми социальными структурами. Структура, писал он, — это организация, цельность довольно определенного рода отношений между реальностями и социальными массами. Некоторые структуры становятся устойчивыми элементами для бесчисленного количества поколений. Однако все они оказывают и поддержку, и помеху. Как помехи они являются пределами, через которые ни человек, ни чело веческий опыт не может пройти. Представьте себе, как трудно вы рваться из известных географических рамок, из известной биологи ческой реальности, даже из известных духовных обуз. Ибо менталь ные рамки, заключает автор, тоже могут быть тюрьмами времени большой протяженности2.

Другой специалист по менталитету, Ф.Я. Гуревич, отмечает такую черту менталитета, как инерция, которая является исторической силой исключительного значения. Менталитета изменяются более медленно, чем что-нибудь другое, и их изучение учит, как медленно шествует история .

Менталитет, конечно, нельзя рассматривать только в политичес ком аспекте, относя его к числу политических категорий. Это понятие относится к более широким, интегральным категориям, отражающим взаимосвязь политической и социальной сферы общественной жизни. Исходя из этого, рассматривая менталитет с политологической точки зрения, можно сказать, что он является социально-политической кате-

горией, показывающей, как влияют на политику исторически сложив шиеся социально-политические характеристики людей и их традици онные взаимоотношения с политической властью.

Менталитет и ментальность в разнообразных проявлениях нельзя характеризовать, не учитывая естественно-географические, этничес кие, социально-экономические и культурные детерминанты, влия ющие на повседневное поведение людей. Каждая из них по-своему взаимодействует с политической властью, накладывая на это взаимо действие свой особый отпечаток, который власть обязана учитывать, если не хочет крутиться вхолостую или, что того хуже, оторваться от народа и его интересов. А народ, по определению российской Консти туции, является единственным источником власти.

Менталитет е современном понимании — это социально-полити ческая категория, отражение социально-психологического состояния субъекта (народа, нации, народности, социальной группы, человека), ко торое складывается в результате исторически длительного и достаточно устойчивого воздействия естественно-географических, этнических, социально-экономических и культурных условий проживания субъ екта менталитета и проявляется в различных видах деятельности. Складываясь, формируясь, вырабатываясь исторически и генетичес ки, менталитет представляет собой трудно поддающуюся изменениям устойчивую совокупность социально-психологических и духовно- нравственных качеств и черт, взятых в их органической целостности (менталитет россиян, немцев; «новых русских»; бюрократии и др.), определяющих все стороны жизнедеятельности данной общности и составляющих ее индивидов. Он косвенно проявляется в самых раз ных аспектах образа жизни, в специфике экономических, социальных, политических и других общественных отношений, процессов, в смене поколений и социальном наследовании.

Что касается ментальності!, то под ней следует понимать частич ное, аспектное проявление менталитета не столько в умонастроении субъекта, сколько в его деятельности, обусловленной менталитетом. Поэтому в обычной жизни чаще приходится иметь дело с ментальнос- тью, нежели с менталитетом, хотя для теоретического анализа важнее последний. Политический аспект ментальности проявляется в'отношении людей к общественному строю, государству, идеологии. Так, видный западный социолог XX в. Л. фон Мизес, подвергая резкой критике американских интеллектуалов и интеллигенцию за их предубеждения против капитализма, говорит об их антикапиталистической менталь ности, связывая ее чуть ли не с завистью интеллигенции к тем, кто богаче их. Если это так, то есть основание' говорить о ментальности

капиталистической, социалистической и др. Применительно к совре менной России речь может идти о ментальносте той и другой направ ленности.

Анализируя исторические корни российского менталитета в связи с общинностью и соборностью, нельзя не обратить внимание на такие грани русской ментальносте, как равенство и социальная справедли вость, а также на настороженное отношение к частной собственности и особенное отношение к деньгам и богатству вообще. Социальное неравенство и прежде, и теперь весьма болезненно воспринимается в русской народной ментальносте. Известно, что критика социализма была во многом направлена на нарушения социальной справедливос ти, несовпадение провозглашаемых идеалов с равенством и справед ливостью. Именно критика имевшихся в прошлом привилегий у пар тийно-государственной и другой номенклатуры открыла дорогу неко торым нынешним руководителям нашего государства к власти. И именно восстановленные и во многом приумноженные привилегии подрывают авторитет и уважение к власти. Еще нетерпимее относится народное самосознание к богатству «новых русских», созданному на явном ограблении народа. Российский менталитет никогда не мирил ся с социальной несправедливостью, не будет он мириться с ней и сейчас. С этим обстоятельством политики и политическая власть обя заны считаться.

<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Еще по теме § 1. Менталитет как социально-политическая категория:

  1. Лекция 22 ПОЛИТИЧЕСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ КАК ФАКТОР ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ
  2. ПриложениеСоциология в России: социальные традиции русской народной жизни и менталитет россиянина
  3. Лекция 6. Политические партии, социальные организации и движения как субъекты политических отношений
  4. 1. Политический конфликт как социальное явление.
  5. § 3. Категории политики как науки
  6. Социальная структура и ее категории
  7. 1. Воспроизводство как экономическая категория
  8. 1. ФИНАНСЫ КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ
  9. Понятие общества как основной категории социологии
  10. 9.1. Налоги как экономическая категория
  11. 2. ФИНАНСЫ КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ
  12. 2. ФИНАНСЫ КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ
  13. Страхование как экономическая категория
  14. 58. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КАК ОСНОВНОЙ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ, ЕЕ ФУНКЦИИ
  15. 4.1. Страхование как экономическая категория
  16. 36. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БЮДЖЕТ КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ
  17. 2. Политическая модернизация как переход от традиционных форм политической организации к современным.